Истинная любовь демонической принцессы

Фемслэш
NC-17
В процессе
336
автор
Размер:
планируется Макси, написано 158 страниц, 10 частей
Описание:
Шэнь Юань возненавидела себя за то, что потратила время на этот реверс-гаремник на тысячу глав.
"Что же это за история любви, в которой главная героиня использует всех влюбленных в нее мужчин, а в конце даже не может решить, с кем она остается?!"
Ну что же, теперь ей представился шанс это исправить. После смерти она переродилась, как персонаж этой новеллы, с заданием найти для главной героини истинную любовь. Как неудобно, правда, что переродилась она в теле главной злодейки...
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
336 Нравится 123 Отзывы 126 В сборник Скачать

4. С сердцем из льда

Настройки текста
После злополучного визита в сон Шэнь Цинцю Ло Бинхэ решила, что сделает всё, чтобы учитель была счастлива и всегда улыбалась. Если Шэнь Цинцю когда-нибудь захочет спуститься с горы, чтобы поразвлечься, то Ло Бинхэ сама будет отгонять от нее сплетников и злопыхателей. Если же она желает, чтобы Ло Бинхэ меньше занималась и больше проводила времени с молодыми людьми, то так она и сделает. С унынием она ходила на прогулки с другими учениками, слушала одни и те же слова о своей красоте и привлекательности, давила улыбку и делала вид, что ей нравится, как они красуются перед ней. Не было счёта тем, кто хотел познакомиться с ней поближе, и это раздражало. Разве она единственная девушка на свете? Одной хорошей внешности ведь мало, чтобы привлекать настолько много внимания. Что это за проклятье? Почему она нравится всем, кроме человека, который ей не безразличен? По крайней мере учитель была довольна. Она любила вечерами послушать о том, как Ло Бинхэ провела день с очередным ухажером, и Ло Бинхэ с преувеличенным энтузиазмом рассказывала ей все подробности, пользуясь возможностью провести побольше времени наедине с наставницей. В конце концов, Лю Минъянь, наблюдая за её мучениями, больше не смог это выносить и сказал:  — Чем делать вид, что тебе это нравится больше тренировок, просто скажи, что теперь хочешь общаться только со мной. Уверен, Шэнь Цинцю это устроит. Так она и сделала. Теперь каждый день они проводили вместе: иногда спарринговали, иногда Лю Минъянь учил её рисовать, а иногда она со смущением и любопытством рассматривала его творчество. Среди учеников хребта Цанцюн поползли шепотки о непревзойденной паре, и Шэнь Цинцю сильно обрадовалась и поздравила ее. Но радовалась она недолго. Ло Бинхэ не могла понять почему, но Шэнь Цинцю с каждым днём становилась всё мрачнее и мрачнее. Она заметила, что учитель отстранилась от нее и как будто старалась её избегать. Их разговоры стали короткими и натянутыми, и каждый раз, когда они оставались наедине, учитель давала ей какое-нибудь задание, казалось, только для того, чтобы отослать её куда подальше. Это сильно ранило Ло Бинхэ, но она решила, что хитрых планов с неё достаточно, и ей оставалось только смириться c внезапным отчуждением. *** Когда до Лю Цинге дошли слухи, он рассвирепел. Облетев весь Цанцюн, он нашел мирно болтающих Ло Бинхэ и Лю Минъяня недалеко от бамбуковой рощи.  — Это ещё что?! — проревел Лю Цинге.  — Что? — недоуменно спросил Лю Минъянь.  — Что? — издевательски повторила Ло Бинхэ.  — Лю Минъянь, ты серьезно водишься с этой вертихвосткой?  — Брат, зачем ты так говоришь? Дева Ло очень приятный собеседник и к тому же настоящий человек искусства.  — Если шишу Лю чем-то мной недоволен, может он скажет прямо? — невинно захлопала глазами Ло Бинхэ. Конечно, Лю Цинге не мог сказать прямо. Была бы Ло Бинхэ парнем, он бы давно показал ей, что с ним шутки плохи, но для главы пика Байчжань ввязываться в драку с молодой девушкой было неподобающим. Одно дело побеждать Шэнь Цинцю, которая сама при каждом удачном случае его провоцировала, и совсем другое — сражаться с ее юной ученицей, в совершенстве освоившей искусство лицемерия. На этом поле боя он явно не был богом войны. Лю Цинге уже успел убедиться в том, что Ло Бинхэ обладает способностью обернуть любую ситуацию против него, поэтому со скрежетом зубов он бросил:  — Лю Минъянь, с тобой я поговорю позже. А ты. Если вмешаешь моего брата в какое-нибудь скользкое дело, будешь пересчитывать свои кости.  — Как грубо, — отметила Ло Бинхэ, буравя взглядом его удаляющуюся спину.  — Когда ты успела поссориться с братом? — поинтересовался Лю Минъянь.  — Слишком много крутится вокруг учителя, — пожала плечами Ло Бинхэ.  — Ло Бинхэ, невозможно, чтобы мой брат от битв и поединков отвлекся на отношения с женщиной.  — Кто знает. Но если учитель проявит к ему симпатию, я вмешиваться не стану.  — Не слишком ли далеко ты заходишь в своем отречении? Уверена, что сможешь? Это позабавило Ло Бинхэ:  — Что я слышу, Минъянь? Ты принимаешь мою сторону, а не своего брата? Лю Минъянь усмехнулся:  — Что тут сказать? У меня слабость к женщинам, любящих других женщин. *** Лю Цинге быстрым шагом удалялся от парочки, когда услышал надменный голос:  — Ты не можешь своей ревностью мешать влюбленным. Лю Цинге обернулся, но никого не увидел. Присмотревшись, он заметил царственно восседающую Шэнь Цинцю. Ее царственность, правда, несколько снижало то, что сидела она глубоко в колючих кустах.  — Что ты делаешь?  — Шпионю, — невозмутимо ответила Шэнь Цинцю. — И пса выгуливаю. Сяо Бай, ко мне! Лю Цинге увидел нечто, которое не только не было маленьким и белым, как следовало бы из его имени, но и вообще не походило на пса. Разглядывая это недоразумение, радостно бегающее вокруг кустов с хозяйкой, Лю Цинге понял, что это тот самый монстр, которого он когда-то подарил Шэнь Цинцю.  — Ты в курсе, что эта тварь на раз-два людей убивает?  — Ох, ну спасибо, что забросил его на мой пик.  — Чтобы ты использовала его кровь и шерсть для зелий и предметов, а не превращала его в домашнюю зверушку. Ты в своем уме?  — Глава школы мне разрешила.  — Она тебе всё разрешает.  — К тому же я попросила пик Аньдин сделать ему намордник. И дрессирую его, он и мухи не обидит. Хочу написать труд, описывающий процесс воспитания. Как думаешь, за пять лет успею? И я убираю за ним, так что его дела не будут раскинуты по всему пику. Там мешок рядом с тобой, осторожно, шиди, не наступи. Просто, я так скучаю по своему пёсику из прошлой жизни… — сказав последнее, она даже прослезилась. Её сбивчивая речь, лишенная здравого смысла, пробудила в Лю Цинге определенные сомнения:  — Ты что, пьяна?  — Немного. Или много. Я раньше была чемпионом по выпивке. А тут всего глоток сделала. Постоянно забываю, что теперь всё по-другому. Непривычно, — при этих словах она, с кувшином в руках, попыталась выбраться из кустов, но, пошатнувшись, упала.  — Аай. Лю Цинге не торопился ей помогать. Он подошёл, понюхал кувшин и убедился, что это самое лёгкое вино в округе. Сяо Бай зарычал на него, выражая протест, но из-за намордника не мог особо ничего сделать. Лю Цинге с раздражением отметил, что, похоже, Шэнь Цинцю ему ещё и когти стрижет.  — Вставай. Я тебе помогать не буду. Шэнь Цинцю сделала несколько безуспешных попыток подняться, а потом, видимо, решила, что земля ей милее, опустила голову и закрыла глаза. «Серьезно?» — подумал Лю Цинге и уже приготовился поднять незадачливую коллегу, когда его опередила из ниоткуда взявшаяся Ло Бинхэ.  — Разве шишу Лю не сказал, что не будет помогать?  — А разве ты не знаешь, что не подабает подслушивать разговоры старших?  — У шишу такой сильный голос, что эта ученица ничего не смогла поделать, — сказала Ло Бинхэ, бережно возлагая тело учителя на свою спину. Ясное сознание явно покинуло Шэнь Цинцю на неопределенное время.  — Эта ученица просит ее извинить, — сказала Ло Бинхэ и собралась уходить. По непонятной причине Лю Цинге показалось, что оставлять беззащитную Шэнь Цинцю в руках Ло Бинхэ не самая хорошая идея.  — Стой. Я тебе не доверяю. Отнесу сам.  — О? И что же шишу Лю думает, я могу сделать с учителем? — при этих словах Лю Цинге почувствовал холодок, пробежавший по спине. — Или шишу сам желает вымыть и переодеть учителя, и уложить ее в постель? «Ни за что», — подумал Лю Цинге. Словно прочитав его мысли, Ло Бинхэ сказала:  — Тогда я вас покину. Сяо Бай, за мной! С Шэнь Цинцю на спине, мешком экскрементов в руке и монстром, воодушевленно бегущим следом, она медленно двинулась в сторону бамбуковой хижины. Даже Шэнь Цинцю во времена их вражды не удавалось поставить Лю Цинге в такой тупик, а Ло Бинхэ за сегодня сделала это дважды. Воистину, ученица превзошла учителя. *** Ло Бинхэ аккуратно положила Шэнь Цинцю на кровать и заметила, что учитель очнулась и смотрит на неё все ещё опьяненным взглядом. Она сказала:  — Ло Бинхэ, ты не должна напиваться, как твой учитель, иначе тебя ни за что не примут в партию.  — Это какая-то организация заклинателей? — удивилась Ло Бинхэ.  — Пффф. Ну почти, — засмеялась Шэнь Цинцю.  — Может ли эта ученица узнать, почему учитель решила выпить?  — Потому что мне было грустно.  — Может, если учитель поделится со мной причинами своей грусти, то ей станет легче?  — Ох, Ло Бинхэ. Какой же ты хороший ребенок, — сказала Шэнь Цинцю и потрепала Ло Бинхэ по голове. В ее голосе слышались странные нотки сожаления.  — Я не ребенок. Мне уже семнадцать, — пробубнила Ло Бинхэ.  — О? — озорно воскликнула Шэнь Цинцю. — Хочешь сказать, здесь ты тоже выросла? В этот момент Ло Бинхэ остолбенела, потому что её небожителю подобная наставница положила руку ей на грудь, при этом приговаривая:  — Идеально, действительно идеально. Просто совершенно. Ло Бинхэ забыла, как дышать, а Шэнь Цинцю воспользовалась этим, опрокинула Ло Бинхэ на кровать и устроилась сверху, поместив свою голову туда, где только что по-хозяйски пребывала её рука.  — Мягко, — пробормотала Шэнь Цинцю и будто попыталась погрузиться в сон. Но почти тут же недовольно добавила:  — Но так шумно! Шум был от бешеного биения сердца Ло Бинхэ. Шэнь Цинцю некоторое время поерзала на Ло Бинхэ, а потом провалилась в пьяный сон. Ло Бинхэ покорно лежала, пытаясь себя успокоить. Она не могла понять, почему учитель в трезвом состоянии ведёт себя по отношению к ней холодно и отстраненно, а, напившись, разговаривает так же ласково как раньше. Она подумала, что может и в самом деле стоит воспользоваться ситуацией и переодеть и вымыть учителя, как она грозилась Лю Цинге. «А если бы я не появилась, лежал бы Лю Цинге сейчас на моем месте?» — подумала она и от злости вонзила ногти в ягодицы учителя. Нахмурившиеся от этого действия брови Шэнь Цинцю её несколько отрезвили, и она встала, стараясь не тревожить спящую наставницу. Не удержавшись, Ло Бинхэ нежно поцеловала её в висок. «Перепишу сегодня трактат о чистоте духа трижды», — решила Ло Бинхэ. На следующее утро протрезвевшая Шэнь Цинцю сделала вид, что её позорной отключки не было. Она продолжила сторониться ученицы, и Ло Бинхэ оставалось только гадать, что заставило Шэнь Цинцю охладеть в её отношении. *** Шэнь Цинцю старалась держать безмятежный вид, но внутри у неё всё метало и рвало. Собрание Союза бессмертных начиналось сегодня, а значит, уже через несколько дней ей предстоит скинуть Ло Бинхэ в Бесконечную Бездну. Хотя казалось, что Ло Бинхэ обрела любимого в лице Лю Минъяня, система сказала, что романтическая линия ни на шаг не приблизилась к своей кульминации, а значит Шэнь Цинцю не может пропустить ключевые сюжетные точки. Система также активно настаивала, что для неё самой будет лучше, если она будет держаться с Ло Бинхэ более отстраненно, и Шэнь Цинцю после некоторых раздумий согласилась. Если уж ей всё равно предстоит вызвать ненависть своей ученицы, то пусть хотя бы Ло Бинхэ получит меньший урон по психике. В конце концов, легче пережить предательство человека, который настроен к тебе холодно, чем внезапную перемену отношения с любви на ненависть. К тому же ей самой было неловко и совестно находиться рядом с ученицей, зная, что ждет их впереди. Иногда, когда Ло Бинхэ от новой манеры обращения учителя становилась похожей на брошенного щеночка, сердце Шэнь Цинцю начинало обливаться кровью, но с одобрением системы она сдерживала свои порывы утешить расстроенную девушку. Она многократно повторяла себе, что Ло Бинхэ — книжный персонаж, и не то чтобы её ссылка в Бездну будет очень ужасной. Читая новеллу, она бесилась, что Ло Бинхэ строит из себя великомученицу, хотя во время её пребывания в Бездне, все, что она делала, так это давала сдувать с себя пылинки местным горячим демонам. Шэнь Цинцю всячески убеждала себя, что с Ло Бинхэ всё будет хорошо, но её расстройство никак не проходило. Опекая, оберегая и наставляя этого ребенка, она так к ней привязалась, что теперь никак не могла с легким сердцем отпустить её в самостоятельное плавание. Когда они покидали бамбуковую хижину, Шэнь Цинцю не смогла устоять и заключила Ло Бинхэ в крепкие объятия. Когда Ло Бинхэ воспрянет фениксом из Бездны, то пожелает жестоко покарать своего учителя, так что, наверное, это последний момент теплоты между ними.  — Береги себя, Бинхэ, — сказала она, отпустив ученицу, и больше ни словом не перемолвилась с ней во время пути. *** Шэнь Цинцю сидела на почётных местах и смотрела на хрустальные экраны, в которых отображалось, чем занимаются соревнующиеся ученики. Ло Бинхэ рубила специально загнанных для состязания тварей налево и направо, а Шэнь Цинцю разрывалась между «Да! Покажи им силу девчонок, Ло Бинхэ!» и «Из-за того, что она так упорствует, столько романтических сцен пропущено, какая жалость!». Несмотря на то, что Ло Бинхэ объединилась с Лю Минъянем в команду, и он всегда был рядом с ней, Шэнь Цинцю не чувствовала между ними никакой химии. Неудивительно, что система не засчитывает ей выход на романтическую линию! Эти двое больше похожи на товарищей, объединившихся, признав силу друг друга, чем на влюбленных. В новелле, когда Лю Минъянь стал проявлять к Ло Бинхэ чувства, он обменялся с ней ножнами в знак любви, но Шэнь Цинцю присмотрелась и с досадой отметила, что они всё ещё этого не сделали.  — Почему грустишь? — услышала она обеспокоенный голос Юэ Цинъюань. «Как она догадалась?» — с удивлением подумала Шэнь Цинцю. Она была уверена в своём таланте держать лицо кирпичом, да и с момента перерождения наловчилась прятать любые эмоции за узорами веера. Шэнь Цинцю пропустила момент, когда Юэ Цинъюань покинула почтеннейших старейшин и подошла к ней. Её поражало, как хорошо глава школы вписывалась в компанию заклинательских старцев. Видно было, что, несмотря на её пол и возраст, Юэ Цинъюань никак не притесняют и относятся с уважением. Шэнь Цинцю же, напротив, постоянно ловила на себе косые взгляды, но не могла понять, было ли это из-за того, что, являясь женщиной, она занимала второе по важности положение на хребте Цанцюн, или от того, что предыдущая владелица этого тела успела насолить каждому из присутствующих.  — Просто переживаю за результаты своей ученицы, — ответила Шэнь Цинцю. В этот момент на экранах отобразилось, как Ло Бинхэ споткнулась на ровном месте и упала прямиком в объятия Гунъи Сяо, первого ученика дворца Хуаньхуа. «Ого! Так у Ло Бинхэ тоже есть заскриптованные события», — подумала Шэнь Цинцю. Она была уверена, что Ло Бинхэ с её нынешним уровнем способностей не могла так нелепо навернуться. «Как же отреагирует Лю Минъянь? Будет ли сцена ревности?» — с предвкушением она обратила взгляд на молодого человека. Если Лю Минъянь и ревновал, то никак это не показал. Зато показала дочь главы дворца Хуаньхуа, влепившая неловко выпутавшейся из объятий Гунъи Сяо Ло Бинхэ пощёчину.  — Как ты смеешь! — заверещал она. — Смотри, куда идёшь, деревенщина! Кто твой наставник, если не может научить тебя банальным манерам?! «Ага, все по тексту. Вот только там за Ло Бинхэ некому было заступиться, и Ло Бинхэ пришлось это стерпеть. Лю Минъянь, ну хоть здесь-то ты покажешь свою заботу?» Но Ло Бинхэ не стала терпеть. Вместо этого она отвесила госпоже дворца смачную ответную оплеуху. Та не могла поверить, что кто-то посмел с ней так поступить, но не успела ничего сказать, как Ло Бинхэ толкнула ее на землю, приставив к горлу меч.  — Осмелишься повторить это теперь? Шэнь Цинцю порядком удивилась, но в уме воскликнула: «Да! Это моя девочка!» Где-то сбоку Лю Цинге проворчал:  — Вот она и показала свою истинную сущность.  — А что не так с её сущностью? — возмутилась Шэнь Цинцю. — Если эта хамка так с ней разговаривает, разве Ло Бинхэ не имеет права за себя постоять?  — Шимэй… — попыталась одернуть её Юэ Цинъюань. Совсем рядом с ними находился глава дворца Хуаньхуа и без сомнений слышал весь их разговор. Шэнь Цинцю, однако, не чувствовала угрызений совести. Мало того, что эта вздорная девица будет постоянно строить козни Ло Бинхэ дальше по сюжету, так ещё и её престарелый отец решит позариться на главную героиню. Вот и сейчас, вместо того, чтобы оскорбиться, он не открывал взгляда от Ло Бинхэ, и, когда Юэ Цинъюань стала останавливать Шэнь Цинцю, сказал:  — Не придавайте этому большого значения. Моя дочь действительно нарушила правила приличия. Госпожа Шэнь, так это ваша ученица? Не повторите, как её зовут? «Отвратительно, — подумала Шэнь Цинцю. — Променял дочь на молоденькую девицу.» К счастью или несчастью, отвечать ей не пришлось, так как в этот момент с экранов послышались панические крики учеников. «Началось», — подумала Шэнь Цинцю и почувствовала, как её желудок болезненно сжался. Монстры для соревнований тщательно отбирались, но сейчас отовсюду полезли опасные твари, с которыми ученики были не в силах справиться. Похоже, среди заклинателей затесался предатель, который сговорился с демонами и провел их туда. Снять барьер с зоны соревнований было нельзя, так как тогда чудовища расползлись по всей округе и навредили мирным жителям. Единственным выходом было старшим совершенствующимся отправиться юным заклинателям на выручку. «Система, а можешь проложить путь к Ло Бинхэ побезопаснее? Чтобы поменьше в стычках участвовать?» «За ваши баллы возможно почти всё что угодно. Эта услуга обойдётся вам в 30 баллов». «Отлично! У меня и так сегодня тяжёлая обязанность, не хочу, не подобравшись к Бесконечной Бездне, загубить всё. Если есть способ добраться до людей побыстрее и помочь им, то я им воспользуюсь». *** Шэнь Цинцю шла с кислым выражением лица, следуя указаниям системы. Несмотря на то, что она сказала, что хочет добраться побыстрее, Шэнь Цинцю постоянно на что-нибудь отвлекалась по пути, чтобы хотя бы на некоторое время отсрочить неизбежное. То попытается приручить какого-нибудь дикого монстра, то поставит кучу демонических ловушек. Сейчас её взгляд зацепился за цветочный куст, и она решила, что ей жизненно необходимо его общипать: «В новелле было описано столько растений, что я не могу точно вспомнить, что это за цветы. Соберу их на всякий случай, вдруг пригодятся. В зоне испытаний опасных растений быть не должно». Опустив свой боевой меч до ножа для среза стеблей, Шэнь Цинцю сложила смехотворно огромную кучу цветов рядом.  — Учитель? Что вы делаете? — услышала она голос Ло Бинхэ прямо над собой. «Что? Уже? Я не готова! И, вообще, я тут какой-то ерундой страдаю!» Её первым порывом было спрятать следы своей прокрастинации, но прикрыть это нагромождение растений было решительно невозможно. Не зная, что делать, она не придумала ничего лучше, чем схватить цветы и вручить их Ло Бинхэ. «+100 баллов». — провозгласила система. «Что? Почему так много?!» «За характерный злодейский поступок! «Жгучая спасительница»: лепестки спасают жизнь, но сок со стеблей ядовитый!» На Шэнь Цинцю сок почти не попал, к тому же она пребывала в нервном состоянии и только сейчас заметила легкое раздражение на коже. Она тут же выменяла у системы несколько баллов на мгновенное исцеление. А вот ладони Ло Бинхэ начали покрываться болезненно выглядящими волдырями. Однако она не выпустила ядовитый букет из рук, а как будто наоборот, сильнее сжала его в руках. Шэнь Цинцю не решилась нарушить своё высокооцененное злодейское амплуа и перевела тему:  — Ты с Гунъи Сяо?  — Что? Нет, — ответила Ло Бинхэ. Перед падением в Бездну им предстояло встретиться с злодейкой этой арки, ледяной королевой Мобэй Цзюнь. Той доставляло удовольствие проверять на прочность связи людей. В новелле ей под руку попались Ло Бинхэ и Гунъи Сяо, сильно сблизившиеся за время собрания Союза бессмертных. В момент развертывания Бездны парочка была уверена, что этот день они не переживут, и Ло Бинхэ подарила молодому заклинателю свой первый поцелуй. Тут-то и появилась Мобэй Цзюнь и заморозила сердце бедного юноши. Она сказала, что раз уж он так дорог Ло Бинхэ, то сила её любви должна спасти мальчика. Неизвестно, насколько сильно прониклась Ло Бинхэ любовью к человеку, которого видела всего пару дней, но вот ее демонических способностей хватило на то, чтобы разморозить Гунъи Сяо. За этим ее застала Шэнь Цинцю и использовала как повод, чтобы сбросить ненавистную ученицу в Бесконечную Бездну. Шэнь Цинцю понравилась эта сцена, она была необыкновенно хорошо прописана для этой новеллы и вызывала сильные эмоции. На самом деле, ей казалось, что почему-то все сцены с участием Мобэй выходили на новый уровень. В общем, по этой причине Шэнь Цинцю и предположила, что Гунъи Сяо должен быть где-то поблизости. Однако, так как сюжет изменился, спрашивать ей следовало про другого человека:  — Знаешь, где Лю Минъянь?  — Не знаю, учитель. При этом пожала плечами в такой манере, которая ясно читалась, как: «Не знаю, да и дела мне никакого до него нет».  — Учеников из дворца Хуаньхуа заботит только собственное благополучие. Мы с Лю Минъянем разделились, чтобы собирать и уводить учеников с Цанцюн в безопасное место, к сожалению, этой ученице пока не удалось никого найти.  — Хорошо. Следуй за мной, — сказала Шэнь Цинцю и двинулась, не глядя на Ло Бинхэ. Та тенью последовала за ней. *** Они собрали встреченных учеников и, защищая их, отвели в безопасное место. Здешний барьер обладал аурой, не пропускающей монстров, но Шэнь Цинцю знала, что чувство безопасности ложное. Ведь именно здесь и должна была развернуться Бесконечная Бездна. «Где же Лю Минъянь или Гунъи Сяо? Кому сердце морозить-то будем?» — думала Шэнь Цинцю, нетерпеливо топая ногой.  — Учитель, все в порядке? — с беспокойством спросила её Ло Бинхэ. Не в состоянии на нее смотреть, Шэнь Цинцю просто отвернулась от ученицы. И в этот момент земля под их ногами затряслась. Ото всюду послышались взволнованные крики. От сильных толчков люди стали валиться на землю, и, чтобы удержать равновесие Шэнь Цинцю ухватилась за плечо Ло Бинхэ, но тут же пожалела об этом и отдёрнула руку. Ло Бинхэ притянула её обратно и прижала к себе, заставив Шэнь Цинцю почувствовать, какими сильными и натренированными стали некогда хрупкие руки её ученицы.  — Не липни ко мне! — Шэнь Цинцю принялась выворачиваться из цепких объятий ученицы. «Не со мной ты должна быть сейчас!» Но Ло Бинхэ вцепилась в неё словно клещ, не желая отпускать:  — Хоть учитель и ругается на меня, мне кажется, что вместе сейчас безопаснее. Бездна наконец разверзлась и из неё хлынул такой поток темной энергии, что похоже было, что только Ло Бинхэ и Шэнь Цинцю смогли сохранить сознание. Бездонная пропасть наяву выглядела гораздо ужаснее, чем рисовало воображение Шэнь Цинцю. От стонов неупокоенных душ и мерзкого смрада на душе ей стало ещё неспоконей. «Она же главная героиня! Все с ней будет хорошо!» — убеждала себя Шэнь Цинцю. Ло Бинхэ тоже посмотрела во мрак Бездны и, вздохнув, сказала:  — Учитель, эта ученица боится, что она не переживёт этот день. Может ли она кое-что сказать? «Что это за повороты сюжета? — мысленно воскликнула Шэнь Цинцю. — За неимением более подходящего человека Ло Бинхэ ни с того ни с сего мне в любви признаваться будет? Эй, система, ты там ещё в штатном режиме работаешь?» «Система функционирует без сбоев», — отозвалось в её голове, но Шэнь Цинцю показалось, что механический голос системы звучал недовольно. От внутреннего напряжения Шэнь Цинцю заскрежетала зубами. Ло Бинхэ сбивчиво продолжила:  — Учитель, я не знаю, в чём провинилась, и почему вы избегаете меня, и прошу прощения за свои проступки. Если мы выберемся отсюда живыми, то я всегда буду повиноваться вашей воле и сделаю всё, что прикажете, только, пожалуйста, не прогоняйте меня, не отводите свой взгляд… Я готова до конца своей жизни следовать за вами, куда бы вы не направились, и если вы что-то захотите, то я всё сделаю, чтобы исполнить ваше желание!  — Как трогательно, — раздался над ними бесстрастный голос. Шэнь Цинцю подняла взгляд и узрела ледяную королеву, повелительницу северных демонов Мобэй Цзюнь. Её первой реакцией было удивление: облик королевы сильно отличался от её представлений, исходящих из книжного описания. Это сейчас Мобэй была врагом главной героини, но после распространения в демоническом мире влияния Ло Бинхэ, она станет ей верной союзницей. Так как Мобэй была постоянно рядом с главной героиней, то чтобы она не перетягивала на себя внимание поклонников Ло Бинхэ, автор описывала её, как неприятную для мужского глаза. Но, хотя она и не вписывалась в идеал хрупкой и нежной девушки, эту высокую статную женщину с рельефным прессом и развитыми плечами Шэнь Цинцю не могла назвать непривлекательной. Эта ледяная королева была очень горяча! Обнаженную верхнюю часть тела демонессы прикрывала только распахнутая меховая шуба, и Шэнь Цинцю, не понимая, в чем смысл такого наряда, могла в деталях рассмотреть роскошное тело демоницы. С досадой она почувствовала, что теряет уверенность в своей внешности.  — Ооооо, да! — послышалось откуда-то сзади. Мобэй Цзюнь сформировала ледяное копьё и, не глядя, пустила его в сторону восторженного возгласа. Больше криков не последовало.  — На словах все всегда так верны и преданны, — продолжила королева. — Но можешь ли ты доказать это делом? Шэнь Цинцю не хотела превращаться в замороженную рыбу, а потому не стала мешкаться и бросилась в атаку. Она проявила себя в лучшем свете, но, оказалось, что для зрелой представительницы высших демонов уроны от её атак были не страшнее комариных укусов. Шэнь Цинцю удалось нанести ей ещё несколько бесполезных ударов, прежде чем Мобэй Цзюнь одним легким движением руки отбосила её с такой силой, что Шэнь Цинцю пролетела несколько чжаней и врезалась в скалу. Она услышала хруст кости и почувствовала резкую боль в правой ноге. «Такому противнику хотя бы проиграть не стыдно», — обессиленно подумала заклинательница. С мрачным предчувствием она смотрела, как демоница приближается к ней.  — Говорят, любовь — это чудо, — сказала она, обращаясь к Ло Бинхэ. — Интересно, сможет ли твоя привязанность его сотворить? «Да кто тебя так обидел, что ты стала такой неадекватной», — внутренне завопила Шэнь Цинцю, почувствовав ледяную руку на своей груди. Но Мобэй не успела причинить ей вред, поскольку Ло Бинхэ снесла её мощной волной тёмной ауры. На её лбу проступили очертания демонической метки, выдававшей её происхождение. Она выглядела величественно и могущественно, и Шэнь Цинцю впервые увидела в этой девочке будущую правительницу обоих миров. Мобэй сразу поднялась после удара, однако из её рта потекла тонкая струйка крови.  — Надо же. Чудо всё-таки свершилось. Кто бы мог подумать, что среди заклинателей скрывается тёмная овечка. Возможно, тебе будет лучше со своим видом, — сказала она и, исполнив свою сюжетную роль, в тот же миг испарилась. Ло Бинхэ после такого сильного выброса энергии нетвердо стояла на ногах недалеко от края Бездны. «У вас две минуты на то, чтобы сбросить главную героиню в Бездну. В противном случае ваша учётная запись будет аннулирована», — оповестила система. Аннулирование учётной записи означало смерть. Через это Шэнь Цинцю уже проходила, и повторения ей не хотелось. Её до сих пор иногда мучили сны, в которых она мучительно задыхалась и ничего не могла с этим поделать. Ло Бинхэ, с другой стороны, падение в Бездну не убьёт, только сильнее сделает, так стоило ли за неё переживать? В конце концов, похоже, у неё действительно нет выбора. Шэнь Цинцю попыталась встать, но её пострадавшая нога не дала ей это сделать. Раны на заклинателях заживали быстрее, чем на обычных людях, но не настолько быстро, чтобы Шэнь Цинцю могла сразу встать и побежать. «Система, а сколько баллов будет стоить мгновенное исцеление моей ноги?» Система ответила не сразу: «Ваш запрос отклонен. Уточнение задания: Используя силу красноречия, убедите главную героиню, что вы её ненавидите, и заставьте сброситься в бездну самостоятельно». «Это что ещё за хрень? А как же за ваши баллы все что угодно?» «Осталось минута тридцать секунд».  — Учитель? — услышала она голос Ло Бинхэ.  — Стой! Не подходи! — в панике закричала Шэнь Цинцю. Ло Бинхэ испуганно остановилась. «Эй, Система! Система, ты серьёзно?»  — Учитель, я могу объяснить…  — Я ничего не хочу слышать! «Что ещё за сила красноречия? Мне обзываться на неё что ли, или как?»  — Учитель, позвольте позаботиться о ваших ранах.  — Не подходи ко мне, д-демо-, тьфу, демоническое отродье!  — Учитель, я могу это скрывать, никто не узнает.  — Я не буду тебя покрывать! Ло Бинхэ, стой, где стоишь, и не вздумай двигаться! Ло Бинхэ, порывавшаяся подойти к учителю, ошарашенно последовала приказу. «Минута». Шэнь Цинцю изо всех сил пыталась войти в роль оригинала:  — Ты думаешь, я буду защищать тебя? Ло Бинхэ, знаешь ли ты, как сильно я тебя ненавижу?! Твою молодость, твою красоту, твои способности! Жалею о том миге, когда встретила тебя! Я не переношу весь твой вид, твое белоснежное лицо и идеальные волосы доводят меня до бешенства!  — Неправда… — проблеяла Ло Бинхэ и попыталась шагнуть к Шэнь Цинцю, но та запустила лежащий рядом камень ей в в лицо, и он ударился об ее висок. Ло Бинхэ потрясённо провела рукой по стекающей крови.  — Ты просто безродная скотина, да ещё и с кровью демонов. Я взращивала тебя, надеясь использовать в своих целях, но даже тут ты оказалась бесполезна. От тебя нет никакого толка! Огорошенная Ло Бинхэ медленно отступала, по её щекам потекли слёзы, она пыталась что-то сказать, но из её рта выходили только судорожные вдохи. «30 секунд». — Ты там что-то говорила, про то, что будешь повиноваться мне и сделаешь счастливой. Так вот, я буду вне себя от радости, когда ты пропадешь с глаз моих долой и окажешься там, где тебе самое место. Так что, Ло Бинхэ, закрой свой поганый рот, и прыгай в эту чёртову Бездну! Она хотела ещё что-то сказать, но фигурка Ло Бинхэ исчезла. Она действительно выполнила пожелание своего учителя. Когда Шэнь Цинцю это осознала, содержание её желудка вывернуло наружу. Проблевавшись, она только и могла шепотом повторять: «С ней все будет хорошо. С ней все будет хорошо. С ней все будет хорошо». В голове звучали фанфары от системы с поздравлениями об успешно завершенной миссии и добавлении вдвое большего числа баллов, но Шэнь Цинцю не вникала в них. Все её усилия пошли прахом: не только сближение с ученицей обернулось против неё, но и, наговорив ей всё это, она обрекает себя на гораздо большую ненависть, чем если бы просто исподтишка столкнула Ло Бинхэ в мир демонов. Её снова замутило, когда она подумала, что чувствовала Ло Бинхэ, слушая все эти мерзкие слова. Облокотившись на скалу, она закрыла глаза и подумала: «Какой же я ужасный человек».
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты