Тьма в отражении

Джен
R
В процессе
1
Размер:
17 страниц, 6 частей
Описание:
И казалось, что всю жизнь продолжится это тяжкое чувство. Эта скованность, будто на шею надет массивный ошейник, а руки и ноги скованы цепями. Именно так она привыкла чувствовать себя постоянно, начиная с детства. Хотелось кричать, проклиная свой «идеальный» мир, поносить его самыми грязными ругательствами, попутно оставляя на идеально белых стенах вмятины и следы собственной крови. Но она привыкла молчать. Молчать и тихо ненавидеть ту, которая и выстроила эти стены вокруг неё. Свою мать.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Глава 5. Яблоко

Настройки текста
Перед Клэй лежало яблоко, красное и спелое, но сейчас ей его совсем не хотелось. Она лишь смотрела на него, а мысли её были о совсем другом. Мама… Сколько она старалась внушить себе, что ненавидит её, но всегда, когда она искала успокоения и понимания, она шла именно к ней. Рядом с матерью ей становилось легче, несмотря на все обиды, нанесенные ею. Для Клэй особенно нежными были воспоминания, когда она, будучи ещё девочкой, лежала на коленях матери, а та успокаивающе гладила её по голове. В тот миг было спокойно, прикосновения матери были ласковы, девочка ощущала, что она под надёжной защитой. Но всегда, когда она прикасалась к эти воспоминаниям, за ними следовали и другие – те, что вызывали лишь горечь. Бесконечные уроки, упрёки матери, попытки стать той, кем она никогда не была. Раз за разом, прокручивая всё у себя в голове, она осознавала, что всё же не любит мать. Но может… «Нет. – прервала собственные рассуждения Клэй. – Она никогда не будет мне таковой. Слишком многое я перетерпела, чтобы хоть что-то чувствовать к ней. Она никогда не станет мне примером, ангелом-хранителем и чем-либо подобным. То, что мы связаны узами крови не означает, что духовная связь тоже есть. Ведь, если верить Священному Писанию, мы все произошли от Адама и Евы – грешников, изгнанных из Рая. Если каждый человек родственен другому, так почему же люди воюют, убивают и грабят друг друга?» Эта мысль вполне удовлетворила её. «Глупо, что думают, будто между родственниками всегда должна быть любовь и взаимопонимание. Они такие же люди, могут быть и разными, и схожими, и понимать, и не понимать друг друга. А могут вообще ни разу в жизни не видеть своих мать, отца, детей…» Клэй вновь посмотрела на яблоко, пока её не посетила неожиданная мысль. Она спросила сама у себя: «А знает ли о моём существовании отец?» Этот вопрос поставил её в тупик. Про что-про что, а про собственного отца она не знала ничего. Совсем ничего, будто его и никогда не было. Мать не рассказывала ей о нём, ни фотографий, ни документов, ни вещей его в доме не было. Да и вопросом этим Клэй никогда раньше не задавалась. Её как-то не смущало, что у других есть отец, а у нее нет. Возможно, подумать над этим у неё просто не было времени. Или желания. А может и того, и того сразу. Она откинулась на спинку кресла и задумчиво уставилась в потолок. «А кто он вообще? Жив ли до сих пор?» С одной стороны, Клэй чувствовала, что это и не особо важно, ведь её воспитывала только мать, если не считать бесчисленного количества учителей. От отца же не было ни слуху, ни духу, как говорится. Но вдруг она чего-то не знает? Чего-то такого, что поставило бы её представление о неизвестном родителе с ног на голову. Может его и нельзя винить в полном отсутствии в жизни дочери? Например, он мог быть просто-напросто мертв. Ничья жизнь не бесконечна и прерваться она может в любой момент. «Или же мой отец был попросту безответственным человеком.» - сделала она вывод. Разве такие случаи – редкость? Нет, конечно. В чем Клэй точно была уверена, так это в том, что её рождение не было ошибкой. Кларисса никогда не говорила о таком и не показывала ни одним жестом. Мать заботилась, хоть это и переходило рамки, и всегда давала ей столько, сколько было нужно. О том, что девочка ей была не нужна, не могло идти и речи. Клэй никогда не чувствовала себя неполноценной, в отличие от своей кузины Нэллы. Но всё же, вопрос об отце не давал ей покоя. Чувство какой-то недосказанности мучило её и, таки поддавшись своему внезапно вспыхнувшему интересу, Клэй отправилась к единственному человеку, кто мог бы дать ей ответ – к своей родной тёте Рианне.

***

Октябрьское небо было серым и тяжелым, а когда автомобиль остановился на подъездной площадке и вовсе пошёл мелкий дождь. Клэй отказалась от зонта, предложенного Бернардом и направилась прямо к дверям особняка. Долго стучать не пришлось – ей почти сразу открыла дверь горничная: женщина средних лет с кудрявыми рыжеватыми волосами, полной фигурой и маленьким носом, который придавал её лицу нечто детское. Служанка пропустила гостью в дом, отдала поклон, проводила её в гостиную и спешно зацокала каблучками по лестнице, поднимаясь к своей хозяйке, чтобы предупредить её о визите. Немного погодя, в помещение зашла Нэлла, дочь Рианны и кузина Клэй. Девушка робко поздоровалась со своей двоюродной сестрой, точно побаиваясь её холодного нрава, и присела рядом. Сама Клэй ничего не имела против девушки. В детстве она была частым гостем в их доме и, иногда, девочки даже играли друг с другом. Но характерами они определенно не сошлись – спокойная, сосредоточенная Клэй по сравнению с тихой и мягкой Нэллой казалась почти взрослой. Эта девочка не отличалась умом или талантами, была со всеми вежлива и всегда слушалась свою мать. Её каждый день можно было встретить на утренней службе, которую она, по наказу своей матери, никогда не пропускала. Этот маленький, загнанный зверёк определённо не смог бы выжить в хищном мире. Нэлла подняла свои карие глаза, когда в гостиную вернулась горничная и сообщила, что госпожа Рианна ждёт Клэй у себя в комнате. Гостья, на миг взглянув на свою кузину, отправилась вслед за служанкой. Девушке не создавало неудобства то, что с Нэллой они не разговаривают. Они ни разу не были друг на друга в обиде, им просто не о чем было разговаривать. Рианна была весьма удивлена внезапному письму и приезду племянницы. Клэй, как и её мать, не была особым ценителем родственников, а потому приезжала к кому-то очень редко. Разве что, что только по делу. К этому Рианна и готовилась, но когда девушка задала вопрос, ради ответа на который приехала сюда, женщина была обескуражена. - Скажите, что вы знаете о моём отце? Худые, морщинистые руки Рианны подрагивали. Она ещё не была еще старухой, но и молодость её давно прошла. Тем более, что старше она выглядела из-за своей почти болезненной худобы, появившейся после смерти сестры. - О твоем отце? – Рианна всё еще надеялась, что отвечать не придётся. Но, зная упрямый нрав племянницы, ей придётся это сделать. Женщина мучительно долго молчала, прежде чем, покачав головой, вздохнуть. - Я обещала твоей матери никогда не рассказывать тебе об этом. Кларисса хотела вычеркнуть этот эпизод своей жизни раз и навсегда забыть о нём. Но, раз уж ты так желаешь услышать правду, то рассказывать её нужно не мне. Рианна взяла со стола листок бумаги и написала на нём несколько строк, после чего, протянула его Клэй. – Возьми. Это адрес нашей третьей сестры – Сесилии. Она и расскажет тебе всё. Клэй вглядывалась в листочек с адресом и не знала, что её больше смущало: что ей придётся ехать в другую страну или что перед неё открывается тайна её появления? В любом случае, она намерена была идти до конца.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты