Кровь единорога

Слэш
NC-17
Завершён
126
«Горячие работы» 33
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
46 страниц, 8 частей
Описание:
Сказка для взрослых. Хороший ли будет у неё конец? Чонгук тянется к Чимину, который не может долго находиться в человеческом обличии.Ответит ли тот взаимностью? Может ли он вообще что-либо чувствовать, учитывая, кем является?
Примечания автора:
Иллюстрации к работе от гаммы: https://twitter.com/moomymoo3/status/1358013112381829121?s=21
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
126 Нравится 33 Отзывы 49 В сборник Скачать

6 Лавандовый аромат

Настройки текста
      Маленькая комната залита холодным светом с улицы, пробивающимся сквозь оконное стекло. Солнце скрыто за тёмными мрачными облаками, которые заволокли небо до самого горизонта. Чонгук всегда просыпался очень рано, но сегодня всё иначе. Он то выныривает из беспокойного сна, то вновь проваливается в глубокое забытие.       В очередной раз Гук вырывается из цепких лап неясных смутных сновидений. Пугающих даже, заставляющих покрыться холодным потом. Там он, сбившись с пути, блуждал по лесу с заросшими тропинками, пытался бежать, чтобы выбраться, но, как это бывает во сне, ноги словно ему не принадлежали. Лесник или не сдвигался с места вообще, или с трудом преодолевал полметра, а стволы деревьев с каждым тяжело дающимся шагом будто приближались, наступая, заполняя пространство вокруг своими пушистыми раскидистыми ветвями, делая тропу всё уже. Впереди маячил и ускользал светлый огонёк, но Чонгук, как ни пытался, не мог его нагнать, в безнадёжном отчаянии протягивая к нему руки.       Пробудившись, лесник медленно моргает, приходя в себя, и трёт глаза. Нет бодрости и энергии после отдыха, как это обычно бывает у него по утрам. Во рту сухость, а к горлу подкатывает неприятный ком лёгкой тошноты. Чон садится на постели, опустив босые ноги на прохладный деревянный пол, пытаясь привыкнуть к небольшому головокружению. Внутри ощущается некая опустошённость, словно что-то важное вырвали нещадно. По мере постепенно возвращающихся воспоминаний и картинок минувшего вечера и ночи, пустоту вдруг начинают заполнять самые разные чувства и эмоции. В голове тысяча вопросов. Но самый первый из них:«Где Чимин?»       Гук поднимается на ноги и спешит к ведру с водой. В три жадных глотка он осушает глиняную кружку, пытаясь игнорировать недомогание. В висках до сих пор раздражающе пульсирует.       Лесник обувается и накидывает на плечи свой короткий кафтан из сукна орехового цвета, который уже начал протираться на локтях.       Выпустив всю живность из сарая, Чонгук наспех меняет у них питьевую воду и проверяет кладки яйц несушек. Окинув беглым взглядом дровяник, парень решает, что поленьев хватит ещё на пару недель, а то и больше, поэтому сегодня можно не изматывать себя физической работой.       Завтрак в привычной обстановке, которая сопровождала его годы одинокой жизни, становится для Чона вдруг угнетающе тихим. Чимин своим появлением нарушил весь уклад существования, которым лесник был так доволен.       Непродолжительные разговоры и кроткие взгляды сотворили переворот в душе обычно спокойного брюнета, не говоря уже о внезапном порыве страсти, которая смела на своём пути все преграды в виде убеждений и сомнений.       В мыслях Гука прочно обосновался юноша с яркими волосами. Но пора смотреть на вещи трезво… Ему необходимо быть готовым к тому, что они больше никогда не увидятся. Чонгук не знал, находясь в смятении, что ему правильнее будет сделать, как поступить: бережно хранить эти воспоминания или, наоборот, попытаться всё забыть? Внутренний голос подсказывал, что забыть Чимина не получится...       Тяжёлый обречённый вздох разбивает тишину. Аппетита нет, как и нет желания идти на рынок в деревню, ведь они должны были идти вместе. Чон решает позволить себе такую маленькую слабость, как безделье. Он оставляет посуду с остатками пищи на столе, плюхается на соломенный матрац и закидывает руки на подушку над головой, сцепляя пальцы в замок.       Четверть часа парень просто лежит, рассматривая щели на потолке и узоры на грубо отшлифованных досках. Сразу было ясно, что Чимину придётся возвращаться в лес, и он не останется. Глупо было бы надеяться на это, даже учитывая его визиты на поляну перед домом лесника в облике единорога. Это было простое любопытство.       После всех пережитых в далёком прошлом мрачных событий, Чонгук перестал ярко выражать свои чувства и эмоции. Слишком долго он учился их скрывать и подавлять… Так было легче справляться с утратами и болью. Ему порой казалось, что он даже у себя в голове не мог сформулировать то, что сейчас ощущает. Словарный запас лесника тоже был весьма ограничен ввиду недостаточной образованности, и он это понимал.       Чимин говорил складно и вполне понятно, без излишеств. Сложилось впечатление, что он тоже ограничен в эмоциях и словах. В этом они были схожи, если вообще допустимо их сравнивать. Но что-то между ними промелькнуло, о чём они не успели толком поговорить, и что бы это ни было, покой Гука был нарушен основательно. Нельзя отрицать их внезапную тягу друг другу. За собой Чон сразу это заметил, а вот за необычным гостем чуть позже… Внизу живота всё переворачивается от одного воспоминания о том, как с готовностью Чимин принимал предложенные ласки...       Тягучая тоска растекается по всему телу, лишая жизненных сил. Очень трудно заставить себя перестать вспоминать, да практически невозможно, когда даже вкус чужих губ так отчётливо вспоминается.       Непрерывный поток мыслей наполняет голову. Чонгук обдумывает все их разговоры, каждое слово, прикрывает глаза и явственно представляет каждый взгляд и каждую подаренную ему улыбку. И вдруг его словно окатывают ледяной водой. Он будто отошёл от какого-то наваждения. Только сейчас приходит позднее осознание того, что Чон совершенно неестественным образом отключился, а многие объяснения и случаи из рассказов Чимина не сходятся…       Гук издаёт нервный смешок. А что, если Чимин солгал обо всём?       — Сначала Чимин говорит, что единороги одиночки, но потом оказывается, что его мать встретила сразу двоих, которые доставали тело из петли…— негромко говорит сам с собой брюнет, поднимаясь и отмеряя шагами комнату. Он задумчиво сводит широкие брови к переносице, и между ними появляется складочка. — И про свою будущую пару он ничего не рассказывал, пока его не застали врасплох. Хм-м. А что он со мной сотворил, будто я сознание потерял… — Чон обрывает сам себя на середине фразы и лижет сухие губы кончиком языка. Он сжимает кулаки, да так, что короткие ногти впиваются в ладони. Внутри разрастается новая смесь чувств. То, о чём Чонгук почти забыл, скрывая два года, находясь в рабстве у охотника, пряча за покорностью и смирением. Возмущение, обида и жажда добраться до истины, получить ответы на все свои вопросы застилают разум. Это побуждает к действию.       Без дальнейших промедлений парень хватает с крышки сундука парадную рубашку, которая ещё вчера вечером покрывала плечи лесного жителя в обличии человека, и выходит наружу.       Чон оглядывается по сторонам и громко отрывисто свистит. Из-за дома, дружелюбно виляя хвостом, выбегает Пират. Загнав козу, которая гуляла на привязи, обратно в сарай, Гук подносит скомканную белоснежную ткань к морде своего пса:       — Пират, ищи.       Лохматый зверь пару раз глухо рокочуще лает, опускает голову вниз и принюхивается к траве, ходит кругами, затем устремляется к входной двери дома. Наконец, пёс берёт след...

***

      В ненастную погоду в чаще леса мрачно. Они идут уже полчаса. Чонгук старается поспевать за воодушевлённым псом. По этой тропе они с Чимином не ходили. Вдруг вдалеке слышатся гулкие раскаты грома, заставляющие брюнета остановиться и замереть.       — Чёрт! — раздражённо вырывается у Гука. — Пират, ко мне!       В следующую секунду небо над головой рассекает яркая вспышка молнии. Промокнут они однозначно. Но и дальше идти смысла нет — ливень смоет весь запах.       Чон разворачивается и спешно шагает по тропе обратно в сторону дома, от досады жуя нижнюю губу, пёс послушно бежит рядом.       Первые крупные капли падают на плечи, впитываясь в ткань кафтана, когда они преодолевают только половину пути. Через пару минут из набежавших туч дождь льёт сплошной стеной, тут же промочив одежду лесника насквозь, а в его башмаках хлюпает при каждом шаге по размытой тропе. Пират грустно наклоняет голову и жмурится от попадающей в глаза влаги.       С волос брюнета и шерсти пса стекает вода, когда они, вернувшись ни с чем, забегают в дом. Чонгук тут же принимается растапливать печь. После этого он снимает прилипающую к телу одежду и переодевается в сухое, пока Пират, звучно отряхнувшись и отфыркавшись у порога, ложится возле источника тепла.       В дом четвероногого пускали не часто. Сегодняшний день был скорее исключением из правил.       Подогрев воду, лесник заваривает себе бодрящий крепкий чай, чтобы согреться тем самым изнутри. Он сидит за столом и наблюдает как в стекло барабанит затянувшийся ливень, радуясь, что они не успели уйти слишком далеко в лес и вернулись относительно быстро, не успев продрогнуть.

***

      На следующее утро небо было ясным, что не могло не радовать. Чонгук отлично выспался и, наконец, был полон сил, чтобы выбраться на рынок в деревню. Сегодня ему предстояло также посетить дом главы и получить своё скромное жалование. В планах было даже нанять человека на телеге с лошадью и пополнить в сарае запасы зерна, долго хранящихся овощей и другой провизии.       Парня из своих мыслей, неожиданно закопошившись, вырывает Пират, проспавший всю ночь у печи. Пёс подлетает к двери и настойчиво просится наружу: скребёт тупыми когтями и звонко лает, виляя хвостом. Без задней мысли Чон выпускает лохматого, который пулей несётся в сторону леса и пропадает между стволов деревьев. Такое поведение для него крайне несвойственно… Гук вглядывается в заросли и никого не видит. Обычно хвостатый, задрав лапу, демонстративно метит ближайший куст или ствол дерева и возвращается. Будучи послушным псом, Пират грешил погоней за белками или птицами только когда был совсем щенком. Чон громко свистит, но спустя минуту, так никто и не возвращается, что очень странно. В мыслях зарождается некоторое предположение, но, дабы не тешить себя ложной надеждой, Гук стремится поскорее отвлечься и заняться завтраком.       Позавтракав и собрав в дорогу флягу с водой, Чонгук выходит на порог. Пират уже вернулся и разлёгся на траве перед сараем.       — Ну и где ты был? — лесник подходит и треплет пса по лохматой голове, взъерошивая смоляную блестящую шерсть, а потом отправляет того в сарай.

***

      С массивного стола со звоном монет внутри Гук сгребает небольшой холщовый мешочек и кладёт его во внутренний карман кафтана. Он с благодарностью вежливо кивает главе деревни.       — Идём, провожу тебя, — мужчина, на висках которого заметна пробивающаяся седина, делает взмах рукой в сторону выхода. На крыльце добротного просторного дома, глава достаёт курительную трубку. — Ты подумал над моим предложением, Чонгук?       — Да, господин Ким, — Гук слегка тянет уголки губ вверх. — Мне по душе такая жизнь, как сейчас. Надеюсь, у вас были и другие кандидаты.       Месяцем ранее глава предлагал Чону пойти в ученики кузнеца, несмотря на уже не юный возраст лесника. Кузнец начал сдавать, а ремесло это в деревне очень востребованное и нужное.       — Зря ты отказываешься, парень, — прищуривается Ким, выпуская облачко дыма в сторону. — В нашей деревне ты был бы уважаемым человеком, никогда бы без дела не сидел.       — Я понимаю, но, простите, нет…       — Тогда, выходит, мне придётся огорчить свою дочь? Ведь с простым лесником я никак не могу позволить ей сойтись.       — Мне жаль, господин Ким, но вам придётся огорчить вашу дочь. Даже если бы я был кузнецом, вашей дочери больше подошёл бы кто-нибудь побогаче. Уверен, вы найдёте для неё выгодную партию. Придумайте что-нибудь. Скажите, что я неотёсанный грубиян, это ведь не так далеко от истины, — пожимает Чонгук плечами.       — Ты прав, я хотел бы для неё хорошую партию. Но, боюсь, мои слова не подействуют,— грустно качает головой мужчина. — Она за три месяца, с тех пор, как положила на тебя глаз после вашей мимолётной случайной встречи на этом самом крыльце, расспросила полдеревни о тебе. И торговцы с рынка, конечно, отзывались самым лучшим образом… Ах, я уверен, что эта девчонка уже придумала имена вашим будущим детям. Ты же знаешь, как они любят фантазировать?       — Простите, мне надо идти, — Чон виновато опускает взгляд.       — Хорошо, не буду тебя задерживать. Счастливо, Чонгук, до следующего месяца.       — До свидания, господин Ким.

***

      На рынке как всегда толпится народ. Гук неспешно идёт между прилавков. У него есть конкретная цель, а знакомый земледелец с лошадью уже ждёт неподалёку. Остаётся только закупиться и нагрузить повозку.       Внезапно взгляд тёмных глаз падает на пёстрый прилавок, за которым пожилая женщина что-то перекладывает и перебирает. В воздухе витает ненавязчивое благоухание.       — Здравствуйте, я хотел бы узнать, чем так приятно пахнет? — Чонгук продолжает наслаждаться смешением тонких ароматов. Он и раньше проходил мимо этой торговки, но никогда не придавал особого значения запаху.       — Это мешочки с разными добавками и сушёными цветами, которые хозяйки кладут в бельё, чтобы ткань впитывала эти благоухания, — объясняет женщина, приветливо улыбаясь.       — Что посоветуете? — после лёгкого замешательства интересуется Гук.       — С лавандой успокаивает перед сном, нужно хранить в сундуке или в комоде с простынями и наволочками, или с ночными сорочками, — торговка берёт в руки один из маленьких мешочков и протягивает леснику.       Чонгук подносит товар к лицу и втягивает носом приятный запах:       — И сколько стоит эта штука?       — Два медяка, — всё так же продолжает улыбаться женщина.       — Два медяка?! Но… Почему так дорого? — брови брюнета медленно ползут вверх.       — Поверьте, ваша дама оценит этот маленький презент и жест внимания! Когда запах выветрится, приходите за новым.       Замешкавшись на пару секунд, парень хмыкает своим мыслям и всё же приобретает вещицу, которую держит в руках.       После этого он покупает несколько мешков зерна, мешок картошки, парочку вяленых рыбин, немного соли и крупные хрящи от костей крупного рогатого скота своему псу, которыми Пират давно не лакомился.       Поскольку обратно Гук добирается на повозке, дорога занимает ощутимо меньшее количество времени. Он тепло благодарит извозчика, который даже помогает разгрузить мешки, отсчитывает тому причитающуюся плату и облегчённо выдыхает.       До слуха доносится тихий скулёж из сарая.       — Да что с тобой творится? — Чон открывает хлипкую дверь. Пёс, чуть не сбив с ног своего хозяина, выскакивает на улицу. — Пират, стой! Ко мне! — громко кричит Гук, быстро среагировав.       Зверь, который уже собирался припустить в кусты, нехотя останавливается и поворачивает голову к леснику. Бросив ещё один долгий взгляд на лес, пёс, понуро опустив голову, трусит к человеку.       — Ну посмотрим, как оценят этот презент, — Чонгук достаёт из-за пазухи маленький мешочек, перевязанный тонким шнурком. Он крепко закрепляет верёвочку спереди на ошейнике пса из грубой кожи и проверяет узелок. — Иди, гуляй. Куда ты там хотел бежать? — парень поднимается и провожает долгим взглядом силуэт Пирата, скрывающийся в лесной чаще.       Занятый уборкой в сарае с животными, а затем приготовлением ужина, парень не замечает, как пролетает время. Сидя за столом, пережёвывая кусок вяленой рыбы, Гук вдруг видит в окно вышедшего из леса на поляну Пирата. Брюнет резко поднимается, почти опрокинув табурет, и устремляется на улицу. Пёс, виляя хвостом и высунув розовый язык, спешит к хозяину. Чон сразу же протягивает руку к ошейнику.       Мешочка с засушенной лавандой там уже не было.
Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты