Ореол слов

Слэш
NC-17
Завершён
18
автор
Размер:
68 страниц, 12 частей
Описание:
- Хен, - Тэмин громко втянул воздух в легкие, - люблю.
Рука на спине донсэна вздрогнула, Джонхен почувствовал, как проваливается в кроличью нору. Из последних сил цепляясь за реальность и привычный мир, он пробормотал:
- Ты в кого-то влюбился, Тэминни?
Посвящение:
Р. за то, что навел на размышления об этих словах.
А. за долгие беседы о любви.
Мартышке за ее невероятную любовь и поддержку.
Примечания автора:
В работе часто упоминается Джонхён и его отношения с Тэмином, пожалуйста, если вам больно о нем вспоминать, не читайте. Мне нравится помнить его живым.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
18 Нравится 45 Отзывы 3 В сборник Скачать

Часть 11. Твой

Настройки текста
Примечания:
Для настроения: https://youtu.be/aufGldCpNMQ
      Тэмин не давал сосредоточиться на дороге, и Джонг вел предельно медленно. Рука младшего сжимала и поглаживала колено, иногда прохаживаясь вверх по бедру, легкие касания были почти щекотными, но заводили так, что Джонхену хотелось дать по тормозам. Когда они встали на очередном светофоре, Тэ наклонился к нему и прошелестел:       — Быстрее, Джонг, — ладонь проскользила на внутреннюю сторону бедра, пальцы чуть сжали. Джонхен обернулся, встретился с хитрым прищуром темно-карих глаз, дыхание перехватило. Рот приоткрылся сам собой, уже готовясь к поцелую. Но Тэмин лукаво улыбался и держался в отдалении. Джонг заставил себя отвернуться к дороге и вцепился в руль, процедив:       — Прекрати… — свет сменился, Джонхен изо всех сил постарался думать о вождении.       — Тебе же нравится, — прошептал Тэмин, и маленькая рука легла на ширинку, погладила полустоящий член, возбуждение росло и звало нырнуть в него с головой. Спорить было бессмысленно, Джонхен наслаждался шаловливыми и настойчивыми прикосновениями, но из-за них путь затягивался, а Джонгу уже не терпелось поцеловать Тэмина.       Сквозь зубы он процедил:       — Да, очень, но если не перестанешь, мы доедем только к рассвету, оно тебе надо? — Тэмин шумно вздохнул. Рука исчезла с ширинки, младший отодвинулся, пробубнив:       — Просто так ехать скучно. Я же не могу дать себе волю, когда остальные рядом…       Джонхен расслабил напряженные пальцы и улыбнулся:       — Что, часто мечтаешь обо мне в дороге? — до дома оставалось каких-то три квартала, сердце нетерпеливо билось.       — А ты решил, я постоянно сплю? — голос Тэмина отдавал хитрецой, но, судя по всему, он улыбался.       Джонхен, продолжая внимательно смотреть вперед на освещенную фонарями дорогу и чувствуя, как возбуждение разжимает тиски, самодовольно спросил:       — И о чем именно думаешь? — Тэ снова наклонился, но Джонг отпрянул. — Только без рук, — он говорил приглушенно и кокетливо, но приходилось сдерживаться, чтобы не вдавить педаль газа в пол.       Тэмин вернулся на место и промурлыкал:       — Иногда о губах. Как их приятно целовать, какие они мягкие и теплые. Я даже не мог представить… А, еще люблю, когда ты кусаешься, ты знал?       — Догадывался, — сдавленно проговорил Джонхен. Еще два квартала.       — Иногда о руках. Люблю твои пальцы, как ты гладишь по голове или спине, как притягиваешь за талию и лезешь целовать шею. Будто я весь в твоей собственности, — Тэ звучал игриво.       — А то нет, — Джонг усмехнулся.       — Наивный, — хихикнул Тэмин.       Джонхен не обратил внимания, ему не хотелось отвлекаться от темы.       — О чем еще? — голос сбился на полушепот, оставался всего квартал. Они стояли на последнем светофоре. Ну, скорее же…       — О глазах, — тенор донсэна зазвучал просто, и Джонхена накрыло облаком нежности. Птица радостно щебетала, напоминая о себе. — Я люблю смотреть, как в них отражается свет. Ты знал, что у тебя радужка похожа на миндаль иногда, так переливается?       — На миндаль, значит? — Джонг многозначительно хмыкнул и тронулся с места. Тэмин замолчал, старший прибавил газу и через две минуты уже припарковался недалеко от дома. Выключив зажигание, он повернулся и взглянул на Тэ. Тот смотрел в окно с легкой уставшей улыбкой. — Это все?       Тэмин оглянулся на него. От мечтательно-рассеянного выражения на лице не осталось и следа, на месте привычного донсэна появился решительный, с хитрым прищуром, парень:       — О члене, — коротко проговорил Тэ, отстегнул ремень и умолк.       Джонхен резко вдохнул, тоже отстегнулся и гортанно спросил:       — И что именно думаешь?       Глаза Тэмина лучились чем-то жестким, голос проворковал:       — О том, как приятно тебе отсасывать, — Джонхен кивнул и сжал кулаки. Член вновь привстал, воспоминания о ловком языке Тэ полезли в голову.       — Что еще? — он не пытался притворяться, что не завелся, но игра нравилась настолько, что переходить к действиям Джонг не спешил. Тэмин, по-видимому, понял это и сам ничего не предпринимал, впиваясь в него внимательным взглядом.       — О том, как ты в меня входишь, — голос звучал буднично, создавая контраст с откровенными словами, от которых в паху ноюще тянуло. — О том, что чувствовать тебя в себе куда лучше всех моих фантазий.       — Еще? — еле выдохнул Джонг, закусив губу. Образ обнаженного Тэмина, лежащего под ним, окончательно взбудоражил, член уперся в ширинку обтягивающих джинс. Лицо Тэ чуть нахмурилось, взгляд был прямым, темным. Рот искривился в коварной улыбке:       — О том, как я ласкал тебя пальцами в тот первый раз и не мог оторваться от твоего сладкого члена, — тенор захрипел. Тэмин медленно наклонился вперед, разглядывая Джонга, как зверь добычу. Кончики пальцев Джонхена онемели. — О том, что я хочу держать его в руках и довести тебя до оргазма.       — Блять, — рыкнул Джонхен и, вцепившись в майку Тэмина, притянул к себе, — поцелуй меня сейчас же.       Тэмин громко застонал, схватил Джонхена за затылок и набросился на губы, подчиняя, не давая возможности отстраниться, целуя так жадно, что у Джонга перехватило дыхание. Но ловкий язык вдруг вынырнул изо рта, подразнил нижнюю губу, зубы прикусили напоследок — Тэ торопливо отодвинулся и бархатно добавил:       — А еще… я думаю про твою задницу.       — Что конкретно? — Джонхен смог лишь прошептать. Мысли окончательно запутались, возбуждение медленно охватывало не только пах, а будто поглощало все конечности.       Тэмин резко развернул голову Джонга от себя за подбородок и проворковал на ухо, согревая чуть влажным дыханием:       — О том, каково будет в тебя войти, — по предплечьям Джонхена побежали мурашки, вкрадчивый голос манил к себе. — Какой ты наверняка узкий, — сердце ухнуло куда-то под сиденье, тянущая покорность проснулась в груди. — Как ты будешь стонать подо мной и царапать спину, — Джонхен беспомощно закрыл глаза. Руки ослабли, он не мог ими пошевелить. — Как я буду… — маленькая ладонь легла на ширинку, — мед-лен-но… — пуговица словно сама расстегнулась, молния с громким коротким звуком разъехалась, — двигаться в тебе… — пальцы пролезли под боксеры и сжали возбужденный член, — и ждать, пока сам не попросишь быстрее, — Джонг шумно и прерывисто выдохнул. — Как я кончу. В тебе, — прошипел Тэмин и задвигал рукой.       Джонхен подался бедрами вверх и низко замычал, откинув затылок на подголовник. Умелый кулак обхватывал член и нетерпеливо дрочил. Джонг сдавленно хрипнул:       — Т-тэ…       — Это аванс, Джонги, — проговорил Тэмин. Головка оказалась в горячем рту, язык немного пощекотал ее, а затем Тэ вобрал плоть глубоко, слегка помогая рукой. Джонхен коротко простонал, посмотрел вниз и положил ладонь на быстро двигающуюся голову. Он гладил волосы кончиками пальцев и на всякий случай старался выглядеть невозмутимо и молчать. Тэмин вдруг оторвался и взглянул на него. Глаза сверкали неприкрытой похотью.       — Хорошо? — Джонхен заглотнул воздух и выразительно кивнул. Тэ плотоядно ухмыльнулся, сжал руку крепче, и от наслаждения веки Джонга опять закрылись. Губы плотно обхватили ствол, язык скользил по члену вместе с ними. От резких и нетерпеливых движений оргазм приблизился быстро, Джонхен задышал чаще — Тэ заметил и оставил во рту только головку, помогая себе рукой и смачно посасывая ее. Язык снова пощекотал — и Джонга охватила волна крупной дрожи, из губ вырвался развязный стон.       Тэмин сел, переводя дыхание. Он убрал челку с лица и всмотрелся в разбавленную светом тьму пустой улицы. Джонхен еще плохо подчиняющимися руками заправил член в штаны и застегнулся. Потянулся к младшему — тот повернулся и пошло облизнул покрасневшие губы.       — Мне нужно минут… пять, — вполголоса проговорил Тэмин, перехватив протянутую руку Джонга и плотно прижав ладонь к щеке. — Не могу же я зайти в подъезд в таком виде, там ведь камеры, — он кинул многозначительный взгляд на свой пах. Спортивные штаны недвусмысленно топорщились.       — Тэ, может, я… — Джонхен погладил скулу большим пальцем.       — Рано, — отрезал низким голосом Тэмин. — Отвлеки меня лучше.       Джонг хмыкнул и решил не затягивать с новой идеей. Все равно придется рассказать, а детали он уже обсудил.       — Хорошо, тогда ответь, — Тэмин вопросительно склонил голову. Джонг провел ладонью по взмокшим волосам младшего. Птица нежно обмахнула крыльями ребра. — Что скажешь насчет переезда?       Тэмин нахмурился:       — К тебе? Джонг, ты же знаешь, это невозможно.       — Что сразу ко мне-то? — Джонхен ухмылялся, разглядывая сосредоточенное и серьезное лицо донсэна. — И вообще, прыткий такой, мы всего пару месяцев встречаемся, а у тебя, вон, мгновенно такие выводы. Может, ты уже и свои вещички мысленно у меня по полкам разложил, а? Жилье есть, еще двух собак, кошку и попугайчика с рыбками завести планируешь?       Младший поджал губы, брови почти сошлись на переносице:       — Я не хочу зоопарк, — голос звучал сухо. — К чему ты клонишь, хен?       Джонхен вздохнул, сдаваясь:       — Тэ… В общем, есть одна квартира в моем доме, там жильцы съезжают, — лицо Тэмина прояснилось, глаза расширились, рот приоткрылся. — Я и подумал… — внезапно Джонхен оробел: а если откажется? Птица молчала в ожидании. — А ребятам и менеджеру скажешь, ну… может, что решил пожить отдельно, надоело слушать ворчание Кибома. А квартира просто подвернулась, так совпало. Ну, и хен за тобой присмотрит… Не знаю, если тебе подойдет… — Джонхен растерянно умолк.       — Джонг! — воскликнул донсэн и размашисто обнял его, засопев в шею. Птица погладила сильно колотящееся сердце крылом, успокаивая. Но стук отдавался в висках.       — Т-ты только… — голос задрожал, выдавая смущение, — не подумай, это всего лишь аренда, — забормотал Джонхен. — Я позвонил, они по знакомству пообещали придержать показы до послезавтра, но дольше ждать не будут, сам знаешь, как сложно найти жилье, народ быстро слетится, — теплые руки Тэмина обнимали все крепче, дыханием обдавало шею и ключицы. — И… тебя никто не заставляет, если что-то… не понравится, это не… обязат…       — Замолчи и дай мне их телефон уже.       Когда Джонхен набирал код на двери в квартиру, пальцы еле слушались. До подъезда младший молча шел рядом с будничным выражением на лице, лишь губы чуть алели, что вполне можно было принять за остатки помады: айдолы ведь; многие соседи в доме знали про Джонга и его согруппников, изредка навещающих хозяина только по ночам, потому как они люди публичные… В лифте Тэмин лишь раз посмотрел на него диким взглядом и тут же отвел глаза, птица громко чирикнула. Джонхен почувствовал, что ноги еле держат и оперся рукой о стену. Это был не страх, хотя мысль о боли не могла не прийти в голову. Он помнил, насколько любим, поэтому не сомневался в Тэмине. Любопытство подстегивало пройти до конца, да и птица не боялась, вела себя спокойно, черным зрачком всматриваясь в обнаженное доверчивое сердце. Но от самой идеи не просто заняться сексом, а полностью отдаться во власть Тэмина, который умел быть сильным, когда по-настоящему хотел — а хотел он Джонга невероятно, это читалось в прищуре смотрящих в сторону глаз, плотно сомкнутых губах, даже в кулаках, которые Тэ сжимал до белых костяшек, — живот туго перетягивало веревками, а легкие отказывались работать. Двери лифта распахнулись, и Тэмин вышел за ним следом, отстав ровно на шаг. Он тут же нагнал старшего и тихо, но отчетливо проговорил где-то у затылка:       — Твоя задница офигенно смотрится в этих джинсах, — Джонхен на миг замер, сглотнул и задумался, не он ли своими расспросами повлиял на поведение младшего в машине. Или же откровенность всегда скрывалась в донсэне, но Тэ не показывал себя с такой стороны. Это был не его макнэ, без остановки балагурящий на репетициях, и даже не ласковый Тэмин, любивший уткнуться носом в шею и крепко обнять перед сном. Это был уверенный парень, который знает, что делает, что говорит, а главное — чего хочет. И хочет именно его, Джонга. Третью цифру кода Джонхен вспомнил не сразу.       В прихожей он включил свет и окончательно растерялся, когда Тэмин, даже не дождавшись, пока закроется дверь, шагнул к нему и с усилием развернул за плечи. Стоя за спиной, донсэн задрал руками футболку, огладил пресс и притянул ближе. Сердце Джонхена колотилось предательски быстро. Щелкнул замок.       — Джонг, — низкий голос у уха звучал напряженно. — Если я сделаю хоть что-то, что тебе не понравится… — по позвоночнику разлился мерзкий холодок, слабость опять прокралась в ноги. Джонхен откинул голову на плечо Тэмина и прикрыл глаза. — Что угодно, слышишь?..       — Тэ… — Джонг вздохнул и погладил предплечья по-прежнему ватными пальцами. — Во-первых, я тебе верю, — голос плохо подчинялся, и вышел только шепот. — Во-вторых, не собираюсь тратить время на изобретение стоп-слова, — Тэмин громко фыркнул. — В-третьих, я сам хочу…       — В-четвертых, — перебил Тэмин нетерпеливо, — ты меня понял? — пальцы на животе уже впивались в кожу.       — Да, — выдохнул Джонхен куда-то вверх и проглотил подскочившее к горлу сердце, когда одна из рук мягко, но уверенно зарылась в волосы, затем подняла голову — и короткие поцелуи рассыпались от ворота футболки до уха. Тэмин прижал его к себе плотнее и потерся пахом о ягодицы. Воспоминание мелькнуло яркой вспышкой. Джонхен почувствовал уже твердый член и рассеянно пробормотал:       — Internet War…       Тэ сбивчиво заговорил, поглаживая левое бедро:       — Я думал… что умею держать себя в руках, но на первом же концерте… Твоя спина, плечи, эти рисованные татуировки, чертовы белые джинсы… Я так тебя хотел… — Джонхен шумно выдохнул и непроизвольно двинул тазом назад, вжимаясь в пах Тэмина. — Чуть не наплевал на все и не поцеловал. А ты еще и не отодвигался и я… — Тэ снова потерся, удерживая за талию. На секунду пол ушел из-под ног Джонга, но он каким-то чудом не потерял равновесие. — У меня ведь прямо на сцене встал…       — Я не заметил, но… — прошептал Джонхен, — Тэ, сейчас целовать точно можно.       Тэмин вдруг отпустил его и отступил — Джонг повернулся. Глаза донсэна сверкали глубоким, но сдержанным желанием, он просто сказал:       — Пойдем, — и разулся. Джонхен послушно скинул обувь и пошел в спальню вслед за неторопливо шагающим Тэмином. Походка младшего была обычной, будто он по магазину прогуливается. Джонхен даже удивился, что донсэн так спокоен, несмотря на очевидное напряжение.       Но стоило ему переступить порог комнаты, как Тэ быстро обернулся, притянул к себе с требовательным:       — Джонг… — и поцеловал так напористо, что Джонхен не сразу успел сообразить, что происходит, только растерянно раскрыл губы. Язык Тэмина проник в рот и настойчиво потребовал ответа, Джонг очнулся, последовал за юркими движениями и положил ладони на плечи, замечая, как в груди просыпается знакомое доверчивое чувство, постепенно заполняя собою все существо. Руки донсэна вдруг легли на ягодицы и крепко сжали, и это оказалось настолько приятно, что Джонг довольно промычал. Член уже давил на ширинку, поцелуй обжигал губы, Джонхен отвечал, иногда игриво кусаясь и наслаждаясь ловким языком Тэ. Все действия Тэмина пьянили, звали ближе, и хотелось последовать за ним, позволить все, скорее погрузиться в ощущения, но больше всего хотелось прикоснуться к коже. Джонг потянул футболку Тэ вверх — и только тогда донсэн на миг отстранился, сорвав майку. Куда она отлетела, Джонхен не заметил, потому что Тэмин быстро зашел за спину и стал раздевать — он поднял руки. Язык пощекотал мочку уха будто в награду за послушание, и тут Тэ прижался корпусом, подталкивая в сторону кровати. Мелкими шагами они дошли до постели, грудь Тэмина грела спину, а ладони неторопливо погладили плечи. Джонг хотел обернуться, когда на ухо прошептали:       — Смазка?       — Была в левой тумбочке… И презервативы… — пробормотал Джонг и заметил: уши пылают. Тэмин отошел, оставив Джонхена наедине со стыдом. Ноги совсем перестали слушаться, и Джонг, присев на постель и рассеянно запустив пальцы в волосы, посмотрел в пол. Растерянность раздражала: хотя он уже перепробовал с Тэ многое, тут все равно будто слепой щенок, который принюхивается и пытается разобраться, как вообще себя вести. Эти ощущения Джонхен успел забыть, и, несмотря на то, что с Тэмином ему было спокойно, сейчас они накрывали неприятной горчащей волной. Ну, совсем девственник же, настоящий мальчишка…       Пальцы прошлись по его волосам, погладили щеку и приподняли за подбородок. Тэмин дождался, пока Джонг взглянет на него — а темно-карие глаза в приглушенном свете из коридора казались еще темнее, смотрели властно и требовательно, — и, склонившись, легко поцеловал.       — Думать будешь потом, ладно? — сказал он и подтолкнул забраться в постель. Джонхен сел на кровать с ногами. Тэмин одним прыжком оказался рядом, положил что-то на простынь, взглянул на него — и на Джонга посыпались поцелуи. Он бы смущенно рассмеялся от напористости донсэна, если бы голову не вело от ласковых пальцев, гуляющих по торсу, от жадного языка, облизывающего шею, если бы сердце билось хоть немного тише, если бы губы не остановились прямо у него, считывая нервозность, если бы Тэ не вдохнул шумно и не надавил на плечи, заставляя лечь. Он посмотрел на Джонхена сверху и бархатисто попросил:       — Просто… Будь сейчас со мной.       Джонхен, взглянув на покрасневшие губы, потянулся к ним пальцами.       — Тэ… — робко пробормотал он, — скажи, что ты…       Тэмин перехватил руку, прикусил указательный палец и тут же облизал. Джонг подавился фразой. Любимые глаза смотрели безотрывно и жадно.       — Я хочу тебя, — проговорил Тэмин, склонившись над ним. — Никого так не хотел, — тенор похрипывал. — Мне нужен только ты, Джонг… — в солнечном сплетении что-то надорвалось, выпуская в воздух громкий, нетерпеливый стон. Он притянул Тэ, зарываясь пальцами в волосы и целуя шею. Тэмин лег на него, выдохнул в подушку и легонько потерся пахом, отчего член дернулся в тесных джинсах. Джонхену так сильно хотелось обвить собой Тэмина, непривычная тяга поглотить человека целиком пугала и одновременно манила. Не поддаваясь дикому порыву, он неторопливо провел ногтями по спине и сжал ягодицы, прижимая плотнее. Донсэн шумно засопел и вдруг оттянул зубами мочку уха. Джонг ахнул — Тэ резко отстранился, повозился со штанами, и следом стащил с него джинсы. И замер, глядя на обнаженного Джонхена: на дне зрачков билась буря.       — Прекрати пялиться, или передумаю, — прошипел Джонг, закрыв от смущения глаза. Тэмин снова лег, горячее тело накрыло его, член зажало между животами, рядом Джонхен почувствовал стояк Тэ. Голова бы закружилась, если бы он не лежал. Язык прошелся по шее, тенор дерзко рыкнул:       — Ну, попробуй, — и донсэн задвигался. Без одежды ощущения оказались стократ острее, Джонхен замычал и положил руки на бедра Тэмина. Подумалось, что он вот-вот потеряет рассудок: то, как член терся о теплую кожу, как гибко и мягко двигался Тэ, как подчинял себе нутряной порыв, как бурлило в венах желание — все это было практически невыносимо. Джонг вцепился в бедра крепче и с громким стоном потерся о пах Тэмина сам, двигаясь в том же ритме. Тэ глубоко поцеловал, почти не давая дышать. На секунду подумалось, что на этом все, он не выдержит и прямо так кончит, как старшеклассник. Будто прочитав его мысли, Тэ остановился, привстал, шумно выдохнул и потянулся за смазкой.       Джонхен взглянул в лицо донсэна: сосредоточенное, если не хмурое. Он согнул ноги и почувствовал, как холодный скользкий палец обводит мышцы, нарочито медленно, как вторая рука обхватывает член и начинает размеренно подрачивать. Пока Джонг глядел на закушенную нижнюю губу Тэмина, палец уже толкнулся внутрь. Но он почти не обратил внимания на боль, его озарило: Тэ волнуется. За него. Грудь стянуло, на глаза навернулись слезы. Палец замер, на лице Тэмина читался немой вопрос. Джонхен мотнул головой, сморгнув слезы, и дрожащими губами прошептал:       — Не вздумай останавливаться, — Тэ кивнул и нежно поцеловал живот. Палец задвигался, Джонг почти не замечал боли, благодаря тому, что член ласкала умелая рука. Второй палец был уже ощутимее, они оба вошли глубже — и Джонхен почувствовал, как знакомая волна удовольствия перекрывает давящую остроту. Он поддался ей, тихо застонав и притянув Тэмина ближе к себе за плечи. Тэ отпустил член и, набросившись жадным поцелуем, ритмично задвигал пальцами. Джонхен еле слышно мычал, ловя шаловливый язык и бессознательно раздвигая ноги шире. Хотелось большего, пройти до конца, понять, наконец…       — Тэ, — выдохнул он, оторвавшись от губ, — может, хватит уже?       — Торопишься, — пальцы толкнулись резче, Джонг шумно вдохнул. — Терпение, — третий палец оказался внутри, Джонхен шикнул. Это было куда больнее, он рефлекторно сжал мышцы. — Джонги, ну, что ты… — Тэмин поцеловал правое веко, затем висок, не прекращая движения. — Верь мне, мой сладкий, — голос Тэ звучал покровительственно.       Сознание закружилось в водовороте, острая боль растворялась, в венах растекались два бархатных слова, которые обволакивали и успокаивали. «Мой» — и Джонхен потянулся пальцами к щеке Тэмина, провел по ней, глядя на донсэна с колющей нежностью. «Сладкий» — губы Джонга призывно открылись, он облизнул их. Тэмин навалился, продолжая толкаться в него пальцами, и с тихим стоном поцеловал, чуть прикусывая. Было жарко, наслаждение накатывало все чаще, но хотелось почувствовать Тэмина целиком, прямо сейчас по-настоящему раскрыться, обнять крепче и уже не отпускать. Джонхен отвернулся от поцелуя и нетерпеливо прошептал:       — Тэ…       — Хорошо, — эхом отозвался Тэмин. Пальцы быстро исчезли. Пока Тэ надевал презерватив и добавлял смазку, Джонг рассеянно скользил ладонью по его плечу.       Тэмин наклонился к нему:       — Ляг на живот.       — Нет, — прохрипел Джонхен. — Я должен тебя видеть.       — Но… — Джонг упрямо замотал головой. Тэмин прикрыл глаза, замер на секунду и кивнул. — Ладно, — голос звучал сухо.       Тэ приподнял его таз — и твердый член легко скользнул внутрь. Джонхен зажмурился и замычал от жжения и острой боли, но Тэ не остановился, он оперся на руки и медленно входил. Джонг вцепился пальцами в плечи Тэмина и взглянул на него: сверкающие еле сдерживаемым желанием, откровенно дикие глаза, лицо напряженное. Скоро донсэн замер и громко выдохнул. Боль постепенно стихала, уступая место непривычному ощущению члена внутри. Тэмин был в нем, от этой мысли сердце билось, как в лихорадке. Джонг убрал нависшую челку со лба Тэ и заметил: тяга обхватить и слиться никуда не исчезла, только росла. Горячий член заполнял собой тело, любимые глаза смотрели на него, Тэмин закусил нижнюю губу и выглядел так, будто сейчас сорвется. И его вид был таким возбуждающим, что Джонгу уже не терпелось продолжить. Почувствовать движение. Ощутить, увидеть, насколько Тэ его хочет. Член Джонхена нетерпеливо дернулся. Заметив это, донсэн прошептал:       — Скажи, когда…       — Сейчас, Тэ, хватит уж… — от первого толчка он проглотил слово. Член обжег стенки, и удовольствие разлилось по всему телу. Джонхен застонал и закрыл глаза. На жжение было совершенно наплевать. Язык Тэмина обвел его кадык, поднялся к уху, и как только зубы вцепились в мочку, член снова толкнулся глубже. С каждым движением боли оставалось меньше, а вспышки наслаждения уводили все дальше от реальности. Если бы мог, Джонг обнял бы Тэ ногами, но поза не позволяла. Тэмин шумно сопел и размеренно двигался, явно контролируя глубину и сдерживаясь. Нет, требовательная тяга в груди твердила, что этого мало, и, обрывисто выдохнув, Джонг взглянул на него, провел руками по спине, а затем потянул за ягодицы ближе с капризным:       — Еще… — донсэн громко простонал и задвигался резче, удовольствие превратилось в почти непрерывный поток. Джонхен заблудился в ощущениях, в голосе Тэмина, в его гибком теле, кажущемся таким сильным и сексуальным сейчас, в огненном желании и тяжелом, тянущем чувстве, которое упрямо просило больше, сильнее. Стоны были настолько откровенными, что он перестал узнавать свой голос.       — Даже не думал, что ты можешь звучать так развратно, — прохрипел Тэмин, толкнувшись глубже. Джонг не ответил, полностью отдавшись жадному возбуждению. Член пульсировал, при каждом толчке казалось, что вот-вот оргазм разольется по венам, но он все не подходил, оставляя мучительно ждать у самого края. Бессознательно Джонхен протянул руку, чтобы подрочить, но Тэмин уверенно сказал:       — Не надо, — и Джонг покорился. Тело пылало все сильнее, голос становился глуше, во рту пересохло. Было очень сложно не прикасаться к себе, но вид Тэмина заворожил его: решительное лицо с жадными и довольными глазами, алые потрескавшиеся губы; донсэн стонал с ним одновременно, двигаясь все быстрее, нетерпеливее. Джонхен вгляделся в темные зрачки — и вдруг тело прошиб короткий, но неимоверно сильный оргазм, он сцепил зубы и, закатив глаза, гортанно замычал, еле сдерживая крик. Живот тут же охладили капли спермы. Тэмин зло рыкнул, резко толкнувшись в него — Джонг притянул Тэ за шею и глубоко поцеловал, впервые за сегодня проявив инициативу. Он играл с языком и откровенно шалел от ускоряющегося ритма. Очень скоро Тэмин простонал ему в рот — и Джонхен почувствовал, как член пульсирует внутри.       — Джонг, — прохрипел донсэн, разорвав поцелуй, — я люблю тебя, — Тэ замер и, упав на локти, уронил голову ему на плечо.       Джонхен зарылся дрожащими пальцами в мокрые волосы:       — Малыш… — он на миг утонул в спокойствии, поглаживая затылок. Тэмин шумно выдохнул, лизнул ключицу и резким движением вышел. Джонхен вытянул противно ослабевшие ноги и лег, чувствуя отголоски боли. Поясница ныла, но, несмотря на все это, почему-то тянуло смеяться. В груди проявлялось дикое и подавляющее удовольствие. Такого Джонхен еще не испытывал. Младший повозился с презервативом, а затем повернулся к нему.       — Ты как? — спросил Тэмин, скользнув взглядом по его телу ниже. — Погоди-ка, — не дал ответить донсэн. Он встал и вышел из спальни. Джонхен потянулся и заметил, что глупо улыбается. Птица в груди молчала, лишь иногда взмахивая крыльями. Тэмин быстро вернулся с влажными салфетками и, забравшись в постель, протер его живот. Забота была так приятна, что Джонхен притянул свободную руку младшего и поцеловал ладонь. Тэмин устало улыбнулся и погладил костяшками скулу. Он устроился наконец рядом и скупо переспросил:       — Так что?       — Я странно, — просто сказал Джонг, продолжая широко улыбаться. — Но ты был такой… это было…       — Как? — тенор звучал взволнованно.       Джонхен кокетливо ответил:       — Охеренно. Завтра повторим?       Тэмин нервно хохотнул:       — Наивный. На состояние посмотри свое сначала, — он прикрыл глаза. Джонг придвинулся к чуть влажному телу и затянул в объятья, полной грудью вдыхая запах пота и миндаля, читающегося сейчас отчетливее, чем обычно. — Тебе… было очень б-больно в начале? — дрожащим голосом спросил донсэн, не раскрывая глаз.       — Порядочно, — ровно ответил Джонг. Он потянулся и поцеловал взмокший лоб. Следы боли еще напоминали о себе, но он старался расслабиться. Все пройдет, ведь главное — что Тэ рядом. И какой он был… Как же это было сладко…       — Черт, — напряженно бросил Тэмин и прижался к нему плотнее.       — Я в порядке, малыш, — Джонхен погладил спину.       — Нужно было дольше…       — Похоже, что я жалею, Тэ? — перебил Джонг. Младший отодвинулся, глаза раскрылись и внимательно посмотрели на его лицо.       — Нет… — задумчиво протянул Тэмин и мягко улыбнулся.       Джонхен быстро поцеловал сухие пухлые губы и прошептал:       — Я люблю тебя, — птица тихонько защебетала и провела крылом по ребрам, желая дотронуться до Тэмина сквозь непреодолимую клетку.       — Джонг… — нежный шепот казался почти невесомым. Рука скользнула в его волосы и ласково погладила затылок. Ни на что он бы не променял это чувство спокойной радости; Джонхен понимал: между ними что-то снова изменилось. Так сильно он не доверял никогда и никому. Захотелось сказать это Тэмину прямо сейчас. Слова тут же пришли на ум, они рвались из самой груди, будто птица их напела, хоть и не говорила по-корейски. Уши Джонхена вновь запылали, язык стал ватным.       — Я весь твой, — смущенно проговорил он вполголоса.       Тэмин сильно зажмурился:       — Господи…
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты