Если бы я мог вернуться в прошлое

Слэш
Перевод
NC-17
В процессе
442
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://www.archiveofourown.org/works/27897928/chapters/68314447
Размер:
планируется Макси, написана 101 страница, 14 частей
Описание:
Лань Ванцзи принимает решение. Вложив всю свою духовную силу, ему удаётся преодолеть расстояние всего одним мощным прыжком, мгновенно оказываясь рядом с Цзян Яньли, в чью сторону со стремительной скоростью направляется остриё меча. Как только он отталкивает её, клинок вонзается в его грудь, рассекая сердце.

Или история, в которой Ванцзи становится тем, кто принимает на себя удар, предназначающийся Цзян Яньли.
Примечания переводчика:
Разрешение автора на перевод получено.
Эта история тронула меня до глубины души, поэтому, надеюсь, Вы также оцените её по достоинству.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
442 Нравится 94 Отзывы 175 В сборник Скачать

Глава 4. Смотри, что ты натворил.

Настройки текста
      Воспоминания Вэй Усяня о времени, проведëнном на улицах Илина, всегда были смутными. Единственное, что он хорошо помнил — то, с каким ужасом убегал от диких бродячих псов, которые нападали на него, стараясь отнять добытую с трудом еду. Он всегда задавался вопросом: намеренно ли его сознание блокировало все остальные воспоминания? Вэй Ин считал, что был обязан хранить в памяти те моменты, когда по своей душевной доброте глава ордена Цзян решил приютить его, сделав частью своей семьи. Но его разум просто отказывался подчиняться.       Лань Ванцзи пострадал от его рук. Никогда прежде Вэй Усянь не причинял ему серьëзного вреда. Во время Аннигиляции Солнца они часто сталкивались в словесной схватке, но Вэй Ин каждый раз грубо обрывал Ванцзи, откровенно насмехаясь над ним, стоило тому начать разговор о том, насколько опасным был путь тьмы.       Вэй Усянь ненавидел себя за то, что по его вине этот человек погиб. Его тело пробивало дрожью лишь от одной мысли об этом. Какая же нелепость! Смех, пропитанный болью и неверием, вырывался из его груди, и он не мог остановить это.       Вэй Усянь всерьëз задумался о том, не сошел ли он с ума на самом деле. Он начинал эту битву полный ярости и необъятной ненависти ради одной единственной цели — отомстить. Эти люди убили Вэнь Цин и Вэнь Нина, поэтому он собирался сделать с ними то же самое. Искать способ искупления не было смысла, ведь он уже совершил много ужасных вещей, сделав свою шицзе вдовой, а её сына – сиротой. Он собирался причинить им ту же боль, что испытали его друзья. По крайней мере, этим он был обязан Вэнь Нину и Вэнь Цин. Они всегда были хорошими людьми, в отличие от этих трусливых идиотов, заявляющих о своей праведности, но в то же время являющихся более ядовитыми, чем любая змея, которую он когда-либо видел. Они боялись, что он попытается захватить власть? Хотели, чтобы он сдал им Стигийскую Тигриную печать? Какая же глупость. Они стали называть его беспощадным монстром после того, как именно он внëс наибольший вклад в спасение их от Вэнь Жоханя. Без него они бы даже не одержали победу в той чëртовой войне. Но теперь именно Вэй Ин был чудовищем в их глазах, которого все пытались убить. Он хотел, чтобы его просто оставили в покое, но каждый из них старался напасть исподтишка.       Раз те люди прозвали его монстром, Вэй Усянь решил, что покажет им, каким чудовищем он может быть на самом деле. Он предстанет перед ними тем, кем его считают. Лишь после этого он сможет вернуться на гору Луаньцзан и прожить там остаток своих дней.       Но после того, как он услышал от сестры о том, что Лань Ванцзи оттолкнул её, принимая удар на себя, силы буквально покинули его. Он чувствовал слабость в теле, сравнимую с той, что испытывал после воздействий обездвиживающих игл Вэнь Цин.       Шицзе и Цзян Чэн что-то говорили ему, но он не слышал их. Он чувствовал, как шевелились его губы, но не мог ни понять, ни расслышать то, о чём сам говорил. «Это послужит мне уроком», — с усмешкой подумал он. Это была ничтожная плата за всё им совершëнное. Вэй Ин не мог перестать смеяться из-за всего этого безумия. Он смутно осознавал, что находился на земле, а на его руках была чья-то крепкая хватка.       Вэй Усянь ни с чем не мог спутать духовную энергию своего собственного золотого ядра. Цзян Чэн. Почему он всë ещë здесь? — Смотри!       Цзян Чэн хотел, чтобы он посмотрел туда, где лежал Лань Ванцзи? — Нет, спасибо. Вэй Ин упрямо уставился себе в ноги, но Цзян Чэн не позволил ему отвести взгляд, хватая его за подбородок и заставляя смотреть. Вэй Усянь был уверен, что если бы кто-то другой так обращался с ним, то он был бы уже давно мëртв.       Бросив короткий взгляд, он заметил, что заклинатели из разных орденов образовали большой круг, сражаясь с мертвецами. Многие из них потерпели поражение. Действительно ли они так отчаянно защищали тело Ванцзи? Сердце Вэй Усяня тревожно сжалось. Лань Чжань всегда пользовался всеобщим уважением. Кроме того, Не Минцзюэ был названым братом Лань Сичэня. Именно его ученики атаковали как никогда безжалостно и свирепо, словно боясь позволить марионеткам навредить Лань Ванцзи ещё больше. — Лань Чжань… — К чëрту Лань Ванцзи, — это было единственным, что Вэй Ин услышал.       Он действительно посмел сказать это? Никто не имеет права говорить так о Лань Чжане. Цзян Чэн всегда был необычайно жесток по отношению к этому человеку, но говорить такие вещи, когда он погиб, спасая их сестру? Неблагодарное отродье. Чувство гнева вновь стало нарастать в его груди и он уже было собрался преподать Цзян Чэну урок, но… — А-Сянь, — это была Цзян Яньли. Вэй Усянь с удивлением уставился на испуганную сестру. Он с трудом подавил вспышку злости, чтобы произнести более менее связную речь и заставить их убраться из этого места.       Вэй Ин не собирался умирать этой ночью. Он твëрдо намеревался вернуться на Могильный Курган живым. Но после того, как от его руки погиб Лань Ванцзи, он уже не представлял возможным остаться в живых. Всё могло бы обойтись, будь это кто-то другой. Лань Чжань всегда был для всех лучом света, которого просто не могли не уважать. Это был не тот человек, после убийства которого не стали бы желать возмездия.       И он знал, что заслужил это. Он лишил Лань Ванцзи жизни. Разве можно представить своё существование без этого человека? Как бы Вэй Ин не пытался понять, на что это будет похоже, у него ничего не выходило. — Вэй Ин. Что, если ты потеряешь контроль? — со всей серьëзностью в голосе спросил Ванцзи, когда они виделись в последний раз. Он всегда был серьëзен во всём, что делал. Вэй Усянь ответил с той же насмешкой, с которой он всегда ему отвечал, когда тот в очередной раз поднимал тему праведного пути. Что вообще мог знать о жизни без золотого ядра самый сильный совершенствующийся своего поколения, который с наибольшей вероятностью мог достичь бессмертия?       Лань Чжань никогда не относится к нему так, как остальные люди. Даже после того, как Вэй Ин свернул на тëмный путь, тот не поменял своего отношения. Он также был добр к А-Юаню, позволяя ему садиться к себе на колени, при том, что не выносил чужих прикосновений. В конце концов, он помогал с защитой выживших Вэней. И всë это без единой просьбы. Но как бы то ни было, Вэй Усянь не хотел, чтобы Ванцзи когда-то узнал об отсутствии его золотого ядра. Лань Чжань желал, чтобы он вернулся на широкий и светлый путь, но это было невозможно, ведь внутри у Вэй Ина не было ничего, кроме пустоты. Он предпочёл бы, чтобы Ханьгуан-цзюнь навсегда запомнил его как сильного, полного энергии заклинателя. Мысль о том, что он мог быть для кого-то объектом для жалости, вызывала отвращение.       Только одним из поздних вечеров, опьянëнный вином, Вэй Усянь осознал, как сильно он боялся снова встретить Лань Ванцзи. Перестав следовать пути меча, он был уверен, что этот человек так же с отвращением отвернëтся от него, но этого не произошло. И когда он увидел в его глазах привычное безразличие, услышал отсутствие враждебности в его голосе, лишь тогда позволил себе облегчённо выдохнуть. Лань Ванцзи всегда, абсолютно всегда относился к нему как к человеку. Во время войны, когда из-за его огромной силы о нëм поднялась дурная слава, все старались быть на его стороне, относились к нему с почтением и всячески старались угодить. Вэй Усянь понимал, что они все притворялись. Только страх заставлял их так обращаться с простым сыном служанки. Но Лань Чжань не входил в их число, продолжая общаться с ним так, как и всегда. Даже когда они расходились во мнениях, он ни разу не дал Вэй Ину почувствовать себя ниже из-за своего высокого статуса. Ирония всего этого заключалась в том, что Лань Ванцзи был прав с самого начала. Вэй Усянь действительно потерял над собой контроль. Он вспомнил свои последние слова, сказанные Лань Чжаню. — Я сам знаю, как мне следует поступать. Я могу контролировать это.       Он никогда больше не услышит, как он говорит привычное «Вэй Ин» своим серьëзным голосом. Никогда не увидит тот холодный взгляд золотистых глаз, которым всегда удавалось согревать его. Он так старался, чтобы Лань Ванцзи обратил на него внимание, и, наконец, добился этого, неустанно раздражая Лань Ванцзи всë это время. Теперь это ощущалось как бремя, от которого он не мог избавиться. Он даже предполагал, что, возможно, Лань Ванцзи беспокоился за него. Но ему было сложно принять этот факт, ведь зачем ему вдруг было тратить свои силы и нервы на такого ничтожного человека?       В конце концов Вэй Усянь отплатил ему тем, что доказал его правоту. Убил его при помощи того, чего тот так сильно опасался и от чего предостерегал.       Лань Чжань.       Вызванные им мертвецы убили его. Гнев растекался по его венам, как лава. Вэй Усянь не знал, скольких он разорвал на своём пути в попытке подобраться к Ванцзи. Прежнее веселье давно улеглось, и, когда осознание его смерти просочилось глубже, Вэй Ин наконец понял, что он способен на ещë более жестокую ярость, чем ему казалось первоначально. — Это он! Вэй Усянь! Убить его! — крикнул кто-то из заклинателей. Вэй Ин был полностью окружëн своей тëмной ци. Ни одно из их орудий не могло даже коснуться его тела. С лëгким раздражением он прорвался через них внутрь защитного круга. Земля была пропитана огромным количеством крови, но на том месте никого не оказалось. Вэй Усянь удивлëнно моргнул. Где же Лань Чжань? Несмотря на то, что не все мертвецы были побеждены, заклинатели выбирали своей целью именно его. — Где Лань Чжань? — резко спросил Вэй Ин, хватая за шею одного из учеников, когда тот постарался ранить его. — Думаешь, я скажу тебе? — глаза заклинателя загорелись в недоверии, а тело заметно затряслось от страха.       Рука Вэй Усяня сильнее напряглась. — Не испытывай моё терпение, — барьер, что установил Вэй Ин, постепенно разрушался, когда другие заклинатели пытались подобраться к ним, но он понимал, что даже всех их вместе взятых сил будет недостаточно для этого, поэтому не обращал на них никакого внимания. — Говори, — его пальцы ещё глубже впились в горло мужчины. — Какое тебе дело? Он умер. Ты убил его! Чего ты ещё хочешь?       Ученик ордена Лань ядовито сплюнул. Вэй Усянь ухмыльнулся и присвистнул. Хлыст энергии затаëнной злобы прочертил резкую красную линию вниз по животу мужчины. — Говори мне, где Лань Ванцзи. Если продолжишь молчать, я выпотрошу тебя, как рыбу.       Ученик побледнел ещё больше, насколько это было возможно. — Его забрал Цзэу-цзюнь. Он боялся, что твои мертвецы ещё больше навредят Ханьгуан-цзюню, — Вэй Усянь содрогнулся, и тогда заклинатель самоуверенно взглянул на него, довольный тем, что вызвал хоть какую-то реакцию. — Он ещё был… жив? — на последнем слове его голос заметно дрогнул. — С таким-то ранением? — мужчина невесело рассмеялся. — Ты должен гордиться собой, Вэй Усянь. Твои трупы знают, как нанести смертельный удар!       Раздался громкий хлюпающий звук, после чего кровь заклинателя брызнула на лицо Вэй Ина. Он разжал хватку, роняя безжизненное тело себе в ноги. На его губах появилась поистине зловещая улыбка. — Ты мог просто сказать где он. Зачем пытаться заставить меня чувствовать себя отвратительно? Как видишь, мне не нужны марионетки, чтобы нанести смертельный удар, — холодно пробормотал он. Заклинатель был разорван пополам.       Вэй Усянь развернулся. Он должен был увидеть Лань Чжаня. С молниеносной скоростью оказываясь возле другого заклинателя, он точно так же схватил его. — Куда Цзэу-цзюнь забрал Лань Чжаня?       Этот человек не был похож на ученика Лань. В его глазах отражалось настоящее мужество. Он ничего не сказал, предпочитая с вызовом наблюдать за ним. Вэй Усянь отбросил его на землю с невероятной силой, направляясь к тем, кто встречался ему пути. Всем был задан один и тот же вопрос. — Куда Цзэу-цзюнь забрал Лань Чжаня? — спустя какое-то время Вэй Усянь был полностью измазан в чужой крови, но ответа на вопрос так и не получил. Внутри него начала зарождаться паника. Что, если он на самом деле больше никогда не увидит Лань Чжаня? Он не успел сказал ему тех слов, которые просто обязан был произнести.       Спасибо.       И мне очень жаль.       Вэй Усянь внезапно замер. Он не понимал, почему тело с каждой секундой всё больше тяжелело. Он постарался выровнять своё дыхание. Мог ли это быть побочный эффект после использования тëмной Ци? Ему нельзя было останавливаться, ведь Лань Чжань…       Он знал, что ему нужно было как можно скорее убираться, пока остальные не обнаружили его. Спастись хотя бы для того, чтобы ещё раз увидеть Лань Ванцзи. Он ощутил ещë один болезненный удар в груди.       В темноте ночи, окутанный тенями, Вэй Усянь проскользнул сквозь тела, усеявшие землю, бросая выживших заклинателей на произвол судьбы.
Примечания:
мне очень много раз пришлось редактировать и подправлять текст, чтобы довести перевод до того варианта, который бы устроил меня и был более менее читаем. но, при всём этом, самое главное – сохранить авторский стиль. надеюсь, что Вас это не разочарует!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты