Дьявол внутри

Гет
NC-17
В процессе
30
автор
D_I_A бета
Размер:
планируется Миди, написано 27 страниц, 4 части
Описание:
Блум связалась с не очень хорошей компанией, сбежав из Алфеи. Новые друзья феи помогали ей найти правду о родителях и природе еë магии, однако не предупреждали о величине цены за эту правду. Под видом простенького ритуала чёрной магии ведьмы вынудили Блум призвать темное зло, которое долгое время было заперто в Преисподней, и без своей второй половины, светлого Огня Дракона, не могло вырваться наружу.
Примечания автора:
По поводу предупреждений: внимательно их прочтите! Хочу уточнить, что любые реплики героев - это не мнение автора касательно каких-либо тем, это мнение персонажей, выстроенное на основе анализа их характера и окружения. Кто-то из героев будет шантажировать, гнобить из-за чего-то, оскорблять из-за каких-то несовершенств. Будут подняты современные темы, ибо мне хочется показать РЕАЛИЗМ и ОБЩЕСТВО. А реализм без проблем 21 века (там 2021 год по канону) невозможен. Однако реализм всё-таки зарубежный, поэтому многого актуального для русского общества там не будет.
Моё дело предупредить. Особо "мяса" на такие темы там не будет, но персонажи всё-таки будут выражать свою позицию смело. Мне бы не хотелось, чтобы за выдержку канона подросткового бунтарского характера мне потом прилетало)
Спасибо за внимание.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
30 Нравится 20 Отзывы 14 В сборник Скачать

Глава 3

Настройки текста
Примечания:
Простите за задержку, зато получилось объемно)
Продолжение 10 марта без задержек.
Есть попадание в характер? Как вам сюжет? Мне было бы интересно, если бы вы рассуждали о возможном продолжении вместе со мной)
      Становилось тяжело дышать ещё на третьей минуте. По правилам первой тренировки бежать на дорожке нужно было ровно по десять минут в три подхода в течение полутора часа. И Блум незаметно для всех задыхалась, в отличие от Терры, уже на втором. Та была живенькой, хоть у неё по лбу и катился пот, она рассказывала о чём-то не особо важном и наверняка нужном. Питерс так думала и слушала бы, если бы не давящее чувство в сердце. Она не была спортивным человеком. Умела, как и все, кататься на велосипеде, коньках, однако активный отдых избегала; после одного случая в ущелье, где её из ревности едва со скалы (пусть и со страховкой, но всё-таки) не столкнула «подружка». Тогда, в девять лет, фея решила, что спорт не для неё. Фитнес мог исправить положение, но в шестнадцать лет было трудно начинать приводить своё тело в порядок. Оно у неё было в хорошей форме, стройным, но бессильным.       «Был бы здесь конный спорт, куда интереснее, чем педальки крутить. Там хотя бы лошадь гладить можно… — подумала она, глянув на Терру мученическим взглядом. — Она ещё говорит?»       — Прости, Терра, ты можешь повторить? Я задумалась, жарковато тут, да? — устало проговорила фея, и Терра доброжелательно кивнула головой, повторяя сказанное.       — Я говорила о своей кузине Флоре. Ты спрашивала, почему мне не так тяжело, как тебе. Мы в детстве с ней часто ходили на танцевальные занятия к местным танцовщицам, живущим в лесу. Они, как отшельники. — Терра оторвала одну руку от тренажёра, жестикулируя ей для более выразительной интонации. Блум сгорбилась, смотря на свои тонкие ноги в крупных кроссовках. — Заботятся о лесе Линфеи. — Терра рассмеялась. — Что-то я не туда ушла. Так вот: по поводу Флоры и танцев — она ведь переводится из королевского колледжа там, в Линфеи, чтобы учиться в Алфее. Ей не особо нравится Кристалл, это их местная Стелла.       — А что за королевский колледж? — поднимая голову на подругу, спросила Блум.       — Там готовят фей для службы во дворце Линфеи. Фей-защитниц, фей-фрейлин. Короче, для удовлетворения конченной монархии нашего королевства. Не все волшебные миры изменили форму правления. Собственно, практически никакие. Поэтому мы с семьёй уехали оттуда. Ещё они там все жуткие сексисты. — фея усмехнулась.       — Тебе лучше не знать, что с сексизмом, феминизмом и толерантностью происходит в Калифорнии. Не знаю, как у вас, но лучше заранее не зарекайся о несовершенстве Линфеи. В моём мире все помешались между собой. Может, я поэтому частично чувствовала себя не на своём месте среди них. Порой хотелось оказаться в каком-нибудь девятнадцатом веке. Одни плюсы: запрещены политические темы из-за французов, процветают классическое и реалистическое направления литературы, а самым модным времяпровождением является бал. Моя детская мечта — побывать на балу. — рассказала Блум. За их беседой прошло нужное время, и они обе соскочили с тренажёров.       — Жутко звучит, но хочу в твой мир. — воодушевленно проговорила Терра, загибая ногу за спину. Питерс воздержалась от разминки, облокотившись о ручку дорожки.       — Обязательно приглашу… Ой… Простите, мисс Даулинг. — Блум отскочила в сторону, виноватыми глазами извиняясь перед директрисой за то, что толкнула её спиной.       — Доброе утро, мисс Даулинг. — поздоровалась Терра.       — Доброе, девочки. Тоже решили воспользоваться спортивным комплексом Алфеи? — они кивнули. — Молодцы. Не опоздайте на урок медитации Гризельды после обеда. Она выставляет автоматы и оценки в полугодиях по самому первому. — по-дружески предупредила директриса, вешая полотенце на дорожку.       — Спасибо… А можно я у вас кое-что спрошу? — Терра ушла в сторону гантелей, а Блум встала перед Фарагондой, следя за кнопками, которые она нажимает на дорожке.       — Спрашивайте, Блум, конечно. — У неё заработал тренажёр.       — В последнее время меня беспокоят какие-то существа во снах. Существо, если быть точнее. — Питерс неловко улыбнулась, переминаясь на месте. — Оно оранжевого цвета. Очень длинное и высокое. Постоянно стоит в озере и старается меня утопить. Я предположила, что это мавка, но меня это всё-таки беспокоит. Ничего не говорит, молчит. Вчерашней ночью заговорила со мной, попросила найти какую-то Розалинду. Может, вы знаете её? Это какая-то важная фигура у вас в Ином мире? — Фарагонда поменялась в лице. — Простите, я что-то не так сказала?       — Блум, в частности сны ничего не значат и являются отражением наших переживаний… — Блум не дала ей договорить, перебивая.       — Да, но мы ведь феи! Это не мир людей, где всё примитивно в своём обозначении. Я читала, что…       — Тогда, может, если вы читали, юная леди, моя помощь вам не нужна? — Фарагонда спросила по-доброму, но с явным укором. Блум покраснела и робко кивнула головой, извиняясь. — Послушайте меня, Блум, сны правда, бывает, что-то значат, но в вашем случае цикличность снов — это одна проблема, которая вас мучает. Она, эта проблема, в вашей голове приняла образ нимфы.       — Нимфы, Мисс Даулинг? — Блум вновь её перебила. — То есть это не мавка, а нимфа?       — Оговорилась. — Она врала. Было незаметно, но Блум уже ей не верила. — Приняла образ мавки. Решите свою проблему в жизни, тогда мавка исчезнет. — Фарагонда мило улыбнулась Блум, и та, поблагодарив, отошла к Терре.       «Нимфа, значит. — думала Питерс, ложась на тренажёр и ухмыляясь. — И ваш шкаф, мисс Даулинг, на скелетов тоже разберём».

***

      Блум, Айси, Дарси и Строми стояли перед Северным храмом. На каждой девушке рисовались симпатичные маски. У Айси и Строми более экстравагантные и яркие, Блум с Дарси обошлись минималистическим стилем. Строми вся обвешалась блёстками и камнями, Айси надела короткую мини с складчатым голубым шлейфом фатина сзади. Дарси была в брючном костюме: фиолетовые брюки-клёш, чёрный топ, длинный фиолетовый пиджак со значками музыкальных групп на груди и очками с жёлтыми стёклами. Питерс чувствовала себя неловко в такой компании. Она никогда не баловала себя пёстрым одеянием, поэтому пришла в самом скромной платье Стеллы: оно было с огромным декольте до низа груди, поэтому Блум надела под него чёрный свитер, а на грудь повесила неброский голубой кристалл под цвет платья. Талию затянула старым маминым чёрным поясом с сердечком-замком, что давно считалось не в моде, но в наряде смотрелось мило. На чёрных колготках прямо у талии была дырка, перед выходом фея мазала их бесцветным лаком, чтобы они не расползлись, поэтому затея надеть каблуки была перевоплощена в высокие чёрные ботфорты.       Айси и Дарси прошли вперед. Сторми остановилась перед дверью храма, задерживая Блум рукой.       — Блууум. — Фее показалось, что Сторми пьяна. Жуткий и протяжный у неё тембр. — Не переживай так, ладно? Повеселись немного с остальными, а потом возьмёмся за дело. Нужно многое приготовить. — Питерс кивнула.       — Почему я не могу вам помочь? Это ведь нужно мне, знаешь, немного неловко себя чувствую. — фея старалась не выдавать недоверия к подругам Айси. Каждую секунду она шептала про себя: «Они ведь её подруги, она познакомила их со мной, значит, доверяет мне и им в равной степени!».       Сторми, словно «подслушав» чувства Блум, приторно улыбнулась и ответила:       — Демоны не очень любят страх. Развеселись и сделай ритуал частью вечеринки. Хорошего вечера тебе, Блум. — ведьма распахнула перед Блум двери, оттуда в секунду хлынул поток давящей клубной музыки. Это заряжало. — И лучше не пей! — она перекричала музыку, наклоняясь прямо к уху феи, чтобы было лучше слышно. — Нужно трезвое сознание! — Питерс робко улыбнулась и серьезно кивнула. Сторми затерялась среди толпы. Блум старалась не бросаться в гущу событий, все казались агрессивными и опасными в этом темноте. Фее на мгновение почудилось, что люди и пьют на вечеринках лишь для того, чтобы не бояться темноты. Вопреки всему этому, нельзя было не сказать, что музыка постоянно заряжала необычной энергетикой. Фея шагала в ритм музыки, иногда приседая, потому что того требовала от неё мелодия.       Люди в комнате были разными. Блум страшилась их рассматривать, ибо они могли начать пялиться в ответ, а ей не хотелось, чтобы в ней узнали кого-то. Хотя… Какая фея бы из её друзей оказалась бы здесь? Никакая приличная. Становилось стыдно. Питерс металась между уверенностью в том, что она делает и чувством вины. Перед глазами запестрили голубой и розовый, фея свернула в менее бешенный коридор, наслаждаясь спокойным светом. От коридора в сторону уходило несколько комнат, а в конце было отстроено расширение, подобие комнаты, в ней красовалась огромная клетка. Людей было меньше, чем в зале, некоторые на неё поворачивались. Фея скорее прошла к клетке, за малым не запнувшись на повороте.       В клетке спал маленький кролик голубого окраса. Непохожее на реальных животных существо мило смотрелось в таких объёмах клетки. Блум заулыбалась и протянула руку к решётке, желая погладить пушистого красавца. Хоть с кем-то она сегодня познакомится.       «Кролики, говорят, тоже снимают стресс. — думала она. — Кто тебе об этом сказал? — девушка говорила сам с собой. — Сама себе сказала, что такого. Правда ведь снимают.»       Кролик проснулся и, подобно разумной кошке, потёрся о руку феи. Блум тихо пропищала, почти на сипе.       — Вот это бесстрашие. — незнакомая девушка встала в волевую позу рядом и скрестила руки на груди. Она оценивающе кивнула головой. — Чего ты так смотришь? Этот кролик из линфейских.       — И… Что? — не поняла Блум, от травмы подальше одёргивая руку. Кролик навалился лапами на стенку клетки, просовывая носик между прутьев. Сердце феи изнывало от желания вновь потянуться к нему рукой.       — Их укусы смертельны. А кусаются они при таком наглом вторжении в девяноста процентах. Не знала? — Блум хотела сострить и ответить: «А типа не очевидно, что я не знала, раз туда полезла?», но промолчала, пожав плечами. Странное ощущение. Как только компания Трикс посоветовала ей найти друзей, Питерс растеряла всё своё дружелюбие. Что с ней стало в этом храме-клубе? Дерзость перекрыла настоящие качества характера Блум, чтобы защититься от общества и его нападок? Она думала: «Мне ведь уже не двенадцать лет, почему мне до сих пор страшно со всеми ними общаться? Такое ощущение, что я совершенно не создана и для этого мира. Неужели мне нигде не будет места? Или проблема не в них всех, а во мне?» — Ты меня слушаешь? — Блум дёрнулась, услышав голос девушки. Дешёвая резинка маски оборвалась, обличая лицо феи. Девушка выругалась себе под нос, поднимая украшение. — Так это ты, Блум? — удивилась незнакомка. Блум испугалась и посмотрела на неё растерянным взглядом. Девушка приподняла свою маску, раскрывая собственную личность перед феей огня.       — Беатрикс? — Блум, не глядя на маску, неаккуратно перевязала резинку через округлое отверстие, получился небрежный узел сбоку. Фея закрыла его волосами.       — Не знала, что ты бываешь в таких местах. Тоже к Эдварду? — Питерс не поняла вопроса, но из-за маски успела сыграть осознание.       — Да, к нему. Ты давно с ним знакома? — Беатрикс усмехнулась, опираясь о клетку. Она не заметила, как кролик подобрался к её волосам, собранным в хвост.       — Столько, сколько он работает в трио, Эдвард с сама знаешь кем научили меня магии. Забавные занятия. Ну, ты в теме. — Беатрикс улыбнулась, оголив свои зубки перед феей. Блум была не в теме и вообще ничего не понимала. Если глаза её увидеть нельзя было, зажатость позы, ручки в замочке перед собой выдавали застенчивость девушки. Кролик вовремя прикусил тёмные волосы Беатрикс и потянул на себя. Она ударила его молнией, и он заскулил, отбегая в другую сторону клетки.       — Что ты сделала! — воскликнула Блум, с беспокойством смотря на испуганное животное.       — Да плевать на эту крысу. Тебе нет? Всё равно сегодня убьют. — Питерс судорожно вздохнула. — Тоже не знаешь? Принесут в жертву… Ни о чём не говорит? Ты же должна быть в курсе.       — А, это, да, просто забыла. — Блум качнулась на месте. — Ты прости, но я, наверное, по… — Беатрикс её перебила.       — А вон Эдвард. Подойдём? — Питерс метнулась в сторону, но Эдвард сам их заметил и подошёл ближе. Обычно, когда Блум встречала богатых людей, властных, от них иначе пахло, их аура выдавала сущность. Сейчас появилось такое же ощущение: Эдвард показался очень властным, а его дорогая одежда придавала мужскому образу статусности.       — Кто твоя подруга, Беатрикс? — он никогда не здоровался при встрече, сразу обозначая, зачем подошёл к человеку.       «Предположим, половина проблемы в том, что мы не знакомы. Зачем я соврала? — изводила себя мыслями Блум».       — Фея Алфеи, которая может многим нам помешать? — ответила не совсем понятны Блум вопросом Беатркс. Блум почувствовала, как её тело рассекает воздух. Как во сне. Она больно ударилась бедром о ручку двери и невесомо опустилась на ковёр. Девушка не успела испугаться, растерянно оглядывая комнату вокруг себя. — Посиди до утра здесь, Блум. Пожалуйста. Я предупрежу мисс Даулинг, что ты решила покинуть Алфею, не переживай насчёт учёбы. — Беатрикс стояла на пороге комнаты. Питерс потирала ушибленное место. — Там есть книги и… — Беатрикс с Эдвардом толкнул залп солнечного света. Они повалились на пол рядом Блум. Фея на корточках от страха выползла оттуда в сторону своих спасителей. Будь то её самый заклятый враг, фея бы прижалась к его ногам и осталась бы так сидеть, пока бы не отпустило.       «Эдвард не отражался в зеркале. Эдвард не отражался там. Может, я сейчас в коме? — прислоняясь к стене и закрывая глаза, спросила у себя Блум».       Четыре руки обняли её, и Питерс открыла глаза.       — Стелла? Муза? — на колени перед ней опустилась Терра. — Терра! Девочки! — Блум радостно вскрикнула, поднимаясь вместе с феями на ноги. — Это была Беатрикс. С ней какой-то Эдвард, он не отражается в зеркале. — затараторила Питерс, обнимая себя руками. Маска с её лица лежала в той комнате. Муза толкнула дверь ногой, но Беатрикс с Эдвардом там уже не было.       — Они ушли. — констатировала Муза. — Поздравляю, ты увидела вампира.       — Обычно они сразу кусают в шею, тебе повезло. — похлопав Блум по плечу, поздравила Стелла. — Вернёшь моё кольцо, Блум? Нам есть, о чём поговорить.       — Извините меня, пожалуйста. Я не хотела никого из вас обманывать. — фею перебила Стелла.       — Но ты обманула, Блум. — принцесса всплеснула руками и закатила глаза. — Отлично вливаешься в общество Иного мира. Просто прекрасно, что ты хочешь найти себе друзей, но ты не там ищешь. И уж точно тебе никто не давал право распоряжаться так моими вещами. — Питерс не давали и слово вставить.       — Стелла, не надо так грубо… — попросила Терра. — Но… Вообще Стелла права, Блум, это неправильно.       Блум посмотрела на лица подруг. Ей было неловко перед ними. Муза смотрела сочувствующе, Стелла с осуждением, Терра расстроенно. И всё у них общее — это разочарование в Блум. Питерс никогда не могла восхитить чем-то, хотела быть хорошей подругой, но превращалась в эгоистку.       «Может, так и было правильно? Какая разница, что о тебе думают девушки, с которыми ты совсем недавно познакомилась? Мне не нужна Айси, не нужны Винкс, мне всего лишь нужна сила, мне нужно понять, кто я. И когда я пойму это, приму себя, тогда и другие смогут. — решила Блум».       — Я понимаю. Спасибо, что пошли за мной… И спасли сейчас. Подождите меня у выхода, я заберу у знакомой свою сумку. — Питерс соврала им. — Кольцо тоже в сумке. — снова враньё, но очень искусное, ей верили.       — То есть ты отдала какой-то левой тёлке моё кольцо, а… — Муза положила руки на плечо Стеллы.       — Пойдём, Стелла. Ей и так досталось сегодня. Прочитаешь наставническую лекцию завтра. — Муза подмигнула Питерс и повела рассерженную принцессу к выходу. Терра обняла фею и, попросив быть осторожней, пошла за Винкс.       Блум направилась искать Трикс. Они должны были быть на втором этаже, где больше комнат без мебели. Или в подвале. Подвал хотелось отправиться проверять в последнюю очередь, он явно не входил в список мест, куда стоило бы пойти ночью в неизвестном храме за пределами защитного барьера. Может, там никого и не встретилось бы, но человеческий фактор изображения монстров на полотне мрака фея не отсекала.       Когда Блум проходила безлюдный коридор, на её голову упала чёрная воздушная ткань. Фея грубо её сорвала и отскочила в сторону от испуга: прямо перед ней стояла Сторми. Питерс нахмурилась и протянула руки к ведьме, отдавая ткань обратно, та не взяла.       — Хочешь, чтобы бесы тебе все волосы вырвали? Спрячь волосы под платком. — Блум замялась, не зная, как правильно завязать его. Сторми небрежно затянула его у феи на затылке, затягивая волосы в узел. Питерс вся сжалась изнутри, стерпев укол боли. — Познакомилась с кем-нибудь?       — Типа того. — фея отмахнулась. — Расскажешь, что нужно делать? Время поджимает. — ведьма открыла перед Блум дверь, запуская её в пустую комнату. В нос ударил запах тухлятины. — Боже, фу, что это за запах? Кто здесь сдох? — Блум хотела выйти из комнаты, но Сторми закрыла дверь, пуская импульс молнии в замочную скважину, чтобы она защёлкнулась. — Эм? — фея недовольно развела руки в стороны.       — Блум. — Питерс обернулась на звук. В кресле сидела Дарси, закинув ногу на ногу. — Давай без… Хм… Ладно. Просто сделай лицо поумнее и перестань строить из тебя глупышку. — фее перестала нравиться эта компания. — Тебе идёт чёрный. Платок отлично сел.       — Где Айси? — фея присела на стол, на котором была расчерчена пентаграмма. Она до того знала, что ей положено расположиться внутри круга. Смотрелось жутко.       — Будет читать заклинания в прилежащей комнате. Чтобы тебя не вырвало. — Питерс приподнялась на локтях, хмуря брови. — Ей придётся копошиться с кровью козла, не очень приятное зрелище.       — В принципе, да, лучше обойдусь без него. — согласилась фея, ложась на стол и опуская руки по швам. Ведьмы стали вокруг неё по обеим сторонам. — Начнём?       — Учти, что с тобой могут заговорить во время призыва, постарайся не бояться. Можешь напевать что-то вслух. И называй пришедшего Владыкой Тьмы. — посоветовала Сторми. Дарси стянула пиджак и бросила его на кресло, оставаясь в одном топе.       — Надеюсь, феи из вас лучше, чем психологи. — Блум открыла глаза и посмотрела на Сторми. — Не помогло, честно. — они все усмехнулись друг другу. По-своему каждой было не по себе. Ведьмы могли только гадать, что испытывает Блум в свой первый раз.       Дарси несколько раз ударила кулаком по поверхности двери, давая Айси знак начинать. Первые несколько минут ничего не происходило. Фея закрыла глаза и задремала, начиная подозревать подруг в шарлатанстве. Может, они над ней посмеяться решили? Блум боролось с этим чувством, пока ведьмы читали заклинание. Питерс так же показалось, что они читают это неправильно, латынь у них, мол, скудная. Девушкой она была требовательной, даже если не до конца в предмете разбиралась. Откуда ей было знать, что эти ведьмы лет с двенадцати латынью занимаются?       Питерс надоело лежать без дела. Она промучилась на столе от силы пять минут, но посчитала их получасом. Вокруг всё было темно. Фея села, сжимая руками ткань подола платья. Девушка продолжала слышать голоса ведьм, они исходили из стен эхом, но рядом их больше не видела.       «То есть всё это время я дрыхла в другом мире? — удивилась или устрашилась всего вокруг Блум. Ничего кроме тьмы вокруг не было, её подсвечивала тройка свечей, с каждой секундой томление ужаса и испуга убавлялось, становилось безразлично на другой мир. — Мне стоит покричать, подать голос? Или они посчитают это за страх? Мне вообще шевелиться можно?».       В частности мысли Блум были бессвязными, она нервно смеялась у себя в голове, с глупой улыбкой смотря в густой мрак.       — Кто ты? — фея дёрнулась, услышав голос за своей спиной. Повернуться не решилась, там наверняка был кто-то не очень приятный на вид.       — Фея. — она выдавила всё, на что была способна. Жутко это было. Питерс частью разума считала, что её невозможно убить, она в безопасности, там есть круг, а она в мире живых, в мире тех, кого трогать нельзя, а другой частью разума дрожала от этого могильного голоса. По крайней мере, хорошо, что голос был мужским. Женщин-призраков Блум боялась намного больше.       — Правда? — существо рассмеялось и замолкло. — Какое отчаяние тебя привело к ведьмам, фея?       — Ведьмам? — удивилась Питерс, ухмыляясь беспокойным мыслям. Страх отступил, эффект от встречи с «Голосом» исчез.       — Трикс — ведьмы, они поклоняются Сатане. А ты, мало того, что православная, что уже оскорбительно для него, так ещё и без греха. — Блум сглотнула. — Может, ты даже не знаешь, кто я?       — Вы — Сатана? — испугалась фея.       — Мы все одно, мы все едины. В каждом из нас есть Сатана, и в нужный час человек подчиняется ему, оставляя любую религию. — существо помолчало. — Так что привело тебя к дьяволу?       — Мне нужна правда, Владыка Тьмы. — Блум усмехнулась, душой чувствуя, как к ней выросло уважение после этого обращения. — Станьте моим наставником, обучите самому древнему колдовству, помогите познать свою силу, найти своих предков и семью, предназначение. — для большей красоты картины фея могла бы повернуться, но всё ещё оставалась сидеть недвижимо. Играть она будет для людей, а дьяволу не за чем показывать свой характер.       — Что я получу за это? — на плечи Блум легли две когтистые руки. Они были тяжелыми и клюющимися через ткань одежды.       — Энергией своей жизни. — он вновь начал смеяться бархатистым и приятным голосом, фея призналась себе, что мурашки по спине пробежали именно из-за него. — Это похоже на шутку? — недовольно спросила Питерс.       — Мне мало. Я хочу получить душу. — Не было времени, чтобы думать. Она не имела на это права.       — По рукам. — с готовностью и громче согласилась фея. Будь она немного старше, поняла бы, как губительно для неё может обернуться это согласие, но девушке было всего шестнадцать. Какая смерть, какой Ад? Это ещё так далеко.       — Я подумаю, стоит ли твоя душа этого предложения. — Питерс удивилась: «Он ещё думать будет?!». Конечно, девушка понимала, что она далеко не идеальная кандидатура, но из уст дьявола это звучало оскорбительно. — Фея, твой первый урок — пусти огонь изнутри, когда очнёшься, и произнеси: «Владыка Тьмы меня охранит, огонь мой защитит, ведьм вокруг испепелит». Ведьмы заплатили за мою помощь тебе сами, но в следующий раз будет так: я буду наблюдать, фея, пристально за тобой наблюдать. Если ты оробеешь перед моим могуществом, передумаешь, задумаешь против меня заговор, расскажешь обо мне кому-нибудь — я исчезну, оставив тебе проклятье. Если ты меня удивишь, я буду помогать, а после покажу, как призвать меня в ваш мир. Естественно, не без твоей души в качестве оплаты. — руки исчезли с плеч.       — Стойте. — он остался у неё за спиной. — Я хочу, чтобы вы запомнили меня. Я не просто фея для вас, меня зовут Блум. Повторите. — девушка заледенела изнутри, но не обличила перед ним страха. Он видел это, и его это подкупало.       — Блум. — дьявол повторил. — Блум. — более протяжно. — Очень красивое имя. Я запомню его, договорились. Теперь просыпайся, Блум. И беги так быстро, как только можешь.       Фея подпрыгнула на столе, села и схватилась за горло. Связки облепило неприятной мокротой.       — Получилось. — довольно прошептала Сторми, Блум её слышала. — Рассказывай, Блум! — ведьма ухмыльнулась. Питерс посмотрела на Дарси и Сторми и наконец увидела в них то, что так успешно отрицала. Они всё время насмехались над ней, а Айси натурально выдумывала и лицемерила, чтобы заинтересовать фею-первокурсницу. Владыка Тьмы был прав насчет них всех, ей не привиделась их встреча.       — Владыка Тьмы… — ведьмы приготовились слушать, но Блум вместо продолжения громко рассмеялась, чувствуя, как легко по телу распространяется пламя. Оно принадлежало не ей. Дьявол питал её своей силой, и она на вкус была по природе подозрительно похожей, до ужаса родной, одинаковой, однако более мягкой. — Владыка Тьмы! — фея спрыгнула со стола, расставляя руки в стороны. Ведьмы приняли этот крик за торжество. — Меня охранит! Огонь мой защитит! Ведьм вокруг… В клетку заключит. — два столба голубо-серого огня объяли Дарси и Строми, они покрылись яркими огненными сосудами. Дверь, за которой была Айси, также закрылась простынёй огня. — О, дьявол… — Блум не смогла произнести «О, Боже», тот был не причём. Душа рвалась от восторга наружу, возможно, в руки Сатаны за это действо. Особенная эйфория наполняла тело после проявления такого могущества. Блум хотела остаться и поглотить огнём всё, но он перестал искриться из рук, и она побежала прочь из комнаты, бросая ритуальный платок у дверей.       На первом этаже по-прежнему играла заразительная музыка. Питерс натолкнулась на клетку с кроликом, тот болезненно сжался в углу, поскуливая от боли. Блум обернулась назад, проверяя, нет ли погони, а сама прижала пальцы к прутиками клетки, они стали плавиться у неё под пальцами, пока не исчезли. Девушка неаккуратно, но любовно и бережно вытащила кролика, часть его спрятала себе под платье, чтобы он не побоялся яркого света и музыки, и шагом направилась к выходу.       — Не бойся, Кико, я тебя вылечу. — фея наклонилась головой к мордочке кролика, прижатой к её груди, и поцеловала его в макушку. Он поменял положение в её руках, закидывая лапки на плечо, как живой, и утыкаясь носом в волосы девушки. Кажется, Кико начал их живать, но это, по сравнению со всем, что было до этого, было не так важно.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты