Скрытое Небо

Слэш
Перевод
PG-13
Закончен
40
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/14822925/chapters/34302405
Размер:
Миди, 32 страницы, 5 частей
Описание:
Тсуна не захотел жить отдельно от своей души, он боролся с печатью, наложенной на него, всем что имел… своей Предсмертной Волей. Реборн не ожидал, что его студент уже овладел своим Пламенем. Гокудера не ожидал найти свое Небо. А Намимори не ожидал, что его Небо будет таким... плюшевым.

Все предупреждения читайте в примечании!

Первая часть цикла "Скрытое небо"
Вторая часть - https://ficbook.net/readfic/10042696/25840024
Примечания переводчика:
босс!Тсуна, не сексуальный кинк, Реборн действительно обучает, верность, итальянская мафия, мафиозное сообщество Намимори, элемент Гармонии играет важную роль.

Видимо, если я хочу 2759 Дом/саб, то сама должна это написать. Почему этих историй так мало? Это же идеальный пейринг для такого.

Как человек, имевший отношение к образовательной системе, сам троп обучения/пытки причиняет мне физическую боль. Поэтому, в этой работе Реборн будет пользоваться нормальными оправданными методами обучения… хотя это и не значит, что он перестанет быть троллем высшего класса.

Я встречала много работ, где говорилось, что к носителям пламени Неба относятся как к дворянам. Но вместо этого, в большинстве из них отношение было, скорее, как к знаменитостям, а это разные вещи.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
40 Нравится 4 Отзывы 13 В сборник Скачать

Глава 2

Настройки текста
Примечания:
Я не ожидала такого, когда бралась за POV Ямамото. Но мне нравится.
С того дня, как на его пороге появился Реборн, рутина Тсуны сильно изменилась. Теперь он вставал за полчаса до завтрака и отправлялся на пробежку, во время которой Реборн сидел у него на спине, одетый в костюм мастера Йоды. (У его репетитора было странное чувство юмора.) Каждый день пробежка длилась всё дольше, так как эффект от перегрузки Пламенем сходил на нет. С каждым надломом печати, Тсуна становился немного менее неловким, сонным и рассеянным. Печать мешала, словно слишком маленькая обувь. Тсуна никогда особо не задумывался о том, что будет делать после её полного взлома, ему просто хотелось снова быть цельным. А потом появился Реборн и сказал, что его ждет карьера. В Мафии. Серьёзно? Но намного важнее были его Элементы. Раньше он надеялся, что когда завершится его бесполезная фаза, у него появятся друзья. Но Хранители были намного лучше. Правда, пока что у него был только один. Спустя неделю после их первой встречи, из настораживающего и обескураживающего, Гокудера превратился в неотъемлимого. Было немного необычно, что Гокудере нравилось получать приказы и прислуживать, но, если быть до конца честным, Тсуна тоже был не совсем нормальным. С Гокудерой он чувствовал себя в безопасности - хотя тот вёл себя как головорез, безопасность Тсуны была для него в приоритете. Тсуне не было так спокойно с пяти лет. Вскоре Нана начала приглашать Гокудеру на завтрак, и пока Тсуна с Реборном заканчивали пробежку, Гокудера пил чай или кофе, дожидаясь их. А потом они вместе шли в школу. - Ты хочешь вступить в какой-то клуб? - спросил у него Тсуна. - Я ещё не думал об этом, Дечимо, - ответил Гокудера. - Ты занимаешься каллиграфией, да? - Ага, - это было одним из немногих занятий, хорошо дававшихся Тсуне и приносивших удовольствие. - Я думал заняться графическим дизайном. Всё ещё думаю, не хочу, чтобы дела Мафии были всей моей жизнью. Гокудера склонил голову, обдумывая это. Вот, что ещё нравилось Тсуне в своём Урагане: тот действительно думал над тем, что Тсуна говорил. (В общем-то, даже больше, чем Нана.) И он быстро понял, что босс предпочитает правдивые ответы, а не лесть. - Хорошо было бы вернуться к игре на фортепиано, - наконец сказал он. Так, после окончания уроков, Тсуна и Гокудера оказались в музыкальном классе. Президент клуба смотрел на них с подозрением: - Фортепиано? Ты? - Ага. У тебя с этим проблемы? Хотя, я давно не практиковался. - Хах, конечно. Ну, присаживайся, посмотрим что ты ещё помнишь. Гокудера начал с простой гаммы, сперва очень внимательно. А потом, включилась мышечная память, и он перешёл к какой-то классической мелодии, названия которой Тсуна не знал. Остальные музыканты отвлеклись от своих инструментов, чтобы послушать. Гокудера вдохновленно закончил и спросил: - Эй, есть тут какие-то нотные листы? В суматохе все начали собирать листы с мелодиями. - Гокудера-кун, ты знаешь где меня найти, когда закончишь, да? - спросил Тсуна. - Да-да, - рассеянно ответил Гокудера, просматривая листы, которые ему передали. Тсуна улыбнулся и выскользнул из класса. Он не позволит Мафии стать всей его жизнью и Гокудеры тоже. *** Спросите кого угодно о Ямамото Такеши, и вам ответят, что бейсбол это его всё. Такеши и сам бы так ответил, лишь бы не задумываться. Ведь в Ямамото Такеши есть зияющая пустота, которая всё время растёт. Он всегда показывает остальным то, что они хотят видеть. Изворачивается и подстраивается. Но кто он, когда никто не смотрит? Чтобы соответствовать чужим ожиданиям, он отрезает от себя кусочек за кусочком. И хотя он всем сердцем отдаётся бейсболу, игра это просто игра, и ему уже тесно. Поэтому он наблюдает за тем, кто так на него непохож. За тем, кого так не любят. В его классе не оставили места для Савады-куна. Его называют бесполезным - только не Такеши, он просто не может, - а он никак не сопротивляется. Не хочет, чтобы кто-то видел, как он постепенно развивается. У Савады есть цель, намного больше, чем все они, и он уверенно идёт вперёд. Так что, Такеши смотрит и удивляется. Ему любопытно. Ведь если он отводит взгляд, смотрит немного в сторону, мир меняет цвет - Савада светится. Савада не прячет пустоту, он переполнен. Такеши должен знать, должен решиться: - Савада-кун, могу я кое-что спросить? - Хиии? Конечно, Ямамото-кун, спрашивай. - Я заметил, что ты в последнее время очень мотивирован, - или он просто перестал прятаться. - Можешь что-то посоветовать? - Чтобы не терять мотивацию? - карие глаза смотрят в сторону и в них проскальзывает оранжевый всполох. - Не знаю, будет ли это полезно, но я просто решил, что не хочу быть тем, кого видят во мне остальные, - словно летнее солнце, его окружает тепло. Такеши не знает почему, но он чувствует себя легче. *** В следующий раз, когда Тсуна увидел Ямамото, рука бейсболиста была в барнаже. Он не знал, помогли ли его слова, в конце концов, ему было только четырнадцать, а этого недостаточно, чтобы раздавать жизненные советы. Он знал, что где-то год назад в Ямамото уже пробудилось Пламя, но никак не решался подойти к нему. А у такого популярного парня как Ямамото, вообще не было причин разговаривать с Тсуной. Интуиция подсказала, что надо что-то сказать, и он надеялся, что с Ямамото все в порядке. Звонок оповестил об окончании уроков. - Увидимся после музыки, Дечимо? - сказал Гокудера. Один из их одноклассников бросил: - Ты знаешь, что правильно говорить Бесполезный Тсуна. - Я знаю, что правильно, мудак! Тсуна фыркнул. Они что, так и не заметили, как к нему относится Гокудера? Он не то чтобы скрывал свои чувства. - Я пока займусь домашкой, Гокудера-кун. Обычно, когда у него не было занятий каллиграфией, Тсуна проводил это время в классе Дисциплинарного Комитета, по настоянию Хибари (это значило, что если он пытался уйти, Хибари мог стукнуть его тонфа и затащить обратно). Но сегодня, он читал книгу на итальянском, с помощью Гипер Интуиции, и это было самое странное ощущение в мире - понимать значение каждого слова ровно в тот момент, когда он произносил его вслух. Из чтения его вырвали чьи-то крики: - Смотрите, там кто-то на краю крыши!.. Он собирается прыгнуть?.. Это Ямамото-кун… О чём он думает?.. Это потому, что он повредил руку? Тсуна вскочил. Он надеялся, что это не из-за того, что он сказал Ямамото. Он побежал на школьную крышу и сразу увидел бейсболиста. Не было похоже, что тот собирался прыгать, он сидел на краю, спустив ноги вниз, опираясь на здоровую руку и наблюдая за облаками. Тсуна сел рядом. - Хорошее место для размышлений? - Маа, заставил я их там побегать, да? - Есть немного, - Тсуна поерзал. - Тебя это беспокоит? То, что я сказал вчера. Ямамото покачал головой: - Мне нужно было это услышать. Вот только я не знаю, кто я без бейсбола. - Да, я тоже пока работаю над этим, - признался Тсуна. Сидя так близко к Ямамото, он мог чувствовать его Пламя Дождя. - Хочешь пообедать с нами завтра? Ямамото улыбнулся настоящей улыбкой, так непохожей на его обычные, искусственные: - Да, с удовольствием. Он встал, но из-за повреждённой руки его центр тяжести сместился, он потерял равновесие и рухнул с края крыши. Тсуна прыгнул за ним, не задумавшись ни на секунду, зажигая Пламя. Он поймал Ямамото - и оказывается, он мог летать, было бы приятно знать это двумя секундами ранее - и они мягко опустились на землю. Бессознательно, Пламя Тсуны потянулось вперёд, предлагая, и Пламя Ямамото ответило ему. Во второй раз, Тсуна почувствовал молчаливое, всецелое понимание, когда их Элементы соединились в Гармонии. Его Дождь смотрел на него, замерев: - Ты это почувствовал? - Я это почувствовал,- сказал Гокудера, выбегая из дверей школы. - Dio santo, я оставил вас одного на пять минут! Вы меня до сердечного приступа доведете, Дечимо! И что это за идиот? - он затолкал их за угол, подальше от глаз любопытной толпы. Удивление во взгляде Ямамото сменилось осознанием: - Ты Скрытое Небо, - выдохнул он. - Значит, ты уже знаешь, что происходит в этом городе, - на подоконнике рядом с ними появился Реборн, его шляпа была небрежно сдвинута назад. - Хорошая работа, Плюшевый Тсуна. Ты выбрал отличного Хранителя Дождя. - Реборн! Это не было каким-то… вербовочным трюком! - он продолжит игнорировать своего невыносимого репетитора и вернулся к Ямамото. - Я кто, Ямамото-кун? - Мой отец, он тоже Дождь, сказал, что где-то неподалеку есть Небо, но оно не хочет показываться, поэтому я не должен искать. Хаха, а ты всё это время был прямо передо мной! Тсуна не удивился, что другие Наделённые Пламенем знали о нём - следы его Пламени было сложно не заметить, - но то, что они решили уважать его желание остаться анонимным, восхитило его. Он знал, что Пламя Неба было как магнит для других Элементов, значит, это был какой-то этикет Мафии? Ямамото продолжил: - Гокудера-кун тоже Хранитель? - Конечно! Я правая рука Дечимо! - Тогда, я буду левой рукой, - улыбнулся Ямамото. - Ты хоть знаешь, что это значит, бейсбольный придурок? - фыркнул Гокудера. Ямамото только засмеялся. - Могу я познакомить тебя со своим отцом? Он волновался обо мне, - и хотел бы узнать, с кем его сын гармонировал. Может… может пора было перестать так прятаться. - С удовольствием, Ямамото-кун. - Маа, маа, зови меня Такеши! - Тогда ты зови меня Тсуна, - Тсуна повернулся к своему Урагану. - Гокудера-кун, ты тоже можешь звать меня по имени, знаешь. Гокудера покраснел: - Я бы никогда не смог так фамильярно обращаться к Дечимо… Но, пожалуйста, зовите меня Хаято, если хотите. *** У Ямамото Тсуёши есть множество причин беспокоиться о сыне. Потеря матери - наименьшая из них, прошли уже годы, и Такеши едва помнит ее. Самая главная причина - это его Пламя, сильное и чистое, уже в таком раннем возрасте. Стоит Такеши покинуть Намимори, его сразу завербуют, Тсуёши не хочет для своего сына такой судьбы, но, возможно, это неизбежно. Такеши не слишком вписывается среди гражданских, и дело не только в Пламени. У Тсуёши было достаточно опыта убийцы, чтобы знать, что он видит в сыне: hitokiri wa hitokiri, как говорится в пословице. Хоть он никогда не прикасался к оружию, Такеши - прирожденный убийца. Пока он занят бейсболом, Тсуёши спокоен. Когда Такеши приходит домой с рукой в бандаже, пустота его улыбки пугает. Весь следующий день Тсуёши гадает, вернётся ли его сын домой вообще. Он возвращается и не один. Это одновременно облегчение и нет, ведь один из его спутников - Дымящая Бомба Хаято, о котором много чего можно услышать в обществе Наделённых Пламенем, Намимори это, скорее, город уходящих поколений, чем восходящих звёзд. Третий мальчик одноклассник Такеши, Как-его-там Тсуна. Во что вляпался его сын? - Пап, я должен кое-что рассказать тебе, - говорит Такеши, и у Тсуёши в груди замирает сердце. Такеши мягко кладёт руку на плечо Тсуны. - Это Савада Тсунаёши. Мое Небо. - Здравствуйте, - глаза мальчика едва отсвечивают оранжевым. На одно долгое мгновение весь миру Тсуёши замирает. Скрытое Небо, Интен-сама, как шепотом называют его слухи, стоит перед ним и он молод, так молод. Он стоит, немного сгорбившись, словно только вернулся из ссылки. Он часто видел такое раньше, но не у Неба. Никогда у Неба, и кто-то заплатит за это своей кровью. Он застенчивый и опасливый, но всё равно вверяет Тсуёши свой секрет, потому что он отец Такеши. - Зовите меня Тсуна. Воспитанный гражданскими, ему неловко от причитающегося уважения. Тсуёши сдерживает протест и отвечает: - Рад знакомству, Тсуна-кун. Спасибо, что взяли моего сына под опеку, - это нелепо и абсурдно, по хорошему, он должен класть свой меч в ноги Тсуне. Вместо этого, он предлагает чай. - Вас только трое? - Пока что, - говорит Тсуна-сама. - Это Гокудера Хаято, мой Ураган и правая рука, - при этих словах, Дымящая Бомба выглядит как щенок, получивший сладость. - Плюс, я уверен, что где-то рядом мой учитель. Вот как, его учитель. Тсуёши тянется своим Пламенем и находит крошечный огонёк Солнца на своей крыше. Реборн позволяет прикоснуться к себе Пламенем, и слегка разбавленный, закрывается. Он на страже. Тсуёши говорит своим гостям: - Эта комната защищена, так что, пожалуйста, чувствуйте себя как дома. И Тсуна-сама демонстрирует, как хорош его контроль над Пламенем, выпуская его наружу. Пламя Неба заполняет комнату, тёплое, знакомое, оно значительно сильнее своих частиц, разбросанных по городу. На мгновение Тсуёши закрывает глаза, и позволяет ему окутать себя. - Думаю, это стоит отметить. Какие суши вы предпочитаете? Тсуна-сама моргает. - Я… Я не хочу причинять неудобств… - Ерунда! Такеши нашел свое Небо, а вы нашли Хранителя. Или двух. Вы с Гокудерой-куном делали что-то, чтобы отметить? - Быть рядом с Дечимо и так праздник, для меня! - заявляет Ураган, а Тсуна-сама краснее (Тсуёши запоминает этот титул, чтобы позже о нем поразмыслить). - Реборн заставил меня есть красную фасоль с рисом, - ворчит Тсуна-сама. Такеши смеётся: - Разве это не для девочек?* - Я бы сказал, это из-за того, что он иностранец, но почему-то мне кажется, что он точно знал, что делал. Я его за это на следующий день накормил детским пюре. Тсуёши сдерживает смех: - Значит, суши? - Эм, я люблю с крабом, наверное. - С яйцом, пожалуйста! - Я бы съел с угрем, - добавляет Такеши. Сам Тсуёши выбирает тунец, потому что, это его любимые суши, и потому что, это лучшее, что у него есть. Он бы не предложил меньшего, Небу своего сына (Небу всего Намимори). Он складывает подносы с суши, добавляет боулы с мисо супом, салат из лопуха и маринованные огурчики. Ещё одну порцию он складывает в отдельный бокс и ставит на край своей крыши. Он ещё помнит, как это уныло, нести дозор. Когда он приносит еду в комнату, ребята болтают о вооружении Реборна, и гадают, где тот всё это прячет. Когда они начинают есть, Тсуна-сама спрашивает: - Ямамото-сан, правда, что много кто в Намимори знает, что тут есть Небо, но не пытаются меня найти? - Маа, Намимори это популярное место для выхода на пенсию среди Наделённых Пламенем. Но твои следы явно говорили, что ты не хочешь быть найденным, а никто из нас не пошёл бы против воли Неба, особенно на вашей территории. Глаза Тсуны-сама распахиваются в восхищении: - Но, ведь они даже не видели меня! Тсуёши кивает: - Возможно, ваш учитель упоминал об уважении, которым Пламя Неба пользуется в нашем обществе. Я могу пообещать, что те из нас, кто встретится с вами, продолжат хранить этот секрет. И если раз уж так получилось, что один из этих секретов рассказывает о том, кто оставил ребёнка Небо в ссылке, что ж, его клинки все ещё рядом. Он позаботится, чтобы они никогда не потревожили Небо Намимори снова. ___ * В некоторых регионах Японии, девочки едят красную фасоль с рисом, при первых месячных… Но их также едят и на другие праздники, так что Реборн не просто мудачит.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты