Может, создадим рок-группу?

EXO - K/M, Bangtan Boys (BTS) (кроссовер)
Слэш
R
В процессе
3
автор
Размер:
планируется Миди, написано 17 страниц, 1 часть
Описание:
Новый директор Ким Чунмён решает создать первую в истории школы рок-группу...

О том, как парни начинали свой путь, о любовных многоугольниках и просто о школьниках и их жизни.
Посвящение:
Моим самым прекрасным Диане и девочкам Апего❤
https://ficbook.net/readfic/10227830/26317844?show_comments=1#last_comment
Примечания автора:
Пока не знаю, что из этого получися, но делаем новых "Ранеток")

Заходите на мой телеграм-канал, где я публикую музыку, эстетические фото к работам, а также многое другое.
t.me/gingerbread_exo
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
3 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

1 Глава: "Первые шаги"

Настройки текста

ஐஐஐ

Digital Daggers — Fear the Fever — Эй, аккуратней, — нахмурился Бэкхён и потёр ушибленную золотоволосую макушку. Он хотел проткнуть волейбольный мяч, который побеспокоил его своим сильным ударом, но не нашёл ничего острого под рукой. Рядом моментально оказался высокий парень и, нагнувшись к пострадавшему, нежно потрепал его по кудряшкам. Он виновато улыбнулся и прошептал лишь: — Прости, пожалуйста, — бесстыже подмигнул и, не дожидаясь пока Бэк прийдет в себя, направился обратно к друзьям, которые уже ждали его у волейбольной сетки. Бэкхён невольно посмотрел на его спортивное тело, блестящее от пота в лучах полуденного солнца, на сильные руки с забитыми рукавами, на лиловые пряди в беспорядке, но в сердце всё также ничего не ёкнуло. А так ведь было бы легче для всех. Он тяжело вздохнул и снова поправил наушники, в которых звучал звонкий голос одной из солисток его любимой группы. Сонёль некстати прервал его поток мыслей, а ведь несколько минут назад он наблюдал за пушистыми облаками в предвкушении реализации своего небольшого плана. — Бэк, меня выгнали с поля! — причитал издалека Минсок, хромая на одну ногу по лестнице к нему на трибуны. Надувшийся, как ребёнок, брюнет обмахивал себя футболкой и зачёсывал мокрые пряди назад, вызывая восхищение у нескольких девчонок на первых рядах. Бэкхён, заметив его, вынул наушники. — Вот кому я перешёл дорогу, чтоб так поступать со мной? — А что случилось? — Бэкхён помог другу сесть рядом и протянул бутылку воды, от которой Мин отказался, переполненный возмущением. — Я почти забил в ворота, а потом упал и ногу подвернул! Я мог доиграть, но тренер сказал, чтоб я пошёл в медпункт и оставшийся урок сидел тут… — парень эмоционально размахивал руками, ударив себя по больной ноге несколько раз, и тихо ойкал от боли. Бэкхён взял его руки в свои, спасая друга от самого себя. — Что сказала медсестра? — Ничего серьёзного, — отмахнулся Мин, глазами внимательно наблюдая за игроками на поле. — Всего минут пятнадцать осталось, переживёшь. Это же для твоей безопасности. — Для тебя не проблема, конечно, ты даже не занимаешься, — бурчал старший, грустно наблюдая за своей командой. — Привет, спортсменам, — лавка пошатнулась от севшего тела. — Фу, Кенсу, от тебя так воняет сигаретами, будто ты весь из табака состоишь, — Бэк прикрыл нос рукой и попытался достать свой цветочный дезодорант, но был остановлен крепкой рукой. — Только попробуй мой мужской запах испортить этой хренью, — сморщил лицо парень и забрал балончик из рук. Он внимательно посмотрел на упаковку и попытался понюхать, но сразу же отодвинул его подальше от себя. — Жесть, какой отвратный запах. Мне точно не будут единороги мерещиться? — Точно, — надулся Бэк и спрятал дезодорант в портфель. Он достал вишнёвую гигиеническую помаду и обвёл губы. — Ты бы ещё подводкой нахреначился, зачем тебе вся эта фигня? — спросил Кенсу, все это время скептически наблюдая за его действиями. — А вот и нахреначусь. Я просто хочу пойти и спросить сможет ли мне помочь Чанёль, — Бён старался не выдавать волнение, но руки нервно дрожали, от чего он не мог собраться. Друзья рядом переглянулись, и Кенсу закатил глаза. — А помада тебе зачем? — Губы обветрились, в чём проблема? — Бэкхён, я понимаю, что у тебя влюблённость и всё такое. Но тебе это не надоело? Ты ведь знаешь, что ничего не получится, потому что он не сможет тебя полюбить. Он натурал и никак не реагирует на все твои намеки, — Кенсу похлопал Бэка по плечу, сжимая губы в тонкую полоску. Ему было грустно за друга, который уже несколько лет был безответно влюблён в одноклассника. Он посмотрел на Минсока, спрашивая взглядом правильно ли он сказал, но тот неуверенно пожал плечами. — Не правда, несколько дней назад он обнял меня, когда я помог ему с заданием по литературе. Продвижения есть между нами, нужно только подождать, — Бэкхён уверенно кивнул, стараясь и самому в это поверить. — Бэкхён… — начал было Кенсу, но его прервал Мин. — Что насчёт Сонёля? Он же безума от тебя, ты это знаешь. Они с Чанёлем близнецы, поэтому я не понимаю, почему ты все еще бегаешь за другим. — Потому что мне нравится Чанёль, — обижено поджал губы Бэк. И было не понятно на кого он обижался: то ли на друзей, которые долгое время пытаются доказать это ему, то ли на Чанёля, который вскружил ему голову, то ли на себя. Он и без них знал, что если бы влюбился в Сонёля, то сейчас был бы счастлив с ним и не мучался от безответной любви. Но его сердце принадлежало второму брату, и после многих неудачных попыток он не смог разлюбить его. — Кенсу, ну хоть ты… — Хватит Мин, человек тебе всё сказал, — будто с облегчением ответил парень, обратив внимание на парней на волейбольной площадке. — А это что еще за пополнение? — он долго всматривался в двоих высоких парней возле близнецов Пак, но одного из них он не узнавал, а, глядя на второго, надеялся, что зрение жестоко подводит его. — Где? А, эти? — кивнул Минсок в их сторону, заставляя и Бэкхена посмотреть туда же. — С апельсиновым безумием на голове — Сехун, мой сосед, он на несколько лет младше, но еще с начальной школы с Паками общается, разве ты не знаешь? — Отдалённо припоминаю, — задумался Кенсу, вновь меняясь в лице. — Хорошо, а второй? — Его одноклассник, вроде Чонин, недавно переехал, но стал новостью номер один в школе, странно, что вы не знаете. У сестры и её мужа серьёзный бизнес, поэтому они въехали в особняк у леса. — Подожди, это который раньше был резиденцией губернатора, пока его с поста не сдвинули и за махинации не посадили? — прошептал Бэкхен, прикидывая в уме сколько нулей в стоимости красивейшего особняка с огромной територией леса на отшибе их небольшого города. — Да, но это всё сплетни, которые я слышал от других, не воспринимайте это на полном серьёзе, — Минсок вздохнул и принялся массировать подвёрнутую ногу, чтоб немного успокоить ноющую боль. — Окей, вы как хотите, а я пошёл к Чанёлю, скоро конец урока, — Бэк закинул тяжёлый портфель к себе на плечо и встал с лавочки, нервно укладывая золотые кудри, чтоб выглядеть идеально. — Прихвати мне прохладной воды, когда через несколько минут вернёшься, а то немного жарко, — театрально захлопал ресницами До, обмахивая себя рукой, будто веером. — Сначала, когда соберёшься в торговый центр за обновками, посмотри одежду где-то помимо магазинов для готов. Тогда может ты узнаешь, что существует множество других цветов, от которых солнце будет поджаривать тебя не так сильно. — Согласен, если ты перестанешь скупаться в девчачьем отделе детского мира, — язвил Кенсу, пока друг чуть ли не задыхается от возмущения. — Чем тебе не угодили яркие вещи… — хотел начать длинную тираду Бэк. — Иди, Бэкхён, у тебя получится, — Минсок улыбнулся, подбадривая друга, и тот, вдохнув глоток свежего воздуха, спустился вниз, на подрагивающих ногах подходя к парням, которые сейчас отдыхали перед игрой и о чём-то говорили. Чем ближе Бэк подходил, тем больше чувствовал трепетное волнение, которое окутывало его каждый раз, когда он приближался к предмету своего воздыхания. Чанёль же заметил, как парень неспешно крался к ним, будто кошка, а затем резко упал при столкновении с футбольным мячом. — Бэкхён! — послышался голос брата за спиной, но Чанёль стоял ближе всех, оттого за долю секунды оценив ситуацию, он подбежал и словил Бэка перед тем, как он успел разбить нос об асфальт. Брюнет поднял парня на землю, удивляясь его лёгкости и субтильности. Осознав, насколько сейчас они находятся близко, Чанёль резко убрал руки и отошёл на шаг назад. — Спасибо, — неуверенно говорит Бэк, пряча глаза куда-то в пол от смущения, пока его кожа на животе горела от прикосновения больших ладоней, даже сквозь ткань футболки. — Не за что, это, больше не падай, хорошо? — хриплый голос Чанеля сковывал волнением тело парня даже больше, чем от этого неловкого падения. — С тобой все в порядке, Бэкки? Не волнуйся, я с тем придурком разберусь, чтоб он знал куда нужно кидать мяч, — прервал молчание подбежавший Сонёль и начал осматривать его тело на наличие травм и синяков. От такого пристального внимания Бэкхён сжался ещё сильнее. И он себя не узнавал. Ещё никогда он не вёл себя так, не чувствовал себя настолько жалким и уязвимым. Хотелось спрятаться от стольких пар глаз куда подальше, забившись в самый темный угол, или вернуть время на несколько минут назад и послушать друзей. Может тогда он бы не опозорился так сильно перед, да что там школой, перед Чанелем, и это сейчас было для него главным. — Сегодня ты прям магнит для мячей, прости. — Все хорошо, — еле выдавил из себя Бэк. — Я пойду, ивините. — А зачем ты пришёл? — Сонёль обеспокоенно приобнял его за плечи и протянул бутылку воды, которую дал Чонин. — Я хотел спросить кое-что у Чанёля, но уже передумал, мне пора. — Я провожу тебя до кабинета, — вырвалось у Пака и парни вчетвером посмотрели на него: Сехун и Чонин с удивлением, Сонёль с неким недоверием, а Бэкхён с испугом. — Что? Я просто помогу дойти и прийду в раздевалку, — Чанёль невозмутимо пожал плечами и обвил тонкое предплечье, чтоб парню было легче идти. — Спасибо, — Бэк сглотнул комок в горле и пошёл за парнем, ощущая удивленные взгляды друзей с трибуны и Сонёля. — О чём ты хотел поговорить со мной? — наконец спросил Чанёль. Он долго смотрел на его аккуратный профиль, на золотистые кудряшки, спадающие на персиковую, точно фарфоровую, кожу, на крапинки родинок, но, удивляясь своему интересу к парню, быстро отвернулся. Ведь с чего бы ему разглядывать мужчину, даже такого красивого и утончённого, это было не в его правилах. — Я хотел попросить помощи с учебой, подтянуться в знаниях по точным наукам, а кто, как не ты, в этом разбирается лучше всего? — поднимаясь по лестнице, Бэк старался не отводить взгляд от ступенек. — Очень приятно, что ты так думаешь. Но я не уверен, что смог бы репетиторствовать, — Чанёль смутился от слов одноклассника до румяных щёк. — Ну, пожалуйста, мне всего несколько тем непонятны, — они остановились у приоткрытой двери кабинета, из которого слышался голос учителя. В тихом коридоре они были одни, что смущало обоих ещё сильнее. Чанёль, немного подумав, согласился на несколько уроков и добавил лаконичное: — Ну, э, не падай больше, удачи, — и скрылся за углом, оставив парня один на один со своими мыслями.

ஐஐஐ

— Бэк, напомни мне, почему мы всё ещё друзья? — флегматично спросил Кенсу, пальцами проводя по разноцветным корешкам книг на полках библиотеки. — Не устраивает что-то? Тогда пиздуй отсюда, сам справлюсь, — съязвил Бэкхён и вернулся к своему занятию. — Та бля, я серьёзно не понимаю, как согласился сидеть с тобой тут и следить в бинокль за Чанёлем. — У тебя есть идеи получше? А может реально пойти на дополнительные по искуству? — задумался Бэкхён, вновь отвлекаясь от рассматривания парня в окне напротив. — Бэк, можно я не буду это комментировать? — Кенсу нахмурился, вытянув из стеллажа нужную книгу. — Ладно, идея не очень, но это лучшее место с таким прекрасным видом. — Сомнительный вид на мусорку, но кому что. Тебе просто повезло, что Чанёль занимается скульбторством и рисованием в этом кабинете, и, как типичный классный школьник из анимэ, сидит на последнем ряду у окна. Стал бы за парту ближе, хер бы ты его увидел за деревьями, — но Бэкхён не обращал на него внимание, увлечённый подглядыванием за брюнетом. Тот в черном фартуке изготавливал каркас для своей будущей гипсовой скульбтуры. Бэкхён не мог отвести взгляд от его крепких рук, которые мастерски работали с различными материалами, от сосредоточенного лица, особенно его внимание привлекали пухлые губы. И Бэкхён чувствовал, как по-немногу сходит с ума от любви к этому парню. — Как же хорошо Минсоку, что он уходит на работу сразу после школы и не видит тебя пускающего слюни. Кстати, а куда вы сегодня ушли перед концом урока? — Кенсу подошёл ближе и присел к нему на подоконник. — Он просто провёл меня до кабинета, — смущённо улыбнулся Бэкхён, заправив за ухо вьющуюся прядь. — Интересно, — на лице друга появилась ухмылка и он придвинулся ближе. — Просто довёл, потому что ты упал на уроке, и всё? — И согласился на несколько занятий со мной. — Боже, Бэк, у тебя сейчас такое лицо влюблённое, что аж тошно. Надеюсь ты при нём не будешь себя так вести? — Правда так видно? — Бэкхён прикусил нижнюю губу и отложил на подоконник бинокль. — Я уже не знаю, что мне сделать, чтоб привлечь его внимание… — Просто будь собой и не переживай так, — слегка улыбнулся Кенсу и подбадривающе похлопал его по спине. — А ты почему так на новенького сегодня реагировал? Вы знакомы? — Кенсу при упоминании Чонина напрягся, но ответил лишь: — Нет, просто раздражает, — и Бэк совсем был не удивлён — это было в стиле его друга. — Су, прости меня, что я тогда тебе опять начал про одежду говорить. Давай больше не будем спорить по этому поводу? — через время сказал Бэкхён, они несколько секунд смотрели друг другу в глаза, пока Кенсу не потянулся к нему за обьятиями. — А ты перестанешь носить тот стрёмный розовый пиджак из страз? — А ты выкинешь свои уродские кожаные штаны? — Хорошо, больше не будем обсуждать эту тему, — хмыкнул До и посмотрел на часы. — Уже пол пятого, у Чанёля закончились уроки, а мне нужно идти. — Ты в татусалон? — Нет, сегодня в церковь, — они собрали вещи, разложили книги, которые взяли, на место и разошлись у главного входа в противоположные стороны.

ஐஐஐ

      Быть новеньким сложно, особенно в старшей школе. Все уже между собой знакомы, дружат чуть ли не с яслей, а Чонин что? Пришел в незнакомую школу в новом городе, к которому за несколько месяцев лета еще не успел привыкнуть. Всю сознательную жизнь он живёт в переездах, из года в год оставаясь тем самым новеньким. Все началось, когда ему было всего пять, сестра жила в общежитии и забрала его после ужасной трагедии. Она была всего лишь молодой бедной студенткой, но всегда старалась сделать для маленького Чонина всё самое лучшее. Через год они переехали в небольшую квартирку, сестра нашла ещё одну работу, чтоб обеспечить его и себя. Со временем дела шли всё лучше, они часто меняли место жительства, а потом она и вовсе вышла замуж за наследника крупного бизнесмена. А благодаря её опыту в рекламной сфере, их детище стало настолько большим, что вскоре их семья обрела статус миллионеров. Чонин всегда знал цену деньгам и никогда не раскидывался ими направо и налево. Но везде, где он появлялся, все считали его зазнавшимся мажором, либо настойчиво пытались подружиться с ним. Он обжёгся пару раз, а после этого решил оставаться одиночой. Никакой привязанности, никаких разочарований. Все было так, до того момента, пока Чонин не увидел Кенсу. На каждых выходных его семья приходила в церковь и от этого «развлечения» Чонин не мог отказаться, сколько бы не пытался. Но он нашёл в этом и хорошую сторону для себя — невероятный мальчишка, который играл на органе. Когда он слышал эту музыку, его сердце будто останавливалось на несколько минут, он бы вечность смотрел на этого парня, следил бы за каждым его действием. А потом он услышал его голос. Мальчик несколько раз пел вместе с хором, но Чонин слышал только его, видел только его и чувствовал притяжение. Он попытался к тому подойти после службы, но парень избегал его, а после многих неудачных попыток подошёл сам, с сигаретой заправленной за ухо. — Я не знаю кто ты такой, но отьебись от меня, — они стояли недалеко от церкви, где не было людей, поэтому он без стеснения достал сигарету и закурил. — Так грубо, я настолько тебя раздражаю? — Да, хватит пялиться на меня, я всё сказал, — он отошёл в другую сторону, затушил окурок и ушёл. А Чонину ничего не оставалось, кроме как выкинуть его из головы. Получалось с трудом, взгляд всё равно возвращался к парню с невероятным глубоким голосом и слишком грубыми манерами для церковного музыканта. Но совсем сложно стало через неделю, когда оказалось, что они учатся в одной школе. Чонин быстро подружился с несколькими ребятами, которые, в отличии от прошлых одноклассников, показались ему искренними и интересными. А через несколько дней учёбы он подошёл к ним в столовой с предложением. — Давайте сегодня пойдём в клуб? Я слышал, что приедет «Dj Rabbit». Отметим начало учебного года. — Я иду, — отвлёкся от поиска кого-то в помещении Сонёль. — Тебя можно и не спрашивать, ты всегда идёшь, — закатил глаза Чанёль. — У меня куча домашки, я не могу. — Да у тебя постоянно куча домашки, начало учебного года, отдохни хоть немного, — возмутился Сонёль, прожёвывая яблоко. Пока парни возмущенно переговаривались между собой, Чонин обратил внимание на задумчивого Сехуна. — А ты идёшь? — А? Да, можно, — он пару раз кивнул, будто соглашаясь со своими словами, и вновь погрузился в свои мысли, разжёвывая школьный обед. — Я договорился, он тоже идёт! — улыбнулся Сонёль, обняв за плечи недовольного брата, и тому оставалось лишь обречённо вздохнуть.

ஐஐஐ

— Я бы уже подготовил несколько тем по физике, — безэмоционально сказал Чанёль, наблюдая за тем, как все вокруг веселятся. В помещении играла громкая музыка, в неоновых вспышках темного клуба мелькали танцующие пьяные тела, в том числе и его брат, и Чанёль сбился со счёта с каким количеством людей он за вечер станцевал. А ещё его волновал вопрос — кто ему продал алкоголь. Сехун сидел рядом, в пол уха слушая жалобы друга, и иногда поглядывал в экран телефона. А Чонин пил безалкогольный коктейль и молчал. — Зачем ты позвал нас, посидеть просто? — возмутился Чанёль. — Я пришёл отдохнуть, я же не говорил, что буду напиваться и танцевать. — Боже, какие вы все странные, — брюнет закрыл руками лицо. — Хоть раз ещё я с вами куда-то пойду. — Ты так всегда говоришь, а потом всё равно идёшь, — закатывает глаза Сехун, не отвлекаясь от смартфона. — Вот больше и не буду, или буду, как ты, в экран всё время пялиться, — Чанёль попытался посмотреть в телефон, чтоб увидеть чем занят друг, но тот ловко подвинул его к себе и нахмурился. Выглядел он не опасно, а скорее мило с коротким ёжиком из оранжевых волос и по-детски миловидным лицом. Но от его взгляда становилось не по себе. — Мне пора, — посмотрел на время О и встал со стула, пожимая парням руку. — Я не буду больше смотреть в телефон, если ты этого так не хочешь, — Чанёль поджал губы, пытаясь остановить парня и не портить отношения с человеком, с кторым дружит всю сознательную жизнь. — Не уходи, Сех. — Я правда спешу, все нормально. — Пойдём вместе, я тоже хочу домой, — Чанёль встал рядом, осматривая их столик, чтоб ничего не забыть. — Мне… мне в другую сторону, прости, — Сехун пожал плечами, пока парни странно косились на него. Его поведение казалось странным, обычно невозмутимый Сехун сейчас смущался и бегал глазами из стороны в сторону. — Точно всё нормально? — Чонин скептически оценил взглядом нового знакомого, изгибая бровь от недоверия. — Все супер, я пошёл, — рыжеволосый еще раз помахал парням и скрылся в толпе. — Да уж, завтра ему прйдётся рассказать куда он так спешил, — покачал головой Чан, всё ещё смотря вслед другу. — Я тоже пойду, еще столько всего нужно выучить. Сонёль написал, что сам прийдёт, — он тяжело вздохнул, и Ким заметил, как парень хотел спать, потирая глаза от усталости. Вероятно, тот не привык к поздним посиделкам и ложился рано, поэтому Чонин не мог заставить его посидеть с ним ещё, но был обязан добавить: — А потом не удивляйтесь почему вы всё ещё девственники, — Чанель закатил глаза и, попрощавшись, ушёл к выходу, оставляя Чонина совсем одного в душном помещении с незнакомцами. — Ещё один коктейль? — послышалось рядом, и он обернулся на голос бармэна. — Нет, спасибо, — Ким помотал головой и, подумав пару секунд, пошёл на танцпол. Громкая музыка будто проникала внутрь него, вытесняя мысли о язвительном органисте. И он поддался всеобщему ритму. Он долго танцевал то с одной девушкой, то с другой, то подходил к парням, пьянея от всеобщего внимания. Ему хотелось больше и больше, чтоб полностью вытеснить Кенсу из головы, ведь он ему всё доступно обьяснил, не на что было обижаться. Но, к его удивлению, мальчик с большими глазами, пухлыми губами и жёстким характером всё глубже и глубже заседал в его сердце. Каждый человек в клубе не имел и доли того, что было в До. И это угнетало Чонина ещё больше. Он вышел из танцующей толпы и, спросив бармэна направление, пошёл в уборную, чтоб умыться холодной водой и прийти в чувства. Коридор был полупустой и оставалось всего ничего до заветной цели, пока он не завернул за угол. Он заметил две фигуры возле двери, высокий парень возвышался над другим, смотря в глаза. Второй же держал его за воротник гавайской рубашки. Еще бы секунда и они бы соприкоснулись губами, но Чонин прервал их, только потом понимая, что это были Сонёль и Кенсу. — Извините, что помешал. Тебя Чанёль искал, — неуверенно бросил он и быстро пролез между ними к двери. Он закрылся в пустом туалете, прижимаясь спиной к холодному кафелю. Сердце начинало нестерпимо колоть, и он был готов задохнуться от чувств, которые нахлынули на него сейчас. Он не мог поверить, что друг только что чуть не поцеловал его возлюбленного. А Кенсу, он отказал Киму из-за него? Или то, что произошло сейчас, было случайностью? Чонин подошёл к раковине, дрожащими руками включая кран, и несколько раз умыл ледяной водой покрывшееся испариной лицо. Но его недолгое спокойствие прервал стук открывшейся двери. — Я тебя просил отьебаться от меня? Какого хрена ты опять появляешься?! Следишь за мной? — Кенсу был явно зол, а в его словах чувствовался яд и разочарование. Чонин постарался запрятать внутрь все свои переживания и спокойно ответил: — Воу-воу, понизь самомнение, больно мне нужно за тобой ходить. А ты чего ждал? Чтоб я переехал в другой город из-за твоей прихоти? А может мне в другую страну уехать? — Да хоть блять на другую планету! Лишь бы ты перестал мне жизнь портить… — Кенсу прикрыл глаза и тяжело вздохнул, съезжая по стенке вниз. — Блять, вот нахуя ты появился именно сейчас, почему ты не мог пройти через пару минут? — отрешённо спросил До, стараясь успокоиться. — Я вам не хотел мешать, я… — Сонёль сказал, что это было бы ошибкой и ушёл. А я этого несколько лет ждал, — Кенсу сжал руку в кулак и ударил по грязной напольной плитке. — Прости… — Чонин стоял на месте, не в состоянии что-то сделать. Но парень лишь помотал головой. — Ты не виноват, проблема во мне. Ему нравится Бэкхён, а я подумал, что смогу заменить его. Ну куда там мне до него, — он невесело хмыкнул и постарался подняться, чтоб уйти побыстрее от изучающего взгляда брюнета напротив. Чонин протянул ему руку и поднял на ноги. Но перед уходом Кенсу услышал тихий голос за спиной: — Ты намного лучше Бэкхёна, просто не в том направлении смотришь.

ஐஐஐ

      Сехун вышел из небольшого кирпичного здания клуба, сворачивая за темный угол, неосвещённый фонарями. Небольшую лестницу чёрного выхода было видно лишь в очертаниях тусклого света лампочки. Сехун поправил сползающую с плеча джинсовку, и прислонился к перилам, скрестив руки на груди. Сентябрь радовал тёплыми вечерами, оттого парень мог насладиться временем ожидания. Наконец спустя минут десять из-за двери послышались голоса, и О отлипнул от опоры, наблюдая за открывшейся дверью. — Удачи, Гук, такси ждёт у главного входа. — Спасибо, спокойной ночи, — отсалютовал парень, спускась по ступенькам с большой аппаратурной сумкой. Он поправил длинные чёрные локоны назад, спуская на глаза солнцезащитные очки, наверняка брэндовые, как подумал парень. Сехуна он заметил только когда тот неуверенно встал рядом, слегка преграждая ему путь. — Здравствуйте, — начал было Сехун, но его прервали: — А, ты фанат? Нет времени на автографы и фотографии. Может быть на фанвстрече тебе повезёт, — Чон похлопал рослого юношу по плечу для утешения. Он хотел бы поскорее скрыться в кожаном салоне такси, но, заметив недоумение на лице парня, остановился. — Ну что? Я спешу, говорю же, что не могу тебе расписаться нигде. — Да нахер мне ваш автограф сдался?! Как называется последняя песня, которую вы играли, шазам не прогрузил! — бас парня и его уверенность сбила Чонгука с толку. Он несколько секунд открывал и закрывал рот обратно, пока не смог сказать: — «Mic Drop»… — Спасибо, это то, что я хотел. Досвидания, — Сехун кивнул в знак благодарности и направился в сторону автобусных остановок, оставляя шокированного Чона в тёмном переулке.

ஐஐஐ

— Все, как взбесились, школа полупустая, остальные бегают туда-сюда, что происходит? — Бэкхён присел к друзьям за столик в столовой, осторожно ставя поднос, чтоб ничего не уронить. — А ты не слышал? Наш директор решил организовать новую школьную группу, вот все и записываются, — сказал Минсок и продолжил меланхолично жевать свой обед. — Как в «Хоре»? — оживился Бэк. — Типа того, только музыкальная группа. — Тогда почему мы всё ещё тут? — нахмурился парень. — Минсок, Кенсу, вы же гении в музыке! — Я пару аккордов только на гитаре знаю, нихера не получится, — расстроенно фыркнул Ким. — А я не собираюсь тратить время на эту невнятную самодеятельность. — Ну ладно Кенсу, но ты, Мин, ты же играешь офигенно, почему бы не попробовать? Ты представляешь какие тебе откроются возможности тогда? — и уже тише продолжил: — Ты сможешь зарабатывать столько, чтоб твоя семья не нуждалась больше в деньгах. Это же такой старт! — Старт для чего? Для утреников у младшеклашек в ободранном дк? Чтоб потом сторчаться от нереалезации своих возможностей… — Тц, Кенсу, прекрати сгущать краски, ты же не знаешь ничего об этой группе, — недовольно пробурчал Бэкхён, стараясь подбодрить Минсока. — Я могу представить. А ты думаешь, что станешь рок-звездой? — А вот и стану, — Бён скрестил руки на груди и с вызовом посмотрел другу в глаза. — Ты должен знать, насколько я упёртый. — Ну-ну, может вас ещё и на прослушивании не возьмут, — отзеркалил позу Бэкхёна брюнет и также недовольно посмотрел на него. — Минсок? — Я с тобой, — кивнул он в сторону Бэкхёна и они втроём пошли в актовый зал, где сейчас собрались многие ученики. — Вы нам не подходите, спасибо, — слышится очередной вердикт со стороны первых зрительских рядов. — Да когда ж он успокоится? Сколько можно каждому одно и то же говорить… — нервничал Бэкхён, вытирая потные ладошки об свои светло-голубые джинсы. — Не переживай так, ты точно пройдёшь, — уверил его Минсок и сжал за руку. — Следующий О Сехун, прошу на сцену, покажите свои таланты, — говорил уставший директор, пропуская на сцену очередного ученика. — Думаю он уже не рад своей идее, — хмыкнул Кенсу. — Директор Ким на грани вот-вот упасть в обморок. — Как и я от его нового пиджака жабьего цвета… — прошептал Бён. — Здравствуйте, меня зовут О Сехун. Я играю на гитаре с младшей школы, хочу вам сегодня сыграть эту песню, — парень осмотрел зрительские ряды зала и остановился на одном человеке, от которого руки начали трястись с новой силой. Было видно, что и Чонгук узнал его, поэтому на его лице появилась ухмылка. Сехун собрался и принялся играть давно заученную наизусть мелодию. Время прошло мгновенно, и он не мог трезво оценить наколько хорошо сыграл, потому что попросту не помнил. А, когда закончил, в помещении послышались апплодисменты. Он заметил, как директор Ким и Чонгук совещались несколько минут, пока Ким Чунмён не встал и громко не сказал: — Мы обсудили и приняли решение, что Сехун станет первым участником нашей группы. Поздравляю, — в зале послышался гул, пока парень с оранжевыми волосами не мог прийти в себя на сцене. Неужели его взяли? И Чонгук даже не попытался отговорить директора от этого решения? Что он вообще здесь делает? Только спустя какое-то время, когда хлопки начали стихать, он сказал взволнованное: «Спасибо» и ушёл за кулисы. — Меня зовут, Ким Минсок, я гитарист-самоучка, хочу сегодня вам исполнить эту песню, — парень спокойно встал на середину сцены и начал играть своего любимого рок-исполнителя, отчего весь зал впал в ступор, так как ещё никто не решался на это, играя на инструментах что-то из классики. Минсок даже не успел прорепетировать, забрав у Сехуна гитару прям перед выходом. Но на последней ноте он услышал громкие овации, и чунмёновское: «Поздравляю, ты в группе.» — Они не взяли Ким Чонина?! — возмущённо прошептал Бэкхён. — Он же так круто сыграл на барабанах… Меня точно не возьмут, — захныкал парень. — Успокойся, просто одного смазливого личика мало, — Кенсу безэмоционально пожал плечами, в глубине души радуясь такой небольшой, но победе над разрушителем его спокойной жизни. Директор стал со своего места и осмотрел пустой зал. — Не могу поверить, что мы из всех учеников, выбрали только двоих, — принялся разминать шею Чунмён. — Это все? — удивлённо округлил глаза Чонгук, оборачиваясь в сторону зала, где осталось сидеть четыре человека. — Бэкхён! — шепнул До и пихнул друга в бок. — А, да, я ещё! Я иду, — Бэк поднял руку и сорвался с места, будто он может опаздать и через секунду сцена закроется для него навсегда. — Хорошо, последний, — вздохнул Ким Чунмён и сел обратно в кресло. — Здравствуйте, меня зовут Бён Бэкхён, — он низко поклонился, пытаясь отдышаться от бега и волнения. — Я сегодня вам покажу… покажу, — он начал осматриваться по сторонам с пониманием, что сейчас его с позором выгонят. Потому что он не знает, что может показать. На пианино он играть не умеет, на барабанах и гитаре тоже, да и не нужны гитаристы уже. Он умеет только петь. — Ну, — терял терпение директор, а Бэкхён только и мог, что смотреть на его странный зелёный костюм. — Я умею петь… — Продемонстрируй, — кивнул ему Чонгук, и, покалебавшись, Бён запел так, что все присутсвующие заслушались его медовым голосом. Чон сощурил глаза, записывая в своей тетради какие-то заметки. — Очень даже неплохо, — похлопал Чонгук, и остальные поддержали его в этом. — А что насчёт инструментов? Совсем не умеешь играть? — Умею на саксофоне, но это же не подойдё… — Саксофон… — задумался мужчина и щёлкнул пальцами, будто его осенила идея. — У тебя есть дома он? — Да. — Значит так, послезавтра у нас первая репетиция, вы втроём приняты, но посмотрим, как добавить саксофон, окей? — Хорошо, — часто закивали парни. — Меня кстати зовут Чон Чонгук, я известный диджей, музыкант и автор хитов, если вы не знаете, поэтому мне будет интересно курировать этот проэкт, на который меня пригласил Чунмён. Надеюсь, что мы сработаемся. — Кенсу, а почему ты не пришёл на прослушивание? — удивился директор. — Не хочу, — невозмутимо пожал плечами тот. — Ну смотри, ещё пару дней есть, тебя мы готовы и без проб взять. — Я подумаю, — кивнул Кенсу и, попращавшись, они ушли домой.

ஐஐஐ

— Так, пицца есть, напитки есть, салфетки есть, на случай, если он пользуется приборами…лежат, учебники тоже, в комнате чисто, запах приятный, плакаты спрятаны, я одет нормально, родители должны прийти поздно, — Бэкхён крутился с самого утра, как белка в колесе, и наконец рухнул спиной на кровать, прикрывая глаза от долгожданного отдыха. Сегодня было их первое занятие с Чанёлем, и он хотел, чтоб все было идеально. Это была их первая встреча наедине за все года совместной учёбы, поэтому Бэк долго и кропотливо подбирал одежду, выбрав белые джинсы и мятную футболку, укладывал вьющиеся золотые пряди и даже сделал лёгкий макияж. Он должен был выглядеть сногсшибательно, чтоб даже натуральный Чанёль не смог устоять перед ним. Снизу послышался дверной звонок, и Бэкхён вскочил, сбивая все углы дома своими плечами. — Доброе утро, — обаятельно улыбнулся Бэк и пропустил своего гостя в дом. — Привет, хорошо выглядишь, — Чанёль кивнул и посмотрел на себя. Он чувствовал себя немного неловко рядом с наряженным Бэком, надев любимый чёрный спортивный костюм и застиранную футболку с покемонами. — Ты тоже, заходи, — Бэкхён дождался, пока Пак снимет свои кеды и последует за ним вверх по лестнице. Не просто так же он выбрал эти штаны — Кенсу как-то говорил, что его бёдра в них очень сексуальны. Поэтому он плавно и ненавязчиво покачивал ними при ходьбе, заставляя смотреть Чанёля на половицы от смущения. — Присаживайся, где тебе удобно, угощайся, это «Гавайская» пицца, надеюсь ты такую ешь, — получив кивок в знак согласия, Бэкхён умостился на один из пуфиков на ворсистом ковре. — С чего начнём? — Давай попробуем с последней темы по математике, — он надел свои очки в квадратной оправе и принялся объяснять материал, пока Бэкхён наслаждался их близостью, соприкосновением пальцев и невероятным видом увлечённого своим любимым делом Чанёля. Бён делал вид, будто совсем ничего не понимает, чтоб Чанёль, глядя ему в глаза, объяснял досконально каждое предложение. А потом, когда Пак предложил проверить усвоенный материал на практике, Бэк внезапо всё понял. А Минсок и Кенсу говорили, что из него плохой актёр. Спустя час, когда на учёбу сил уже не осталось, Бэкхён принёс две большие кружки чая и пиалу с печеньем. — А ты выбрал уже куда будешь поступать? — Я? Думаю на астронома, меня с детства это профессия привлекала, — кивнул Чанёль, будто подтверждая свои слова. — А ты? — Я хочу профессионально заниматься музыкой. — Ого, у нас же группу директор Ким организовал, не хочешь попробовать? — Вчера я прошёл прослушивание, — улыбнулся Бён, смущённо отводя взгляд. — Правда? О, это же круто. Станете с Сехуном звёздами. — Ага… — Бэкхен снова отпил горячий напиток из кружки. — Слушай, а ты не хочешь в нашу группу? У тебя очень хороший голос и пальцы, будто созданы, чтоб играть на гитаре, или на пианино, или… — Стой, стой, я этим не увлекаюсь. Я совсем не музыкальный. Мне нравится учёба, рисование, скульбторство, спорт, но музыка это больше к Сонёлю, это он любит до ночи об струны мазоли натирать, на барабанах постучать, песни пишет. — Правда? — Бэкхёна одолевали разные эмоции от радости, что они наконец нашли ещё одного человека в группу, до разочарования, что мимолетная надежда видеть Чанёля ещё чаще потерпела крах. — Да спроси у него, я думаю он только с радостью согласится.

ஐஐஐ

— Привет, тут не занято? — улыбнулся Бэкхён и подсел на свободное место рядом с парнем. — Для тебя всегда будет место, пупс, — Сонёль кокетливо подмигнул и приобнял Бёна за талию широкой ладонью. Бэк против никогда не был, он уже привык к постоянному флирту с его стороны, можно сказать, что ему даже нравилось такое внимание. Но потом в душе скребли кошки, потому что он не мог ответить ему теми же чувствами. Самое обидное, что Сонёль знал про симпатию Бэка к его брату, пока тот даже не догадывался об этом. Бэкхён бы с огромным удовольствием окунулся с головой в нежность и заботу этого парня. Он был хорош собой, спортивный, нахальный и просто душа компании, его внешность привлекала внимание — помимо природных внешних данных, он мог похвастаться разноцветными волосами, которые он перекрашивал раз в несколько месяцев, обилием татуировок по всему телу и пирсингом в брови, в ушах и поговаривали, что в языке, которые ему с завидной регулярностью бьет Кенсу в своем салоне. Бабушка и дедушка были не в восторге от выбора внука, но принимали все его увлечения и изменения в себе. Дед даже шутил, что на Сонёле металла больше, чем он слушал за всю свою жизнь. И Бэкхёну безумно нравился образ парня — красиво и в меру, но он и сам не был ангелом, поэтому такие люди не могли нравиться ему никак, кроме дружбы. И это было проблемой. С Сонёлем ему было хорошо, но больше его привлекали спокойные люди, домашние и уютные, как Чанёль. Его спокойствие балансировало с характером Бэка, и ему это казалось идеальным. Но пока Чанёль не мог ответить на его чувства, он наслаждался вниманием со стороны Сонёля, хоть и знал, что это неправильно. — Вчера ты был великолепен, — внезапно сказал Сонёль. — Ты видел?! — Ага, — улыбнулся парень на удивлённое лицо Бэка. — Сехун скинул, — хмыкнул тот, и Бён закатил глаза. — Ёль, а почему ты не пришёл вчера на прослушивание? — Бэкхён поправил выбивающиеся золотистые локоны за ухо и накрыл большую руку Пака своей. — А ты приглашаешь? — хрипловато засмеялся Сонёль и внимательно посмотрел в карие глаза напротив. — Да, говорят, что ты играешь классно. Поэтому я бы хотел, чтоб ты был с нами, — он также не отводил свой взгляд, изучая его лицо, и сжал их пальцы крепче под столом, чтоб никто не мог увидеть этого, хоть всем присутствующим на них было всё равно. — Ты собираешься есть? — внезапно спросил парень и, получив в ответ «Нет, я не голоден.», потащил Бэка за собой. — Ну и куда ты меня привёл? — Бён осмотрелся вокруг и повернулся обратно к нему, поднимая взгляд выше. Они завернули в глубь куда-то под лестницу, ведущую из заднего двора в школу. — Я хотел остаться с тобой наедине, — на лице юноши расцвела смущенная улыбка, и он не удержался, чтоб не провести пальцами по румяной щеке Бэкхёна. — Ты правда хочешь, чтоб я присоединился к вашей группе? — Правда, ты же лучше всех разбираешься в музыке и в группах, — шепчет Бён, чувствуя тёплое ментоловое дыхание рядом и узловатые пальцы, закручивающие его золотинки спиралью. — Какие позиции ещё свободны? — Барабаны, пианино. На что ты хочешь? — Ради тебя, пупс, я возьму барабаны. Прямо сейчас схожу к Чунмёну. Но… — улыбка на лице Бэка исчезла, сменяясь непониманием. — Но ты сходишь со мной на одно свидание. Это тебя ни к чему не обязывает, я просто хочу провести с тобой время, — парень обдумывает свой ответ несколько секунд, после чего говорит: — А если я откажусь, то ты упустишь шанс исполнить свою мечту? — Да, а если ты согласишься, то исполню сразу две и погуляю с самым красивым парнем на свете, — под лестницей было темно, оттого Сонёль не видел смущения, которое окутало Бэка. — Эй, кто тут шатается? — парни обернулись на голос, а на узкой полоске солнечного света увидели тень. — Фух, Кенсу не пугай так, — Бэкхён отстранился от Пака, пока тот нехотя отпускал выскальзывающую ладонь из своей. До включил фонарик на телефоне, чтоб осветить темноту, и парни прикрыли глаза от яркого света. — Выключи, пожалуйста. — Хорошо, а вы тут чё забыли? — недовольно спросил Кенсу. — Мы просто говорили, но уже уходим, — ответил Сонёль за него и засобирался уйти на уроки. — А, ясно. Идите отсюда, я один хочу побыть, — в черноте вспыхнуло пламя спички и Кенсу закурил. — Ты тоже поторопись, конец перемены, — сказал Бэкхён перед уходом.

ஐஐஐ

— Бэк, что это блять было? — первое, что он услышал, когда позвонил другу вечером. — Успокойся, Су, всё в порядке… — Ты знаешь насколько мне было больно? Ты хоть представляешь? Что вы там делали? — Я уговорил Сонёля пойти в нашу группу, между нами ничего не было. Правда, Кенсу, я бы не поступил так с тобой. — Да? — голос друга явно поменялся и стал более спокойным. Бэкхён правда переживал из-за него, что он всё испортит — и отношения, и нестабильное состояние Кенсу. — И что… он согласился? — Да… он сказал, что будет играть на барабанах. Сууу, нам не хватает только главной звезды. — Так пиздуй в Наса, пусть тебе достанут… — Нет, Кён, это ты, и даже не вздумай противиться. Я знаю, что ты хочешь этого, — и после недолгого молчания он услышал на другом проводе: — Главная звезда нужна, говоришь?

ஐஐஐ

— Ну что, вы готовы? — спрашивает Чонгук, внимательно наблюдая за настраиванием аппаратуры. Пока ребята испробовали свои иструменты, он не мог отвести взгляд от парня с апельсиновым котортким ёжиком на голове. Чон словил себя на мысли, что Сехун безумно сексуален с электронной гитарой наперевес, с серьёзным лицом. Ещё никто и никогда не разговаривал с ним так пренебрежительно. Всё его окружение мечтало о его внимании, а этот парень полностью рузрушил его представление о себе. Чонгук не хотел думать, но ему это даже нравилось. Его непокорность, молчаливость и при этом острота, с которой он мог ответить. «Стоп, а сколько ему? Не больше семнадцати ведь… Нельзя тебе даже смотреть на него, старый извращенец.» — корил себя Чон внутри. — Всё готово, — послышался бас барабанщика, и Чонгук осмотрелся все ли на месте: рядом стояли директор и учитель английского, его вторая рука, за барабанами красовался необычный парень с растрёпанными лиловыми волосами, пирсингом и полураскрытой белой рубашкой; Сехун и Минсок внимательно смотрели на него, ожидая отмашки; брюнет за пианино разглядывал клавиши, мысленно выстраивая маршрут своих пальцев; Бэкхён напевал что-то про себя, репетируя текст и удерживая в руках саксофон. — Тогда начинаем, — пожал плечами Чонгук. Но, когда ребята начали играть, понял, что нервничал не зря. Играли они не плохо, но каждый в своём стиле, вразнобой. Когда они закончили, сами понимая, что у них не вышло, Чунмён тяжело вздохнул и сказал: — Тебе нужно очень постараться, Чон, чтоб довести все до ума, — он похлопал его по плечу и вышел из спортзала, а за ним его помощник, который на прощание улыбнулся парням и показал большие пальцы, чтоб поддержать их. — Я понимаю, что вы ожидали сразу уровень «Beatles», но теперь вы должны понять, что гармония группы — тоже важна. Вы можете играть лучше всех, но вас ждет провал, если вы не умеете играть вместе. Это всего лишь первый раз, парни, не расстраивайтесь, буду ждать завтра после уроков на репетицию… — но, не успел он договорить, как Кенсу взял свой портфель и, бросив на прощание «До завтра», вышел из зала. — Не обижайтесь на него, он немного расстроился, — поджал губы Сонёль. И Чонгук только кивнул, понимая реакцию этого парня.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты