Ошибки доверия

Джен
R
В процессе
32
«Горячие работы» 29
автор
Размер:
планируется Макси, написано 68 страниц, 11 частей
Описание:
Десять запертых на одном корабле совершенно случайных людей, которые впервые смотрят друг другу в глаза. Десять несчастных судеб, которые добровольно согласились на участие в опасном эксперименте. Один убийца. Кто способен приспособиться к таким условиям и выйти из этой игры живым? Даже сами Создатели не знают.
Посвящение:
Всем, кто пришёл в фэндом в поисках сюжета.
Примечания автора:
Пришла я значит такая в фэндом почитать что-нибудь интересное с сюжетом по амонг ас, а встретили меня полторы тысячи PWP слэша. Мой мозг скомандовал, что пора брать ситуацию в свои руки, и выдал это.

!ACHTUNG! Геи ЕСТЬ, любовная ветка ЕСТЬ, романтика, нежность, флафф, стекло ЕСТЬ, стоит джен, так как основной акцент всё-таки идёт именно на развитие сюжета, и отношения в нём развиваются очень плавно, никакой нцы на третьей главе, поэтому, во избежании недопониманий и вопросов, слэш было решено не ставить.

*Возможны незначительные технические отклонения от канона с целью поддержания логики.

**Нет, здесь не будет никаких инопланетных монстров, как в каноне. Самые страшные монстры – это люди.

Немного музыки (будет пополняться):
Linkin Park – New Divide
Ed Sheeran – Shape Of You
Architects – Animals
Architects – Royal Beggars
Red – Buried Beneath
Limp Bizkit – Behind Blue Eyes
Five Finger Death Punch – Wrong Side of Heaven
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
32 Нравится 29 Отзывы 5 В сборник Скачать

Моменты

Настройки текста
      Почти недельная слежка не дала совершенно никаких результатов. Никаких больше странных инцидентов не происходило, экипаж успокоился, начали ссылать всё на сбой в программе, и я бы с радостью принял эту теорию, вот только перерезанные провода – это никакой не сбой программного обеспечения. Конечно, про провода я так больше никому и не сказал, чтобы не поддерживать панику. Пусть лучше живут в убеждении, что всё хорошо, пока есть возможность. Зелёный никаких подозрительных действий не совершал, вся его работа была чистой и никаких проблем не возникало. Странно это всё. Александр предположил, что Зелёный просто мог догадаться о слежке, и поэтому сейчас всеми силами отводит от себя подозрения. Что ж, звучит вполне разумно. Поэтому мы продолжали не спускать с него глаз. Я время от времени вклинивался в его работу и спрашивал, что и как нужно делать, в чём заключается функция той или иной детали, как исправляется то или иное нарушение в работе. Китаец с великим удовольствием посвящал меня в кораблестроение, порой даже слишком увлекаясь.       Разумеется, в расслабленной обстановке появились и свои минусы, особенно в взаимоотношениях с командой. Большинство пришло к выводу, что корабль уже и так приведён в норму, и отказывались что-либо делать. От этого организовать слаженную работу стало нереально, и в итоге я перестал пытаться что-либо делать – пусть живут, как знают, мне же меньше головной боли.       За эту неделю я тоже наконец смог хоть немного жить спокойно, я снова позволил себе восьмичасовой здоровый сон, а так как работы на корабле стало в разы меньше, в свободное время я наконец смог уделить хоть каким-то развлечениям.       И вот, прямо сейчас я сижу за круглым столом и играю в правду или действие с Александром, Жёлтой, Красным и Фиолетовым. Предложила Жёлтая, подхватил Красный, поддержал и ввязал меня в это мой неугомонный напарник. Опять этот кудрявый мальчишка толкает меня на совершение всяких детских глупостей, только почему-то у меня не хватает сил категорически отказываться от участия. И теперь я вынужден сидеть с выключенным светом, для атмосферы видите ли, при свете фонарей в столовой и принимать активное участие во всём происходящем. Остальные члены экипажа предпочитали наблюдать со стороны, время от времени то подключаясь к игре, то покидая её и уходя за соседний стол. Даже один раз подсел Коричневый, который за эту неделю так нам ни слова и не сказал. Выглядел он всё ещё отстранённо, но уже хотя бы не запуганно. Похоже, он и правда просто тяжело переносил адаптацию.       Я сидел, наслаждался моментом, пока есть такая возможность. Сегодня я решил попробовать заварить тот чай с ягодами, на удивление, у него очень приятный вкус, не говоря уже про запах. Никогда не был чайным экспертом, пил заварку из пакетиков, даже не задумываясь, сколько в мире различных видов чайной заварки существует и как сильно она различается. Когда вернусь на Землю, обязательно закуплюсь сотней различных видов чая. На столе стоят различные пироги, которые испекли Жёлтая и Елена. Если в медицине девушки и не сработались, то кулинария – это их общее призвание, в котором они нашли общий язык. Ещё помогал им Чёрный, но обе представительницы прекрасного пола выставили его за дверь, когда тот рассыпал по всей столовой муку, а потом принялся её убирать влажной тряпкой. Наблюдая за всей этой картиной, в груди началось зарождаться чувство домашнего уюта и покоя, которого я был почти всю свою сознательную жизнь лишён. Последние столь же тёплые воспоминания у меня имелись только из далёкого детства. В настоящее время я даже представить не мог, что нахождение в обществе людей может приносить такое умиротворение и блаженное спокойствие.       – Жёлтая, правда или действие? – спросил Красный, который сейчас сидел в шлеме, подключённый к ранцевой системе жизнеобеспечения по инициативе Фиолетового.       – Действие, – Жёлтая всегда выбирала действие. Она настолько не хочет что-то рассказывать о себе или ей настолько нравится совершать необдуманные поступки?       – Выпей залпом эту бутылку – американец достал из-под стола настоящее пиво.       – Да хоть две, – бодро произнесла девушка, ловко избавив бутылку от крышки и приложившись к горлышку.       – Пей, пей, пей, пей! – сначала начал кричать Красный, потом за ним подхватили почти все находящиеся в отсеке, даже кто не принимал прямого участия в игре. На то, чтобы выпить содержимое, у Жёлтой ушло несколько секунд. Все зааплодировали, когда она торжественно показала совершенно опустошённую бутылку.       – Белый, правда или действие? – девушка обратилась ко мне.       – Правда, – не сказал бы, что я очень хочу отвечать на личные вопросы, но выполнять какую-то ерунду не хотелось ещё больше.       – У тебя есть девушка? Ну или парень, тут я уже не знаю.       Всего лишь. Я уже думал, что придётся, например, вспоминать количество своих половых партнёров или ещё что-то в таком духе. Хотя не удивлюсь, если следующий вопрос от неё будет звучать «какая у тебя ориентация», не просто же так она про парня заикнулась. Хоть Жёлтая и не особо донимала меня в процессе игры, но её постоянные мимолётные взгляды в мою сторону я не мог не заметить.       – Нет. – Я ограничился коротким и прямым ответом. – Оранжевый, правда или действие?       – Действие, – бодро ответил Александр.       – Составишь расписание работы на неделю. Можешь после игры, чтобы не отнимать сейчас у других время, – я очень долго ждал, когда мне подвернётся момент нагрузить напарника рутиной, а то всё здесь организовываю я, хотя, на секундочку, всё-таки неделю назад вызвался это делать именно Александр. Вот пусть хоть раз понесёт ответственность за свои слова. Даже моя хвалёная выдержка и демонстративное равнодушие не могли стереть с моего лица злорадную усмешку.       – Э-э-эй! – завопил напарник. – Что за подстава?! Нет, вы это все видели, да?! Никогда не берите у него действие, он вас всех тут поработит! Пришёл, называется, отдохнуть и развлечься, а тут ещё и работой нагрузили, ну я в ужасе просто, – никак не унимался Александр.       – Оранжевый, хватит причитать, ничего страшного в работе нет, труд – это полезно, – вставила Жёлтая.       – Да?! Хорошо, – Александр обвёл взглядом всё помещение столовой. – Жёлтая, правда или действие?       – Действие! – с вызовом в глазах ответила девушка.       – Смотри, сейчас в этом отсеке находятся все, кроме Зелёного. Вот пойди его и найди. Это, по идее, должен делать я и Белый, но ты же у нас такой трудоголик, оказывается, вот иди прогуляйся.       – Пф, всего-то… – с наигранной разочарованностью произнесла Жёлтая, поднимаясь из-за стола и направляясь к выходу.       Зелёного действительно с нами сейчас нет. Чёрт, я настолько расслабился, что даже совершенно не обращал внимание на окружающих людей. Как долго Зелёный отсутствует? И был ли он здесь вообще? В игре он точно никакого участия не принимал от слова совсем. Последний раз он сидел пил чай за общим столом, когда девушки пригласили на чаепитие всю команду. Потом все разошлись кто куда, а Жёлтая предложила сыграть в игру. Все снова собрались вместе, но я уже не обращал внимания на тех, кто покидал отсек. Прошло уже несколько часов с того момента. Как я мог упустить из поля зрения главного подозреваемого?! Остаётся сейчас только перестать накручивать и взять себя в руки, и дождаться возвращения Жёлтой, которой нет уже несколько минут, вместе с Зелёным. Наверняка ничего страшного не случилось, по крайней мере, никаких оповещений о нарушениях в работе корабля не поступало, а значит, ничего серьёзного не случилось.       Все сидели молча, от чего-то обстановка резко накалилась, или это просто мне так кажется из-за того, что я осознаю всю картину происходящего. Я то и дело переглядывался с Александром, но тот ни слова так и не произнёс, хотя в его глазах я видел бушующую панику. Похоже, он сам только несколько минут назад вспомнил о нашей работе, и сейчас судорожно пытается понять, как найти выход из ситуации.       – Что-то её долго нет, я пойду пои… – только наконец напарник соизволил что-то предпринять и начал подниматься из-за стола, как из коридора до нас донёсся пронзительный женский крик.       Меня словно прошибло разрядом тока, и я тут же, ни о чём даже не задумываясь, подорвался со своего места и ринулся сломя голову бежать на звук вопля. Привел душераздирающий крик в отсек связи, в дверях которого стояла Жёлтая и уже не столько кричала, сколько ревела.       – Он мёртв?! Он правда мёртв?! – Накинулась на меня девушка, когда увидела, что я приблизился. – Его что, убили!? Его убили! Его кто-то убил из нас! – она кричала во весь голос, из глаз текли слёзы и казалось, что она находится на грани помешательства.       Я, ещё не осознав, что конкретно произошло, прижал хрупкую девушку к себе и пропустил в отсек подоспевших людей. Жёлтая уткнулась мне в плечо и громко надрывисто плакала. Остальные прошли внутрь, кто-то вскрикнул, кто-то громко вздохнул, кто-то просто замер на одном месте, не произнеся ни звука. Когда я наконец почувствовал, что могу управлять собственным телом, я тоже заглянул в помещение, ещё крепче прижимая плачущую девушку к себе, не позволяя ей снова увидеть то, что её так шокировало.       В углу комнаты находилось тело. Зелёный лежал на животе в луже своей же крови, которая растеклась чёрным пятном по всему помещению. На его лице застыл немой ужас, и пустой стеклянный взгляд уставился прямо на дверь, в проёме которой мы сейчас все стоим. Воспоминания, которые я столько лет пытался скрыть как можно глубже в мыслях и старался никогда не доставать их на поверхность, огромной волной накрыли сознание. Я почувствовал, что ещё немного, и меня вырвет.       Первая очнулась Елена. Она подошла к трупу, склонившись над ним и тщательно рассматривая, а потом и вовсе села на корточки рядом с ним и принялась ощупывать. У врачей вообще неверная система присутствует как таковая? Их нисколько не волнует то, что они ощупывают труп?       – Ему уже часа два точно есть, – наконец тихо заговорила женщина. – Тело остывшее, появилось трупное окоченение. Ножевое ранение в спину.       Два часа… Целых два часа человек находился мёртвым, и никто об этом даже не подозревал. Пока мы сидели дурачились, играя в игры, два часа назад один из членов экипажа совершил убийство. И я, чёрт возьми, ничего не сделал! Ничего! Совершенно, сука, ничего! Я сидел, как дурак, пил чай, слушая чьи-то нелепые истории, смеялся над глупыми шутками, смотрел, как веселится часть команды, пока в это время здесь убивали человека! Какой же я тупоголовый идиот! Если бы я, вместо того, чтобы заниматься ерундой, выполнял свою работу, следил за всем экипажем, был рядом с Зелёным, пока он находился не вместе со всеми, этого ничего бы не случилось. Всё произошло только потому, что я потерял бдительность и расслабился. Как мне нести груз того, что я виновен в убийстве члена экипажа? Как мне спать спокойно по ночам и не корить себя до конца жизни?       – Елена, отведи Жёлтую в медотсек, дай ей успокоительное, – я вывел девушку в коридор и отпустил, она всё ещё тихо всхлипывала, но истерика отступила. – Чёрный, помоги мне избавиться от тела и навести здесь порядок. Остальные все отправляйтесь в свои каюты и не смейте оттуда выходить, пока не будет сигнала. Оранжевый, проконтролируй это.       – Вы его что, просто выкинете в космос? Без всяких церемоний? – Растерянно спросил Красный.       – У нас есть врач, программист и раньше был инженер, если ты найдёшь среди остальных членов экипажа батюшку – пожалуйста, можете и отпеть, и поминки устроить. Лично мне сейчас не до этих показательных церемоний, сейчас надо думать, как сохранить жизнь живым людям, а не беспокоиться о переходе в мир иной покойника. Может, ещё не все осознали, но убийца стоит прямо здесь и сейчас вместе со всеми нами, а тебя волнует, организуем ли мы проводы?       Внутри всё кипело от раздражения. В подобной ситуации серьёзно кого-то волнуют церемонии? У нас тут убийца на свободе гуляет, и кто знает, кто станет его следующей жертвой, а я ещё должен беспокоиться о церемониях! Уму непостижимо.       В конечном итоге все разошлись. В хранилище я нашёл огромный кусок какой-то плотной чёрной материи, вполне хватит, чтобы обмотать труп. Чёрный мне помог дотащить труп до шлюза, из которого мы сбросили тело Зелёного в открытый космос. Краем зрение я заметил, как Чёрный перекрестился и склонил голову. Я лишь поджал губы и отправился обратно.       Когда вся кровь была с пола убрана, я созвал в столовой собрание. Все расселись по своим местам, не произнеся ни единого слова. Похоже, до них наконец начинает доходить весь ужас происходящего. Хуже всех выглядела Жёлтая. Она хоть больше и не билась в истерике, но всё лицо было опухшим от слёз, а взгляд был абсолютно пустым и потерянным.       – Скажу сразу, что мразь, которая совершила убийство, будет наказана, как только мы выясним, кто это сделал, – жёстко начал я, стараясь надавить на психику. Ведь должен же человек, осознающий свою вину, хоть как-то отреагировать? Но все сидели, потупив взгляд в пол, дёрнулся только Коричневый, уставившись на меня своими синими глазами. – Насколько я смею судить из личных наблюдений, у Зелёного не было никаких конфликтов ни с одним из нас, но если кто-то что-то видел и знает, очень прошу вас рассказать об этом. – Я выдержал несколько секунд в ожидании ответа, но все продолжали молчать. – В таком случае, я исключаю личный мотив в убийстве. Выводы из этого напрашиваются крайне неутешительные.       – Они должны видеть, что происходит! Они должны что-то предпринять, ведь совершенно же ясно, что их чёртов эксперимент вышел из-под контроля! – Завопил Чёрный.       – Ага, как же, сейчас прилетят к нам на новейшем сверхскоростном корабле и заберут нас всех отсюда, – вставил Синий. – Очевидно же, что это и есть часть их тупого эксперимента. Кто-то из вас ещё это не понял?       – Это не может быть частью эксперимента, это незаконно! Нас должны были в таком случае предупредить о всех рисках и что нас ждёт, – не унимался Чёрный.       – Ты вообще читал контракт, который подписывал? – подал голос Красный. – Я вот перечитал, пока в каюте сидел. Я даже с собой его принёс, смотрите, – он положил на стол стопку бумаг и начал в них рыться. – Вот, нашёл. «Пункт семнадцать точка два. i International Social Research Corporation не несёт юридической ответственности за травмы испытуемых психического и физического характера, полученные в ходе эксперимента, но обязуется оказать помощь и реабилитацию по окончанию срока проведения эксперимента, и испытуемый с этим соглашается. Пункт семнадцать точка три. International Social Research Corporation не несёт юридической ответственности за смертельные случаи, которые могут возникнуть в ходе проведения эксперимента, и испытуемый с этим соглашается.»       Красный замолчал и все уставились на него с немым вопросом. Каждый сейчас понял, что имелось ввиду в договоре, но каждый боялся это произнести вслух.       – Мы сами себя отправили на бойню, – наконец нарушил гробовую тишину Александр. – Суть этого эксперимента – узнать, какая у людей будет реакция в замкнутых условиях, когда от опасности некуда сбежать и помощи ждать не от кого. А добиться чистого результата исследования можно только при полном эффекте неожиданности.       Он говорил это слишком уверенно для человека, который только сейчас осознал эту истину. Неужели он всё понял ещё до совершённого убийства? Все эти разговоры со мной на тему того, что я должен людей вывести из тёмного леса… Он догадался раньше всех и молчал. Подозревал ли он, что дело дойдёт до убийств? И почему же мне ничего не сказал?       – И что мы будем делать?.. Что мы сделаем с предателем, если…когда его найдём? – Робко спросила Жёлтая.       – Предлагаю этот вопрос решить сообща прямо здесь и сейчас, – я обвёл взглядом всю команду. Такое важное решение я не имею право принимать самостоятельно.       – Предлагаю вышвырнуть за борт, – резко произнёс Синий.       – Это бесчеловечно… Почему мы не можем его просто запереть в комнате и по истечению срока отдать под суд властям? – снова оживилась Жёлтая.       – Убивать людей – вот что бесчеловечно. Кто-то согласен целых три месяца кормить этого урода и следить, чтобы он не сбежал? Он чуть корабль не взорвал, неужели вы думаете, что дверь в каюте для него будет какой-то преградой?       Все снова замолчали, тщательно обдумывая предложение или же степени риска. Фраза про двери в каюте очень настораживает, ведь Синий действительно может быть прав. Как теперь спать спокойно, зная, что кто-то может пробраться в твою комнату и зарезать тебя, пока ты спишь?       Первый с предложением британца согласился Красный, а за ним подтянулись и все остальные.       – Хорошо, – я одобрительно кивнул. – В целях собственной же безопасности, настоятельно рекомендую не ходить по кораблю в одиночку, лучше держаться группами хотя бы из трёх человек. Я сейчас обращаюсь к убийце, который в данный момент сидит прямо здесь среди нас, моя рука не дрогнет, когда я буду выталкивать его из корабля. Безнаказанным это не останется. Убийство произошло примерно в шесть вечера, после чаепития. Кто-то что-то видел странное в поведении каких-то людей? Кто последний раз общался с Зелёным? Может, кто-то видел, как кто-то покидал столовую вслед за ним? Сейчас любые зацепки будут важны.        – Я видела, как из столовой выходил Красный перед игрой. Потом он принёс коробку с пивом, но не было его минут двадцать точно, – подала голос Елена. Красный открыл было рот с целью оправдать себя, да не мог несколько секунд подобрать слов, и так и сидел молча, уставившись на женщину с открытым ртом.       – Я... Я… Вы вообще видели, что творится в хранилище?! Там самого себя потерять можно, не говоря уже о какой-то коробке с пивом! Естественно я долго её не мог найти, я почти всё там перерыл! И что сразу на меня стрелки переводить, почти все в этом промежутке времени только и делали, что шлялись по кораблю! Я точно помню, как Синий и Фиолетовый вдвоём выходили, вот только вернулись они по одиночке. Даже Белый, который строит из себя само благородство, после чаепития куда-то отходил, потом, когда Жёлтая предложила игру, ушёл Оранжевый и вернулся с Белым. Пяти минут, я уверен, вполне может хватить, чтобы воткнуть нож в спину!       – Началось… – закатил глаза Александр.       Я действительно уходил. Подумал, что делать мне здесь больше нечего, и вернулся в свою каюту. А через минут пятнадцать моё спокойствие нарушил Александр, который чуть ли не насильно затащил меня обратно в столовую.       – Синий, Фиолетовый, вы можете что-нибудь сказать? – я проигнорировал бессмысленные доводы Красного, но его наблюдения могут оказаться полезными.       – Я действительно пошёл в каюту вместе с Синим, в коридоре мы и разошлись по своим комнатам. Больше я его не видел, только когда он пришёл в столовую самостоятельно через часа полтора.       – Когда я вернулся в свою комнату, я лёг спать, – монотонно начал Синий. На него все тут же посмотрели. Пока кто-то убивал человека, он спал. От абсурдности этой картины хотелось рассмеяться, но это уже скорее нервное. – И что вы все так на меня уставились? Как будто вас никогда не тянуло в сон после сытного ужина. Я, как человек, заботящийся о потребностях своего организма, не мог не вздремнуть часок-другой.       – Смотри всю жизнь не проспи, – не удержался от комментария Александр. Синий на него презрительно посмотрел, но ничего не ответил.       – В общем, я правильно понимаю, что ни у кого нет ни единой существенной зацепки? В таком случае, сейчас нам стоит разойтись по своим каютам и соблюдать осторожность с бдительностью.       Все молча поднялись и мы вместе направились к каютам. Я шёл позади, никого не упуская из виду, рядом со мной пристроился Александр, но вскоре от всех отстала Жёлтая, а потом и вовсе остановилась, прижалась спиной к стене и сползла на пол, обхватывая себя руками. В таком состоянии её точно оставлять нельзя, она же свихнуться может.       – Иди дальше сам, я догоню, – бросил я Александру, и направился к плачущей девушке, не дожидаясь его реакции. Он что-то ответил недовольным тоном, но спорить не стал. – Не стоит сейчас оставаться в коридорах одной, пойдём, я провожу тебя до каюты, – я опустился на корточки, поравнявшись с девушкой, она подняла на меня заплаканные глаза.       – Как такое вообще может происходить? – осипшим голос прошептала она. – Это всё не может быть реальностью, это какой-то страшный сон, я не могу поверить. Так не может быть на самом деле, – она прижала руки к лицу, и её речь перестала быть разборчивой.       – Нам всегда кажется, что страшные ситуации не могут происходить лично с нами и нашими близкими… Убийства, смерти, чьи-то личные трагедии… Мы настолько привыкли к спокойной жизни, что перестали ощущать эти вещи реальными. Когда мы слышим в новостях по телевизору, что где-то произошло убийство, нам кажется, что это произошло так далеко, словно в другом мире. Словно в кино, в котором все персонажи – всего лишь актёры, с которыми за кадром всё хорошо, они живы и здоровы. Но реальность жестока. Очень жестока. С этим невозможно смириться, это можно лишь пропустить через себя и принять как должное. Пойдём, если тебе страшно оставаться одной, я могу побыть с тобой, пока ты не уснёшь. В данный момент главное не терять рассудок, сон – это лучшее лекарство, – я поднялся на ноги и протянул Жёлтой руку. Она некоторое время колебалась, но в итоге вцепилась в мою ладонь и тоже поднялась.       – Хорошо… Спасибо, – шмыгнула она носом.       Я довёл её до комнаты и дал ей время приготовиться ко сну, а сам заскочил в свою каюту и взял книгу. В коем-то веке я начал читать литературу, уже которую ночь засыпая с книгой в обнимку. А скрасить несколько часов – это то, что мне сейчас нужно, и чтение очень годится для этой роли.       Я вернулся к каюте Жёлтой, предварительно постучав в дверь, и зашёл, когда услышал приглашение. Девушка уже лежала в постели, натянув одеяло по самую шею.       – Будешь читать? – уставилась она на книгу в моих руках, когда я подошёл к столу. Я кивнул. – Что читаешь?       – Фауста.       – Хорошее произведение, хотя я его почти и не помню уже… Проходили его в школе. Вернуть бы сейчас школьные годы, когда самой большой проблемой казался разрыв отношений с очередным парнем... – Она тяжко вздохнула, погружаясь в воспоминания. – Ты не мог бы… ну… почитать мне? Ты ни о чём не подумай, просто мне сейчас действительно очень важно ощущать присутствие человека рядом.       – Я бы с удовольствием, вот только данная книга на немецком языке.       – Хм… Ты знаешь немецкий? Ну да, не удивлюсь, если ты окажешься немцем. И всё же, если не сложно, почитай тогда на немецком. Звучание этого языка очень необычное, такое твёрдое, что-то в нём точно есть. Я бы с радостью послушала.       Мне действительно читать в слух совершенно не сложно, и если чей-то голос может кому-то принести покой и умиротворение, то почему нет? Вполне логично, что после пережитого шока хрупкая психика девушки будет цепляться за что угодно, лишь бы не оставлять себя наедине со своими мыслями. Я сам через это проходил, и как никто другой знаю, что такое нуждаться в чьем-то присутствии. Вот только у меня не было человека, который бы мог просто помочь одним своим нахождением рядом со мной. Мне приходилось со всем справляться в одиночку, переваривая всё через себя. Я тихо читал произведение, прошло наверное полчаса, когда я оторвался и посмотрел на уже спящую девушку, и тихо покинул отсек.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты