Твои шрамы на моем теле

Гет
NC-17
В процессе
142
автор
DobrikL бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 68 страниц, 6 частей
Описание:
— Питаешь слабость ко всем несчастным и обделённым, Поттер? — выкрикнула она, гневно сверкнув глазами, блестящими от слез. — Нашёл очередную сломанную вещь и теперь хочешь починить ее, потому что иначе тебя разорвёт изнутри от несправедливости мира? Так вот знай, некоторые вещи сломаны настолько, что чинить их бессмысленно. Ты не сможешь спасти всех вокруг, — Пэнси слышала, что ее голос дрожит от подступающих рыданий, но все равно продолжила. — Ты даже себя спасти не можешь.
Примечания автора:
Работа написана в рамках телеграм-канала "Ежедневный Порок": https://t.me/daily_porok

В нем мы каждый день делимся уникальным контентом по вселенной ГП. Присоединяйтесь к порочной семье!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
142 Нравится 85 Отзывы 78 В сборник Скачать

Глава 4

Настройки текста
Белый филин мягко опустился на обеденный стол и требовательно клюнул Пэнси в ладонь, привлекая ее внимание. Она вскрикнула, резко одергивая руку, и обернулась, сразу же натыкаясь взглядом на два ярко-оранжевых глаза, смотрящих на нее с осуждением. — Уайти? Что ты здесь делаешь? — она удивленно вскинула брови. Птица ответила ей коротким хриплым свистом, для которого ей пришлось выпустить из клюва письмо. Оно едва не угодило прямо в тарелку Блейза, но парень, грязно выругавшись, в последний момент подхватил обычный бумажный конверт. Пэнси успела заметить аккуратный витиеватый почерк матери, и у нее в животе заворочалась тревога. Обычно они обменивались письмами раз в неделю, по понедельникам, а сегодня была суббота. Вряд ли причина, побудившая маму нарушить многолетнюю традицию, была чем-то безобидным. Так устроен мир. Именно плохие новости не терпят отсрочки. — Возьми, — Забини передал ей письмо и отпустил птицу, пока Пэнси разрывала край конверта и доставала пергамент. — Что-то случилось? — брови парня сошлись на переносице, когда он заметил, как она побледнела. Паркинсон ничего не ответила, лихорадочно скользя взглядом по строчкам и с каждым прочитанным словом ощущая, как чьи-то невидимые руки сжимают ее горло все крепче. «Пэнси, У меня для тебя не очень хорошие вести. Вчера меня вызвали в Министерство и дали понять, что, если наша семья не внесет добровольное пожертвование «на восстановление разрушенных в ходе военных действий административных зданий», у меня могут быть проблемы. Ты сама должна понимать, какого рода. Им есть, что предъявить мне. Все наши счета заблокированы. Я пыталась продать что-нибудь из семейных реликвий, но.. сейчас за это дают просто смешные деньги. Их не хватит, даже если я продам каждую тарелку в поместье. В любом случае, я просто не хотела, чтобы ты узнала о моем аресте из газет. Сожги это письмо сразу же после прочтения, не хочу, чтобы это могло навредить тебе. Будь сильной, мой цветочек. P.S. Люблю тебя. Мама.» Пэнси в ужасе уставилась на письмо, ощущая, как пальцы подрагивают от волнения. Она еще раз перечитала его, в надежде, что что-то не так поняла, но слова остались на том же месте. — Пэнс? — снова услышала она голос Блейза. Его тон заставил Дафну и Тео так же оторваться от завтрака, и на девушку выжидающе смотрели уже все присутствующие. Пэнси произнесла заклинание, и через мгновение бумага вспыхнула. Огонь разбежался в разные стороны, быстро превращая письмо в кучку пепла, часть которого развеялась в воздухе. Она вздохнула, переводя дух, и кратко пересказала им сообщение матери. — Они там совсем охерели? — слишком громко воскликнул Тео, и Дафне пришлось шикнуть на него. Хотя сиденья рядом с ними пустовали, это не значило, что нужно орать, привлекая к ним ненужное внимание. — Разве они недостаточно обобрали наши семьи во время судов? — продолжил он, сбавив тон, но все еще звуча возмущенно. — Ты что, совсем ничего не понимаешь? — вскинулась девушка. — Кого волнуют чертовы деньги? Вопрос времени, когда наших родителей тоже позовут на разговор, — она сделала акцент на последнем слове, чтобы парень наверняка понял, к чему она клонит. Ее слова подействовали на Нотта, как ушат ледяной воды. Он нахмурился, кажется, только сейчас до конца осознавая всю серьезность ситуации. — Ты думаешь?.. — Я уверена, — резко оборвала его Гринграсс, сверкнув глазами. Очевидно, подобная реакция была обусловлена и тем, что она все еще злилась на парня. Судя по едва виднеющимся желтовато-коричневым следам на его коже, Нотт все же смог отыскать заживляющую мазь вчера, но ее действие оказалось недостаточным, чтобы полностью убрать гематому. Или он смазал место ушиба не слишком тщательно. Теодор красочно выругался, резким движением отставив от себя кубок, так что тыквенный сок едва не расплескался, и склонился над столом. — Так, секунду, — не унимался он. — Они назвали это пожертвованием, верно? Так с чего.. — Ты серьезно настолько наивен? — Дафна снова не дала ему договорить, явно испытывая раздражение из-за непонятливости парня. — Разве ты не понимаешь, как это делается? Они просто вызывают тебя и ставят перед фактом. Пэнси закусила губу, пропуская мимо ушей их перепалку. Она лихорадочно размышляла, пытаясь припомнить, хранил ли отец дома какие-нибудь сбережения, но быстро оставила эту затею. Наверняка, мама не стала бы писать такое письмо, если бы не обследовала все уголки поместья и не убедилась в том, что ситуация безвыходная. Им было, что предъявить ей. Пэнси знала, что она имела в виду, но все внутри нее противилось этой мысли. Эвелин была хозяйкой дома, в котором жил Пожиратель смерти. Этого им вполне достаточно. Она сжала губы в тонкую линию, чтобы не закричать от этих мыслей. — Они не станут трогать Гринграссов. И мою мать тоже. Они не были приближенными, — сказал Блейз, который за все это время не проронил ни слова. — В Министерстве сидят не идиоты, они четко видят грань, за которую нельзя переступать. Это было правдой. Мать Забини вообще не волновала политика, а родители Дафны занимались бизнесом и во время войны были заинтересованы в том, чтобы сохранить свое влияние, вне зависимости от того, кто в итоге окажется у власти. — Да, — кивнул Тео, нехотя соглашаясь с ним, потому что миссис Нотт в перечисленном итальянцем списке отсутствовала. — Их поддержка Реддла была пассивной, и министерским шавкам понадобятся куда более сильные аргументы, чтобы вменить им что-нибудь. — По крайней мере, ты уже знаешь о возможной опасности, — с горечью в голосе сказала Пэнси, потому что у нее такого преимущества не было. — Предупрежден, значит вооружен. — Я напишу матери, — жестко произнес Нотт после короткой паузы, — думаю, самое время ей посетить свою сестру в Америке. Пэнси быстро отмела мысль о том, что и ей следовало поступить так же. Родня Паркинсонов была разбросана по всей Европе, но теперь переезд мамы вряд ли имел смысл. Не тогда, когда она уже получила первое предупреждение. Скорее всего, за ней следят или же наложили ограничения на использование магии, именно поэтому она сказала избавиться от письма. — Я пошлю родителям сову, — подала голос Дафна, сжав ее ладонь в своей, и этим показывая, что Пэнси не останется со своими проблемами один на один, — думаю, они смогут. — Ты серьезно думаешь, что мама уже не обращалась к ним? — слишком резко спросила она. Ей не хотелось грубить, но Пэнси была взвинчена до предела, и это вышло само собой. — Эй, полегче, Пэнс, — тут же осадил ее Тео. — Мы все понимаем, что тебе тяжело, но это не повод срываться на других. — Все в порядке, я не обижаюсь, — возразила Дафна, которая уже привыкла к перепадам настроения подруги и не видела в этом катастрофы. Чуткость была ее неоспоримым достоинством. Даже сегодня утром она повела себя так, будто никакого разговора между ними не было, подтверждая свои же слова о том, что думает о чувствах людей вокруг себя. Пэнси стоило бы поучиться этому у Гринграсс. Она вздохнула и приложила ладонь ко лбу, пытаясь подавить в себе раздражение и осознавая, что это начинает становиться проблемой. — Нет, он прав. Прости, Даф, я переборщила, — сказала она, на что подруга только отмахнулась. — Просто, судя по всему, сумма на самом деле огромная. И твои родители просто не смогли помочь. Подруга только вздохнула, признавая ее правоту, и они помолчали какое-то время, каждый погруженный в свои мысли. Пэнси тяжело было просто признать, что эта ситуация от нее не зависит. Она ненавидела ощущать себя беспомощной, а сейчас был именно тот случай, когда она не могла нащупать точку опоры, как ни пыталась. Их отношения с матерью не могли похвастаться особым доверием, но когда они остались друг для друга единственными близкими людьми, от одной мысли, что с ней может что-нибудь случиться, Паркинсон делалось дурно. — Тогда остается Драко, — вдруг произнес Блейз. — Гоблины в Гринготтсе под ручку сопроводят Нарциссу к ячейке Малфоев после того, как она была оправдана. Она недоверчиво посмотрела на друга, сомневаясь в резонности его слов, но рядом не было Драко, который мог опровергнуть его соображения. По субботам он часто пропускал завтрак, предпочитая сон еде. — Ты считаешь, что решения суда достаточно, чтобы полностью реабилитироваться? — проговорила Пэнси, пытаясь найти смысл в его предложении. — Нет, но есть кое-что, что делает кредит доверия к ней почти безграничным, — он сделал паузу, прежде чем продолжить, — Поттер. Она посмотрела на итальянца прищуренным взглядом, пытаясь понять, говорит ли он серьезно. По мнению Паркинсон, Блейз изрядно переоценил возможности Поттера. К счастью, Тео поспешил озвучить ее сомнения. — Ты считаешь, что его влияние настолько велико, что гоблины посмеют пойти против распоряжений Визенгамота? — На какой планете ты живешь, приятель? Они бы ему и задницу отполировали своими языками, если бы Золотой мальчик позволил, — закатил глаза Блейз, приправив свой тон изрядной долей яда. — Фу, — скривилась Дафна. — Просто факты, — он пожал плечами и снова посмотрел на Пэнси. — В любом случае, у нас нет выбора. Стоит попробовать. Пэнси нечего было возразить на его слова. Она взяла чашку, просто чтобы занять чем-то руки, и сделала глоток остывшего чая. Девушка выдохнула, ощущая, как катастрофа, нависшая над ее головой, позволила ей взять небольшую отсрочку.

***

Пэнси быстро шагала по протоптанной тропинке, ощущая, как мороз пощипывает нос и щеки. Снег в этом году выпал рано, и все вокруг было покрыто белоснежной пеленой, сияющей настолько ярко в лучах утреннего солнца, что резало глаза. Паркинсон поплотнее закуталась в шарф и, вскинув руки, подула на ладони, выпустив при этом изо рта облачко пара. Потерла их друг о друга, пытаясь согреть озябшие пальцы. — Мерлин, ну и холодина, — пробурчала Дафна, быстро перебирая ногами в направлении деревни. — Если бы знала, осталась бы в замке. — Не ты ли говорила, что тебе непременно нужно посетить «Сладкое королевство» во время этого похода в Хогсмид? Ведь один наш общий знакомый та-ак любит медовые ириски, и это будет последним штрихом к лучшему подарку из всех, что ему довелось получить в своей жизни, — издевательски протянула Пэнси и покосилась на подругу. Несмотря на то, что мальчики шли далеко впереди, она не стала произносить имя Тео вслух, хотя, очевидно, речь шла о нем. Дафна готовила подарок для Нотта чуть ли не с лета, и все это время ей приходилось терпеть подколы Пэнси. Она где-то отыскала коллекционное издание «Фантастических зверей и мест их обитания», и ей пришлось изрядно постараться, чтобы успеть заполучить его раньше какого-то известного коллекционера из Дублина. Паркинсон же считала, что Тео самого стоит занести в эту книгу на самую первую страницу, потому что. Салазар, какой идиот будет радоваться книге в качестве подарка? Они планировали посидеть в «Трех метлах» своей обычной компанией, это было стандартным времяпрепровождением в любой день, отведенный для похода в Хогсмид. Но сегодня Теодору исполнялось восемнадцать лет, и основное празднование должно было пройти в общежитии Слизерина. Блейз сказал, что позаботится о нанесении шумоподавляющих чар на гостиную вечером, когда младшекурсники лягут в свои теплые постельки и уснут, даже не подозревая о том, что творится за дверями их спален. — Это было до того, как этот знакомый меня выбесил, — отрезала Гринграсс, ускоряя шаг, что больше походило на бегство. Пэнси хмыкнула и быстро догнала ее, пытаясь подстроиться под шаг девушки. — Я не понимаю, чем ты недовольна, — она продолжила прерванную тему, как ни в чем не бывало. — Ровно половина твоих вчерашних переживаний потеряла всякий смысл, — сказала она, намекая на то, что за завтраком парень ни словом не обмолвился о появлении метки. — С чего ты взяла? — тут же посмотрела на нее Дафна. — Мы не можем знать наверняка, появилась ли. — Ты серьезно считаешь, что он смог бы удержать эту информацию в себе хотя бы минуту? — закатила глаза Паркинсон, подумав о том, все ли влюбленные люди резко становятся неуверенными в себе, или это только ее подруга. — Тео. — Тео просто идиот! — прервала ее девушка, резким движением засунув руки в карманы своей дубленки. — И я не собираюсь терпеть его закидоны и бегать за ним с чертовыми ирисками, как будто. — Кто? — приподняла брови Пэнси. — Просто не буду и все! — пренебрежительно бросила она. — То, как ты пялишься на его спину, говоря об этом, не помогает тебе выглядеть безразлично, — фыркнула девушка и, заметив, как подруга скривилась от ее слов, закатила глаза и подхватила ее под руку, потащив вперед. — Как же вы мне все дороги. Они посетили «Сладкое королевство» первым делом, стоило войти в деревню.

***

В «Трех метлах» яблоку негде было упасть, и в этом не было ничего удивительного — в пабе, по обыкновению, собрался почти весь Хогвартс. Они с трудом протиснулись к единственному свободному столику, который был расположен в глубине помещения, совсем недалеко от барной стойки. Пэнси села, стянув с себя шарф и утепленную мантию, пока Блейз собирал у всех заказы. Это было несложно: выбор безалкогольных напитков у мадам Розмерты не отличался особым разнообразием. — Как обычно, Пэнс? — поднял бровь Забини, посмотрев на нее. — Да, спасибо. Паркинсон была единственной, кто предпочитал сливочному пиву вишневую содовую. Девушка оглянулась, пропуская мимо ушей голос Дафны, которая говорила что-то о новой прическе Агнес Монкли, совершенно безвкусной, по ее словам. Мерлин, как будто Пэнси не было плевать на ее волосы. Золотое трио со своими подпевалами заняло стол в самом центре паба и, кажется, именно они создавали большую часть шума. Поттер потягивал сливочное пиво, пока Уизли и Грейнджер сбоку от него спорили с такими лицами, будто готовы были поубивать друг друга на месте. Наверное, она уже не должна была удивляться тому, что он сразу же поднял на нее взгляд? Как будто внутри парня находился какой-то радар, настроенный точно на ее волну, но проблема была не в этом. Весь ужас состоял в том, что она уже почти не находила это странным. Как будто эта связь на самом деле сделала с ней что-то, что заставило мутировать гены в ее клетках, постепенно меняя все реакции, и в итоге она стала воспринимать такие вещи, как нечто само собой разумеющееся. Это заставляло Пэнси чувствовать себя отвратительно. Отвратительно беззащитной. Он прошелся цепким взглядом по ее лицу и шее, оценивая состояние девушки, и только тогда поднял взгляд выше. Он всегда так делал. Сначала убеждался, что она в порядке, и только потом встречался лицом к лицу с горящими от возмущения глазами. При этом парень всегда выглядел немного растерянным, как будто не был до конца уверен в том, что ему позволено это делать. И он был прав. Пэнси всегда ощущала что-то вроде врожденного отторжения, когда дело касалось Поттера. И сейчас его чертова забота сбивала ее с толку, и девушка ужасно раздражалась. Поттеру было плевать на все те иллюзии, которые она строила у себя в голове, пытаясь возненавидеть его еще больше. Он просто игнорировал это. Пэнси недовольно поджала губы и резко отвернула от него лицо как раз в тот момент, когда перед ней на стол опустился стакан. — Так Нарцисса уже ответила тебе? — спросил Забини, заняв место около Драко. Паркинсон притянула к себе газировку, с неудовольствием ощутив пальцами влажный конденсат на стеклянных стенках, вслушиваясь в их диалог. — Ничего конкретного, — покачал головой Малфой, который казался каким-то усталым, несмотря на то, что встал позже всех и присоединился к ним только у школьных ворот. — Ты же знаешь, как мама ведет переписку. Она не ответила ничего определенного ни на один вопрос, но при этом письмо заняло два листа. Блейз кивнул, понимая, о чем он говорит. — Что ты сам думаешь об этом? — спросила Дафна, которой Пэнси тоже рассказала последние новости. — Блейз прав в том, что здесь не стоит искать двойное дно. Поттер просто выплатил долг, — он раздраженно повел плечом, глядя строго в свою кружку и никуда больше, — они квиты. — Это звучит вполне правдоподобно, — быстро произнесла она, сделав последний глоток и отставив от себя кружку в сторону. — Судя по всему, пытаться подать жалобу на то, что тебя не вызвали на слушание совершенно бессмысленная затея? — Абсолютно, — голос Драко прозвучал почти равнодушно, было видно, что он успел обдумать все с холодной головой. — Ты мог бы расспросить Поттера о том, как все проходило в Визенгамоте, — начал Тео, но тут же оборвал себя, когда все присутствующие за столом повернули головы в его сторону. Такую концентрацию скептицизма во взглядах даже Нотт выдержать не смог. — Окей, можете ничего не говорить, я уже заткнулся. — Мерлин, Тео.. — Дафна не закончила фразу и фыркнула, качая головой и не веря, что он предложил нечто подобное. — Ну, согласитесь, в этом есть определенный смысл. Если отбросить от себя все предрассудки, это кажется логичным. — Пей уже свое сливочное пиво, — проворчала Гринграсс, не давая ему пуститься в размышления. Блейз и Драко обменялись молчаливыми взглядами, а Пэнси снова посмотрела на гриффиндорский стол. Это вышло неосознанно, и ей тут же захотелось повернуть время вспять, чтобы стереть из своей памяти картину, которая предстала перед глазами. Поттер сидел, склонив голову к Джинни Уизли, чтобы расслышать ее слова среди царящего в пабе шума. Он выглядел расслабленным и слегка улыбался, пока внутри Пэнси раскручивалась воронка необъяснимой злости. Он поднял руку и сделал глоток. Девушка едва не поморщилась, буквально ощутив во рту приторную горечь сливочного пива. Пэнси отвернулась. Вернее, заставила себя сделать это, и тут же встретилась с проницательными серыми глазами. Драко всматривался в нее так, что ей тут же захотелось провалиться сквозь землю, только чтобы прекратить это. — Я ввел Драко в курс дела, пока мы шли сюда, — сказал Блейз, не заметив ничего странного в их поведении. — Он свяжется с Нарциссой, как только мы вернемся в школу. Девушка повернулась к нему, радуясь возможности разорвать зрительный контакт с Малфоем, но не испытала облегчения. Просто ее мозг переключился на другую проблему, однако Пэнси все еще ощущала беспокойство, от которого буквально выворачивало внутренности. — Я надеюсь, что это сработает, — наконец выговорила она, просто потому что должна была отреагировать. — Если нет, мы придумаем что-нибудь еще, — уверенно сказал Забини. — Это могло бы стать полностью провальной затеей, но, когда дело касается святого Поттера, — Драко сделал паузу, спокойно наблюдая за тем, как выражение лица Пэнси меняется с потерянного на разъяренное, — тут уже другое дело. Верно? Ей пришлось впиться ногтями в свою ладонь под столом, чтобы сохранить на лице бесстрастное выражение. Паркинсон вспомнила их разговор, вернее, ссору около Больничного крыла. Она на самом деле не могла понять, что за игру он ведет, но точно не собиралась следовать ее правилам. — Кому, как не тебе знать, — парировала она, сверкнув на него глазами. — О да. Не удивлюсь, если в учебниках истории шрамированная физиономия будет изображена прямо по соседству с Мерлином, — сказал Тео, откидываясь на спинку стула. Вторая кружка сливочного пива давала о себе знать, делая его расслабленным. — Ну на карточках от шоколадных лягушек он уже есть, — хохотнул Блейз, — начало положено. Пэнси почувствовала, как кто-то ощутимо пнул ее по голени. Вряд ли это мог позволить себе кто-то из мальчиков. Она повернулась, встречаясь взглядом с Дафной, которая едва дернула подбородком в сторону, призывая ее обратить на что-то внимание, и девушка проследила за ее взглядом. Ядовитая смола разлилась внутри Пэнси, когда она увидела, как рука младшей Уизли опустилась на ладонь Поттера, пока та визгливо смеялась, наверное, над его очередной глупой шуткой. Тот сиял, как начищенный галеон, и даже не пытался скинуть ее клешню. Как будто это было чем-то нормальным. Пэнси почему-то затошнило от этого зрелища. Какая. Мерзость. — Разве они не расстались? — она слышала шепот Дафны, как сквозь пелену. — Личная жизнь Поттера волнует меня в последнюю очередь, — она постаралась придать голосу равнодушие, и оставалось только надеяться, что у нее получилось. — О, брось, Пэнс. Разве это не забавно? Вся школа говорила о их неземной любви на шестом курсе, помнишь? — не унималась Гринграсс, которая всегда была рада посплетничать, хотя по ней трудно было это сказать. — Правда? — с трудом выдавила из себя Пэнси, наблюдая за тем, как рыжая придвигается еще ближе, как будто это было так необходимо, когда разговариваешь с кем-то, кто и так сидит рядом. Девушка не видела со своего места, но была уверена, что их колени соприкасаются под столом. Она отставила от себя стакан, чувствуя, как грудь сжимает горячее кольцо, мешая полноценно вдохнуть. Пэнси вдруг стало ужасно душно, так жарко, будто температура в помещении подскочила сразу на десяток градусов. Наверное, это от недостатка кислорода. Поттер что-то произнес, проведя рукой по волосам, и снова рассмеялся, чуть запрокинув голову. — Ага. Слышала, они даже собирались пожениться после войны, но потом.. Эй, ты куда? — оборвала сама себя Дафна, заметив, как подруга поднялась на ноги. — Мне нужно на воздух, — бросила она, не особо заботясь о том, как это выглядит. — Сходить с тобой? — вопрос Даф прозвучал уже ей в спину, но Пэнси только отмахнулась, ощущая, что если еще хотя бы минуту проведет здесь, то.. Мерлин, почему глаза так печет? Она быстро лавировала между столиками, пробираясь к выходу, и буквально впечаталась своим телом в дверь паба, толкая ее вперед. Вылетев на улицу, она, не сбавляя темпа, быстрыми шагами направилась вдоль двухэтажных домов к окраине крошечной деревни. Только миновав самое крайнее здание, она на остановилась, переводя дух и всматриваясь вдаль, туда, где виднелась Визжащая хижина. На фоне сияющего снежного полотна она смотрелась мрачно и чужеродно, и, хотя глаза Паркинсон слезились от резкого ветра, девушка смогла разглядеть пустые провалы окон и изуродованную временем черепичную крышу. Она почувствовала, как налетевший ветер прошелся по телу снизу вверх, забираясь под слои одежды и заставляя кожу покрыться мурашками от холода. Девушка машинально обхватила себя руками, пытаясь защититься от него, и пошла вперед, ощущая, как с каждым шагом, который отдаляет ее от Хогсмида, дышать становится физически легче. — Пэнси! Девушка резко обернулась, чтобы убедиться, что Поттер на самом деле посмел пойти за ней. На какое-то мгновение, совсем короткое, она почувствовала, как все ее органы собираются вместе и ухают вниз, будто она упала с метлы. Он быстро приближался, раскрасневшийся и запыхавшийся, как будто ему пришлось бежать, чтобы догнать ее. Ее лицо скривилось от ярости, и Пэнси ускорила шаг. Она не будет разговаривать с ним, даже если от этого будет зависеть ее жизнь. Потому что это было слишком. — Да подожди ты! — снова попытался достучаться парень, и на этот раз его голос прозвучал еще ближе. — Иди к черту! — крикнула она, резко обернувшись через плечо, чтобы оценить расстояние, за что тут же поплатилась. Паркинсон потеряла равновесие, поскользнувшись на холме, склон которого был полностью покрыт слежавшимся снегом, и взмахнула в воздухе руками, пытаясь удержаться на ногах. Поттер мгновенно оказался рядом и, схватив ее за предплечье, резко дернул на себя. Пэнси, громко вскрикнув, по инерции впечаталась в него, заставляя пошатнуться, и парень машинально обхватил ее за плечи одной рукой, прижимая к грудной клетке, чтобы они не полетели вниз по склону. — Эй, ты как? Пэнси медленно раскрыла глаза, только сейчас осознав, что зажмурилась во время падения. Девушка попыталась втянуть воздух в легкие, но они стояли на самом деле близко. Она, как в замедленной съемке, подняла на него взгляд, всматриваясь в черты лица. Пэнси впервые видела его с такого расстояния. Поттер не был примечательным, нисколько, но то, что действительно притягивало внимание — его глаза. Она могла рассмотреть россыпь морщинок вокруг них и даже небольшие островки более темного оттенка зеленого в радужках изумрудного цвета. А еще у него были длинные ресницы, очень длинные. Как у девчонки. Она и не знала. Очки Поттера съехали вниз, и теперь криво сидели на лице, делая его совершенно нелепым. Впрочем, ничего нового. Он застыл. Вообще не шевелился, как будто имел дело с чем-то, что вот-вот могло взорваться в его руках и разнести все вокруг. Он так же молча всматривался в ее лицо, почти не дышал, но, очевидно, вовсе не хотел отойти подальше. Она машинально сжала в кулаке ткань его свитера, пытаясь предотвратить падение, и только сейчас заметила это. Вздрогнув, она тут же отпустила его и дернулась в сторону, пытаясь отойти, но Поттер превосходил ее в физической силе, и ее трепыхания не возымели особого эффекта. — Пусти! Щеки почему-то пылали. Пэнси поклялась бы, что от холода. — Годрик, Пэнси, какая же ты проблемная, — вдруг произнес он, но это прозвучало.. по-доброму. Как будто он разговаривает с ребенком, который споткнулся, запутавшись в собственных ногах. Девушка едва не задохнулась от возмущения. — Убери от меня свои руки, — прошипела она, отталкиваясь ладонями от его груди, но Поттер крепко держал ее, — ты глухой? Пусти!.. Он, будто очнувшись, убрал ладонь с ее спины, и девушка быстро отошла на несколько шагов, с каждым сантиметром чувствуя себя все увереннее. — Поттер, прекрати за мной таскаться, ты просто.. — она покачала головой, не находя слов, чтобы выразить свое возмущение, пока он водружал очки туда, где им было самое место. — Ты мог вести себя еще более подозрительно? — Я не хотел, чтобы ты простудилась, — просто сказал он и тут же замолчал с таким видом, будто сам не ожидал, что выдаст что-то подобное. Судя по всему, мозг Поттера и его речевой аппарат жили отдельно друг от друга, потому что это прозвучало совершенно искренне. Но это совершенно точно не было тем, что он должен был сказать. Пэнси пораженно застыла, быстро моргая и ощущая, как в груди разливается какое-то странное чувство, из-за которого становилось теплее, даже несмотря на настоящую зиму вокруг. Она попыталась отыскать в себе злость, что-нибудь, что закономерно должно было бы зародиться внутри, но не могла нащупать ничего, кроме легкого раздражения. Это было ненормально. Это чувство внутри нее, оно глушило все остальное, действовало, как изоляция для искрящего электричеством кабеля. — Что вообще произошло? Ты выбежала без мантии, — он снова заговорил, не в силах больше вынести ее молчание, но сразу же был перебит. — Я могла использовать согревающие чары, — процедила она, сложив руки под грудью, — я, черт побери, волшебница, и.. — Так почему не используешь? — он приподнял бровь, показательно оглядывая ее с ног до головы. Его голос звучал иронично, но почему-то это ощущалось иначе, чем, например, когда они спорили с Драко. Не так, будто ее облили чем-то токсичным и ядовитым, что грозило разъесть кожу. Скорее, как мягкий укор. Пэнси поняла, что забыла палочку в пабе. Как опрометчиво. — Не твое дело, — буркнула она, отступая на шаг назад и щуря глаза. — Ты слишком много на себя берешь, Поттер, тебе не кажется? — Не кажется, — он качнул головой, продолжая каждым своим словом выбивать почву из-под ног. Пэнси привычно плевалась ядом, а он будто вообще не замечал этого. — Пойдем, заберешь хотя бы свои вещи? До Хогвартса далеко, ты же не хочешь подхватить ангину? Пэнси смотрела на него круглыми глазами, не веря в то, что это происходит в реальности. Как будто она попала в какой-то параллельный мир, во всем противоположный тому, к чему она привыкла. Она открыла рот, собираясь ответить ему, и вдруг ощутила, что ее накрывает паника. Совершенно иррациональный страх, такой сильный, что она едва могла сдержать дрожь ладоней, и ей пришлось сжать их в кулаки, но паническая атака только набирала силу. Будто она уже совершила что-то непростительное, совершенно ужасное, хотя, по сути, ничего не произошло. Лгунья. Произошло. Пэнси ощущала это внутри себя, то, как что-то безвозвратно меняется в ней, крошится в пыль, а Поттер стоит и смотрит. Она сдавленно выдохнула, и механизм внутри заработал с новой силой, пуская по венам порции токсинов, достаточные, чтобы она смогла вернуться в реальность. Теперь это было легко, потому что у нее действительно был повод ненавидеть его. Поттер позволил этому происходить с ней. Он забирал у нее последнее, что заставляло ее чувствовать себя в безопасности. — Оставь свою заботу рыжей подружке, а меня оставь в покое, — злостно выплюнула она и быстро обошла его, направляясь обратно в Хогсмид. — О чем ты вообще? — нахмурился Поттер, но Пэнси не ответила. Она слышала, как скрипит снег за ее спиной — его шаги. Паркинсон даже послышался тяжелый, какой-то обреченный вздох, но, возможно, это был всего лишь ветер. Она зашагала быстрее, желая от него оторваться. Она не знала, как будет объяснять свое отсутствие друзьям, но это было не важно. Ее бегство значило бы, что Поттер на нее влияет. Это. Было. Не так. Он зря волновался, что она могла заболеть. Потому что она уже болела, и вряд ли ее заболевание поддавалось лечению, в отличие от обычной ангины.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты