Black Friday скидки

Враги с привилегиями

Гет
Перевод
NC-17
Закончен
667
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/8358286/chapters/19146571
Размер:
Макси, 108 страниц, 16 частей
Описание:
Драко Малфой и Гермиона Грейнджер после расставания со своими вторыми половинками случайно напиваются вместе на одном рабочем торжестве. Несмотря на взаимную ненависть, вечер заканчивается их жарким сексом в одном из кабинетов министерства. Но то, что должно было стать развлечением на одну ночь, продолжает так или иначе повторяться...
Примечания переводчика:
Если вы за горяченьким, то добро пожаловать!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
667 Нравится 171 Отзывы 192 В сборник Скачать

Глава 7. Утро после

Настройки текста
      Драко часто думал, что именно уверенность отделяет Малфоев от остального мира; эта непоколебимая уверенность всех Малфоев в собственном превосходстве.       Он мог сосчитать на пальцах одной руки, сколько раз в своей жизни он чувствовал себя неуверенно. И сейчас он мог бы добавить еще один к этому списку, проснувшись в постели Грейнджер.       В постели грязнокровки.       Когда его гребаный злейший враг находился в соседней комнате. Хуже того, Поттер довольно громко любил свою подружку Уизли в три часа ночи.       И что еще хуже, рядом с ним лежала женщина. Та, на которую он ни хрена не знал как реагировать. Она должна была быть его врагом. Кем-то ниже его статуса, кем-то ненамного лучше животного. Это то, чему его всегда учили. И он в это верил. Вернее, раньше он в это верил. Сейчас…       Сейчас, что? Сейчас он смотрел на нее: бахрома темных ресниц, небольшая улыбка на губах, ритмичные движения груди при вдохе и выдохе. Он не был на той стадии отрицания, чтобы не признать, что чувствовал, когда смотрел на нее. Разрастающаяся в груди нежность была незнакомой и неприятной для его рационального мозга.       Он не хотел привязываться. Он должен был контролировать свои чувства.       Она всхлипнула; ее дыхание участилось, и он увидел, как она начала просыпаться.       Драко быстро закрыл глаза, расслабился на подушке и начал глубоко и медленно дышать. Это была паническая реакция, вызванная неуверенностью в том, чем может закончиться это странное утро после; уловка, чтобы урвать несколько секунд и попытаться все обдумать.       И это сработало. Она осторожно выскользнула из постели, чтобы не «разбудить» его. Он услышал, как дверь тихонько открылась, а затем снова закрылась. Через дверь он услышал ее голос — вроде, она разговаривала с Поттером. Вздохнув с облегчением, он открыл глаза и повернулся.       Вот что, блять, мне теперь делать? Я должен убраться отсюда.       А потом более честная мысль — какой же ты гребаный трус, Драко Малфой.

***

      Гермиона на цыпочках вышла из своей комнаты. Драко все еще спал, и ей не хотелось его будить; в конце концов он сам проснется. Хотя она предполагала, что он, возможно, будет злым или нервным, даже это не могло испортить ее настроение. Она чувствовала себя совершенно расслабленной. Улыбка не сходила с ее лица.       — Ты сегодня в хорошем настроении.       Она вздрогнула от низкого мужского голоса. Так отвлеклась, что даже не заметила Гарри, стоящего на кухне. Он прислонился к столу с огромной чашкой кофе в руке.       Ее глаза метнулись к закрытой двери спальни. Она молча молилась, чтобы Малфой не высовывался.       — А ты чего поднялся так рано? Не думаю, что видела тебя на ногах раньше семи с тех пор, как мы закончили школу, — прокомментировала она, стараясь говорить тихо.       — Это потому, что ты всегда уже на работе до шести, Гермиона. Ты обычно видишь меня только по выходным, когда мне не нужно на работу, — Гарри ухмыльнулся. — Я аврор. Мои смены начинаются в восемь. А вот что насчет тебя? Почему трудоголик Грейнджер спит до такого нечестивого часа… до половины восьмого… утром вторника?       — Ой, помолчи, — мягко упрекнула она. — В кофейнике еще остался кофе?       Он схватил пустую кружку, плеснул молока и наполнил ароматным напитком.       — А ты чего так тихо себя ведешь?       Гермиона почувствовала, как ее лицо покраснело, и попыталась найти ответ.       — А-а, ээ… не хочу разбудить Джин.       Гарри закатил глаза.       — Не беспокойся о ней, ей пришлось рано встать сегодня на тренировку.       Гермиона только улыбнулась и закрыла глаза, наслаждаясь первым глотком кофе. Когда она открыла их снова, зеленые глаза Гарри пристально разглядывали ее. Она ухмыльнулась.       — Что?       — Сегодня ты какая-то другая, — он нахмурился. — Если бы ты была одним из моих дружков-авроров, я бы сказал, что у тебя был… ну, неважно.       Его щеки залились румянцем, и на мгновение он выглядел очень смущенно. Обычно она видела Гарри насквозь. В конце концов, они были друзьями много лет. Боже правый, да они жили вместе в этом проклятом лесу. Но она не могла сказать, что так смутило его сейчас.       — Я просто думал, что ты будешь расстроена, — пробормотал Гарри, — но это совсем не так, правда?       — Из-за чего? — тут до нее дошло, и она нервно рассмеялась. — А, расставание.       Внезапно она поняла, что уже несколько дней не думала о Роне. Она больше не чувствовала боли утраченных мечтаний и неуверенности, которые характеризовали их разрыв. На самом деле, сейчас она чувствовала себя лучше, чем на протяжении большей части своих отношений с Роном.       — Оглядываясь назад, я думаю, что это к лучшему, — она пожала плечами. — Не то чтобы мне не было больно, но… теперь, когда я мы больше не вместе, я вижу, что мы не очень хорошо подходили друг другу.       — Думаю, мне лучше сообщить Рону, что ты не собираешься к нему возвращаться, — Гарри глубоко вздохнул. — Он ведь… надеялся.         — Он живет в мире иллюзий, — Гермиона еле сдерживалась, ее прежнее разочарование в Роне вспыхнуло с новой силой. — У него скоро появится ребенок. Может, хоть раз в жизни ему стоит начать думать, как взрослому человеку. Зачем мне быть с ним, когда вокруг есть десятки одиноких волшебников, которые такой херни, как он, не вытворяют — прошу прощения зa мой французский, Гарри.       Брови Гарри взлетели до самой линии волос. Ему потребовалось мгновение, прежде чем он смог заговорить.       — Ух ты. Так между вами действительно все кончено. Что ж, надеюсь, кого бы ты ни… — Гарри, казалось, переосмысливал свою формулировку, — …с кем бы ты ни оказалась, в конечном итоге ты будешь счастлива.       — Уверена, что буду, — она улыбнулась ему.       — Мне пора, — пробормотал он. — Я знаю, что мы всегда встречались по четвергам за обедом. Джин, Рон, ты и я. Но не хочешь заскочить завтра ко мне в офис перекусить? Только ты и я?       — Конечно.       — Отлично, — Гарри поцеловал ее в щеку. — Увидимся позже.       С этими словами он вышел. Его охранник-аврор, стоявший у двери, чтобы защищать его от темных волшебников, последовал за ним. Если бы они только знали. Гермиона мысленно ухмыльнулась.       Несмотря на то, что случилось с Роном, она всегда могла рассчитывать на Гарри и Джинни. Ей посчастливилось иметь таких хороших друзей. Она направилась обратно в спальню, держа в правой руке кофе, а в левой — чай Малфоя.       Выйдя из дома, Гарри нахмурился. Он взглянул на окно спальни Гермионы, но ничего не увидел сквозь новые марлевые шторы.       Он вытащил свой мобильный телефон и начал набирать текстовое сообщение.

***

      Когда Гермиона вошла в спальню, Малфой уже не спал. Он сидел у изголовья, скучающе запрокинув голову.       — Мерлинова задница, Я думал, он никогда не заткнется, — пробормотал он. — Мне всегда казалось, что из вас троих ты самая говорливая.       По крайней мере, он не злится, подумала Гермиона.       — Я принесла тебе чаю, — она села на край кровати. — Прости за вчерашнее.       — За что? — он выглядел искренне озадаченным, потянувшись за чашкой.       — За то, что застрял здесь. Я знаю, что это не совсем то, что ты предпочитаешь, — она пожала плечами. — В любом случае, хочешь что-нибудь поесть? Это меньшее, что я могу сделать.       — Ты предлагаешь мне… — Малфой остановился и посмотрел на нее странным, испытующим взглядом. — Ну, почему бы и нет. Ты вообще умеешь готовить?       Она выглядела слегка обиженной и начала перечислять все варианты яичниц и тостов, которые она могла приготовить.       Малфой, все еще сидя на ее кровати, слушал в каком-то изумлении. Он едва понимал половину из них; Несмотря на французское имя и богатых родителей, домовые эльфы Малфоев полагались на традиционную британскую стряпню. В конце концов, традиционализм распространяется и на кухню.       Он задумался, бывал ли он когда-нибудь в доме, где люди, живущие там, могли готовить. Вряд ли; его мать точно не могла приготовить ничего сложнее чая. Астории нужна была помощь, чтобы открыть пачку чипсов; Панси однажды спросила его, готовят ли из баклажанов пироги.       — …по-флорентийски, хотя насчет шпината я сомневаюсь. Кажется немного увядшим, — продолжала Гермиона. — Сама я собираюсь съесть только булочку с маслом и джемом. У меня есть остатки гуакамоле с вечера тако…       Где ты научилась все это делать? Хотел спросить Малфой, но не осмелился. Это выглядело бы так, как будто ему было интересно узнать о способностях грязнокровки. Ему, конечно, было очень любопытно, но он не собирался в этом признаваться. А что вообще такое гуакамоле?       — Булочки достаточно, — перебил он ее.       Она весело кивнула и пошла на кухню. Он последовал за ней, одетый только в нижнее белье. Он вертел головой в поисках Уизлетты.       — Где твоя подруга?       — Джин? Она уже ушла, не волнуйся. Садись! Пей свой чай пока не остыл.       Он молча наблюдал, как она работает. Когда они были в школе, он ее избегал. Он не смотрел на нее ни в Большом зале, ни на Зельях. Он никогда не изучал ее движения… до этого утра: они были точными, тщательными. Она быстро подходила к каждому шкафу и умело использовала загадочный набор серебряных приборов.       Кроме того, как он мог игнорировать ее, когда она расхаживала в этой облегающей ночнушке?       — Ты что, и перед Поттером так ходила? — он закатил глаза. — Неудивительно, что он захотел с тобой пообедать.       Ее лицо скривилось от отвращения.       — Гарри? Он никогда бы не подумал обо мне этом смысле. И это взаимно. Фу, он же мне как брат.       Малфой фыркнул.       — Он мужчина.       Он думал, что ее рассердит этот комментарий; он и сказал это отчасти, чтобы позлить ее. По крайней мере, если бы они ругались, это вернуло бы некоторую нормальность в такое пугающе домашнее утро.       Но она не разозлилась. Вместо этого она повернула голову и одарила его жалостным взглядом.       — Какая циничная точка зрения на половину населения.       Она снова повернулась к нему спиной, чтобы закончить готовку. Он был этому рад. Этот единственный комментарий звучал в его голове — циничный. Он почувствовал тошнотворный клубок в животе, и его бросило в жар. Это было такое грязнокровное замечание, такое дерзкое, нереалистичное и ребяческое. Но омерзительно и пугающе его внутренний голос согласился.       Что она со мной делает?       Он должен был выбраться из этой квартиры; он внезапно почувствовал удушье и приступ клаустрофобии.       — Вообще-то, — выпалил он, — я забыл, что должен сидеть на восьмичасовом собрании.       Она улыбнулась, не замечая его внутреннюю панику.       — Ладно. Возьми булочку с собой. Я увижу тебя сегодня?       — А, нет. Я еду в гости к матери… мадам Малфой… сегодня вечером. В Уилтшир.       Гермиона удивленно приподняла бровь.       — Повеселись там.       Он схватил предложенную булочку и вылетел из квартиры. Гермиона покачала головой и начала жевать свой завтрак, бормоча Живоглоту что-то о необъяснимо слабо развитых социальных навыках Малфоя.
Примечания:
Уф, небольшая передышка от нц.
Как написала сама автор в комментарии к этой главе: "Чуть-чуть сюжета прерывает парад разврата. Но не переживайте, впереди еще больше непристойностей"

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты