Adventure as the meaning of life

Гет
R
В процессе
18
автор
Yohanovna бета
Размер:
планируется Макси, написано 38 страниц, 9 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
18 Нравится 2 Отзывы 4 В сборник Скачать

Глава 6 " Хогвартс... не слышали?"

Настройки текста
      Следующим утром Жасмин распахнула глаза в самую рань. Девушка нехотя встала с постели и принялась вяло расхаживать по дому. Нужно было немедленно разведать обстановку, творящуюся во внешнем мире. Жас нагнулась и увидела под кроватью сладко спящую Буку. Интересно, сочтут ли люди несуразным внешний вид животного. Хотя, если не приглядываться, за маленького толстого котёнка она сойдёт, хвоста только не хватает. Немного поразмыслив, Жасмин пару раз хлопнула в ладоши, и перед ней появились домовики.       — Далли, Малли, приготовьте, пожалуйста, на сегодня выходную одежду.       — Будет сделано, — сказали домовики и исчезли с лёгким хлопком.       Тут же на постели появилась воздушная клетчатая юбка со строгой блузой в придачу. Из-за поднявшегося шума под кроватью недовольно пробурчал порядком заспавшийся комок шерсти:       — Куда ты подскочила ни свет ни заря? Есть какие-нибудь планы?       — Сегодня мы идём в город, — сказала Жасмин. — Посмотрим, может, по дороге заскочим в Лондон, а дальше разберёмся.       — И куда тебя несёт, — ворчало животное, — посидели бы дома, когда бы наскучило, то вернулись в нашу уютную каменную лачугу.       — Ноги моей больше там не появится, — заявила Жас. — Хватит предназначений и прочей ерунды.       — Как знаешь, — безразлично сказала Бука. — Лишь бы в последующем повадно не было.       — Фишки брошены на поле, нечего жалеть о сделанном выборе, — философски заметила Жасмин, а потом усмехнулась: — Вперёд, мой верный телохранитель, нас ждут великие дела.       Литтл-Уинг за последние шесть лет заметно расширился. Появилось много новых домов, да и население порядком увеличилось. Девушка, оглядывая бесконечные пролёты кварталов, бесцельно шла с Букой на руках.       — Как думаешь, — спросила Жас, обращаясь к животному. — В Лондоне есть какие-нибудь магические кварталы?       — На моей памяти таковым является Косой переулок, — ответила Бука. — О большем сказать не могу.       — А как туда попасть?       — Через стену, которая находится в пивном дворе «Дырявый котёл»       — Тогда пошли туда, я хочу посмотреть, как живут местные волшебники.       Дорога до Лондона заняла не более четверти часа. Сложнее было отыскать среди сотни одинаковых серых домов неприметную забегаловку.       Жасмин пробегала глазами по встречающимся ей людям. Странные длинные балахоны, летающие над столами чашки — всё говорило о том, что девушка пришла в нужное ей место. Пройдя вглубь заведения, вслед за каким-то человеком в синей накидке, Жас очутилась прямо перед кирпичной стеной. Человек достал волшебную палочку и постучал ею по нескольким кирпичам, после чего стена начала разъезжаться и открывать вход в Косой переулок.       Жасмин, раскрыв рот, смотрела на творящуюся здесь атмосферу. Вокруг было много детей, магазинов и павильонов, повсюду слышался смех. Девушка прошла по улице и заглянула в первую попавшуюся лавку, которая являлась аптекой. В помещение царил запах различных зелий и мазей, а также продавались котелки на любой цвет и вкус. Жас, здраво рассудив, что следует пополнить запасы зелий в поместье, не раздумывая, закупила несколько необходимых снадобий и отправилась в лавку напротив.       — Жасмин, зачем мы забегаем к каждому первому встречному. Тем более здесь мне как-то неуютно.       Это был павильон с редкими артефактами. Заведовал им низенький человек, лицом напоминавший болотную крысу. Жас, не заметив его, прошла вглубь магазина и неожиданно наткнулась на странную вещь, похожую на старинные часы с золотой цепочкой. Она осторожно провела над ними рукой и почувствовала лёгкое шевеление своей магии. Оно было настолько приятным, что Жасмин не сразу услышала голос рядом стоящего продавца:       — Это очень дорогая вещь, леди, предназначенная для другого покупателя. Она не продаётся.       — Извините, — произнесла Жасмин, переводя своё внимание от часов на карман, в котором минуту назад лежал кошелёк. Локоть девушки уже хотел зайти в круговое движение, но она сдержалась. Вместо этого Жас резко выкинула руку и поймала бумажник в воздухе. — Спешу покинуть ваше нелицеприятное общество.       — Всего доброго, леди, — усмехнулся продавец.       Жасмин кипела от злости, вихрем летя из переулка. Как только девушка оказалась в магловском Лондоне, она начала сыпаться возмущением:       — Грязный мелкий вор. Мерзавец, который готов продать свою жизнь за несчастный грош. Позор рода магического.       — Вообще-то, лезть в головы людей неприлично, а тут ещё и запрещено законом. — нравоучительно бурчала Бука. — Что тебе нужно было от него?       — А тебя не смущает то, что в его павильоне всё было незаконно. К тому же лавка была скрыта чарами невидимости, так что первый встречный туда точно не войдёт.       — Зачем ты вообще поплелась в это место. Мы планировали просто прогуляться, а не кошельки раздавать.       — Может, ты и права, поедем обратно, там немного походим и вернёмся домой.       Жас решила не доезжать до своего квартала, а выйти ближе к окраине города. Мимоходом путники собрались отдохнуть и завернули во встретившуюся им по дороге забегаловку. Это был старый паб, в котором, как помнила Жасмин, продавался дешёвый алкоголь. В основном здесь всегда засиживали бездомные и люди с малым достатком. По памяти девушки, во времена ее детства от этого места постоянно шли звуки фалишиво играющей скрипки или карнета под топот энергичной джиги. Теперь же в помещении царила темнота и, несмотря на сильный смрад, было много людей. Девушка, стараясь скрыть своё отвращение, прошла вглубь комнатушки и присела в самый дальний угол.       — Какого Тримбла мы сюда пришли? — тихо спросила Бука. — Я не замечала раньше в тебе симпатии к людям, скатившимся до этого постыдного образа существования. Пойдём уже в поместье, тебя целый день тянет в неприличные заведения.       — Вынуждена с тобой согласиться, — промолвила Жас и уже собралась уходить, как услышала смутно знакомую фамилию:       — Оу, старик Снейп опять напился в доску. Не пора ли тебе баиньки, дружище? — орал на всю забегаловку бородатый мужчина, мало чем отличавшийся от своего «друга». Человек, к которому обращались, тяжело поднял свою голову со стола и попытался сфокусировать взгляд:       — Да, пора было бы уже и… — заплетающимся языком с трудом продолжал Снейп, — домой. А то они совсем от рук отбились… эта ведьма… и отродок её… пора бы уже им знать… — но договорить у мужчины так и не получилось. Бородатый мужчина с силой стукнул Снейпа по плечу так, что тот с большой натугой устоял на ногах.       — Пойдём, Тобиас, по дороге расскажешь мне, что ты сделаешь со своей ведьмой.       Жасмин на секунду отвлеклась от этих людей и посмотрела на Буку:       — Я передумала, мы пойдём за этими мужчинами.       — Зачем это нужно, — взбунтовалось животное. — У них-то и дом, наверное, сомнительный.       — Не знаю, — пожала плечами Жас. — Заодно прогуляемся и осмотримся в округе. Разве не такие планы у нас были утром?       Дальше, не говоря ни слова, девушка двинулась за двумя, еле идущими пьяницами. Нужно признать, их дома находились достаточно далеко от паба. Перед Жас начали появляться знакомые ей кварталы, и девушка с ностальгией спросила:       — Интересно, дома тоже всё по-старому?       — Даже не думай, — запротестовала Бука. — Тебе вряд ли удастся пройти незамеченной.       — Я знаю, — обречённо сказала Жасмин, — но, может, хотя бы одним глазком у меня получится взглянуть на сестёр.       Бука неопределённо мотнула головой и стала оглядывать местность. Жасмин тем временем, отбросив лишние мысли, ускорила шаг и нагнала мужчин возле развилки, располагавшейся возле ткацкой фабрики. Здесь сладкая парочка отлипла друг от друга, и Жас решила последовать за тем мужчиной, которого звали Тобиасом. Его дом располагался в двух кварталах от фабрики. Это было серое обшарпанное здание, которое на первый взгляд могло показаться заброшенным. Снейп ногой толкнул хлипкую дверь и под противный скрип вошёл в дом. Жасмин тем временем притаилась возле маленького окошка, откуда были слышны все звуки дома.       — Эйлин, — закричал разъярённым голосом Тобиас, — негодная деваха, что ты химичишь? Небось, опять меня своей стряпнёй отравить удумала?       В дверях появилась очень худая женщина. Её посеревшее лицо выражало безмерную усталость, а костлявые руки, похожие на ломкие тростинки, свисали вдоль тела.       — Что тебе нужно, Тобиас? — тихо спросила женщина.       Снейп молча поднял руку и приложился ею же по лицу Эйлин. Женщина без сил осела по стене, но продолжала сверлить мужчину угрюмым взглядом.       — Мне жена нужна… — кричал Тобиас, — а не это недоразумение.       И мужчина стал пинать Эйлин ногами, словно тряпичную куклу.       В эту минуту на лестнице послышались торопливые шаги. В дверях комнаты появился высокий юноша со свисающими вдоль лица чёрными, как смоль, волосами. Он быстрым шагом прошёл через всю комнату и очутился прямо перед лицом мужчины:       — Не смей трогать мою мать, — твёрдо произнёс юнец.       — Вот и отродье… привалило, — насмешливо произнёс Тобиас, — и что ты мне сделаешь, щенок. Пригрозишь своей деревяшкой?       Терпение юноши заканчивалось, кисть с палочкой уже начинала своё движение. Но кулак, пущенный Тобиасом, так и не дал юнцу совершить свои планы. Удар пришёлся прямо в висок, и юноша, не ожидавший такого поворота событий, потерял сознание, ударившись виском об пол.       — Вот и твоему отродью досталось, — засмеялся Тобиас, — будет знать, как встревать. Считай, что тебе, ведьма, сегодня повезло. Иди-ка приготовь мне чего-нибудь опохмелиться.       Эйлин поднялась и с тоской посмотрела на сына. После её взгляд гневно метнулся в Тобиса, и могло показаться, что сейчас женщина с кулаками наброситься на своего мужа. Но это продлилось всего несколько минут. Ноги Эйлин стали подгибаться от жуткой слабости, и она качающейся походкой повернула в другую комнату и скрылась из виду. «На неё явно наложено какое-то сложное проклятие, которое уже почти съело её нутро» — думала Жасмин. — «Эх, ну как же жалко мальчишку. Однако нужно ждать. Сейчас заявиться в этот дом будет травмоопасно. Что ещё выкинет этот псих?»       Из дома послышалось тихое шорканье. Тобиас, закинув руку сына себе на плечо и что-то бормоча под нос, пошёл в сторону другой лестницы, ведущей вниз. Это был подвал, единственным источником света которого являлось небольшое окошко, выходящее на другую сторону улицы.       Мужчина скинул с себя руку сына и пнул его под рёбра:       — Полежи здесь, охладись, может, муть вся из головы выйдет.       Слышно было, как закрылась на щеколду стальная дверь. Жасмин видела, как Тобиас, не разувшись, улёгся на диван и сразу же захрапел, и как Эйлин, тихонько бормоча заклинания, готовит какое-то зелье, которое, к слову, выглядит не очень удачным. У девушки сжалось сердце от вида этой женщины. Жасмин, не раздумывая, обогнула половину дома и всмотрелась в окно, ведущее в подвал. Юноша всё также лежал без сознания, а из его виска сочилась кровь.       — Зачем мы здесь, Жасмин? — первый раз за всё время подала голос Бука. — Для этой картины нужно иметь стальные нервы.       В ответ Жас лишь покачала головой и дотронулась до решётки окна. Она попробовала железные прутья на прочность и начала их отгибать. Как только путь оказался свободным, девушка пролезла внутрь помещения и кинулась к юноше. Она торопливо нашла его кисть, нащупывая пульс и накладывая диагностические чары. К счастью, серьёзных повреждений не было, не считая небольшое сотрясение мозга и слабого вывиха плеча. Жасмин начала рыться в сумке, доставая все необходимые мази и зелья, которые были куплены в Косом переулке. Она аккуратно приподняла голову юноши и положила её к себе на колени, начиная растирать мазь вокруг его лица. Спустя некоторое время веки юнца затрепетали, и, наконец, он раскрыл свои чёрные, похожие на глубокие тоннели, глаза:       — Кто ты? — хрипло спросил он, резко отпрянув от рук девушки.       Жасмин не отвечала, прикидывая в голове варианты, что лучше сделать: усыпить его или стереть эту неловкую минуту из его памяти.       В этот момент юноша попытался встать, но локти подвели его, подогнувшись в самый ненужный момент. Юнец опять упал на землю и начал сверлить угрюмо-ненавидящим взглядом Жас. Девушка покачала головой и произнесла:       — Позволь помочь тебе, я ничего дурного не сделаю.       Жасмин медленно, будто пытаясь погладить дикого льва, протянула руки с мазью к его плечу. Юнец на каждое прикосновение девушки постоянно морщился, но упорно молчал. Но вскоре, не выдержав ворох вопросов, царящий в голове, юноша выпалил:       — Как ты сюда попала?       — Через окно, — просто ответила Жас, не отрываясь от работы. — Конечно, ворвалась в чужой дом без повода, без приглашения и теперь так мило разговариваешь, да ещё и без спроса копаешься в голове. Возвращайтесь вы, девушка, туда, откуда пришли, я не нуждаюсь в вашей услуге.       Со второго раза у юнца получилось встать, и он, шатаясь побрёл к двери, дёрнув её за ручку. Всё оказалось заперто, а палочка так и осталась лежать на полу в гостиной. Юноша с досадой пнул ногой дверь и уселся на влажный пол.       — Ты же волшебник? — тихо спросила Жасмин.       — Какое остроумие, — съязвил юнец, — всё-таки у девушек есть остатки серого вещества, которое зовётся мозгом.       Жас обиженно потупила глаза, но после гордо вскинула голову и задала вопрос:       — Я хотела бы узнать, как в этой стране живут волшебники? Где растут, учатся, работают?       — Я не справочное бюро, — огрызнулся юноша.       Жасмин сдалась и с сомнением оглядела помещение, в котором они находились:       — Пойдём отсюда, я помогу тебе попасть в дом.       — Я не нуждаюсь в твоей помощи, — запротестовал юноша, — по какому праву ты вообще появилась здесь? Иди прочь, тебя сюда не звали.       — Грубиян, — констатировала Жас и, еще раз окинув взглядом этого прямолинейного гордеца, легко выпрыгнула из маленького окошка.       Девушка быстро прошла вдоль улицы, раздражённо пиная щебень под ногами.       — Ни грамма благодарности и ни грамма взаимовыручки, — бурчала Жас, — какие мы все незгибаемые.       — Ну, если по совести, то врываться в чужой дом было крайне неосмотрительно. Что ты хотела, распростёртых объятий или душещипательных бесед? — усмехнулась Бука.       — Ни того, ни другого, — сказала Жас, яростно сверкнув глазами, — мне стало жалко их, особенно юношу. Жизнь то его не балует: матери недолго осталось, а отец и вовсе алкоголик.       Бука возмущённо спрыгнула с рук Жасмин и перегородила ей дорогу:       — Учти одну вещь, Жас. В этом мире только ни на что негодные люди любят жалость. Сильные люди всегда гордые, их возмущает слабость, бездействие. К тому же на моей памяти этот юнец стал первым человеком, который поймал тебя на легилименции, а это уже что-то да значит. Постой, а куда мы пришли?       Перед глазами появился такой знакомый яблоневый садик и такая родная рыжеволосая девушка, сидящая под деревом и записывающая что-то в книге.       — Стой, тебе нельзя сюда, — гневно запищала Бука, — ты только навредишь им, заклинание забвения спадёт в своё время, нужно дождаться.       — Я знаю, и поэтому постою здесь под моими любимыми чарами невидимости. В ответ Буке оставалось только закатить глаза.       Жас, потирая подбородок, на расстоянии копалась в голове сестры, и, стоит отметить, что удавалось ей это достаточно трудно. Перед глазами начали мелькать обрывки давних воспоминаний:       «Маленькие Лили и Пет играют в куклы.       — Ты слышала, что Жасмин Ванс уехала в какую-то школу? Говорят, она находится в Америке, и название такое странное — Эльвермония, — спросила Лили.       — Ильвермония, — поправила Петуния, — да, мне говорили это. Надеюсь, кузина там приживётся. Кстати, Лили, смотри, что я умею.       Пет провела рукой по платью куклы, меняя его цвет с розового на зелёный.       — Отлично получилось, Туни, — лучезарно улыбнулась Лили. — Поменяй ещё, пожалуйста, цвет волос у этой куклы.»       В следующем обрывке воспоминаний Лили и Пет были на детской площадке:       «— Туния, смотри, как я умею, — кричала Лили, высоко раскачиваясь на качелях и слетая с них по воздуху.       — Лили, перестань, — крикнула Петуния, — мама не разрешила тебе так делать!       — Ну ничего же не произошло, — засмеялась Лили, — лучше посмотри, что я ещё могу.       Девочка подхватила с куста завядший цветок и протянула Пет руку с ним. Туния осторожно провела руками по гладким лепесткам, пытаясь увеличить цветок в размере, но в этот раз у неё ничего не получилось.       — Так нельзя, — возмутилась Петуния, с завистью в голосе. — Как у тебя это получается?       Вдруг из-под кустов высунулась чёрная голова какого-то проныры. Одет он был крайне неопрятно: в старой мужской куртке и блузой с рюшами:       — Всё понятно, правда? — спросил мальчишка.       Лили явно испугалась, но не двинулась с места:       — Что понятно?       — Ты… ты колдунья, — прошептал мальчик»       Далее воспоминание обрывается, и тут же представляется новое:       «Лили и мальчик идут вместе через рощу и болтают:       — Северус, скажи, это всё правда? Хогвартс действительно существует?       — Да, мы уедем отсюда, как только нам исполнится одиннадцать, — мечтательно произнёс мальчик.       — Расскажи мне что-нибудь об этой школе, — попросила девочка.       — Ну, Хогвартс — это школа, где изучают магию, — увлечённо рассказывал Северус, — всего там есть четыре факультета: Гриффиндор, Пуфендуй, Когтервран и Слизерин.       — А важно то, что я из семьи маглов? — произнесла Лили.       Мальчишка замялся:       — Нет, — сказал он, — совсем не важно.»       К концу разговора ребята подошли к дубу, и воспоминание начало расплываться. Потом перед Жасмин предстали строчки письма Петунии от некого Дамблдора.

      «Уважаемая мисс Эванс! К сожалению, в нашей школе чародейства и волшебства «Хогвартс» не предусмотрена программа для обучения сквибов. Единственное, что я могу вам порекомендовать, это пособия, которые были высланы вам одной совой вместе с письмом в подарок от школы. Приятного времяпрепровождения.

А. П. Ф. Б. Дамблдор»

      «— Как ты посмела его прочитать, Лили, — пищала Пет. — Этот сын грязных Снейпов на тебя дурно влияет.       — Прости меня, пожалуйста, Туния. Сев случайно увидел на столе письмо, и меня заело любопытство, — виновато говорила Лили. — Прошу, извини меня.»       Далее воспоминания начали меняться, как в калейдоскопе: появилась сцена грустного расставания с семьёй, чувство вины перед Тунией. Потом долгая дорога до Хогвартса, распределение по факультетам.       Жас резко вынырнула из воспоминаний, ощутив сильное головокружение. Девушка без слов подхватила Буку на руки и перенеслась обратно в поместье, прямо на кровать.       — Несносная девчонка, — бурчала Бука. — Это ж надо такую перегрузку сделать. А я-то рот разинула, дурёха. Далли, Малли, откачивайте вашу хозяйку!