[Не] больно

Смешанная
NC-17
Завершён
15
Размер:
455 страниц, 65 частей
Описание:
Я довольно долго хожу с этой историей в своей голове. Она не канонична, более того, каноничные персонажи могут просто оказаться мимо проходящими. История в другой стране, с бОльшим количеством нападений Ангелов, с множеством пилотов, но вращающаяся вокруг одного пилота и Командующей. История может показаться грязной, мерзкой и тяжелой. Но мне хочется вылить это. История по сериалу, здесь не учитываются персонажи Ребилдов.
Примечания автора:
История должна была быть короче. Но чем дальше в лес, тем больше дров. Пытаюсь заделать дыры в сюжете, аккуратно объяснив, что вообще происходит в мире Евангелиона. Эта история НЕ про каниночных персонажей, но они там есть, что-то делают и упоминаются. История страданий, сожалений, насилия и мучений.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
15 Нравится 14 Отзывы 7 В сборник Скачать

Глава 9. "С широко закрытыми глазами смотрим мы, как Ангелы танцуют"

Настройки текста
       - Ты и есть Пятая? - парень в темно-синем контактом комбинезоне с номером 14 на груди, смерил Еву презрительным взглядом. Он говорил с легким акцентом. Высокий, с растрепанными ветром каштановыми волосами и очень синими, как у Евы, глазами.        - Да, - отвечать не хотелось, но строить из себя молчунью зануду тоже.        - Не можешь тут без нас справиться. Но не переживай, два аса пилотирования прибыли специально из Америки! Меня зовут Койти, а его, - пилот указал на стоявшую поодаль юношу в бело-голубом костюме, небольшого росточка и немного плотного телосложения, - Рик.        - Ева. Меня зовут Ева.        - Вряд ли ты тут задержишься. После нашей ошеломительной победы тебя наверняка понизят и выгонят из пилотов.        Ева глубоко вдохнула и выдохнула, стараясь успокоить закипающую кровь. Ночь была ужасной, она проваливались в редкие сновидения и те были наполнены какими-то преследованиями и ужасами. Когда она, наконец, решилась встать и пойти к Командующей, ее сморила усталость. Решимость была, а сил не было.       За ночь Ангел переместился в город и завис над штаб-квартирой. Было принято решение самими Seele направить сюда еще двух пилотов. С подобным еще никто не сталкивался. Больше всего атак пока получал как раз этот штаб Нерв, потом штаб в Японии и за ним пополам Франция и Германия. Нападения на них случились, когда они отправили Второй Евангелион вместе с пилотом в Японию. Америка статистику не предоставляла. Зато пилотов предоставила. Или это был какой-то особый замысел выше стоящих?        - Ты хоть раз был в настоящем бою? - устало спросила девушка.       Парень стушевался, но тут же дерзко сообщил, что он лучший по тестам.        - Ага, - Ева отвернулась от него, - умрешь ведь. Но мне не будет жаль. Мне уже ничего не жаль.        - Чокнутая какая-то. Рик, пойдем! - окликнул он друга таким голосом, которым обычно окликают собак. Да и имя подходящее было. Как кличка.       Пятой не хотелось общаться с новыми пилотами. Но Миу вынудила их вместе отобедать и пыталась познакомить. Ей на душе было паршиво: после смерти Девятой вообще никого не хотелось отправлять к этому Ангелу. Что делать, если на расстоянии его ничего не берет, а вблизи он уничтожает ментальное состояние пилотов?       План был таков: сначала к нему приближается Пятая, затем, с другой стороны, Шестнадцатый, а сверху сбросят Четырнадцатого, он пробьет АТ-поле и уничтожит Ангела.        - Я понимаю, что тебе тяжело снова пилотировать, но я верю, что в этот раз обязательно получится! - Миу стояла прислонившись спиной к шкафчику в женской раздевался. Ева переодевалась в контактный комбинезон.        - Ты сама себе не веришь, я же слышу. Давай оставим наивный оптимизм и попрощаемся. Я не уверена, что выдержу еще.        - Не говори так! Давай тогда изменим план и ты будешь нападать с воздуха? Тогда тебе не придется с ним контактировать!       - Грохнуться с высоты, потому что он снова завладеет разумом? Нет, спасибо, я лучше спокойненько умру, не падая.        - Да что ты такое говоришь?!        - Прости, Миу, у меня нет сил играть позитив. Прощай, Миу. Спасибо тебе за все.        - Ев, не надо, пожалуйста, не говори так.        - Не меняй план, этого не одобрит Командующая, - автоматическая дверь закрылась за пилотом. Миу осталась одна в напряженной тишине.       Приблизившись на радиус действия Ангела, Ева снова ощутила его влияние. Евангелион не работал, не слушался, не двигался. Она несколько раз дернула за ручки управления, но уже ничего не видела. Синхронизация есть, а толка нет. Она потянулась к кнопке для связи с кабинетом Командующей. Палец дрожал над кнопкой. В голове роились воспоминания и картинки, они перемещались слишком быстро, чтобы отследить их. Ангел перебирал, искал, что будет смотреть сегодня.       В этот раз он решил пройтись по чувствам. Посмотреть, что человеческое существо испытывало прошлым вечером, в прошлом году, на прошлой неделе. Вызывая эмоции от радостных, до грустных, он продолжал что-то искать.       Темнота и яркая вспышка. Странные существа, не похожие ни на что привычное, сокрушались над окончанием своей жизни. Их было семеро, последних, оставшихся. Их конец был неминуем. Ева ощутила всю боль и сожаление, их отчаяние и желание продолжить существовать как-то иначе. Продолжить свой путь посеяв семена жизни и семена знания. Заключив себя (свои души?) в божественные Луны, они перестали существовать. В их задумке было что-то очень логичное, они хотели сохранить свой зыбкий мир, преобразовав его в нечто лучшее. Они отправили семена жизни и семена знания. В каждом из них был запечатан артефакт, назначение которого Ева не могла понять, как и вид. Нечто красное, похожее на двузубец. Семена жизни были заключены в Белые Луны, семена знания в Черные Луны. Одно семя - одна планета.       Огромное светящееся белое существо готовилось к продолжению себя, к порождению жизни на Земле, когда Черная Луна совершенно вероломно врезалось в планету. От столкновения произошел взрыв, настолько мощный, что вместе с ним пропал и артефакт, копье, способное сдержать силу семени знания. Те существа, что воплотили себя в семенах жизни рассчитали, чтобы семя жизни и семя познания не сливались, не порождали совместных существ. Слияние существа из семени жизни с существом и семени познания вернет мир в первородную точку, лишив всех живущих во всех возможных мирах и галактиках существ АТ-полей, оболочек.       Артефакт существа жизни заморозил того где-то далеко во льдах. А семя знания, зефирное существо, породило других существ, став источником жизни на Земле.        Лишенное возможности продолжения одно из семян Жизни продолжало спать миллиарды лет, пока, наконец, не пришло его время пробудиться. Пробудившись, он начал порождать (вытаскивать из другого мира?) себе подобных существ.       Пытаясь запомнить и осмыслить каждую картинку, Ева не все была способна понять. Слишком многое основывалось на чувствах и некоей эмоциональной окраске, что давали ей ощутить. Нечто схожее с ее состоянием - сожаление, отчаяние, одиночество, желание быть понятой.        - Ты дитя этого семени жизни, ведь так, - вопрошала девушка в пустоту. - А я дитя семени познания? Но разве наш контакт не уничтожит мир? Или только сами существа из семян могут это сделать?       Понимал ли Ангел ее слова? Отвечал ли он ей вопросы или продолжал свой монолог, показывая страдания и боль древнейшей расы?       Резко переключилась на поиск воспоминаний, он снова принялся копаться в голове и причинять боль. Словно что-то обидело его, насторожило. Он открыл душу и оказался не понят?        - Прекрати, пожалуйста! Прекрати, мне больно! Остановись!! - кричала девушка, снова и снова вцепляясь зубами в запястье. Происходящее с ней, все эти картинки, что он вытаскивал из ее памяти, омрачая все счастливые воспоминания безразличием и смертями, заставляли ее пытаться заглушить все это физической болью. Кровь текла на ноги, по груди, размазывалась по лицу. Нужно остановиться, нельзя, нельзя, нужно прекратить! Стараясь сдерживать себя и извиваясь от боли, она молила о помощи, она множество раз нажимала на кнопку для связи и кричала, но не знала, слышит ли ее кто-то или Евангелион совсем не работает.       Боль становилась физической: нечто запустило тонкие горячие иглы в ее голову и медленно вращало там. В глазах темнело, она чувствовала вкус крови, но не ощущала боли.       Может это от потери крови? - мелькнула мысль. Нужно было заставить себя и остановиться, но был ли в этом смысл? Перед глазами сцена смерти Лайта, затем все сменяется кадрами, как ее посылают в бой словно, чтобы избавиться. Быть никому не нужной в этом мире. Слова Четырнадцатого. Так много пилотов, так много тех, кто сможет защитить человечество, даже это нельзя назвать причиной для жизни. Некому будет сожалеть о ней, некому будет горевать. Все забудут и пойдут дальше. Она сильнее вцепилась в руку. Но в миг все прекратилось. Пелена и картинки исчезли. Девушка ощутила боль. Закрыла руки контактных комбинезоном, в надежде, что тот не успеет пропитаться кровью. Не хотелось, чтобы кто-то видел и знал. Она снова выжила и снова ничего не сделала. Картинка восстановилась, как и связь со штабом. Миу что-то кричала, призывала ответить. Евангелион 05 погружали в ангар в штабе. Других тоже.        - Миу, - стараясь говорить спокойно, но пошмыгав носом, - я еще тут, - откликнулась пилот.        - С тобой все нормально? - майор была вся на нервах, встретила ее там, где девушка спустилась из Евангелиона. Вокруг толпились сотрудники, проверяли какие-то данные, что-то измеряли, ее не касались. Миу крепко обняла девушку. Ева сначала растерялась, а потом осознала, что уже столько времени никого не обнимала, с момента смерти Лайта, казалось, прошло много времени. События так быстро сменяли друг друга.        - Победили? - когда Миу отпустила ее, спросила Ева.        Майор отрицательно покачала головой и потупила взгляд.        - А пилоты?        - Погибли... Все... - вмешалась в разговор одна из сотрудниц, та самая, что с ужасом смотрела на умершую Девятую.        - Я так и думала.        - Мы пришли к тому, что не можем победить. Защищая физическое тело пилота, мы не были готовы к ментальным атакам.        - Может шапочку из фольги надеть? - бросил другой сотрудник, давно положивший глаз на молоденькую стеснительную сотрудницу. Его звали Коичи, Сато Коичи, он японец, но давно уже жил здесь.       Шутку никто не оценил. Ева удалилась в раздевалку, в душе тщательно смыла следы крови и обмотала руки бинтами, которые предусмотрительно взяла с собой.       Пусть хоть в чем-то я буду выделяться, - хмыкнула она про себя. - Как будто сильная и справляюсь сама.       Весь отдел планирования и исследования ждала бессонная ночь. Ничего не приходило в голову. Ангел воздействует на ментальное состояние пилота в радиусе двухсот метров, стрелять в него бесполезно. Что с ним делать?       Когда Ева вернулась домой, Командующая работала на кухне за ноутбуком, но, услышав, что Пятая вернулась, потребовала ее к себе.        - Объясняй от и до, что происходит. Иначе всем конец. Сейчас не до твоих игр, - она говорила очень строго и раздраженно.        - Командующая, - Ева старалась собраться с мыслями, хотя все внутри клокотало от страха и напряжения, - как я вам это объясню? Он показывает картины прошлого, картины каких-то миров и внушает чувство одиночества, боли и страха.        - И что, неужели так сложно с этим справиться? - с язвительностью спросила Командующая.        - Я... - Ева облизнула пересохшие губы, - не знаю. Я пыталась... Я пыталась связаться, я пыталась двигаться. Но Евангелион перестает подчиняться. Я плаваю словно в открытом космосе, в невесомости, где нет физических ощущений. И... Это страшно, все, что он показывает это страшно. Я не знаю, как справиться, как преодолеть это.        - Какая несусветная и бесполезная чушь. Ты хочешь сказать, что он убивает пилотов их же воспоминаниями? Да что у вас там могут быть за травмирующие события, в шестнадцать-то лет?!        - Вы серьезно? - со слезами в глазах Ева посмотрела на Командующую. - Что мы пережили?! Что?! - она вскочила на ноги. - Что пережили Четырнадцатый и его пёс я не знаю и знать не желаю! А я?! - девушка уперлась руками на стол и сверху вниз с читающейся ненавистью посмотрела в глаза Командующей. Слезы побежали по щекам.        - Ты мне еще тут покричи! - она тоже встала, хлопнула ладонью по столу, затем хлопнула крышкой ноутбука и резко отставила его на столешницу. - Вы - избранные детишки даже не знаете всех ужасов Второго Удара!        - Зато мы знаем свои ужасы! И на мою долю уже выпало потерь!        - Хватит оправдывать свою слабость! - Командующая отошла к окну, ее тон стал чуть ниже.        - Да для вас любое проявление эмоций слабость! Даже, если подыхать от боли, вы и бровью не поведете, вам все равно! Да, мы такие слабаки, что не можем справиться! Жаль, что вы не можете пилотировать Еву, тогда бы проблем не было!       - Действительно. Но я не могу. А ты даже не пытаешься помочь.        - Я все время пытаюсь помочь! Но я живая, я не робот!        - Довольно. Завтра ты сядешь в Модуль и тебя больше не будут забирать. Либо умирай, либо побеждай.        - Конечно, другого я от вас и не ожидала, - вытирая слезы, произнесла девушка. Командующая на секунду сузила глаза, всматриваясь во что-то, затем быстро подошла и дернула Пятую за руку, засучив рукав кофты.        - И ты? - вздохнула она, пытаясь стянуть бинты. Ева хотела ее оттолкнуть, но не могла, она просто беззвучно плакала, пока ее секреты обнажались.        - Что же там на самом деле происходит? - с некоторым страхом, смотря на укусы, спросила Командующая. - Ёлова знает?        - Нет, - наконец высвободив руку и начав заматывать бинты обратно, ответила Ева. - Не хочу лишний раз показывать свою слабость.        - Но с этой страстью надо что-то делать.        - Как будто вам есть до этого дело.        - Хамка!       Командующая ушла, хлопнув дверью в свою спальню. Ева опустилась на пол и прорыдала несколько часов. Обессилив, просто уснула на полу.       Голова трещала так сильно, что казалось, будто развалится на части, любая мысль и движение были болезненны. Свет все еще горел, за окном была ночь. Кое-как осилив подняться - затекшие ноги плохо слушались - она подошла к кухонному шкафчику и достала несколько пакетиков с травами. Вскипятила чайник, умылась, заварила чай. Боль притупилась, но не исчезла. Затекшие конечности тоже еще немного ныли. На часах было без пятнадцати пять утра.       Командующая встала около шести, прошла на кухню и сделала себе бутерброд, ничего не говорила.        В штаб они прибыли около восьми утра. Плана не было. Кроме того, что в сердцах (как надеялась Ева) озвучила Командующая. Но это был единственный план.        - Значит, меня просто выбросят? - Пилот стояла рядом с Миу, смотрела на подготавливаемую Еву 05.        - Если ты не сможешь победить, то в тебе нет нужды, - ответила с балкона, что нависал над тем местом, где стояли майор и пилот, Командующая.        - Ненавижу вас! - вспылила Ева и пошла к лестнице, ведущей к Евангелиону.        Все сотрудники разом замолчали, наблюдая за сценой.       Запустили Еву 05, приготовили к отправлению на поверхность, но в этот момент Ангел активировал энергетическое поле и прожег огромную дыру в земле, добравшись до подземной штаб-квартиры. Здешняя база Нерв находилась не так глубоко, как база в Токио-3, поэтому у Ангела имелось больше шансов. Никто не ожидал, что он способен на такое. Провалившись под землю, он медленно заскользил по коридорам, разрушая и расплавляя стены. Миу приказала установить металлические барьеры с восьмого по двенадцатый. Но четыре бронированные двери задержат его разве что на несколько минут.       Было страшно и нетерпеливо. Персонал срочно эвакуировали. Несмотря на строгий регламент, все равно началась паника. Миу, Рая и Командующая отдавали приказы. Ангел прорвался буквально за три минуты. Ева наблюдала из кабины пилота. Места для маневров не было, да и возможности тоже: вот-вот он снова применит свое ментальное оружие и все будет кончено.       Ангел, все это время, словно заряжался нависая над городом. Его столько раз анализировали и доказывали, что стрелять он ничем не может. Но он превзошел все мыслимые теории. Пробравшись в ангар, представ перед ошеломленными сотрудниками, не успевшими уйти, Командующей, до сих пор стоящей на балконе и Евангелионом 05, он увеличивался в размерах. Здесь места было больше, что позволяло ему раздуваться, отчего, изменив форму, он стал похож на большого черного колобка.        - Вот я тебя и увидела, - улыбнулась Ева. - Уничтожай меня.       Внутри Ангела началась тепловая реакция, колобок раскрылся и выплюнул энергетический шар, ударившийся чуть выше головы Командующей о стену. Балкон заскрипел, качнулся, отрезав ее от двери, ведущих в другой сектор. Схватившись за перила, она молча смотрела на врага. Было непонимание, ощущение нереальности происходящего.       Пятый Евангелион двинулся, натянулись крепежные тросы. Ева замахнулась кулаком, но АТ-поле Ангела остановило удар. Он словно обратил на нее невидимый взор. Но не теряя времени, она протянула другую руку к балкону, сама внимательно осматриваясь, куда можно поставить Командующую. Но в этот момент Ангел снова выдал энергетический шар, ударив им левее Евангелиона, прямо в дверь, которая автоматически заблокировалась. Он запирал их?       Миу и Раиса успели уйти и теперь наблюдали за происходящим из исследовательского кабинета Раи.        - Командующую прикончит либо Ангел, либо Ева, - смотря за происходящим, сказала Раиса.        - Полагаю, Ева что-нибудь придумает, - серо ответила Миу. Она могла связать с пилотом, но не знала, что говорить.        - Не знаю, что между ними происходит, но они явно друг друга недолюбливают. Да и все, что произошло в любом случае отразилось на девочке.       Выбрав между смертью от Ангела возможную смерть от Евангелиона, Командующая выбрала второе и прыгнула в раскрытую ладонь. Ангел снова собрался с силами и выстрелил шаром. Ева постаралась аккуратно сжать руку. Чуть-чуть усилий и все бы кончилось. Такая власть пьянила. Она огляделась: выхода не нашла, все заволакивало дымом. Была не была. Установив АТ-поле и выставив вторую руку вперед, а первую поднеся к затылку, она выдвинула контактную капсулу.        - Ком! - крикнула она, протягивая руку. Командующая несколько замешкалась.        - С ним и так не справиться, а так нарушится синхронизация! - перекрикивая шум, говорила Командующая.        - У нас есть выбор? Скорее!       Она приняла предложение Пятой. Ощущения в кабине были странные. Быстрая проверка импульсов и перед ними предстало то, что видел Евангелион. Раскрывшийся колобок резко захлопнулся.        Синхронизация сбоила. Из-за тревожности, вид из кабины был словно в дымке.        Ева не знала, что делать. Ангел завис напротив них. "Вот сейчас он снова это сделает", подумала Пятая. Командующая села на дно кабины, прислонившись плечом к креслу пилота. Тревожность постепенно спадала. Ангел все еще не двигался, но ничего не происходило.       Ева хотела двинуться, но Евангелион не реагировал, картинка зарябила и исчезла, они остались в темно-красном свете.       Сначала замешательство, почему она ничего не чувствует, а Пятый не двигается.        - Ты омерзительна! О своей работе и об этих детях ты больше думаешь, чем о родной дочери! - выпалила девушка. Ей было двадцать один, с короткой стрижкой и выкрашенными в розовой волосами. Отца она не видела никогда и требовала от матери любви за двоих.       - Я хочу улучшить твою жизнь! - защищалась Магдалина.        - Иди к черту! Я тогда сделаю аборт!        - Патриция, - мать смягчилась, - прошу тебя, не уничтожай жизнь.        - Мне уже кажется, что этого нерожденного ребенка ты любишь больше меня. Ты вообще все что угодно любишь больше меня! - кричала Патриция.       Магдалина пыталась успокоить ее, но каждый день теперь случались эти истерики и ссоры. Выполнять работу, преподавать становилось сложнее. Девочка, что одно время забавляла ее в школе, казавшаяся такой умной, милой, воспитанной резко стала утомлять. Тяжесть домашних забот, развитие своего филиала Нерв, над которым она работала, забирали все силы. В один из дней Патриция увидела мать с какой-то девчонкой. До приторности милой и счастливой. Не став ничего предпринимать, она ушла домой, где и закатила дикий скандал, когда вернулась мать, снова угрожая абортом.       Командующая закричала, она вцепилась ногтями в руку, царапала кожу. Боль захватывала с ног до головы, не хотелось это вспоминать, тем более видеть так ярко. Ее выворачивали наизнанку, вскрывали все, что она так отчаянно прятала в глубине своего сознания.        - Ком, - Ева наклонилась к ней, но не знала, что предпринять. С одной стороны в голове мелькнула фраза вернуть претензию: "Неужели так сложно контролировать это? Просто успокойтесь". Она опустила руку той на спину и погладила. Ведь она так хотела узнать, что происходит, так пусть воочию убедится. Интересно, ей тоже Ангел показывает прошлое? И другим пилотам? Или каждому какую-то свою картинку? И покажет ли он Командующей то, что показывал Еве? Про Луны, артефакты и странных существ.        - Послушайте. Послушайте меня, услышьте меня. Вы не одна там, - девушка легонько трясла Командующую за плечо, - Слушайте мой голос и пытайтесь выбраться. Не оставайтесь в этой ловушке воспоминаний.       Ева говорила слова, которые сама бы хотела услышать. Помогали ли они Командующей, она не знала. Но ощущение, что только так можно вызволить ее из кошмара, создаваемого Ангелом, не покидало. Одно дело испытывать эти эмоции самой, а другое оказаться свидетелем мучения другого человека. И все это выглядит со стороны очень страшно. Она кричит и мечется, с закрытыми глазами, из которых потоком текут слезы. Ева плохо помнит, плакала ли она?       Магдалина вбежала в лабораторию. На экране улыбалась Патриция, сидя в контактной капсуле. Сотрудников не было. Она самостоятельно запустила тестовый образец и настроила компьютер. Девушка, которая еле-еле закончила семь классов.        - Ты что творишь?! Немедленно выбирайся оттуда! - крикнула Магдалина, хотела отключить синхронизацию, но Патриция заблокировалась изнутри.        - Я не хочу больше страдать. Я не хочу рожать тебе этого ребенка. Мы же обе понимаем, зачем ты его хочешь. А я не хочу, и ты это тоже должна знать. Но тебе всегда было плевать на мои желания.        - Я все делала и делаю для тебя!        - Врешь! Ты делаешь все для себя! Дай и мне получить удовольствие и стать свободной! Получить вечную жизнь или полную пустоту! На мониторе замерцало предупреждение, что превышается допустимый уровень синхронизации.        Командующая пыталась вцепиться себе в шею, расцарапать горло. Ева выбралась из кресла и, обойдя его, присела на корточки рядом с ней, стараясь остановить ее руки.       - Слушайте мой голос, идите на него. Причинением себе вреда вы ничего не добьетесь, поверьте мне. Пожалуйста, поверьте... - Еве приходилось прикладывать усилия, чтобы удерживать Командующую. Что происходило снаружи она не знала, возможно все уже было уничтожено.       Картинки метались в голове, прокручивались, наслаивались друг на друга. Боль была настолько сильная, что хотелось умереть прямо здесь и сейчас, лишь бы это все кончилось. Прозвучал голос откуда-то извне. Он призывал очнуться, призывал двигаться за ним. Такой знакомый голос. "Не одна" - словно электричеством пробивает. Сближаться с кем-то так страшно, так страшно снова получить предательство. - Лин, ты же понимаешь, что мы не можем быть вместе, - усмехнулся мужчина и потер щетину. Его лицо было как в тумане, выделялись только пальцы и жесткие черные волоски на лице.       Всё то доверие, что она возложила на него, вся любовь, которой она горела в свои двадцать, всё это разрушалось. Магдалина стояла возле вагона поезда, прощаясь навсегда со своим любимым. Она была готова сделать все, пожертвовать всем, лишь бы он был рядом. Но его выбор был другим. Выстраивать свою жизнь и свою судьбу в другом месте. Уверенный, что его ждет нечто большее, чем может дать ему влюбленная бесхребетная девчонка.        - Хватит, - сквозь слезы прошептала Командующая. Пятая обняла ее, но потом отпрянула, чтобы снова остановить попытки разорвать себя. Если бы было наоборот, пыталась бы Командующая ей помочь?        - Послушайте, это выдумка, он напускает специально больше драматичности. Очнитесь, вернитесь.       "...Вернитесь" - Магдалина подняла голову, но никого не увидела. Стоял жаркий полдень. Голос доносился откуда-то издалека и одновременно он был везде и словно внутри нее. Напротив стоял тот самый мужчина. Им обоим было по тридцать. Он был печален. Все, о чем думалось и мечталось не сбылось и, переживая кризис, он приехал к ней. А она уже была в разводе и с ребенком. Была счастлива, по крайней мере старательно делала вид, а он все не там, не здесь. Так и не разбогател, так и не стал из себя что-то представлять. Все где-то, урывками, ужимками, хитростями. Он старался ужалить некогда влюбленную в него женщину, старался ранить, обесценить ее достижения. Не мог смириться, что он ничего не достиг, а у нее есть дело, есть мечта, есть дочь. У него где-то был сын, с которым он виделся редко, а последние три года так вообще не знал, где он, съемная квартира, канарейка по кличке Фобос и начинающийся алкоголизм. Принять, что она работает над проектом "Е", он не мог. А ее разрывало изнутри от любви и жалости. Хотелось простить все и предложить вернуться, но понимание, что Патриция не примет его, что не позволит... Тогда она сделала выбор в пользу дочери. Через двенадцать лет его сын изнасиловал Патрицию. По крайней мере так она сказала, возможно это было обоюдно. Не зная, то ли ненавидеть, то ли радоваться, что в ее жизни, пусть и таким образом, появится Его частица, Магдалина запретила дочери делать аборт. Нерадивый папаша тут же исчез, дедушка даже не отзывался.       Правильное было это решение? Правильное? Правильное? Ты не предала дочь? Или ты предала Его? Или ты предала себя? Чем в итоге ты занимаешься? "... Не одна" - когда отчаяние окончательно захлестнуло Магдалину, услышала она. И мир вокруг терял краски и очертания. Должна была появиться следующая картинка, но голос ей помешал, словно не дал пленке проявиться, включив лампочку в ванне.       Командующая перестала сопротивляться и открыла глаза. По щекам текли слезы. Вокруг было темно, только тусклым красноватым светом подсвечивалось кресло пилота. Физически ничего не происходило. Ева несколько секунд смотрела на нее, убедившись, что та больше не пытается убить себя, отпустила руки.        - Не поддавайтесь, не возвращайтесь.       Резко стало светло. Было ощущение, что Евангелион перезагрузился, снова синхронизировался с пилотом. Черный колобок все так же висел, пожар, возникший от него потушила система безопасности. Ева тут же забралась в кресло пилота. Евангелион двигался. Вытащив нож, она кинулась на Ангела. Движения были несколько неуклюжими, неточными из-за сбитой синхронизации.        Ангел, казалось, был озадачен, не выставил даже АТ-поле, но попасть в него оказалось той еще задачей. Командующая, очнувшись от кошмара, но все еще продолжавшая испытывать ощущение отчаяния и тревоги, старалась изо всех переключить внимание на Ангела. Ее мыслительный процесс мешал управлять Евангелионом. Нужно было думать синхронно с пилотом, а о чем думает девчонка, она не знала. Положив руки на рычаги управления, поверх рук пилота, она слегка надавила. Евангелион стал проворнее, занес нож и проткнул черного колобка насквозь. Тот издал какой-то душераздирающий крик и на миг все погасло, а перед глазами предстала картинка какого-то желтого бесконечного водного пространства. И в нем было несомненно спокойно и блаженно, но в тоже время пусто.        Ева 05 отключилась. Исчерпала ресурс батареи. Никто даже не заметил, мигающий таймер. Все затихло и вновь погрузилось в темноту. Капсула не выдвигалась. Почему-то даже аварийный выброс, который должен работать в любом случае, не запускался. Ева вылезла из кресла и села на пол, подобрав к себе ноги. Было слишком темно, чтобы что-то видеть. Заговорить она не решалась. Ее всю трясло от произошедшего. Попытайся сказать - да голос будет дрожать, и мысли не идут в голову. Сидеть вот так близко к Командующей после всего случившегося, но не видеть.       Магдалина сидела вытянув ноги вдоль кресла пилота и прислонившись головой к стене. Она не могла поверить, что все кончилось, не могла поверить в то, что произошло. В голове было мутно и мысли путались. Только что она видела живую Патрицию, а потом она исчезла. Только что она видела...       Пятая. Нужно спросить у девчонки единственное: почему она спасла её? Что ей двигало? Но как сформулировать вопрос и не остаться потом в еще более напряженном состоянии до тех пор, пока снаружи их не выпустят, она не знала. Много разных формулировок приходило в голову, заодно отвлекая от тягостных воспоминаний, но ни одна не нравилась, не подходила. Да и хочет ли Пятая разговаривать? Не сожалеет о своем решении? Спросить или нет? Она сжала пальцы в кулак, почувствовала боль в запястьях, но рассмотреть их не могла. Разжала. Нужно решиться и спросить. И когда слова были готовы вырваться наружу, их сначала чуть тряхнуло, а потом ослепило. Капсулу достали. Командующая заметила в противоположном конце пилота. Та не шевелилась, только недовольно щурилась. Замешкавшись поначалу, Магдалина поняла, что ее пропускают вперед. Сотрудник подал руку.        - Заклинило механизм, - прокомментировал он, не дожидаясь вопроса. Пахло сыростью и горелой проводкой. Быстрым взглядом оценив свои запястья, которые были просто в красных полосах от ногтей, она натянула рукава кофты пониже и направилась в свой кабинет, не сказав ни слова.        - Ты его победила! - воскликнула Миу, когда Ева выбралась из капсулы.        Далее ее ждал длительный осмотр, обработка старых ран и вкусный чай. Ева не знала, что отвечать на расспросы о том, как удалось справиться с влиянием Ангела, потому сказала, что просто повезло. Если Командующая сочтет нужным - расскажет сама, а она не будет. Что-то внутри заставляло скрыть произошедшее в кабине. Как это в целом повлияет на дальнейшую ситуацию неизвестно       - Ты крикнула Командующей, что ненавидишь ее, у вас, как я поняла, натянутые отношения, но ты помогла ей. Что двигало тобой? - серьезно спросила Раиса.        - Без неё мы не победим.        "Неужели, ты правда так думаешь?" - сказала про себя Миу, отпивая еще чая.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты