Ветрогон

Джен
R
В процессе
16
«Горячие работы» 201
автор
Размер:
планируется Макси, написано 266 страниц, 61 часть
Описание:
После избавления от проклятья и обретения фамильного перстня графьёв Берзариных Валера Зорин пытается построить нормальную жизнь. Он любит Дарину, работает бариста в кофейне, но все больше тяготеет к исконной стезе своего рода. И род об этом уже знает.

А тем временем районом Гиблово и его новой хозяйкой начинает активно интересоваться небезызвестный балясненский бизнесмен...

Вторая книшка колдунской истории Балясны, начало про Настю тут: https://ficbook.net/readfic/9920251 !!!!
Посвящение:
Молодым ветрам!
Примечания автора:
Пишется в рамках Нановримо 2020, потому могут быть мелкие косяки. Но текст активно редачится и идёт, согласно плану (мало ли, какой безумный у нас план).

Направленность указана, как джен, но он ооооочень близок к гету :3

Большой жирный спойлер: Я УБЬЮ ДВУХ ПЕРСОНАЖЕЙ НЕ ПОСЛЕДНЕЙ ЗНАЧИМОСТИ.

Если готовы к этому — вэлком!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
16 Нравится 201 Отзывы 3 В сборник Скачать

27. Ермолай

Настройки текста
      Купить билет до Реево. Сесть на следующую электричку после той, под колесами которой чуть не оборвалась его жизнь, благо ранним утром интервал между ними приличный. Ехать, фактически, в никуда. Зорин обхватил голову руками. Никто не встретит дома, не рассмеётся, не пригладит волосы нежными руками. Не расспросит, как прошла смена. Не расскажет, как себя сегодня вёл Нико, тихо или буйно.       Нико. «Нужно держаться за мысли о сыне, — велел себе Валера. — Думать о сыне. Тогда ты сможешь войти в квартиру».       При воспоминании о прошедшем вечере и том, что творилось дома, Зорин крупно задрожал. Ему хотелось бы прямо сейчас отправиться к Игорю, но он был ещё слишком пьян, и к тому же ужасно грязен. Нужно было привести в порядок себя и дом. Обязательно привести в порядок себя и дом. Валера впервые за ночь обратил внимание на свои руки и принялся выковыривать из под ногтей крошево спёкшейся крови. Он хотел подумать — «чужой крови», но какой же, к чёрту, чужой, если это была Дашина кровь? Валеру снова обуяла скорбь, и он было зарыдал, закрыв лицо грязными руками. «Нико, — незамедлительно маякнул голос разума, так похожий на голос Афанасия. — Думай о Нико. Ты обещал ему, что будешь рядом».       Повернув ключ в замке, Зорин на секунду задержался у порога и решительно толкнул дверь. Даже в прихожей ощущался слабый запах крови. Валера прошёл внутрь квартиры, где ещё вчера днём было так много уюта и радости. Дорожка из высохших тёмных капель начиналась на половике и через короткий коридор тянулась в комнату... Стараясь не смотреть в сторону комнаты и ванной, Зорин завалился в кухню. Недоваренная Дариной картошка стояла, остывшая, на плите. Пасмурный Реевский лес оскалился из окна пиками ёлок. Валера открыл кухонный кран, умылся холодной водой. Замер с руками на лице. Всё же, сперва стоило явиться к Игорю. Так было бы намного легче. «Нужно включить свет. Везде включить свет», — пришло решение.       Валера щёлкнул всеми светильниками, какие были под рукой. Внутренне собравшись, он вошёл в комнату и тут же вышел, спешно прикрыв за собой дверь. В бессилии опустился на сидушку в прихожей. — Нет, это просто невозможно... — сообщил сам себе, дрожа и вспоминая, что в ванной его ждёт примерно то же зрелище. — Я не смогу. — Валерушка, — деликатно позвал Афанасий откуда-то совсем рядом. — Мой тебе совет. Попроси Ермолая убрать дом. А сам попей кофею на кухне.       Берзарин примостился рядом с ним на сидушке. Валера захлопал на него глазами. — А... Это удобно? — Конечно. Он дух в подчинении, и прекрасно справится с работой. Куда лучше тебя. Сними перстень с правой руки и надень на левую. Ерёма явится. Потом твердо скажи ему: «Джермаль, будь другом, убери хату!» да и всё. Главное, смелее. Ты его барин. — Джермаль? — не понял Валера. — Это его истинное, дахрийское имя. Кто знает истинное имя духа, того он и слушаться будет. Никому не говори, как зовут Ерёму, чтоб не увели, запомнил? — Хорошо.       Зорин боязливо исполнил манипуляцию с перстнем, и красно-синий монстр услужливо вырос перед ним. — Чего изволите-с? — Это... Джермаль, будь другом, убери тут всё, — Зорин неопределённо помахал руками. — Будет сделано, барин! — радостно взревел Ермолай и принялся отдирать гардероб от стенки. — Нет, нет!!! Стой! — тормознул его Валера, поражаясь собственной глупости и думая о том, как оказалась бы недовольна хозяйка квартиры выносом всей мебели. — Я имел в виду, приберись! — А-а-а! — пробасил Ерёма. — Ясно, барин, так бы сразу и сказали-с! — он метнулся в ванную, включил воду и запел: — Эх, дубинушка, ухнем...       Валера снова присел в кухне, решив не мешать духу. Достал «айкос», повертел в руках. В обычное время ради здоровья Дарины он ходил курить на балкон, но путь туда лежал через комнату, да и действие это больше не имело смысла. Валера открыл форточку, задымил на кухне. Полил водой из фильтра кофейное дерево на окне. Включил огонь на плите под кастрюлей с картошкой. «Поесть всё равно нужно. Потом вымыться и ехать в роддом, узнать, как там Нико». — О Нико не тревожься, он благополучен, — тут же дал ему отчёт Афанасий. — Я виделся с ним. Ты бы поспал, сокол. Колдуну должно наперво о себе заботиться. — Кто бы говорил, — иронично хмыкнул Зорин и предложил слегка уязвленному графу: — Давайте лучше кофе выпьем? Вы же будете кофе с безоаром? Берзарин примирительно почесал корешком трубки висок. — Почту за честь, если угостишь.       Валера приготовил им с графом по чашке кофе, только в разных посудинах — сам он боялся снова перекинуться лошадью. Берзарин отпил из чашки, или сделал вид, что пьёт, и поинтересовался: — А ты что же? Накрошил бы и себе стружки. Силушка тебе пригодится. — Нет, я... — смутился Зорин, — как-нибудь потом. — Неправильно ты, любезный друг, ценные снадобья используешь, — начал разглагольствования Афанасий. — Как у Парацельса, знаешь? «Любая субстанция в неумеренных дозах будет являться ядом». Умеренность! Вот чего крайне не достает молодежи. Половина ваших бед проистекает от неумеренности. Ваш главный постулат: «хочу! Подай мне это немедля!» А к чему так? Кто бы из вас думал о последствиях собственных изволений? О том, что от неумеренности можно конём сделаться, или от невоздержанности — остаться без отца, или, — на сей раз уже Берзарин смерил Валеру ироничным взглядом, — без головы под колесами поезда? Необдуманные действия легко совершить, а как быть с последствиями, бесценный мальчик? Скромная жизнь — удел стариков, так в вашей, молодой среде, считается. Но если бы мой сын хоть изредка думал, прежде, чем желать и делать, балясненские ветрогоны не пришли бы в такой упадок. — Яхонтов, вроде, вполне себе в шоколаде, Афанасий Фёдорович, — возразил Валера. — Помилуй Небо, — отмахнулся Берзарин. — Чем дольше тут с вами нахожусь, тем страшнее делается за всю колдовскую Балясну. — А что такое? — напрягся Валера. — Наперво должен тебе сказать, ход с презентованием силы Вию с твоей стороны был... — Дуростью, знаю, но я хотел защитить Настю, — прервал предка Валера. — Нет. Это был разумный ход, — неожиданно похвалил его Афанасий. — Я сначала опечалился твоим решением, но после даже обрадовался. Ты дал себе и ведунье грибовской дополнительные гарантии сохранности. Что немаловажно во взаимодействии с Малютой. Тебе будет интересно узнать, что при моем Вийстве в Балясне насчитывалось аж шесть родов ветрогонов. Четверо, помимо нас и Яхонтовых. Лазурины, Алатыревы, Златоискровы, Бабогуровы¹... И где они теперь? Валера пожал плечами. — Есть у меня догадка, да она тебе не понравится, милый друг. О том, что после обретения второй силы, нашей, берзаринской, Яхонтовы на том не остановились. — Что вы имеете в виду? — Яхонтову служат четверо отличных духов. Я их прежде не помню. Стало быть — новые. И силы в самом Вие — не на двух стрибогов. Ох, Валерушка, сдается мне, извели Яхонтовы другие рода. А силу себе прибрали.       Афансий совершенно ровно говорил о таких вещах, от которых у Валеры полезли глаза на лоб. Старый граф чем-то напоминал Зорину маму — наверное, своим эпическим спокойствием. Не колдун, а благодушный аллигатор.       Тем временем, в кухню заглянул, скаля крупные зубы, Ермолай. — Барин, всё! — Сп... Ой! То есть, ступай в перстень, Джермаль! — велел Зорин, вспомнив, что духов хвалить нельзя. Тот сгинул, а Валера шёпотом спросил у Афанасия: — А духи, они — кто вообще? И почему нам служат? — Духи-то? Они и есть духи, — поведал тот. — Колдуны безродные. — Как это? — Не имевшие рода, либо не передавшие силу преемнику. Дахрийцы издавна этим славились. У них считалось, что колдовские умения необходимо уносить с собой в могилу, тогда после смерти станешь ещё сильнее, чем был при жизни. Они и становились свободными и сильными духами, пока кто-либо хитрый из числа колдунов не прознавал их имена. Наш Яков за Ерёмой двое суток следил, пока тот с другим духом не обмолвился. Сперва дух его покликал, а потом и Яков. Так Ермолай к нам в услужение и попал. Яков Викентиевич преуспел в повелевании духами, Валерушка, — похвалил предка Афанасий. — Чего стоит один Хорэйн, который сторожит сокровища под Сухарной башней. — Хорэйн! — вспомнил Валера. — Страж, которого вы сами приручить пытались. Берзарин усмехнулся. — Пытался добраться до дедовых богатств. Да безуспешно. Чтобы повелевать духами, нельзя выказывать перед ними слабости, а перед Хорэйном колени в пляс идут сами собой. Яков привёз его с тьмирьской войны, где деда завалило в обрушившемся здании. Там он и встретил этого духа, лишившегося логова. Отец рассказывал мне, что дед отдал ногу голодному Хорэйну, чтобы тот вынес его и впредь служил нам. Яков остался хромым на всю жизнь, но собрал великое богатство, которое и охраняет этот страж. И, скажу, положа руку на сердце, Валерий Николаевич, ты бы его видел! Не чета ни Ерёме, ни кому другому. Страшное дело. Я так и не смог с ним договориться. Жалко стало членов тела. Отец не зря сказывал, что Хорэйн готов служить одному только Якову. — Вау, — шепнул Зорин. — Как думаете, а те четверо духов у Яхонтова — бывшие ветрогоны? — Не буду удивлен, если так окажется, — уклончиво ответил Афанасий. — Есть у меня мысль, что от них попросту избавились. Потому, ради себя и сына — ты поступил разумно. Берегись Яхонтова. А силушки, как я уже говорил, и потихоньку набраться можно.       К концу беседы Зорин почувствовал себя окончательно протрезвевшим, но смертельно уставшим. Он принял душ, съел тарелку пюре, после чего Берзарин уговорил его поспать. Хоть комната и сияла непривычной чистотой, Валера наотрез отказался спать там, забрал припасённую для гостей раскладушку с матрасом и устроился в кухне. Она казалась Зорину теперь самым спокойным местом в квартире. Валера не был уверен, что после пережитого сможет уснуть, но отрубился на несколько часов, едва приняв горизонтальное положение.
Примечания:
¹ — стародавние названия драгоценных и полудрагоценных камней.

Всё, что касается Якова Берзарина и Хорэйна — плод воображения и личное пожелание моего супруга♥️
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты