Твои шрамы на моем теле

Гет
NC-17
Завершён
262
автор
DobrikL бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
116 страниц, 10 частей
Описание:
— Питаешь слабость ко всем несчастным и обделённым, Поттер? — выкрикнула она, гневно сверкнув глазами, блестящими от слез. — Нашёл очередную сломанную вещь и теперь хочешь починить ее, потому что иначе тебя разорвёт изнутри от несправедливости мира? Так вот знай, некоторые вещи сломаны настолько, что чинить их бессмысленно. Ты не сможешь спасти всех вокруг, — Пэнси слышала, что ее голос дрожит от подступающих рыданий, но все равно продолжила. — Ты даже себя спасти не можешь.
Примечания автора:
Работа написана в рамках телеграм-канала "Ежедневный Порок": https://t.me/daily_porok

В нем мы каждый день делимся уникальным контентом по вселенной ГП. Присоединяйтесь к порочной семье!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
262 Нравится 165 Отзывы 124 В сборник Скачать

Глава 5

Настройки текста
— Мерлин, ты выглядишь потрясающе! — воскликнула Дафна, обернувшись через плечо и окинув ее оценивающим взглядом. Пэнси картинно закатила глаза в ответ на ее реплику. Она подошла к трюмо, встала около подруги, чуть потеснив ее, и принялась перебирать драгоценности в резной шкатулке. Прошла всего минута, прежде чем Паркинсон поняла, что найти нужную ей вещь на ощупь не получится, и раздраженно вывернула содержимое деревянного ящичка на стол, рассматривая украшения уже предметно. — Где мои серьги с топазами? — тон девушки сочился недовольством. — На мне, — беззаботно проговорила Гринграсс, и Пэнси что-то недовольно пробурчала, понимая, что теперь придется подбирать себе что-то другое. Дафна уложила светлую челку с помощью заклинания и, скосив взгляд на ноги Пэнси, снова заговорила: — Нет, серьезно, тебе стоит наряжаться так чаще, эти коленки нельзя скрывать! — Знаю, — бросила она, кажется, вообще не заботясь о том, насколько самоуверенно прозвучал ее голос. Дафна пробурчала что-то о том, что согласно этикету достаточно было сказать «спасибо», но Пэнси никогда не страдала от ненужной скромности, когда дело касалось ее внешности. Более того, она считала это разновидностью притворства, а лицемерие не входило в список черт характера, которые девушка ценила в себе и в других людях. Юбка плотно облегала живот и бедра и была украшена двумя неглубокими разрезами спереди, демонстрируя слишком много голой кожи, и поэтому Пэнси постоянно приходилось бороться с желанием одернуть ткань. Но она на самом деле шла ей. — Как я выгляжу? — раздался голос Дафны, и Паркинсон пришлось поднять голову от стола, чтобы взглянуть на девушку. Та отошла на несколько шагов и покрутилась, демонстрируя изумрудное шелковое платье простого кроя. Слишком вычурно для вечеринки в гостиной, по мнению Пэнси, но подруга явно задалась целью сразить Теодора. — Выглядишь так, будто только сошла с обложки «Спеллы», — честно сказала она, щелкнув замочками обычных гвоздиков из белого золота, и подруга просияла. — Отлично. Если и сейчас он не зашевелится, ей-Мерлин, я просто. — она замолчала, так и не придумав, что последует за этим «просто» и только тогда заметила ухмылку подруги. — Что? Пэнси немного помолчала, подбирая слова. Дафна была довольно мягким человеком по своей натуре, но, когда дело касалось Тео, в ней будто что-то переключалось. Кажется, Нотт на самом деле перешел в категорию идеи-фикс для нее, и девушка шла напролом, послав подальше логику и здравый смысл. — Просто повеселись, дурочка, — наконец сказала Пэнси, взмахом палочки завив прямые волосы в идеальные крупные кудри. — Поверь, как только ты расслабишься, все само собой придет в норму. — А что если не придет? — она сжала руки под грудью, принимая оборонительную позицию. — Ну тогда Тео просто безнадежный кретин и не стоит твоих усилий, — сказала Пэнси со скептицизмом. Через короткое время она отступила на шаг, любуясь результатом, пока подруга недовольно хмурила брови, обдумывая его слова. Укладка всегда делала черты лица Паркинсон мягче и нежнее, придавала образу какую-то романтичность и завершенность, но по какой-то причине она не слишком часто завивала волосы. — Может быть ты и права, — нехотя произнесла Дафна, — я слишком стараюсь, да? — вздохнула она, поймав взгляд Пэнси в отражении зеркала. — Ты просто влюблена, — она пожала плечами, — в этом нет ничего удивительного. — Звучит как диагноз, — девушка недовольно сморщила нос. Пэнси на секунду прикрыла глаза, заставляя себя отогнать мысли о том, что о похожем она уже размышляла сегодня. В это же время Дафна, будто ставя точку в их диалоге, взглянула на изящные наручные часики и воскликнула: — Мерлин, там уже все давно началось! Ты готова? — Да, пойдем. Паркинсон слегка взбила волосы, чтобы придать им дополнительный объем. Больше всего ей хотелось остаться здесь и никуда не идти. В отличие от подруги, Пэнси предпочитала шумным факультетским вечеринкам те уютные вечера, которые они устраивали летом, чаще всего, в поместье Забини. Сейчас они казались чем-то далеким и эфемерным, будто происходили с ней в другой жизни. А может, и не с ней вовсе. Она бросила последний взгляд на свое отражение, прежде чем покинуть комнату девочек.

***

Пэнси сделала глоток и тут же закашлялась. Она не ожидала, что коктейль окажется настолько крепким. — Что это за дрянь? — спросила она, всматриваясь в содержимое своего стакана. Жидкость по цвету походила на обычный апельсиновый сок, но она до сих пор ощущала неприятную горечь на языке и поспешила от нее избавиться, сделав глоток лимонада. Блейз приподнял брови и попробовал ее выпивку, при этом выражение его лица вообще не поменялось. — И правда, для тебя это слишком, — сказал он, перегибаясь через стол, чтобы притянуть к себе графин. — Я долью еще сока. Пэнси кивнула, хотя, вообще-то, ей было достаточно, и стоило ограничиться теми тремя коктейлями, что она уже выпила. В голове было легко и пусто, и ей нравилось это состояние, хотя девушка прекрасно осознавала, что в нем нет ничего настоящего. Фальшивка. Воздушный шарик, который лопнет сразу же, как только алкоголь выветрится из ее организма. Эта вечеринка должна была стать чем-то, что отвлекло бы ее от гнетущих мыслей, но на деле, как только все вокруг закрутились в водовороте веселья, она ощутила себя чем-то вроде нефтяного пятна на воде. Ее мрачное настроение передавалось всем, кто находил в себе смелость приблизиться, и вскоре около Пэнси остался один только Блейз. Они едва перебросились парой фраз за это время, и девушка была благодарна ему за это. Это было одним из тех качеств, которые Паркинсон ценила в нем больше остальных — умение вовремя помолчать. Нет, правильно помолчать, так, чтобы это не ощущалось чем-то гнетущим. Наверное, это прозвучало бы слишком драматично, но Паркинсон казалась себе сторонним наблюдателем на этом празднике. Как будто вся вечеринка проходит мимо, ничуть не задевая ее. Не оставляя ни малейшего следа. Вот она здесь, но, вроде как, и нет ее. Нет, она не ощущала себя плохо, скорее.. Никак. Ей некстати вспомнились собственные размышления о чем-то подобном, когда она в очередной раз стояла под душем, пытаясь прийти в себя после кошмаров Поттера. Тогда Пэнси подумала, что все вокруг нее словно сокрыто пеленой, и, стоит ей попытаться откинуть ее, рука просто пропадет в белом, как молоко, тумане, ничуть не улучшая ситуацию. Вот сейчас она ощущала абсолютно то же самое. Паркинсон поначалу пыталась ослабить тугой комок в животе с помощью алкоголя, и это даже работало. Она смеялась вместе со всеми, кажется, громче всех, но был у этого веселья горький привкус отвращения к самой себе. А еще спиртное слишком быстро перестало действовать, и она снова вернулась в прежнее унылое состояние. — Держи, — отвлек ее от размышлений голос Забини. Как только она приняла из рук парня стакан, тот снова раскинулся на диване рядом с ней. — Спасибо, — Пэнси сделала глоток, отметив, что на этот раз алкоголь почти не чувствовался. — Гораздо лучше. — Всегда к твоим услугам, — Блейз слегка дернул подбородком в ее сторону, изображая что-то вроде шутливого поклона, и девушка закатила глаза в ответ на это. Она сидела на диване, подогнув под себя правую ногу, и лениво наблюдала за тем, как Тео, Драко и еще несколько парней с их курса, сидящих неподалеку, играют в исчезающие карты. В них было слишком много алкоголя, поэтому периодически громкие выкрики и взрывы пьяного хохота перекрывали даже громкую музыку. Девушка обвела взглядом комнату, отмечая, что атмосфера вечеринки действовала на всех без исключения. Дым сигарет, сияющие огни и грохот музыки заставляли подростков расслабиться и хотя бы на один вечер забыть о своих проблемах. — Мерлин, да выключите чертовых «Ведуний»! — вдруг заорала Трейси прямо над ухом Пэнси, пытаясь тщетно перекричать басы. — Голова раскалывается, — пожаловалась она, садясь на подлокотник дивана и массируя виски указательными пальцами. Паркинсон не сдержалась и скривилась из-за едкого запаха крепкого спиртного, исходящего от Дэвис. Салазар, она что, огневиски глушила? Обычно девушки предпочитают что-то полегче. — Ну так иди спать, в чем твоя проблема? — раздраженно спросила она. Девушка, кажется, вовсе не уловила враждебных ноток в голосе. — Так два часа ночи всего, — растерянно проговорила она и вдруг активно замахала кому-то рукой, едва не слетев при этом на пол. — Милли! Она встала и нетвердой походкой направилась к Милисенте, а Пэнси вздохнула с облегчением. И если для Трейси два часа ночи это «всего», то девушка всерьез задумалась о том, что это вполне подходящее время, чтобы улизнуть в свою комнату и лечь спать. Вряд ли кто-то заметит ее отсутствие теперь, когда большинство слизеринцев находились примерно в том же состоянии, что и Дэвис. Разве что Дафна. Она обвела взглядом комнату, пытаясь найти подругу. Пространство у камина было расчищено для танцев, но лишь несколько человек оказались достаточно выносливыми, чтобы до сих пор безумствовать под «Ведуний». Среди тех, кто сходил с ума на танцполе, была и Дафна, которая после второго коктейля вообще забыла о существовании Тео. Она нахмурилась, заметив, что рядом с ней снова ошивался Пьюси, скаля зубы в своей фирменной гаденькой усмешке. Он буквально не отходил от нее с самого начала вечеринки. Алкоголь в крови явно подталкивал Гринграсс на подвиги, потому что девушка очертила восьмерку бедрами, подмигнув ошалевшему от такого зрелища Эдриану, и громко рассмеялась. Пэнси нахмурилась, ощутив смутное беспокойство. — Блейз, ты не думаешь, что стоит.. — начала она, поворачивая голову в сторону мулата, но тут же была перебита. — Слушай, нет, я в это лезть не стану, — медленно проговорил он, стряхивая пепел с сигареты в уже пустой стакан. Она и не заметила, как он закурил. Впрочем, ничего удивительного, учитывая, что все вокруг пропахло табачным дымом. Пэнси сощурилась, обескураженная его реакцией. — Ты шутишь? А что если он.. — она замолчала, подбирая слова. Паркинсон могла в каких угодно выражениях честить Дафну сама, но другим не позволит. Даже если это Блейз, — перейдет черту? — Я буквально жду этого момента с нетерпением, — он спокойно наблюдал за тем, как брови девушки взметнулись вверх и частично исчезли под челкой. — Прости? — ей показалось, что она ослышалась. — Прощаю, — хмыкнул он, и Пэнси захотелось стукнуть парня, чтобы стереть это самодовольное выражение с его лица, но вскоре она узнала его причину. — Взгляни на Тео. Она посмотрела в ту сторону, где набирала обороты карточная игра, и губы Пэнси непроизвольно растянулись в улыбку. Взгляд Теодора практически приклеился к Дафне, которая сейчас шла к столу с напитками, сопровождаемая долговязой фигурой Пьюси. Нотт едва мог усидеть на месте от нервозности, и Пэнси впервые видела такую враждебность в его взгляде. Он отвлекся только в тот момент, когда очередная карта взорвалась в его руках. Парень злобно рявкнул что-то Монтегю, который смеялся так сильно, что алкоголь едва не полился у него через нос. — Я бы сказал, что это переломный момент в жизни Тео, — снова заговорил Блейз. — Если он стерпит это, то всерьез решу, что стальные яйца в этой паре достались не тому. Пэнси рассмеялась, внутренне соглашаясь с ним, и сменила положение, чтобы лучше видеть лицо парня. — Так ты сводник, Блейз Забини? — спросила девушка подначивающим тоном. — Предпочитаешь радикальные методы? — Нас таких двое, разве нет? — парировал он, придерживая сигарету уголком губы и, очистив с помощью заклинания свой стакан от частичек пепла, снова наполнил его огневиски. — Твое здоровье, Пэнси. Он сделал глоток, едва зажимая сигарету между указательным и средним пальцем. Повинуясь мимолетному порыву, Паркинсон осторожно выудила ее из рук не особенно сопротивлявшегося Блейза и сделала затяжку, ощущая, как горьковато-терпкий смог заполняет ее легкие. — Все настолько плохо? — иронично спросил Забини, глядя на то, как она выдыхает дым. — О чем ты? — Пэнси снова приподняла брови. — Ну, ты куришь, только когда все совсем херово, — пояснил он. Девушка фыркнула, даже не удивляясь тому, что он подмечает такие мелочи. Это было очень в стиле Блейза. Она даже не придала значения своему порыву, но теперь, благодаря ему, увидела эту закономерность: каждый раз, когда Пэнси ощущала себя на самом деле разбитой, она курила. Не то чтобы ей так уж нравился вкус табака, просто нужно было чем-то занять руки. Глупая привычка. — Не в этот раз, — она надеялась, что ее голос звучит достаточно непринужденно, чтобы обмануть его. — Правда? — просто спросил он, внимательно всматриваясь в ее черты. Рука Блейза все это время была закинута за спинку дивана, и Паркинсон ощутила, как парень сместил ее и положил ладонь ей на плечо. Всего лишь легкое касание, но она тут же замерла, будто кто-то применил к ней парализующие чары. Она несколько раз моргнула, прогоняя от себя наваждение. Из-за всех проблем, свалившихся на нее в последнее время, Пэнси стала нервной и дерганной. — У тебя есть причины не верить мне? — наверное, ее тон прозвучал чуть более вызывающе, чем должен был, но.. лучшая защита — нападение. Так? Пэнси не была уверена в этом, когда дело касалось Забини. Казалось, он всегда знает все ходы наперед и только забавляется, наблюдая за тем, как любые его догадки неизменно претворяются в жизнь. — Нет. Конечно, нет, — его рука проделала путь выше, парень осторожно заправил локон ей за ухо, и снова сжал плечо. — Просто хочу, чтобы ты знала, что всегда можешь поговорить со мной. Тон его голоса был глубоким, и только теперь, когда парень наклонился так близко, Пэнси четко осознала, как сильно Блейз пьян. Просто это проявлялось у него иначе, чем у других. — Знаю, — она почему-то произнесла это шепотом. Девушка подняла взгляд выше, вглядываясь в его лицо, немного нечеткое из-за приглушенного света. У него были крупные черты, которые сочетались между собой очень гармонично, и она вполне могла назвать его красивым. Она неосознанно опустила взгляд на губы мулата, отмечая про себя, насколько они полные. Блейзу шло. Стоило этой мысли пронестись в ее голове, как метка тут же полоснула обжигающей болью, заставляя Пэнси сжать зубы, чтобы не поморщиться. Его рука все еще едва касалась ее, но теперь это ощущалась, как давление десятков атмосфер на ее плечи. Он как-то по-особенному улыбнулся, наблюдая за мимолетными изменениями в ее мимике, и вдруг отодвинулся. Пэнси накрыло такой величины облегчение, что она опешила. — Вот и замечательно, — проговорил он, отворачиваясь от нее, и махнул рукой куда-то в сторону, мгновенно переключаясь на другую тему. — Салазар, ты посмотри, этот тип все еще тормозит. Он говорил что-то еще, но Пэнси больше не слышала. Перед мысленным взором предательски возникли тонкие губы Поттера, которые она видела так близко сегодня днем. Как будто кто-то управлял ее сознанием, каждый раз щелкая замком клетки, в которую она загоняла мысли о нем, чтобы она не смела забыться. Воспоминание было таким реальным, что она снова ощутила обжигающе-холодный ветер, вызывающий мурашки вдоль позвоночника. Его ладонь лежала между ее лопаток, придерживая бережно и осторожно, но она ощущала, как его мышцы напряглись, стараясь удержать ее. Руки Поттера были теплыми. Ей вдруг стало интересно, были бы теплыми его губы, когда вокруг была минусовая температура? Как только у нее в голове пронеслась эта мысль, ладонь, между пальцами которой была зажата сигарета, чуть дрогнула, роняя частички пепла на ковер. Пэнси почувствовала себя так, кто-то вылил ей на голову ведро с ледяной водой. Предназначение играло с ней, перекраивало, будто кондитер мастику перед тем, как сделать из нее украшение для своего торта, и теперь ее мозг на полном серьезе смог выдать нечто подобное. Наверное, она разозлилась бы, если бы не алкоголь в ней. Возможно, из-за него ей хотелось рассмеяться. Сейчас, когда все кругом пьяны, наверное, это бы не показалось странным, но девушка все равно сдержалась.

***

Пэнси, кажется, задремала. Она не поняла, что именно ее разбудило, но, когда открыла глаза, Блейза уже рядом не было. Не было вообще никого в радиусе нескольких метров, потому что все однокурсники собрались около стола с напитками, и эта толпа не выглядела безобидно. — Мерлин, они же убьют друг друга! Блейз! — закричал кто-то. Она узнала голос Дафны, и в нем отчетливо проступали нотки паники. Пэнси тут же вскочила на ноги и подбежала к толпе, принявшись локтями расталкивать однокурсников, чтобы проложить себе путь к центру. Стоило ей оказаться в первых рядах, как она едва успела уловить молниеносное движение Тео, бросившегося на соперника. Уже через секунду Пьюси, не устояв на ногах из-за точного удара в челюсть, врезался в стол, заставленный бутылками. Часть из них полетела на пол, и раздался оглушительный грохот. — Тео, блять, успокойся! — Драко пытался заломить другу руки, но тот был слишком взвинчен и рвался из захвата с такой силой, что он не мог с ним совладать. — Этот сукин сын извинится перед Дафной, — рыкнул Нотт и в этот же момент вырвался, снова метнувшись к парню, который попытался неуклюже скрыться от него за другой стороной стола. Паркинсон быстро подошла к Дафне, которая была в полном ужасе от происходящего и не отрывала взгляда от Тео. Она дернула подругу за руку, пытаясь привлечь к себе ее внимание. — Что здесь происх.. — начала девушка, но ее голос потонул в реве толпы, когда Теодор пропустил удар. Пэнси резко обернулась, отмечая, как он болезненно поморщился, хватаясь за нос. Когда парень убрал руку, кровь хлынула по нижней части его лица, мгновенно пачкая ткань белой рубашки. — Тео! — закричала Дафна, бросаясь вперед, белая, как полотно. — Она весь вечер крутила передо мной задом, и теперь я виноват? — возмутился Эдриан, и тут же сложился пополам, хватая ртом воздух. — Какого хера? — Закрой свой грязный рот, ты, кретин, — вдруг разъяренно выкрикнула девушка, становясь между ними. Нецензурная брань из уст Гринграсс звучала так инородно, что оба парня застыли, вскинув на нее шокированные взгляды. — Я танцевала, и если ты считаешь это призывом к действию, то у меня для тебя плохие новости! Воспользовавшись заминкой, Драко и Блейз оттащили Тео подальше, крепко удерживая его за предплечья с обеих сторон, но тот, кажется, не планировал вырываться. Он завороженно следил за тем, как Дафна отчитывает Пьюси, пока тот огрызается в ответ на ее слова. — Лучше завали, — предупреждающе прорычал Нотт, резким движением выдергивая свою руку, когда однокурсник повысил на Гринграсс голос. Эмоции на лице Дафны, стоило ей только отвести взгляд от Эдриана и перевести его на Тео, тут же сменились с едкого отвращения на беспокойство и волнение. Она почти в панике заметалась взглядом по его лицу, оценивая повреждения. Пэнси облегченно выдохнула и посмотрела на Блейза, который, подмигнув ей, принялся разгонять толпу. — Так, все, вечеринка закончена! Идите нахер отсюда, — крикнул парень, и все вокруг недовольно заворчали. — Но мы имеем полное право находиться в гостиной, и. — возразила Трейси, но тут же была перебита. — Это не просьба, Дэвис. Ты забыла, что я староста? — он чуть прищурился, глядя на то, как девушка пытается дуть губы. — Хочешь отработки у Слизнорта? Ты только скажи, я все устрою. — Это превышение должностных обязанностей, Блейз, — попыталась сказать она, но парень мягко развернул ее в сторону комнаты девочек и слегка подтолкнул в спину. — Да-да, знаю. Спокойной ночи, Трейс. Не забудь поставить на прикроватный столик противопохмельное зелье, с утра оно тебе понадобится. Через некоторое время в гостиной осталась только их обычная компания. Тео держался за перегородку носа, запрокинув голову и пытаясь остановить кровь. — Бля, это вообще норма? Из меня сейчас вся кровь вытечет. — Нечего было лезть в драку, — голос Дафны звучал укоризненно, но продолжила она совсем другим тоном, полным беспокойства. — Нам нужно к Помфри и.. — она пыталась отвести его руку, чтобы взглянуть на рану самой. — Да брось, я в порядке. — Заткнись! — оборвала она его и, потянув за руку, заставила сесть в кресло. — Дай мне посмотреть.. О Мерлин, какой ужас.. — Это просто ушиб, не верещи, Даф, — поморщился Драко, который пытался привести гостиную в порядок, избавляясь от осколков битого стекла с помощью магии. — Поверь, если бы это был перелом, он бы не вел себя так спокойно. Пэнси на секунду сомкнула веки, пытаясь сосредоточиться, потому что задуманное требовало высокой степени концентрации. Она подошла к ним обоим, заставляя Гринграсс потесниться, и направила свою палочку на нос Тео. — Может, стоит приложить лед? — взволнованно поинтересовалась подруга. — Ты уверена, что стоит рисковать с лечебной магией? Пэнси, ты же пила. Но она только отмахнулась и четко произнесла заклинание. Из кончика палочки вырвался всполох света, и поток крови тут же остановился, будто кто-то перекрыл вентиль. — Это все, что я могу сделать сегодня, — проговорила девушка, ощущая, что заклинание лишило ее последних сил. — Завтра сходи к Помфри, с этими царапинами ты выглядишь, как драный кот, Тео. Тот ухмыльнулся, пока Гринграсс кончиками пальцев ощупывала его лицо, чтобы убедиться, что все в порядке. Пэнси села на другое кресло и откинула голову на спинку, прикрыв глаза. Этот вечер выжал из нее все соки, и девушка с ужасом думала о том моменте, когда ей придется встать на ноги и подняться по лестнице. Может, она сможет переночевать прямо здесь? Паркинсон надавила пальцами на глаз, пытаясь немного отогнать дрему. — Тео? — голос Забини тоже звучал лениво. Они с Драко сидели на диване, одинаково вытянув ноги в проход. — Чего? — откликнулся тот, поморщившись, когда Дафна по неосторожности задела пальцем царапину на носу, которую Пьюси нанес своим фамильным перстнем. — Так каково это, быть в клубе восемнадцатилетних? Тебя можно поздравить? Малфой, кажется, фыркнул, и Пэнси пришлось открыть глаза, чтобы взглянуть на него. Парень скользнул мимолетным взглядом по ее лицу, но тут же обратил его на Нотта, который просто пожал плечами. — Мне снились кошмары, и это все, — ответил он, и Пэнси увидела, как дернулись плечи Дафны, как будто она выдохнула от облегчения. — Они были.. яркими, — Тео поморщился. Пэнси знала, о чем идет речь. Эти сны походили на калейдоскоп из всех самых темных и негативных эмоций, которые впрыскивались в кровь в гигантских дозах, грозя разорвать нервную систему в клочья. Так будет происходить до тех пор, пока Теодора не найдет Предназначение. Пока он не примет его. — Так, значит, ты пока без метки, — задумчиво протянул Блейз. — Ну и слава Мерлину, я бы не хотел разгребать это сейчас, — скривился Тео, бросив короткий взгляд в сторону Дафны, которая как раз присела на подлокотник его кресла. В этот момент что-то произошло. Пэнси не сразу поняла, что именно в ней изменилось, потому что это происходило впервые, когда она не спала. Но чувство страха, сковавшее конечности, сложно было с чем-то перепутать. Каждая ее клеточка оцепенела и замерла в ожидании, пока девушка безуспешно пыталась совладать с собой. Сердце пустилось в галоп, как будто она бегом взобралась на самый верхний этаж замка, хотя девушка просто сидела в кресле. И буквально не могла пошевелить даже пальцем. Она сглотнула, ощущая, как не поддающаяся никакому разумному объяснению паника накатывает сразу со всех сторон. Перед глазами возникли какие-то яркие всполохи, заставляя пространство вокруг рябить и, если бы Пэнси не сидела, вряд ли ноги смогли бы ее удержать. Сколько сейчас? Три часа? Наверняка, Поттер уже спит. Пэнси выдохнула, пытаясь взять дыхание под контроль. — Что с тобой? — раздался встревоженный голос Дафны откуда-то справа, но Паркинсон только отрицательно мотнула головой, когда подруга попыталась схватить ее за руку. — Мерлин, Блейз, чем ты напоил ее? — Ты пила то же самое, — огрызнулся он и опустился перед ней на колени, пытаясь заглянуть в лицо. — Эй, Пэнс? Тошнит? Драко, наколдуй.. Пэнси и правда ощущала себя так, будто ее вот-вот вывернет наизнанку, но дело было не в алкоголе. — Нет! — выкрикнула она, одним слово останавливая суету вокруг себя. — Я не.. мне нужно в душ. Да, это всегда помогало. Салазар, почему они просто не отстанут от нее, ей нужно.. Что? Пэнси с трудом поднялась на ноги, сразу же ощутив, как рука Блейза сомкнулась на ее предплечье, поддерживая девушку. — Я провожу тебя в ванную, окей? — это было логично, потому что факультетская ванная комната находилась прямо в подземельях и была открыта круглые сутки. — Обопрись о мое плечо. — Нет! — взвизгнула Пэнси, ощущая, как шрам разогревается на коже, кажется, грозя расплавить ее ребра. — Нет, я сама могу. — Блейз, оставь ее, — тон Драко был слишком спокойным, и Паркинсон ухватилась за него, как за последнюю твердыню в этом море паники. — Убери руки. Пэнси нашла его взглядом. Он стоял и смотрел на нее, явно обеспокоенный, но в нем не ощущалось той истерии, которая накрыла остальных. Слишком осознанный, слишком.. понимающий взгляд. — Чтобы она свалилась где-нибудь по дороге? — голос Блейза полнился скептицизмом. Он все еще касался ее, и Пэнси казалось, что она потеряет сознание от боли. Она с трудом нашла в себе силы выдернуть руку из его захвата, преодолевая его сопротивление. — Меня сейчас вырвет, — едва выдавила она и пролетела мимо него к выходу из гостиной. *** Пэнси набрала прохладную воду в ладони и плеснула ее в лицо, пытаясь прийти в чувства, но ощущение иррационального страха не покидало. — Соберись, — шепотом приказала себе она. Дверь ванной негромко хлопнула, и Пэнси обернулась, сетуя на то, что Дафна, скорее всего, все же решила последовать за ней. Ей просто повезло, что все произошедшее можно будет легко списать на похмелье, но она надеялась, что Драко убедит друзей не следовать за ней. Однако за спиной никого не было. Бежевый кафель, несколько скамеек и ровные ряды крючков с полотенцами на них — обычная обстановка ванной для девочек. Ничего необычного. Никаких звуков, кроме шороха воды, которая под напором лилась из крана на ее руки. Она вновь встретилась взглядом со своим отражением над умывальником, уже решив, что собственные уши подвели ее. Чары гламура перестали действовать в тот момент, когда началась ее паническая атака, и теперь Пэнси выглядела просто ужасно. В бледности кожи она вполне могла бы посоревноваться с Кандидой Когтевран, а в темных мешках под глазами вполне можно было хранить ингредиенты для зелий. Она с силой терла свои щеки, пытаясь придать им более здоровый вид с помощью румянца, когда пространство за ее спиной зарябило, и в зеркальной глади материализовался.. Поттер. Пэнси вздрогнула, резко оборачиваясь к нему. Но видение не исчезло. — Ч-что за.. — Не бойся, — поспешил сказать он, попутно поднимая с пола нечто, похожее на старую мантию, сшитую из отдельных лоскутов ткани. — Что это? Что ты здесь делаешь? — голос девушки звенел от напряжения. Он взглянул на тряпку в своих руках, как будто и сам не вполне понимал, как здесь оказался. — Мантия-невидимка. Пэнси слышала о том, что подобные мантии существуют, но никогда не видела в реальности. Наверное, ей не стоило удивляться тому, что что-то подобное должно быть у Поттера. Как еще объяснить тот факт, что все семь лет учебы он ночами таскался по школе, убивая гигантских змеев и сражаясь с оборотнями? — Прекрасно. Ты шпионишь за мной? — она приправила свой тон таким холодом, что им вполне можно было заморозить Черное озеро. Парень поморщился, небрежно бросив мантию на скамейку, и одним движением выдернул из заднем кармана джинсов что-то вроде пергамента. — Что это? — подозрительно спросила она, подходя ближе. Любопытство оказалось сильнее здравого смысла, и Паркинсон приняла из его рук нечто, похожее на огромную брошюру и подписанное как «Карта Мародеров». — С помощью этого я могу видеть расположение любого человека в Хогвартсе и его окрестностях, — словно нехотя сказал он, явно опасаясь ее реакции. — Ты точно шпионишь за мной! — сразу же ощетинилась Пэнси. Он на секунду возвел глаза к небу, словно вопрошая, за что ему все это, прежде чем ответить. — Иногда, — он провел по шее с немного смущенным видом. Пэнси задохнулась от возмущения, но даже сейчас, когда раздражение раворачивалось внутри, заставляя ее снова вести себя, как стерва, она смогла отметить про себя, что страх отступил. Стоило ей увидеть его, и все прекратилось, будто по щелчку пальцев. — В следующий раз в гостиную к нам придешь? — едко спросила она, но Поттер только снова закатил глаза. — Я видел, что ты одна. И мне просто нужно было.. — «Убедиться, что ты в порядке»? — она спародировала его тон, сделав это слишком похоже, и брови парня сошлись на переносице. — Иди ты знаешь куда? Дай мне отдохнуть от тебя хотя бы ночью! — Тебе обязательно всегда вести себя так? — вспыхнул Поттер, делая несколько шагов по направлению к ней. — Как будто каждый человек хочет тебе навредить! — А что, это не так? — злобно сощурилась Пэнси, тоже повышая тон. Ее голос, в отличие от разъяренного голоса Поттера, звучал на грани истерики. Он взлетал к потолку на самой высокой ноте и отдавался от кафельных стен ванной, создавая эхо, окутывая их обоих, словно одеяло. — Пэнси, ты.. — Заткнись! — крикнула она, незаметно для себя подойдя еще ближе. Пэнси никогда бы не смогла объяснить это для себя, но что-то подталкивало ее в спину, умоляло приблизиться. Она просто старалась не анализировать, действуя на чистых инстинктах. Очки Поттера, эти совершенно идиотские круглые стекла, отражали свет, и отблеск мешал увидеть выражение его глаз. А ей очень хотелось этого, прямо сейчас. — Я тебя ненавижу, — по слогам проговорила она. Пэнси хотела прозвучать холодно, но фраза вышла такой же пустой, как звук, который раздается, если постучать костяшками пальцев по дереву. Она, наконец, оказалось достаточно близко. Свет от факелов падал на лицо Поттера, заостряя его черты. Пляшущие в зеленых радужках отсветы пламени придавали его взгляду другие, необычные эмоции — что-то притягательное и дикое. Совершенно несвойственное ему. — Правда? — спросил он, делая шаг к ней, и девушка неосознанно попятилась, упираясь лопатками в холодный камень. Ей хотелось закричать, что это правда, но горло сковал спазм, не давая вымолвить и слова. Происходило что-то, что она совершенно не могла контролировать. Никаким образом. Ненависть была объяснима. Пэнси могла с легкостью перечислить ее причины, отследить точку, где она берет начало, но все это рассыпалось в ее руках, как песок, прямо в этот момент. Она почувствовала теплое дыхание Поттера на своей скуле, пока стук собственного сердца заглушал все мысли, мешая вспомнить хотя бы одну причину, почему должна его ненавидеть. — Да, — выдохнула Пэнси, наблюдая за тем, как парень опустил взгляд вниз и проследил за движением ее губ, прежде чем снова вернуться к глазам. Поттер стоял достаточно близко, чтобы она почувствовала запах свежести и чего-то древесного, исходящий от него. Ей захотелось прикрыть глаза. Ей было так необходимо это, потому что нечто в глубине его зрачков подталкивало ее к пропасти, и Пэнси уже почти теряла связь с реальностью, балансируя на краю. Она сжала в руке ткань юбки. — Хорошо, — голос Поттера звучал немного хрипло, когда он заговорил, — тогда я дам тебе еще один повод меня ненавидеть, — сказал он, склонив голову чуть ниже. И коснулся ее губ своими. Пэнси замерла, ожидая, наверное, что потолок рухнет им на головы или вроде того, но ничего не произошло. Губы Поттера были теплыми и сухими. Как она и ожидала. Мозг посылал сигналы бежать, но с ее нейронами явно что-то произошло, потому что она не смогла бы пошевелить даже пальцем. Поттер немного отстранился, будто давая ей шанс передумать, оттолкнуть себя, но Пэнси не ощущала в себе внутренних сил даже на то, чтобы произнести что-нибудь. Не встретив сопротивления, сделал еще один шаг, вжимая ее в стену своим телом. Закрывая все пути к отступлению. Веки Пэнси вдруг отяжелели, и она прикрыла глаза. От чего она должна была бежать? Ее сознание пыталось бороться из последних сил, подкидывая какие-то отрывочные мысли о том, почему это неправильно, и Пэнси правда делала попытки ухватиться хотя бы одну из них, чтобы рассмотреть получше, осмыслить, но картинка менялась слишком быстро. Она почувствовала, как он осторожно обхватывает ладонями ее лицо и неосознанно приподнялась на носочках, чтобы оказаться ближе. Ее ресницы снова дрогнули, когда он прошелся большим пальцем по ее щеке, и где-то на задворках сознания мелькнула мысль о том, как же отвратительно она, должно быть, выглядит сейчас. Но она быстро полетела в небытие, когда Поттер подался вперед и прошелся влажным касанием по ее нижней губе, и от этого простого прикосновения по телу Пэнси будто прошелся электрический ток. — Поттер, что ты.. — Я целую тебя, — сказал он и мягко коснулся кончика ее губы. — Мне прекратить? — Д-да, — выдохнула Пэнси и завела руки ему за шею, притягивая ближе. Это будто послужило ему сигналом, и Поттер подался вперед, углубляя поцелуй. Он опустил руки, притягивая ее к себе за талию, пока его язык беззастенчиво вылизывал ее рот, и Паркинсон ощутила, как земля буквально уходит у нее из-под ног. Весь мир будто закачался, и, если бы не руки парня, которые держали ее слишком крепко, и стена за спиной, она бы не выдержала. Кто вообще способен был выдержать такое? Пэнси заскользила кончиками пальцев по его шее в неосознанном жесте, потому что.. ей хотелось касаться Поттера. Казалось, если она хоть на секунду прекратит это, то что-то умрет в ней. Она чувствовала, как очки больно впиваются в скулу, когда он чуть наклонил голову вправо, и издала протестующий звук, но он не обратил внимания. Это почему-то шокировало Пэнси. В смысле, она ожидала, что он будет нежнее. Развязность Поттера стала чем-то, что оказалось для нее сюрпризом. Она ощущала, как горят легкие от недостатка воздуха, но они продолжали целовать друг друга, как-то обрывисто и неосторожно. Потому что это было чем-то более необходимым, чем дыхание. Ее руки тряслись, когда она опустила их на плечи Поттера, но на этот раз не из-за страха, а из-за нервного возбуждения. Пэнси ощущала себя преступницей, которая достойна по меньшей мере поцелуя дементора, делая это. Но не могла остановиться. — Пэнси? — раздался вдалеке голос Дафны, и они оба застыли, оглушенные. — Эй, ты в порядке? Поттер некоторое время метался взглядом между ее испуганными глазами и покрасневшими губами, пытаясь справиться с шоком, но вскоре убрал руки и отступил на шаг. Пэнси не знала, что ощутила по этому поводу. Не хотела анализировать. Парень взял свою мантию, бросив на прощание странный взгляд, будто балансировал между чем-то. Видимо, что-то решив, накинул ее на себя, тут же исчезнув, будто его и не было. Теперь ей казалось, что все происходящее было просто видением, и она бы смогла убедить себя в этом, если бы не шум крови в ушах и сердце, которое билось изнутри о ее грудную клетку в таком темпе, что Пэнси стало не по себе. — Пэнси! — голос раздавался все ближе. Она медленно выдохнула, пытаясь нащупать внутри что-то похожее на самообладание. — Я здесь. Подруга вошла в помещение и тут же подлетела к ней, чтобы убедиться, что та действительно в порядке. — Салазар, ты вся дрожишь, как осиновый лист, — воскликнула она, разглядывая ее лицо. — Пойдем быстрее, я сделаю тебе крепкий чай. Все, Пэнси, вот честное слово, после сегодняшнего я не выпью ни капли, и тебе не советую.. Гринграсс продолжала болтать о чем-то, взяв ее под руку и потащив к выходу. Пэнси бросила последний взгляд в сторону деревянных скамеек, туда, где мог находиться Поттер. Она не знала наверняка, где именно, но он был там. Был же? Дверь захлопнулась за ее спиной.
Примечания:
Всем привет!
Ну, что я могу сказать.. наконец-то это свершилось 😅
Эта глава очень эмоциональная и наполненная событиями. Одна из моих любимых. Жду ваши впечатления и надеюсь, что вам она понравилась так же, как и мне 💛

А ещё решила напомнить, что у меня есть канал в тг: https://t.me/polnalyubvy
Заглядывайте в гости ☺️
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты