Do you have a comrade?

Джен
NC-17
В процессе
4
автор
Размер:
планируется Миди, написано 30 страниц, 6 частей
Описание:
Джет Блэк – космический ковбой, любитель бонсай и фанат джаза живет вполне тихой, спокойной и счастливой жизнью. Но действительно ли его устраивает такая жизнь? Только он начал всерьез задумываться над этим во время поисков очередного преступника, как вдруг невидимые нити его судьбы переплелись с чужими – ужасно похожими, и в то же время совершенно разными.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
4 Нравится 7 Отзывы 1 В сборник Скачать

А товарищ у тебя есть?

Настройки текста
      Внутри раздавался звук шагов: тяжелых мерных и легких неторопливых. Джет провожал Спайка в жилой блок, мельком посматривая на парня — тот, руки в брюки, шел чуть позади и, вытянув длинную шею, с неподдельным интересом изучал корабль, заглядывая за каждый угол.       — Хоро-о-омы… — присвистнул Спайк. — А товарищ у тебя есть?       — В смысле?       — Ну, напарник или помощник какой.       — Я один работаю.       — Ого, и как люди справляются с такими махинами. Не многовато ли для одного-то?       — Не жалуюсь, — дернул плечами ковбой.       Круглая дверь откатилась в сторону, они миновали длинный коридор и очутились в кают-компании.       — Итак, — начал объяснять Блэк, — камбуз только что прошли, все кухонные принадлежности там. Холодильник здесь стоит. Ванная и прачечная вниз по лестнице. Каюты и туалет… Эй, ты вообще слушаешь?       — А? — парень резко прекратил зевать и обернулся. — Да, прости, подустал малость. Не возражаешь, если прилягу?       Джет жестом дал разрешение. Не успел он и глазом моргнуть, как Спайк принял горизонтальное положение на диване.       — Ох, кайф, — потянулся он, по-кошачьи выгибая спину. — Как я задолбался спать сидя, ты не представляешь…       Охотник вздохнул и поспешил закончить лекцию.       — Короче, срач не разводить, где попало не шататься. Все ясно?       — Угу… — Спайк повернулся на бок, почесывая носком ботинка щиколотку.       — Ужин в сковороде, сам найдешь. И вот, — Джет положил на стол такой же коммуникатор, как у себя. — Если понадоблюсь.       — Ужин? — парень моментально ожил, поднимаясь с места. — Что ж ты сразу не сказал? А…       Но мужчина уже шагал обратно.       — Эй! Д-Джет, погоди!       Блэк притормозил на ступеньках и обернулся, вопросительно приподняв брови. Он был, как всегда, само спокойствие, однако во взгляде его молодой человек уловил усталость с примесью легкого раздражения, отчего замялся, не решившись задать вопрос.       — Я твой должник, — негромко произнес Спайк.       Ковбой махнул рукой, мол, «забей», и вскоре скрылся за дверью.       Почесывая лохматую макушку, Шпигель осмотрелся, подошел к маленькому холодильнику и, бегло изучив ассортимент, сцапал жестянку с газировкой. Банка издала аппетитное шипение, выпуская наружу легкий дымок и искря пузырьками. Прохладный напиток приятно обволакивал пересохшее горло, и Спайк не отрывал губ, пока не выпил все до дна. Подавив кулаком отрыжку, он стал глазами искать урну. Решив, что она может быть на камбузе, он отправился туда.       Мрачноватое помещение освещала длинная ртутная лампа, изредка моргавшая над двумя огромными газовыми горелками, на одной из которых стояла глубокая сковорода с запотевшей крышкой. Отыскав в углу мусорный пакет, парень метко швырнул в него банку, затем подался к посудному шкафчику за палочками с тарелкой и начал накладывать тушеную говядину с овощами. Сперва отложил себе треть, потом немного подумал и добавил еще, оставив ровно половину, а в конце не удержался и дополнительно выловил парочку ломтиков мяса, которые сразу проглотил.       Тем временем на мостике Джет стоял у большого стола с сенсорной панелью и задумчиво чесал в бороде. Приняв решение, он ввел координаты и взобрался на капитанское кресло.       — Маршрут успешно построен, — оповестил компьютер женским голосом. — Место назначения: Европа. Время полета через Астральные врата составит шестьдесят часов. Внимание! В режиме автопилота изменение маршрута будет недоступно.       — Да знаю я, знаю, — ворчал охотник, пока отправлял запрос для разрешения на взлет.       Траулер поднял якорь и начал медленно отчаливать. Подобно тому как самолет выруливает на взлетную полосу, он вышел на середину реки и встал по направлению течения. Заревели двигатели, махина «Бибоп» начал разгоняться, рассекая и вспенивая воду, и поднялся в воздух. Здания становились все мельче и мельче, машины напоминали суетливых муравьев, бегущих по проложенным тропкам, городские огни сплетались в сложный узор. Вскоре огромный мегаполис превратился в укутанный облаками светящийся кружок, рядом с которым так же сияли другие города-кратеры — оазисы среди безжизненной красной пустыни.       Когда с формальностями было покончено, ковбой с облегчением растянулся в сиденье, закинув ноги на панель, и прикрыл глаза. Спустя время он почувствовал легкое головокружение и то, как тело начало терять вес. Джет вылез, плавно спускаясь на пол, в несколько прыжков преодолел ступеньки и очутился у двери, ведущей в череду шлюзов. Проплыв сквозь них, отталкиваясь от лестниц, он встал на ноги и вышел в длинный проход, где пол изгибался, образуя кольцо, а противоположная стена и двери, словно кабинки на колесе обозрения, непрерывно двигались. То был гравитационный коридор — место, условно делившее корабль пополам.       Во вращающейся секции в форме цилиндра центробежная сила создавала искусственную гравитацию, которая воздействовала на находившиеся внутри стоянки, склады и жилой блок, а остальная "неподвижная" часть корабля, в том числе мостик, накапливала магнитную силу. В открытом космосе там постоянно царили условия невесомости, поэтому человек и предметы могли парить в пространстве — до тех пор, пока не касались намагниченной поверхности, к которой тут же «прилипали». Это позволяло человеку спокойно стоять или ходить по полу, и в то же время он мог с легкостью оттолкнуться и зависнуть в воздухе. Так были устроены все большие корабли вроде «Бибопа», чтобы экипаж свободно перемещался при любых условиях, но делать это в космосе, безусловно, намного интереснее и приятнее.       По пути к «Акуле-молоту» Джет завернул на склад, где среди обтянутых сетями ящиков стоял небольшой сейф. Внутри лежала скромная пачка денег — запас на черный день, часть которого недавно пришлось израсходовать. Блэк добавил туда немного наличных, и на очереди были вещи Спайка.       — «Иерихон 941», — пробормотал ковбой, изучая пистолет. — Неплохо, неплохо.       Перед глазами пестрой кинолентой замелькали воспоминания о баре. Джет зажмурился и со вздохом потер переносицу. Лишь сейчас он в полной мере осознал, как сильно рисковал в ту ночь. Сотни раз он ругал себя за то, что нельзя вечно пытаться объять необъятное — и вновь наступал на те же грабли.       «Черт, ну и зачем? К чему весь этот альтруизм, Джет? В другой раз судьба может не проявить благосклонность, нельзя так бездумно лезть. И вообще, тебя никто не просил, ты же пришел туда исключительно за Бриттеном. Да кто угодно мог вмешаться и не позволить этим отморозкам жестоко расправиться со Спайком! Но... никто даже не шелохнулся. Стояли и таращились, как стадо баранов. Причем, как выяснилось, кулаками махать горазды... А если бы ты не успел? Или вовсе не захотел бы встревать?.. Ой, да кого ты обманываешь. Ты бы не смог стоять в стороне. Просто не смог».       Ковбой положил пистолет на полку рядом с деньгами и нашел в кармане ключ от истребителя.       «Говорят, если не делать добра, то не получишь зла. Что ж, справедливо, — подумал он, постукивая металлическим пальцем по блестящей поверхности. — Но если кого-то и устраивает жизнь среди сплошной ненависти и черствости, то только не меня. Я не в силах изменить людей, но… почему-то всегда хочется дать им шанс».       Мужчина убрал ключ в сейф и запер дверцу. То же самое он мысленно проделал со своими рассуждениями.       Спайк дожевывал остатки порции, смакуя пропаренный перец с грибами в сладком соусе терияки — приятное разнообразие после приевшейся кукурузы, пусть в этом блюде и не было ничего выдающегося. Это не шло ни в какое сравнение с любимым лобстером или уткой по-пекински, да и кто угодно мог приготовить его в разы лучше, но оно пробудило в нем некое чувство, похожее на… спокойствие. Или, может, радость?       «Нет, сытость, Спайк. Это называется сытостью».        Он вернулся в кают-компанию, спустился в огороженный перилами проход, отодвинул висящую гармошкой розоватую штору и попал в узкую комнатку с бельевыми веревками — прачечную. Следующее помещение, скрытое за такой же шторкой, было ванной комнатой. Вернее, это была общая душевая, переделанная в более «домашний» вариант. Возле стены стояла наглухо прикрепленная к полу ванна, над ней под потолком огибала стены тонкая труба, на которой висели в ряд душевые лейки. Судя по светлому налету, работала всего одна, что по центру. На небольшом оранжевом стуле стопкой лежали два светлых полотенца, выцветшая голубая футболка и коричневые свободные штаны с кучей карманов — такая предусмотрительность приятно удивила парня.       Зашумела вода, облачка пара начали заполнять комнату. Пиджак с рубашкой и галстуком швырнули в угол, брюки с нижним бельем пинком отправили туда же, и Спайк с наслаждением встал под душ — по горячей воде он соскучился не меньше, чем по сытной еде и крепкому сну. Он провел пятерней по волосам, убирая назад намокшие пряди и подставляясь теплым каплям, которые, подобно проливному дождю, барабанили по лбу, щекам, глазам…       Прямо как в тот день. В день побега, когда он так и не дождался ее. Она исчезла так же внезапно, как и ворвалась в его жизнь, забрав с собой чувства, что подарила ему. И он вновь остался один, словно брошенный, никому не нужный зверь.       Парень открыл глаза. Правый, искусственный, видел картины из прошлого: грязные дождливые улицы, перестрелки в подворотнях, роскошное здание синдиката. Левый же глядел на отделанную желтой плиткой стену и прямоугольную прорезь, откуда торчали небольшие трубы с вентилями. Спайк перекрыл воду, потянулся к маленькому полотенцу, осторожно промакнул больные места и оставил его впитывать влагу на голове, пока обтирался большим. Закончив, он повесил их на спинку стула, взял чужую футболку, приложил к телу и примерил. Ткань мешковато свисала с плеч, пахла кондиционером для белья и немного отдавала моторным маслом с пылью. Штаны тоже оказались велики, поэтому Спайк как можно сильнее затянул шнурок на поясе, чтобы они не спадали, после чего обулся, взял в охапку грязные вещи и отнес в соседнее помещение, где, хлопая глазами, долго рассматривал стиральную машину, похожую на большую желтоватую мультиварку со стеклянной крышкой. Он засунул туда одежду, насыпал сверху щедрую горку порошка, истратив почти треть пачки, закрыл дверцу и стал давить на все кнопки подряд, пока не сообразил, как запустить агрегат. К счастью, это оказалось не сложнее, чем пилотировать корабль. Утерев лоб, парень пошел наверх, где рухнул на диван лицом вниз.       Его вдруг начал смущать странный звук. Парень поднял голову, прислушиваясь к источнику, и понял: вентилятор над лампой. Он проводил взглядом вращающиеся лопасти, оглядел высокий потолок и стены, из которых выпирали разные панели с воздуховодами, посмотрел на стол. Возле компьютера лежали те самые круглые очки, в сторонке от них был телефон, а прямо за ним — наушники. Сгорая от любопытства, Спайк шустро потянулся к ним, осторожно повертел в руках, нащупывая мелкие кнопки, и приложил к уху динамик. Он ожидал услышать что угодно: попсу, шансон, метал или даже драм, но только не ленивую джазовую мелодию, под которую впору танцевать медляк, а следом громкий, немного грубоватый, но в тоже время ласковый голос певца:

«Hold me close and hold me fast The magic spell you cast This is la vie en rose…»

      Вполуха слушая песню, Спайк зевнул так широко, что аж щелкнула челюсть, а из уголков глаз норовили побежать слезинки. Царившая вокруг тишина, не считая поскрипывания под потолком и гула машинки внизу, тоже навевала дремоту. Внезапно раздался слабый стук, юноша быстро повернулся, отстранив наушники. Нет, показалось. Джет еще не пришел, до сих пор где-то суетится. Наверное, они уже давно покинули город. А может, и Марс. От этой мысли с души как будто камень свалился, освободив место для нового ощущения — того самого, которому Спайк не мог найти объяснение. И сытость здесь ни при чем. Это было что-то новое, но в то же время до боли знакомое. Свобода и легкость. Безопасность и уют.       Он почувствовал себя как дома.       Когда Джет понял, что поясница больше не выдержит, он вылез из-под капота и выпрямился, вытирая платком лицо и ладони. Последние штрихи были внесены, теперь можно с чистой (в отличие от рук) совестью идти почивать. По возвращении в кают-компанию он увидел Спайка, тихо похрапывающего на диване. Левая рука свисала с края, правая лежала на груди и что-то придерживала. Ковбой было порадовался тому, что старые севшие вещи на что-то сгодились, но стоило ему увидеть чужой руке свои наушники, как его передернуло. Звучно выдохнув, он отобрал их и выключил звук, а парень спал так крепко, что даже не заметил этого — точно так же, как и не обращал внимания на писк стиральной машины.       — Спайк, — пробасил Джет, убирая наушники на место, — вставай, твоя одежда постиралась.       Тот в ответ лишь повозился, повернувшись носом к спинке. Мужчина пожал плечами и пошел в ванную отмываться от маслянистой грязи и копоти. Машинка заверещала вновь, Джет позвал парня — ноль реакции.       «Ну уж нет. Этим я точно заниматься не стану! Пусть встает и сам делает. Развешивать чужие трусы я не нанимался», — твердо решил он.       Очередная попытка растормошить Спайка успехом не увенчалась — он спал как убитый. Джет стал звать громче, дернул его за плечо чуть сильнее, но, скользнув взглядом по длинному синяку на шее, вдруг остановился. Выругавшись вполголоса, охотник спустился, чтобы избавиться от надоедливого звука машинки, а через несколько минут на веревке поочередно заняли место пиджак, рубашка, брюки, галстук и белье с носками. Блэк аккуратно расправил их, морщась не то от ядреного запаха порошка, не то от пострадавшей гордости, и ушел есть.       В каюте Джета фикус стоял на подставке, блестя листочками в свете ламп, и ждал, когда хозяин наконец уделит ему внимание, но ковбой даже не взглянул на него. Он убрал «Вальтер» на верхнюю полку, разложил откидную кровать и прилег. Конечности как будто налились свинцом, в теле тупой болью отзывались последствия драки. Сон, несмотря на усталость, не шел. Наверное, виной тому была привычка не смыкать глаз, пока на корабле находились посторонние, и Блэк старался смириться с тем, что сейчас перевозил не преступника, а автостопщика. Самого обыкновенного автостопщика, который владеет боевыми искусствами, стреляет без промаха, дрыхнет так, что пушкой не разбудишь, а про его манеры и говорить нечего. Но даже с учетом всех неудобств, которые доставил Спайк, сердиться на него совсем не хотелось — не похож он на типичного нахлебника, готового любыми способами втереться в доверие, чтобы сесть на шею. Скорее, он был какой-то… простой. Обычный дворовый парень — хулиганистый, пронырливый, немного безалаберный. И при этом благодарный, понимающий. Они легко нашли общий язык, им лишь нужно время, чтобы привыкнуть к обществу друг друга.       «А, собственно, для чего? — спросил себя Джет. — Думаешь, такой человек как он действительно смог бы стать твоим... товарищем?»       Мысли, как прибрежные волны, накатывали одна за другой, подкрадываясь все ближе и ближе, пока не подхватили сознание и не унесли его в бескрайние просторы сновидений.

Ещё по фэндому "Cowboy Bebop"

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты