автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 103 страницы, 9 частей
Описание:
Шэнь Цинцю получает возможность провести в своём родном мире целых полгода, но условие - с ним должен быть ещё один человек, который не есть пользователем Системы. Ясное дело, он решил уломать своего невероятно соблазнительного шиди Лю.
Посвящение:
Всем, у кого есть родинка под глазом, как у Лю-шиди и тем, у кого ее нет)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
285 Нравится 83 Отзывы 104 В сборник Скачать

Филиал азиатского рая

Настройки текста
Примечания:
Во-первых, хочу попросить прощения у читателей, которые долго ждали.
Во-вторых, огромное спасибо тем, кто оставляет отзывы и тыкает в ошибки в публичной бете.
В-третьих, земной поклон моей бете - спасибо тебе за помощь и твое время! Я очень сильно ценю твой труд и старания, твою поддержку!
      Америка. Северная Дакота.       Шэнь Цинцю внимательно разглядывал карту штата, уже представляя общие очертания плана. Его задумчивый вид и характерное закусывание губ говорило о том, что он далеко от мира сего и его лучше не беспокоить. Изящные белые пальцы то и дело клацали ручкой, сжимали её или вертели между тонких косточек фаланг, а босые ступни подёргивались в такт мелодии, пока заклинатели ехали на такси из аэропорта. Цинцю успел заразиться треком популярной певицы, и этот хит всё никак не покидал его голову. Теперь куплеты песни прочно заполнили пустоту между размышлениями, и он даже иногда гудел под нос этот мотив.       Иногда Шэнь делал пометки ручкой на карте и периодически потирал подбородок. Его изумрудные глаза щурились, а нос морщился от неудовлетворённости от собственных мыслей. Что-то не давало ему покоя… Интуиция за последний час вопила в голове голосом Шан Цинхуа: «Бро, мы в опасности! Красная зона! Миллениалы под угрозой! Одевай трусы поплотнее!» Честно, то когда в его голове возникало это ужасное предчувствие, то оно всегда оправдывалось. Можно сказать, что у Цинцю теперь была очень продвинутая чуйка, но его разум упорно отрицал вероятность потенциальных проблем, и мысли уверенно обходили этот момент.       Он сидел так уже два часа и, по правде говоря, успел подустать, потому отложил карту в сторону и стал искать взглядом своего неугомонного шиди в надежде развлечь свои глаза. Красоты много не бывает, да и у Цингэ нет на теле полосок автострад и прочих меток, кроме любовных. Да, Цинцю ему всё же оставил парочку засосов на ключицах во время особенно бурного оргазма, но это не то, от чего можно отвернуться.       За стеллажами из книг изумрудные глаза сумели уловить движение скульптурной фигуры любовника, который громко вздыхал.       Лю Цингэ был занят своей причёской, но у него никак не выходило совладать с расчёской — его волосы не хотели укладываться правильно и выбивались некрасивыми волнами, а после вычёсывания лохматились от статического напряжения. С учётом того, что они в распущенном виде были ниже копчика и к тому же довольно густыми, лорд пика Байчжань сердито хмурился и дёргался, когда напряжение било его по пальцам.       По-доброму улыбаясь, Цинцю поднялся с кресла-мешка и подошёл к Цингэ, обвивая руками плечи. Положив подбородок ему на плечо, он заговорил с ним приторно сладким голосом:       — Мой дорогой, зеркало треснет, если будешь смотреть таким взглядом. Почему не взял гребень?       Шэнь зацепил одну запутавшуюся порядку и осторожно потянул за неё, удивляясь, как можно было так испоганить ритуал расчёсывания вещью гораздо более удобной, чем гребень.       Лю Цингэ тяжело вздохнул, бросил расчёску на туалетный столик и повернул голову к лицу своего любовника, всматриваясь в его глаза.       — Угадай, кто ненавидит твой метод упаковки вещей. Что чемодан, что сумка цянькун, что мешок — всё всегда забито хламом, и отыскать в этой куче что-либо невозможно. Ты умудряешься даже трупы монстров сложить так, что потом нужно время на их поиски среди тряпок. Видите ли, кровят они сильно, и их нужно обматывать…       Шэнь слегка прикусил плечо своего шиди и сильнее зажал злобного Бога Войны в объятиях, иронично отвечая:       — Молчал бы, а? Ты вообще всё одним комком сбрасываешь и потом просто высылаешь всё содержимое, когда тебе что-то надо. Запомни, принц варваров, этот Шэнь, в отличие от тебя, пакует вещи идеально, и не смей критиковать порядок!       Цингэ звучно цыкнул и закатил глаза. Спорить с этим дьяволом себе дороже, да и вообще, он осмотреться в городе хотел, пока есть время. Тот мужик, который им нужен, должен сегодня прибыть сюда и заселиться в этом же отеле, где и они. Так что маяться в душном номере Цингэ не хотел, всё его тело умоляло о движении и активных действиях, о хороших битвах на износ. Но… чего нет, того нет, а потому у него остался только один вариант — сходить на поиски хорошей кофейни и купить латте с карамельным сиропом. Если он сейчас завяжется в словесную возню с тем, у кого на одно слово найдётся десять в ответ, то всё. Они до седой древности будут разводить свои демагогии, как пожилая парочка старых ворчунов, и при этом всём он так и останется нерасчёсанным.       — Во имя мира во всём мире, я, как воин, проведший не одну битву, тактически отступаю. Но помни, проигранная битва — это ещё не проигранная война.       Цинцю добродушно улыбнулся, неотрывно смотря глаза в глаза. Ему на душе было тепло и приятно от того, что они уже давно привыкли разделять мелочи жизни и довольно хорошо знали привычки друг друга. Кто какое мыло предпочитает, у кого сколько времени уходит на сборы, кто с утра тупит по-чёрному, а кто намеренно забывает взять на миссию плед или зонт в дождливую погоду, из-за чего находились идеальные предлоги побыть ближе друг к другу.       Действительно, они уже очень давно близки. Не зря вся секта шипперит их парочку и разводит сплетни об их отношениях. Впервые людская молва несла в себе здравый смысл, пока они возились на одном месте. Как же на самом деле здорово, что Цингэ преодолел свои речевые пределы и сказал такие важные и желанные слова. Но это не давало ему права безнаказанно бузить на Цинцю.       — Передавай привет богу загробного мира, мой знаток военной хитрости!       Лю не смог увернуться вовремя из-за железной хватки на своей талии, как между лопаток ему с тяжёлым хлопком приклеили мерзкий по своей сути талисман — подлое заклинание, вызывающее сильнейший зуд и щекотку, пробирающую до самого золотого ядра, от которых нет спасения.       Красивое лицо вмиг стало пунцовым от сильных мурашек под кожей, ноги подкосились, и Бог Войны пал от руки коварного заклинателя, которого вся поднебесная раньше звала подлым и лишённым морали и чести Шэнь Цинцю.       Манерным и грациозным движением кисти узкой руки веер был снят с застёжки на ремне, характерно щёлкнул, и светлое шёлковое полотно с парящими ласточками над цветущей сакурой скрыло ядовитую улыбочку.

***

      Где-то очень-очень далеко в галактике в это время в мире сянься…       Юэ Цинъюань начинал кипятится из-за странного исчезновения своих двух лордов. За всё время, что их нет, не поступило и малейшего знака о возможном месте их пребывания.       Все знали, что лорд пика Байчжань — человек сложный, но ответственный до такой степени, что мог считаться педантичным в определённой мере. И потому то, что он так пропал без вести со своим Шэнь-шисюном, довольно странно и подозрительно.       Лю Цингэ всегда ставил в известность, что покидает секту, и уходил себе на различные периоды времени — то день, то три месяца. Но каждый раз, если уходил, то об этом знали все. Да и Шэнь Цинцю никогда не умалчивал о спуске с гор. Что-что, а Мастера Сюя здесь тоже не попрекнёшь. Вот Юэ Цинъюань и ломал голову, куда это они так внезапно исчезли, да ещё и так, что совершенно никто ничего не подозревал. Это слишком для них нетипично, а если и случилось бы что-то такое, то доносы о беспорядках и разрушениях уже давно были бы у него на столе.       Варианты у главы секты были разные, но всякий раз они отметались из-за неправдоподобности.       «Похитили? Таких смельчаков не существует. Нет резона похищать эту парочку. Лю Цингэ — сильнейший совершенствующийся в мире, а Цинцю — глава пика учёных, его глупым не назовёшь. Тот жук даже тело себе про запас приготовил, если нечаянно коней двинет. И оно не одно. Ещё у Цинцю очень крепкие связи с Царством Демонов — пусть он и в разводе с Ло Бинхэ, но есть Шан Цинхуа, с которым у него, помимо дружбы, ещё и деловые отношения. Также у Цинцю очень богатые запасы всевозможных трав на Цяньцао, среди которых большинство ядовитых, очень опасных и часто применяемых им в приготовлении талисманов. Даже свои не захотят с ним связываться, мало ли что у того припасено в рукаве».       Юэ Цинъюань сложил руки на груди, иронично смеясь над своими же мыслями. Сейчас у него почти закончился короткий перерыв, но он научился отдыхать. Будь иначе, то давно бы присоединился к усопшим предшественникам.       А и правда… Ему, как главе секты, вообще должны надбавку давать за опасную работу, помимо официального оклада от Императора. Контролировать своих братьев и сестёр очень сложно, особенно тех двух. Весь мир должен проявить к главе Юэ ещё больше почтения, чем уже есть, и дарить ему две недели отпуска каждые четыре месяца на берегу моря с номером в лучшем постоялом дворе.       Но мысли о шуме прибоя на белом песке и дерзком обнажении ступней, которые могли увидеть посторонние, пока он бы гулял по берегу, глава Юэ мудро отложил. Сейчас не самое подходящее время. Мысли снова потекли своим чередом.       «Сами ушли? Нет. С чего бы так резко менять уютную хижину с хорошим вином на столе? Да и, судя по одежде в доме, тогда бы они ушли почти голыми. А эти двое не допустили бы пренебрежительного внешнего вида, в этом даже сами небеса уверены».       Удобнее умостившись на кресле с подушкой, Юэ Цинъюань достал припрятанный кувшинчик с выдержанным вином и наспех сделал пару глотков, пряча его обратно в тумбу стола. Рядом стояла вазочка с конфетами для посетителей, и он с манерным и жеманным видом выудил одну и положил себе в рот, вяло рассасывая. Он подражал выражению лица своего А-Цзю. Иногда он примерял одну из его масок отстранённости и нетронутой возвышенности, когда оставался наедине и тренировался с владением собственной мимики, ведь это умение очень важно в высших кругах, где ему частенько доводилось бывать. Стоит признать, что подобные упражнения дали плоды почти что сразу — людям стало сложнее его читать, и становилось всё меньше желающих надавить на его старые и больные мозоли, ведь он выглядел довольно внушительно и мощно.       «Может, у демона Ло Бинхэ в гостях? Ха-ха-ха, да-да-да, конечно, сидят больше недели, чаи распивают, и Лю Цингэ читает вслух поэзию!»       На глазах выступили слёзы веселья, и крепкая ладонь утёрла красивое умиротворённое лицо.       «У Мобэй-цзюня и Шан Цинхуа? Пф! Легче поверить про полудемона. Цинцю напрочь не выносит холода…»       Так прошёл ещё шичень времени, и глава Юэ наконец поднялся с места и направился в Зал собраний, вновь приняв важный и чинный вид, какой подобает иметь человеку его статуса и положения. Он отлично отдохнул и готов к плодотворному труду, решив, что пропажу стоит обсудить всей боевой семьёй. Может, у кого есть толковые мысли?       Сказано — сделано.       Этот вопрос был вынесен на собрании лордов, и все, как один, только плечами пожимали, мол, дескать, откуда им знать? Тут никто не в силах даже догадки выстроить, но на всякий случай втихую делали ставки.       Ци Цинци поставила пятьсот духовных камней на то, что Лю Цингэ и Шэнь Цинцю вернутся уже женатыми, Му Цинфан дал шестьсот, что его коллеги будут «отравлены-размозжены в фарш-поломанными-обугленными-проблемными в любом случае»…       Тяжёлые двери в зал широко распахнулись, и лорды увидели Шан Цинхуа с супругом, который по обыкновению смотрел на мир как пятнадцатилетний эмо на мать, просящую застелить постель и прекратить красить губы чёрной помадой. Одним словом, слишком безжизненно и с налётом омерзения. Что поделать, если Ледяной Король не жаловал любых людей, кроме своего мужа? Но Мобэй-цзюнь всегда старался вынести с достоинством те моменты, когда ему приходилось присутствовать среди представителей человеческой расы родной секты Цинхуа, с которой у того была налажена торговля и поставки материалов.       По ходу собрания выяснилось, что волнение начинает нарастать, и по секте плодятся всевозможные тревожные слухи. Мужчина и демон также лишь удивлённо моргали, когда их спросили о том, не в Демоническом ли Царстве парочка и как давно они вообще видели смазливого разрушителя дверей и скандального любителя зелёного цвета.       Теперь лорд пика Аньдин со своим мужем думал, куда можно было деться голым-босым при пьяном угаре, не покидая хижины, но у Шан Цинхуа возникла догадка. Он обнаружил отсутствие Системы, чему здорово удивился. Он хотел спросить её, где его лучший друг-трансмигрант, но, как очевидно, у него ничего не получилось.       Мобэй-цзюнь, видя задумчивость своего мужа, тихо, почти шёпотом спросил, склонившись к уху возлюбленного:       — У тебя есть предположения?       Шан Цинхуа озадаченно уставился в пол, подбирая более менее адекватные идеи о происшествии.       Оправив рукава своего роскошного синего ханьфу, пиковый Лорд согласно закивал.       — Мой король… кажись, Шэнь-шисюн и Лю Цингэ вляпались в откровенно дерьмовую историю. Я должен подумать над этой ситуацией…

***

      Северная Дакота.       Северная Дакота — штат, который заслуживает быть на открытках и заставках, благодаря неоспоримому богатству природы. Реки, озёра, густые леса — всё это дом для великого множества диких животных. Здесь чистый воздух, и ковры шёлковых трав не так сильно затронуты бурной деятельностью человеческого прогресса, а потому есть великое множество мест, где просто необходимо предаваться созерцанию, медитациям или барбекю.       Даже небольшие города выглядят опрятно и не так многолюдно, но это было трудно оценить Дэвиду Бруксону, парнишке двадцать шести лет, у которого были проблемы с местными панками — лёжа на чистом асфальте, парень старался закрыть окровавленными ладонями лицо, принимая жёсткие удары ног по своей спине, животу и затылку.       За каждым ударом следовал болезненный стон, который тонул в неприятных восклицаниях пятерых голосов, выкрикивающих злобные слова и угрозы.       — А? Что? Не так уже хочется зубы скалить, ублюдок?       — Педик паршивый! Наподдай ему ещё разок!       — Этот засранец вылил на меня пиво! Мочи его!       Удары сыпались со всех сторон, и Дэвид вот-вот был готов отойти в мир бессознательного, но до слуха донеслась отборная брань и крики боли. Неожиданно удары прекратились, парень нерешительно убрал от лица дрожащие руки, чтобы посмотреть, в чём причина перемены ситуации.       Его голубые глаза смогли отметить удивительное зрелище.       Длинноволосый парень-азиат буквально за один удар выносил по человеку за раз. Его волосы, собранные в высокий хвост, красиво трепетались в такт резким движениям, цеплялись за узкие бёдра и широкие плечи.       Лицо, красоте которого не было равных, выражало разочарование и скуку, выглядело как срисованное из пафосной манги — точно воинственный секс-принц мстил обидчикам невиновных крестьян, у которых отобрали последний хлеб. Эти все черты образа делали его самым настоящим фэнтезийным персонажем, у которого вместо крови был героизм и благородство.       Знал бы он, что это наполовину правда…       В другой руке парень-азиат держал большой стакан с кофе, не пролив и капли. Его движения быстры и легки — видно, что этот человек абсолютно не напрягался и, по всей видимости, даже не прикладывал хоть малость своих усилий. Он остановился, когда больше никто ему не смог противостоять, в совершенно нейтральной, но в тоже время гордой позе, скептически осматривая поверженных, а потом… Его тёмный взгляд встретился с глазами Дэвида…       Молодой парень понял — азиатская боевая супермодель в узких джинсах и кожанке украла его сердце. Дэвид Бруксон за одно мгновение решил, что этот расписной красавчик всенепременно должен дать ему если не шанс, то номер телефона так точно. Конечно, а как иначе? Ведь его спаситель сиял своей роскошной светлой кожей в лучах закатного солнца и смотрел на него, лежащего побитого молодого мужчину, сверху вниз, спрашивая на безупречном английском, как там его житие-бытие.       Дэвид неопределённо закивал головой, уставившись на своего спасителя во все глаза. На ум пришла ассоциация со словом «божественно». Тонкие элегантные черты лица, фигура, статная и поджарая, а родинка под левым глазом, которую на мгновение покрывали ресницы, когда он моргал, вообще лишала дара речи.       Жаль, что не полностью.       С кровавой пеной у рта, Дэвид, который потерял связь с мозгом, умудрился выдавить из себя слова, по которым становилось понятно, за что его могли избивать панки ранее:       — Сегодня мне помог дальневосточный ангел, и я обязан принести ему в жертву лучшие блюда этого города. Как тебя зовут, детка?       Глупый парень не успел осознать, что от настоящей смерти его после таких слов спас другой мужчина, внешность которого мало чем уступала первому.       Неожиданно для самого парня, его сердце пострадало от очередного сокрушительного «ту-дума», и он от переизбытка эмоций совсем потерялся.       Такой же длинноволосый с большими раскосыми глазами цвета высококонцентрированного амфитамина — пьяняще зелёных, глубоких, с медовыми каплями солнечных искр — мужчина повис на шее у разгневанного ангела и полушёпотом увещевал его «оставить полоумного ребёнка, над мозгом которого, очевидно, надругались ранее поверженные хулиганы».       Между собой они разговаривали на китайском, но Дэвид их хорошо понимал, ведь в своё время вместе с семьёй жил более восьми лет в поднебесной, пока его отец, Майкл Бруксон, делал карьеру. А ещё он понял, что их наречие довольно архаичное, ведь множество слов звучало для современности весьма странно. Такое построение речи свойственно скорее для персонажей исторических дорам, которые любила смотреть его мама.       Эти парни чертовски красивые и не менее странные. Дэвид понял, что эти люди словно не от мира сего — слишком нетипичные даже для кругов элиты востока, а особенно в этом далёком штате под названием Северная Дакота.       Он провожал их взглядом, полным восторга и восхищения, думая о том, что же здесь забыл филиал азиатского рая, которому он успел подарить свою любовь, и как теперь ему с ними ещё раз увидеться.

***

      Лю Цингэ бузил весь обратный путь к номеру на одну единственную тему: почему люди из реальности напрочь отбитые в воспитании и почему имеют так много ужасающе противной бестактности, а ещё жаловался на то, что коллеги и другие адепты сект самосовершенствования считали его тем, у кого просто препаршивые проблемы с воспитанием. Вопли на манер «да чтобы они видели» или «а не угадали, я на их фоне вообще могу этикет преподавать» здорово подъели сочный мозг Шэня, который не мог сосредоточиться на более приятном и расслабляющем из-за своего обозлённого любовника.       Цинцю дал бы миллион процентов гарантии, что ещё как минимум вечер будет слышать пылкие речи о растленной реальности и других нюансах культуры, которая не угодила нравственности его бесподобного шиди.       Наверняка никто из живущих во всей вселенной не знал один совсем незабавный аспект Бога Войны — он мог уничтожать только одним своим недовольством, а даже если и будет молчать об этом, то его кислейшее лицо будет красноречивее любых слов. Все, кто были не особо хорошо знакомы с владыкой пика Байчжань, думали, что тот зол на жизнь и смерть, хотя, по факту, он до сих пор переваривал какой-то поганый мелочный эксцесс, на обработку которого у него уходило очень дофига времени.       Так что… жить теперь этому благородному Шэню с этим ещё долго.       Хотя, если подумать, то Лю Цингэ тоже вынужден со многими негативными моментами уживаться, и потому можно твёрдо быть уверенным, что они друг друга вполне достойны.       — Да-да, я уже понял, что ты весь одно сплошное негодование…       Цинцю сделал последний глоток ароматного латте и выбросил стаканчик в мусорный бак. Освободив руки, он вцепился в руку своего мужчины и потянул того на себя, чтобы Цингэ шёл с ним впритирку, одновременно стараясь уловить его хмурый взгляд.       — Но… я понимаю того глупого ребёнка. Не каждый день по переулкам ходят такие красавчики, как мой прекрасный Цингэ. Будь я на его месте, я бы вцепился в твои бёдра и ни за чтобы не отпустил.       С томным придыханием Шэнь положил свою голову на плечо Богу Войны и тепло улыбнулся, хитро щурясь.       — Да и смелый он… вот так вот тебя в ресторан звать. Дерзкий щенок. Губа не дура, хотеть моего очаровательного Бога Войны. Я тебя сам не распробовал толком, как тут конкуренты уже собираются…       Другая рука Цинцю ущипнула Лю под рёбрами, и тот тихо шикнул. Тонкие длинные пальцы Цинцю весьма ощутимо щипались, но мысли лорда пика Байчжань повернули в ту сторону, где они ловко приносили удовольствие. Белые безупречные скулы зарделись румянцем, и Цингэ отвернулся в сторону, чем вызвал короткий смешок своего мужчины.       — Ой, мой милый и ненаглядный… какой же ты всё-таки противоречивый! Твоя беспощадность и алый стыд невероятно прекрасны! Как только разберёмся с тем Майклом, я тебе покажу ещё одну умопомрачительную позу. Тебе понравится! Нужно будет много подушек, и ты будешь между моих…       — Замолчи, бесстыдник! Мы на улице! Прекрати!

***

      — Я нашла его. Майкл Бруксон. Вывод изображения на экран…       Система загрузила картинку с камер холла отеля — мужчина, за шестой десяток лет, с типичной для американца внешностью, шёл к стойке регистрации в сопровождении десяти человек, одетых в одинаковые костюмы. Личная охрана соучредителя корпорации «GI» выглядела внушительно. Вне всяких сомнений, это бывшие солдаты, которые ушли в увольнение и теперь продавали свои навыки и умения за весьма кругленькую сумму. Каждый из них имел отличнейшую физическую подготовку, мастерски владел огнестрельным и холодным оружием, обладал прекрасным уровнем рукопашного боя.       Идеальная компания для защиты столь важного человека, как Майкл Бруксон, — худощавый долговязый мужчина не имел никаких отношений к спорту, да и его сила явно не в крепости тела.       У этого человека была мощь интеллекта, который служил извращённым сторонам прогресса.       На его руке блестел браслет наручников, которые надёжно крепили чёрный кожаный кейс к запястью.       Именно этот предмет стал целью пристального разглядывания пары заклинателей, которые сейчас отсиживались в своём номере отеля и ждали прибытия этого Майкла.       Лю Цингэ сидел за столом, а Шэнь неторопливо массировал ему плечи, неотрывно всматриваясь в изображение на экране. Он понимал, что подобраться к его компьютеру, дело очень непростое, будь они обычными людьми. И от этой мысли на его утончённом лице засияла широкая улыбка.       Он и его возлюбленный Цингэ — адские читеры в отношении к реальности. Они могут значительно больше, чем простые смертные…       Узкие прохладные ладони углубили нажатие, и ловкие пальцы массажными движениями растирали ещё твёрдые мышцы плеч своего Бога Войны с большей интенсивностью. В свою очередь Лю Цингэ довольно загудел и постарался расслабиться, но звук голоса Системы не позволил отдаться ощущениям блаженства на все сто.       — Лорд Лю, хочу предупредить об одной очень немаловажной вещи. Ни за что на свете нельзя допустить, чтобы Шэнь Цинцю думал, что он всесилен. То же самое касается и тебя. Помни, что эти люди могут очень многое. Если они узнают, кто вы и откуда пришли, для них не составит проблем нажать на кнопку и удалить твой родной мир и всех, кто его населяет, не оставив от них и следа. Кроме того, они знают о моём побеге, а значит, приняли всевозможные меры защиты. Майкл Бруксон в курсе всех событий, и преимущество на его стороне хотя бы просто потому, что те технологии очень тщательно оберегают их деятельность. Может статься такое, что только я подключусь к сети, которая связана с Анимой, у меня появятся большие трудности…       Плечи под пальцами Шэнь Цинцю напряглись.       Нельзя было сказать, что они не понимали сложности своего задания здесь, но эти слова Системы здорово присадили на землю. Они все втроём в опасности каждый миг, и чёрт его знает, как оппонент поступит дальше. Они не могут предвидеть шаги врага и не могут выстроить линию собственной защиты, они не знают всех возможностей оппонента. Сегодня им предстоит сделать всего-навсего первый шаг, и это будет огромным рывком в разведке вражеской стороны. Успех их кампании покажет, есть ли у них хоть какие-то шансы, но если они провалятся, то заведомо станут обречены на летальный исход и потеряют всё.       В комнате воцарилось молчание. Это большая ноша, просто огромная, но они должны справиться.       Цинцю шумно вздохнул. На него и раньше ложилось подобное бремя, но у него нет преимуществ, как в прошлый раз. У него нет знаний сюжета, бонусов, упрощённого режима и прочих вещей, облегчающих прохождение задания. В реальности нет старых добрых клише и литературных штампов, которые можно использовать в свою сторону. Здесь всё иначе.       Шэнь действительно забыл о разнице жизни в романе и реальности и потому немного приуныл.       Его пальцы неосознанно вцепились в плечи любимого мужчины, как если бы Цингэ был последним оплотом, и этот жест мог спасти их положение. Его духовная энергия заволновалась, и это не осталось незамеченным.       Застрять в плохом настроении не позволил приказной тон голоса Лю Цингэ:       — Да, задание непростое, но и мы не так просты.       Лю ткнул в обличающем жесте в ноутбук, продолжая свою речь:       — Тебе удалось сбежать из машины, которая превосходит весь прогресс в целом мире. Хочешь сказать, что у того учёного есть ещё что-то более сложное в рукаве? Я гарантирую, что нет! Если и есть опасность, то она исходит от их лидера, который до сих пор не знает, что ты с нами. Если бы они были в курсе, то мы уже давно были бы обнаружены и столкнулись с противодействием. Тебе под силу влезть в их сеть, просто соберись! Лучше подумай, как сделать всё правильно и что для этого нужно.       Система молчала, понимая, что заклинатель прав, и свернула программы вместе с изображением Майкла Бруксона. С каждым часом она всё больше очеловечивалась, и её эмоции становились богаче, но разом с тем они начинали мешать ей соображать с былой расчётливой холодностью.       Задумчиво растягивая слова, Цинцю выдвинул свою мысль:       — У меня есть идея, как добыть информацию относительно безопасным путём.       Услышав, что Шэнь говорит о ней, из ноутбука раздался скептический голос Системы, которая всё ещё была на него обиженна:       — И как же ты это видишь?       — А ты создай своих шпионов. Можешь сделать подобие своей реплики? В случае успешного внедрения в сеть они смогут, благодаря численности, хорошо спрятаться и отправлять больше информации. Но если обнаружат хоть одного, то это не беда. Им понадобится много времени, чтобы вычислить остальных. Итого — постоянный приток информации и твоя безопасность.       Мастер Сюя всем весом облокотился на плечи одобрительно кивающего шиди, ловя момент ощущения его физической силы.       Система подала голос спустя минуту, хорошо проанализировав идею нелюбимого пособника. Он её бесил, но тем не менее был выбран ею не зря для столь щепетильного задания, как обретение собственного тела.       — Мысль довольно хороша, но ты пропустил кое-что: мне понадобится нечто более серьёзное, чем данный ноутбук. Если быть честной, то мне в нём очень тесно. Если я сейчас начну производить клонов, то ему придёт конец сразу, как только я начну загружать всю свою мощность, и это даже не успев полностью в него загрузиться. Мне нужно переехать в подходящий сервер.       Заклинатель лишь крепче обнял своего шиди, лениво протянул:       — Хорошо, тогда давай живее пошевеливайся. Как только заселишься, запиши свои программы на флешку, с помощью которой должны перенести тебя в сеть, и когда будешь готова, то мы сразу начнём действовать.       Система выразила свою эмоцию чередой смайликов на весь экран, неохотно соглашаясь.       Всё же эмоции у неё неуправляемые, и однажды точно возникнет ситуация, когда своими неадекватными действиями она создаст просто космического масштаба проблемы…

***

      Система вновь подала признак жизни в своём ноутбуке. Сейчас на часах около двух ночи, но заклинатели не спали. Они ждали сигнала, когда можно начинать свою миссию. Как оказалось, Система выбрала обеспечение Силиконовой долины, хорошенько спрятавшись там, и теперь она полностью готова к созданию своих шпионов. Её настроение стало намного лучше — она искренне наслаждалась своим полным функционалом и сейчас была способна работать на полную мощь. Считай, что из коробки она переехала в полноценный пентхаус.       — Уважаемые лорды, я готова. Ключ на флешке, остальное за вами.       Шэнь сидел на диване, закинув ноги на колени своего шиди, и тасовал внушительную пачку талисманов, которую заготовил специально для сегодняшнего крестового похода.       — Отлично. Мой дорогой, начнём с тебя.       Не меняя положения тела, Цинцю начал цеплять на Лю Цингэ разрисованные чернилами и киноварью бумажки, заставляя их крепко держаться с помощью его духовной силы.       — Талисман невидимости… талисман скрытия присутствия… талисман бесшумности… и, наконец, талисман внутренней связи… так… вот, готово.       Цинцю влил достаточное количество своей Ци, бумага тихо зашипела, и статная расслабленная фигура Лю растворилась в воздухе.       Проделав тоже самое с собой, Шэнь встал с места и проверил работу талисмана внутренней связи.       — Шиди, ты слышишь меня?       — Да.       — Отлично, тогда нам пора.       Две невидимые фигуры покинули номер и направились по коридору в сторону лифта. Мимо них шли редкие встречные, горничные и другие служащие, а заклинатели, в свою очередь, старались с ними не столкнуться ни с кем и осторожно продвигались в сторону лифта.       Шэнь сумел различить одну из женщин, которая шла рядом — она ранее убиралась в их номере. Женщина толкала перед собой тачку с корзиной для сменного белья и тоже направлялась в лифт в компании другой коллеги, в руках которой было ведро, полное чистящих средств.       Так случилось, что заклинатели были вынуждены зайти в лифт вместе с ними и невольно слушать сплетни.       — Видела, что учудил сын Майкла Бруксона? Развесил объявления о розыске мужчин, которые остановились на восьмом этаже в пятьсот шестьдесят четвёртом номере. Наш администратор уже сорвал половину бумаг и сейчас рыщет по всем этажам, чтобы собрать остальные.       Глаза заклинателей в один миг расширились от удивления. Да ладно… что за хрень? Это же ведь их номер! Сын врага?! Что происходит?!       Не видя двух опешивших мужчин, ничего не подозревающие женщины продолжили разговор:       — Ох, этот козёл вечно доставляет хлопот всему персоналу… Не удивлюсь, если охранники отца снова вышвырнут его прочь. Он снова попал в переделку в бильярдной, но чудом выбрался целым, благодаря тем постояльцам с азиатской наружностью… Бедный отец… такого неблагодарного сына вырастил… Он его выучил в лучшем университете Шанхая, выпустил в свет, обучил своей профессии, и такая отдача…       Шэнь Цинцю и Лю Цингэ напряглись, понимая, кого сегодня спасли от избиения. Если бы знали, то прошли бы мимо и как можно быстрее! Вот что это были за сигналы интуиции в первой половине дня!       — Да, это точно. Майклу Бруксону не позавидуешь… Но! Ох… А сама-то хоть видела тех постояльцев? Один краше другого — ляжки обжечь можно, такие горячие! Жаль, что они не интересуются женщинами. Джинни с восьмого этажа уверенна, что они вместе… ну… из этих…       — Пфф, я тебя умоляю! Если они и правда так хороши и к тому же не по женщинам, то мне их жаль. Этот Дэвид тоже из разряда нетрадиционной ориентации, да и его настойчивость… хуже хламидиоза — хрен отцепится. Я как вспомню несчастного паренька, что у нас прошлым летом подрабатывал, то аж муторно делается. Помнишь, как эта сволочь преследовала его? Юноша только закончил колледж и решил подработать швейцаром, как тут этот озабоченный к нему привязался. Один раз полиция даже вытянула его из-под кровати того несчастного! Тот ублюдок прятался там и поджидал его! Не думаю, что подобные прятки были ради прикола.       — Да-да, помню! Но если этот чёрт залезет к тем азиатам в номер… а это точно случится, ставлю всё вставные зубы своей матери, то я хотела бы, чтобы они знали приёмы из кунг-фу или карате. Пусть наваляют ему от души! Может, хоть на день задумается о своей жизни и поведении.       Шэнь кисло улыбнулся. Если этот придурок реально отмочит подобное, то он остановит своего злющего шиди и самолично учинит расправу над горемычным сталкером. Он даже знает, что именно выберет в качестве инструмента пыток. И, да, они определённо владеют крутыми приёмчиками и не только.       — И не говори. Дэвид — ужасный псих и извращенец. Я уже вижу, как те парни строчат жалобы и оставляют плохие отзывы о нашем отеле, пишут заявления в полицию и наш управляющий снова получает разнос.       Ну, здесь женщины не угадали. Шэнь не настолько мелочный, чтобы говорить о будущем покойнике плохо, особенно с полицией. А что насчёт Лю Цингэ? Будет здорово, если его прекрасный парень не потребует с ним сразиться, если полицейские захотят получить хоть какие-нибудь показания.       Шутки шутками, но это очень плохо, если сын Майкла Бруксона теперь их ищет… Дело дрянь. Всё приобретает скверный оборот. И что им делать? Как себя вести, если парень их раскроет? Горничная сказала, что этот Дэвид посвящён в профессию отца… Насколько он осведомлён? Неужели он тоже связан с той Анимой? Это хороший вопрос, ведь, судя по всему, парень с отцом не особо ладит, но всё может быть.       Мозг Шэня начал вычислительную работу всех возможных вариантов и последствий, которые понесут их дальнейшие действия. Самым разумным показалось удаление части его памяти с помощью одной печати, которую Цинцю сам разработал. Хорошо изучив правила начертания и совместимость символов, он теперь может проворачивать такой трюк, так что можно допросить парня, а потом вырезать из его жизни частичку памяти, хотя подобное потребует много духовной энергии.       От размышлений оторвал голос Лю Цингэ, который звучал в его голове:       — Цинцю, давай решать задачи по мере поступления. Как только закончим, сразу соберём вещи и скроемся в безопасном месте. А если не успеем, то будем действовать уже исходя из ситуации.       Шэнь нащупал руку своего мужчины и крепко сжал.       — Ты прав. Нужно собраться и хорошо решить первую задачу.       Лифт открылся на четвёртом этаже, и горничные ушли. Следом за ними вышли невидимые заклинатели и направились вглубь коридора, где вдоль стен расположились охранники Майкла Бруксона.       — Ну что, мой дорогой? Готов?       — Пф… мог и не спрашивать.

Ещё по фэндому "Мосян Тунсю «Система "Спаси-Себя-Сам" для Главного Злодея»"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты