Единственная реальность

Слэш
NC-17
В процессе
92
автор
Размер:
планируется Макси, написано 256 страниц, 31 часть
Описание:
Не Хуайсан ничего не знает, так ли это? Посмотрим его глазами и заглянем в его мысли? Лань Сичэнь читает брата, как книгу, но не может подобного с другими? Как придуманы правила Гусу Лань? Лань2 всегда холоден? Душа Вэй Ина после смерти не отзывалась, где она была 16 лет? И почему каждый раз все по-другому, чем до этого? Кому стать героем, а кому спасать мир в облике болвана и размазни? Отвлечь внимание, но принести в жертву невинного.
Фактически приквел к канону и ПОВ Не Хуайсана на события.
Посвящение:
Цзи Ли, гениально воплотившему Не Хуайсана в дораме "Неукротимый: Повелитель Чэньцин". Мосян Тунсю, написавшей новеллу, героям, съёмочной группе и персонально Сяо Чжану и Ван Ибо. Отдельное спасибо режиссеру и человеку, ответственному за кастинг актеров на роли - всех в точку!
Примечания автора:
Некоторые части написаны по заявкам, о чем будут соответствующие оповещения.
Заявка на идеального Вэй Ина выполнена дважды.
Написано с учётом заявок
https://ficbook.net/requests/548676 и https://ficbook.net/requests/547024 (Основная)
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
92 Нравится 146 Отзывы 59 В сборник Скачать

Реальность в процессе изменения, попытка 13 - продолжение - Идеальный Вэй Ин

Настройки текста
Примечания:
Хм... Заняло несколько больше времени, чем я планировала... Но решила дать эту реальность одним куском.
*** Вернувшись в Нечистую Юдоль в полном одиночестве, Не Хуайсан немало удивил Минцзюэ, и тем больше он удивил его, зарывшись в книги по кузнечному делу. Через неделю в руках младшего Не стал мелькать чрезвычайно утонченный веер, с изящным железным украшением на внешней планке, который молодой господин Не не выпускал из рук ни при каких обстоятельствах. Через какое-то время пристрастия в литературе младшего господина Не опять поменялись: его стали интересовать весенние рассказы с довольно характерными иллюстрациями. Причем на некоторых из них были изображены двое юношей. Захватив с собой такие необходимые предметы - неизменный веер и сборник рассказов Лунъяна, Второй молодой господин Не отправился на обучение в Облачные Глубины. *** Решив проблему с талисманом Тёмного железа, Хуайсан внутренне успокоился. /Сколько ни собирай, талисман не будет целым!! Бэээээээ!/ Теперь веер в его руках служил гарантией, что ни при каких обстоятельствах орден Цишань Вэнь не соберёт талисман полностью. Но мысли о своем продолжали крутиться в уме: на самом деле это была не совсем уж некудышняя реальность. Вот уже несколько попыток подряд проблемы в Гусу успешно решались Лань Сичэнем: о двух Нефритах клана Лань ходили легенды, и так продолжалось уже некоторое время. Было похоже, что эти изменения закрепились. /Какое облегчение... Сколько бы Вэнь Жохань не пытался, теперь он полностью собрать талисман не сможет! А с тремя кусками уж как-нибудь справимся.../ От этой реальности Не Хуайсан боялся ждать чего-нибудь эдакого, неожиданного, но себя не обманешь, ему хотелось в Облачные Глубины. Пусть Гусу Лань и был крайне консервативным орденом, но на обучении ему нравилось. /Это теперь они такие... Лань Сичэнь отлично справился: эта ветка реальности проходит стабильно.../ Юноша из Таньчжоу захватил его мысли на какое-то время, но свой долг Хуайсан помнил твердо и спрятал свои романтические мечты до тех пор, пока для них не придет время. Похоже, он затратил большое количество душевных сил на поиски куска талисмана и на веер, так что что-то внутри отчаянно хотело друзей, шалостей и просто хорошенько расслабиться после стольких реальностей потерь, крови и страха. /Теперь можно и отдохнуть.../ Второй молодой господин Не уже проходил обучение в Юньшэне, так что новостью правила клана Лань для него не были. Но в прошлые реальности это самое обучение проходило, так сказать, в сильно урезанном составе: далеко не все кланы решались отправлять своих отпрысков в Юньшэнь. Например, Юньмэн Цзян был представлен своим наследником, Цзян Ченом, всего единожды. Они с Хуайсаном так и не стали друзьями, настороженно присматриваясь друг к другу во время всего обучения. В этой реальности Хуайсан был намерен позаботиться о том, чтобы все прошло по-другому. *** Дорога в земли клана Гусу Лань проходила на удивление буднично, никаких происшествий не случилось. Когда он с немногочисленными адептами Цинхэ Не остановился на привал, в ветвях низкого кустарника он заметил золотистую канарейку. Птица имела необычный окрас, её перья были ярко оранжевого цвета. Она сидела на ветке куста, у края поляны и звонко щебетала, совершенно не боясь сновавших по её поляне людей. Насладившись ее пением и перекусом, представители Цинхэ Не отправились в Цайи. *** Городок Цайи, земли клана Гусу Лань Первым делом они отыскали в Цайи гостиницу. Хуайсан осмотрел здание, и, убедившись, что оно внушает доверие, переговорил с хозяином, затем он решил не мелочиться: снял все комнаты и заплатил вперёд золотом. Это было его маленькой прихотью, но себе он решил не отказывать. Как оказалось, он успел очень ко времени, поскольку вслед за ним, к той же гостинице подошёл отряд адептов Ланьлин Цзинь, во главе с молодым господином Цзинь Цзысюанем. Тот потребовал освободить комнаты, обещав заплатить серебром. Хуайсан подозвал хозяина и, тихо говоря тому на ухо, предупредил, что его орден ничуть не менее богат, и что в случае изменения решения, кому сдавать комнаты, он потребует от хозяина оплатить убытки ...золотом ...в двойном размере. Так что скандал на входе с Цзинь Цзысюанем проходил без участия младшего господина Не, ланьлиньцам отказали, и те убрались в другое место, не солоно хлебавши. Вслед за их уходом в воздухе повисла недовольная фраза молодого господина Цзинь: - Если бы я занял гостиницу, то никого бы не пустил... Хуайсан в своих комнатах на втором этаже прекрасно ее услышал и только пожал плечами: он-то прибыл первым... Распаковав вещи, молодой Не отправился погулять по городу. *** - Цайи, Цайи... Город праздничных одежд... - бормотал себе под нос Хуайсан, весело отмеривая шагами улицу вдоль набережной и крутя головой по сторонам. Столько лотков с товарами он еще не видел, у них в Цинхэ такого разнообразия отродясь не было. А тут.. Одни локвы чего стоили... Мягкие, спелые, сок так и тёк между пальцев, когда он надкусил одну. /Объедение.../ Юноша решил, что пора себя вознаградить, и сразу купил целую корзинку. Пара адептов Цинхэ, которые отправились с ним в качестве охраны, с удовольствием несли ее, усмехаясь на ребяческое поведение младшего Не, когда тот с удовольствием съев локву, облизывал пальцы, останавливался и тщательно вылавливал из корзинки следующий фрукт. На набережной его внимание привлекла небольшая группа людей в одеждах его любимого цвета. Пурпур, переливавшийся на ветру всеми оттенками фиолетового, было трудно не заметить. Они весело смеялись, особенно два парня и девушка, что возглавляли маленькую процессию. Хуайсан не страдал плохим слухом, но компания особо и не скрывалась. - Мы теперь лицо ордена Юньмэн Цзян, - вещал высокий юноша с серебристой заколкой в виде лотоса, в волосах, - и поэтому должны себя вести соответствующим образом! Тут он пихнул в бок другого юношу, в тёмно-синих одеждах, который тут же отреагировал звонким "Эээй!" - Вэй Усянь! Не вздумай напиться! И не вздумай опозорить наш клан! Тот замахал перед собой руками и сделал преувеличено серьезное лицо. - Ни за что! Я только и попробую кувшинчик "Улыбки императора"! Это же знаменитое вино! Ты ведь не можешь мне запретить только попробовать! Первый юноша смерил второго сердитым взглядом и неодобрительно закатил глаза. - Знаю я тебя, ты меньше, чем парой кувшинов, не удовлетворишься. Если не больше... Девушка, что шла рядом, в сиреневых одеждах, примирительно погладила первого по руке и сказала: - Не стоит ссориться, А-Чен. А-Сянь наверняка будет вести себя благопристойно. Так, препираясь и обсуждая требования Главы ордена Цзян они и пошли по улице, а Хуайсан вернулся в комнаты. *** Компания в пурпурных одеждах заявилась в ту же гостиницу, и хозяин предупредил, что молодой господин из обеспеченной семьи уже снял все комнаты. Хуайсан как раз спустился, намереваясь прикупить ту самую "Улыбку императора", о которой упоминал один из парней в пурпуре. Он с интересом оглядел юношей и девушку, обмахиваясь неизменным веером. Вблизи вся троица производила благоприятное впечатление. /Цзян Чен. А это кто с ним? Ещё ни разу не видел... Сестра была. А этот?/ Незаметно для себя, Хуайсан успел опередить второго юношу, что уже открыл было рот, чтобы с ним заговорить: - Вы, должно быть, из ордена Юньмэн Цзян, - оглядев юношей и девушку и отметив серебряные колокольчики на их поясах, весело произнес Не. - Хозяин, если эти молодые господа займут пару комнат, то я не возражаю. Компания переглянулась с радостью во взглядах. - Однако, - медленно проговорил Хуайсан, - вы будете должны мне весёлый вечер. Второй юноша, тот что был в темных одеждах, немедленно решил вернуть себе первенство. Хуайсан внутренне улыбнулся, характер того нравился ему все больше. - А чем молодой господин... - Ох, прошу меня простить, представляюсь: Не Хуайсан, из клана Цинхе Не, - юноша отвесил церемониальный поклон, переложив веер в другую руку, сабля слегка проехалась по бедру, но помешала не сильно. Юноши представились и заверили, что им только в радость разделить с младшим господином Не их вечер. Второй юноша оказался приемным сыном Главы клана, Вэй Усянем, который тут же разрешил звать себя "Вэй Ином", а девушка назвалась Цзян Яньли и была старшей сестрой наследника клана, Цзян Чена. - А что молодой господин Не подразумевает под весельем, - поинтересовался Вэй Ин. Он отметил про себя, что молодой господин Не не выпускал из рук веер и при себе имел саблю. Это показалось ему необычным сочетанием. Впрочем, у них самих мечи были в руках. - Веселые истории, знаменитое вино... - ответил Хуайсан. - Я случайно услышал, что вы упоминали про "Улыбку императора". Я как раз за ней отправляюсь. Не составите ли мне компанию? *** Вечер обещал быть весёлым. Молодые люди собрались в комнатах Не Хуайсана, туда же заказали закуски и вино. Знаменитая "Улыбка императора" произвела должное впечатление. Сначала выпили за знакомство, потом разговорились о том, что их ждало на обучении в Облачных Глубинах. Как оказалось, младший Не был весьма сведущ относительно того, с чем им предстояло столкнуться. - Сейчас там главным учителем Лань Цижэнь, - делился перлами мудрости Хуайсан, держа в руке чашку с вином. - Он известен своей педантичностью, непоколебимостью и особой строгостью в преподавании. Немало блистательных адептов ордена Гусу Лань были воспитаны именно им. Цзян Чен скептически покосился на шисюна и пробурчал: - Да, вот и придет конец его сверкающей репутации. Ты точно станешь его несмываемым пятном позора... Вэй Усянь, который уже успел опустошить целый кувшин, нахмурился и поинтересовался: - Неужели я недостаточно хорошо притворяюсь благопристойным? - Дело в твоём притворстве, - толкнув его локтем под ребра, продолжил Цзян Чен. - А на уме у тебя одни проказы и шалости. Недаром матушка с тебя шкуру спускает... Когда уже ты повзрослеешь? - Да я сама взрослость! - попытался возразить Вэй Усянь. - Я - Первый ученик Ордена Юньмэн Цзян! Я подаю пример всем нашим шиди! Цзян Чен в ответ только раздраженно закатил глаза. - Ага, встаёшь не раньше девяти утра, а ложишься никак не раньше часа ночи. А ну-ка, перечисли мне, дражайший брат, чем таким важным занят обычно твой день? - В Гусу принято вставать в пять утра и ложиться в девять, - вбросил свои пару монет Не Хуайсан. Его словно не услышали. Вэй Усянь ненадолго задумался и стал перечислять, загибая пальцы: - Катаюсь на лодке, плаваю, а плавание здорово укрепляет мышцы, между прочим, так... Что ещё? Дайте-ка подумать... Собираю лотосы, они у нас самые лучшие в Юньмэне. И если, Хуайсан-сюн, тебе кто-нибудь скажет обратное, ни за что ему не верь! Ещё я охочусь на фазанов... Тут Цзян Чен не выдержал и перебил поток бесконечных перечислений: - И это всё вместо того, чтобы упражняться в фехтовании или медитировать! Вэй Усянь тут же кинулся с ним спорить. - И что с того?! Я всё равно остаюсь первым! - Ты ещё скажи, что вы со вторым молодым господином Лань подружитесь на почве того, что вы оба такие первые во всем... Цзян Чен закатил глаза в своей обычной манере. Хуайсан неодобрительно покачал головой и решил вмешаться в спор братьев. - Так можно и весь свой потенциал растратить впустую. И что-то я искренне сомневаюсь, что ты ро́вня Второму молодому господину Лань в фехтовании. Конечно, подружиться с ним - хорошая идея, как ты думаешь, а Вэй-сюн? Говорят, что он настолько силен, что некоторые заклинатели его даже опасаются! - Господин Не вздохнул и отхлебнул вина. Было очевидно, что под "некоторыми" он не имел в виду себя. - Просто в один прекрасный день ты, Вэй-сюн, можешь обнаружить, что Лань Ванцзи оставил тебя далеко позади... Цзян Чен кивнул в подтверждение и показал брату кулак. - Только попробуй выкинуть что-нибудь в Облачных Глубинах! Ещё не хватало, чтобы ты опозорил наш орден! Матушка с тебя живого шкуру сдерёт! Он пьяно хмыкнул, но тем не менее, сменил гнев на милость и погрозил брату пальцем. - Вот увидишь, если ты не изменишься, то так оно и случится... Вэй Усянь вскинулся и поднял вверх три пальца. - Я клянусь Небом и Землёй, что по приезде в Облачные Глубины буду вести себя образцово! Обещаю тебе, Цзян Чен, ты меня не узнаешь! И я не опозорю Орден Юньмэн Цзян! Я во всем догоню Второго Ланя! Брат расхохотался, а Хуайсан снова пригубил вина, пытаясь скрыть ухмылку. - Посмотрим, посмотрим, насколько хватит твоего знаменитого упрямства! - Действительно, - добавил Хуайсан, - о Втором молодом господине Лань ходят слухи, что он не только силен, но и благочестив. Не даром они с братом занимают два первых места в списке самых талантливых и благородных молодых людей! - Наслышаны. Два Нефрита клана Лань, - фыркнул Вэй Усянь, - и что с того? А у нас, в Юньмэне будут два героя! Он забросил руку на плечо брата и самодовольно усмехнулся. - За это и выпьем! - провозгласил младший Не. - До дна! *** Утро наступило рано, ознаменовав тот факт, что им стоило бы поторопиться, чтобы успеть добраться до Облачных Глубин вовремя, до закрытия ворот. Хуайсан уже успел умыться, привести себя в надлежащий вид и отдавал последние распоряжения перед дорогой, как на первый этаж спустилась вся компания Юньмэн Цзян. Поприветствовав друг друга, молодые люди договорились идти вместе. Они уже успели пройти две трети пути, как Цзян Чен решил проверить их приглашения. Хуайсан тут же вытащил своё, а, как оказалось, юньмэньцы свои оставили в гостинице. Цзян Чен тут же напустился на брата. - Вот всё из-за тебя, Вэй Усянь! Если бы не твои "Выпьем, выпьем!", то мы бы о них не забыли! Тот фыркнул и насмешливо толкнул брата локтем: - А тебе уж пора бы привыкнуть к вину! А то, как будущий Глава клана, ты как-то слабо выдерживаешь выпивку! Что ты будешь делать на Советах кланов! - Уж кто бы говорил! Зато ты пьешь, как бездонная бочка! - Как жаль, что в Облачных Глубинах запрещен алкоголь, - тихо проговорил Хуайсан, но его услышали. - Да не может такого быть! Правда что ли? - казалось, что для Вэй Ина это было потрясением. Хуайсан только молча кивнул головой в подтверждение. /Жаль, с "Улыбкой императора" было бы повеселее.../ Цзян Чен нахмурился. - Знаю я твою натуру... Не вздумай попасться, когда захочешь пронести вино в Облачные Глубины, нас ведь накажут! - Цзян Чен хмуро посмотрел на брата. - Пусть сперва поймают! А если не поймают, то и не докажут ничего! - Вэй Ин заливисто расхохотался. - Мне всё равно возвращаться за нашими пропусками, так что прихвачу парочку кувшинов! Хуайсан задумчиво посмотрел на него. А потом дерзко усмехнулся и подмигнул. - Говорят, что сейчас Лань Ванцзи в медитации и не патрулирует эти самые Облачные Глубины... Так что тебе может и повезти, Вэй-сюн! - Агась! Так оно и будет! Цзян Чен скептически смерил брата взглядом. - Только не вздумай попасться! Тот только рассмеялся. - Ни в коем случае! Ну, всё, я пошел! *** Хуайсан весь извелся в ожидании Вэй Ина и обещанного вина. Они с юньмэньцами благополучно прибыли к воротам и, пользуясь приглашением Второго молодого господина Не, прошли внутрь. Не Хуайсан был в некотором недоумении по поводу этого, поскольку правило "Без пропуска запрещено проходить внутрь Облачных Глубин", неизменно выполняли, но, как оказалось, их встретил сам Глава клана Лань, Лань Сичэнь, и молодые люди с почтением поприветствовали Первого Нефрита. Хуайсана тут же аккуратно подхватили под локоть и потянули в Ханьши, переговорить. Внутренности знаменитой Комнаты Холода вполне соответствовали характеру клана Лань, но никак не отражали характер его Главы. Его довольная, исполненная счастья, улыбка, казалось, оставляет лучики тепла на всех ровных, строгих поверхностях комнаты. Усадив младшего господина Не напротив себя, Лань Сичэнь мгновенно опустил на них купол тишины и заметно расслабился. - Рад приветствовать тебя в Облачных Глубинах, Третий брат! Очень доволен тем, что вижу. Голос старшего Нефрита сочился искренней радостью, а жест недвусмысленно указал на конечности Второго молодого господина Не. Тот вернул улыбку и в свою очередь поинтересовался: - Лань Ванцзи ещё в медитации? Я тоже рад, что добрался до ваших Глубин без происшествий. Как там ваш дядя? Лань Сичэнь хмыкнул и закатил глаза, что он мог позволить себе сделать только наедине с младшим Не. - Мне удалось перенаправить его интерес на обучение молодого поколения. Правда, пришлось несколько изменить ритуал Приветствия Учителя... - Он тихо рассмеялся, - Зато сокровищница клана стала пополняться редкими подарками, да и дядя отыскал себе новое увлекательное занятие. Хуайсан прыснул от смеха. - Неужели описывает все то, что ему подарили? Лань Сичэнь кивнул и издал тихий смешок. - Инвентаризирует, составляет опись, делает тщательное описание и отчитывается перед Старейшинами... Видел бы ты их лица... Хуайсан уселся поудобнее и стал серьезным. - Старший брат передает Второму брату привет и просьбу получше следить за вашим куском Тёмного железа. /А вот то, что небольшой кусок я всегда ношу с собой, никому знать нет нужды.../ Мы надеемся, что ваш клан сможет обеспечить надёжную охрану этому артефакту. Лань Сичэнь кивнул в подтверждение и жестом показал, что все серьезные вопросы, что он хотел обсудить, уже закончились. Хуайсан понятливо кивнул и сделал знак, что полог тишины можно снимать. Не успело льдисто-голубое поле исчезнуть, как в Ханьши постучали, и внутрь вошёл Лань Цижэнь с недовольной миной на лице. - Уважаемый Учитель, - тут же склонился в поклоне Хуайсан. - Дядя, - также поклонился Лань Сичэнь. - Не желаешь ли выпить с нами чаю? Лань Цижэнь ответил на приветствия и уселся рядом с окном, сложив руки на коленях и являя собой образец благовоспитанности. Хуайсан тотчас же поправил осанку, расправив плечи. - Сичэнь, что за секреты? - недовольным тоном спросил мужчина, сверля глазами младшего Не. Лань Сичэнь кротко улыбнулся и пододвинул поближе к мужчине крохотную чашку с чаем. Затем с достоинством поставил перед дядей изумительный по красоте чайник: голубовато-серая глазурь обнимала глину, а на верхушке крышки красовалась красная бусина, которая придавала чайнику особенное очарование. - Выпейте лучше чаю, дядя. О чем мы можем разговаривать со Вторым молодым господином Не? Он попросил у меня совета в общении с Ванцзи. - Да, младший племянник немногословен, - мужчина довольно потёр бородку. - Не в этом ли состоит благовоспитанность достойного мужа клана Лань? - Сичэнь произнес это легко, явно не в первый раз. Хуайсан молча склонил голову в согласии и развернул веер. - Если мне позволено будет спросить, Лань Ванцзи ещё долго будет в медитаци? Лань Цижэнь смерил его внимательным взглядом и подхватил чашку. Сделал глоток и одобрительно кивнул Лань Сичэню. - Спасибо, Сичэнь, чай превосходен. Что до Ванцзи, молодой господин Не, то я решил прервать его медитацию: в этом году у нас очень много учеников, поэтому желательно, чтобы он сосредоточился на поддержании дисциплины. Потому как дисциплина - это первейшее... Лань Сичэнь и Не Хуайсан понимающе переглянулись: когда старший Лань вот так держал в руке чашку и смотрел в потолок, он мог вещать на излюбленную тему часами... *** Тем временем, юньмэньцы прошли к своим комнатам беспрепятственно и заселились. Пока они раскладывали вещи, наступил вечер, а Вэй Ин ещё так и не вернулся. Поэтому, неудивительно, что они столкнулись у входа: Цзян Чен и Хуайсан. Обменявшись поклонами, оба юноши устроились на траве неподалеку от каменной арки ворот и стали наблюдать. Стемнело, наступил вечер. Облачные Глубины стали медленно погружаться в тишину, а воздух - наполняться прохладой и умиротворением. Вскоре появился Вэй Ин, который поприветствовал караульных и предъявил приглашения. После их осмотра и прочтения, его беспрепятственно пропустили внутрь. Хуайсан и Цзян Чен поднялись и радостно встретили пропажу. - Ты где столько мотался? До Цайи всего двадцать ли, с твоей скоростью дорога туда-назад заняла бы не более шести часов! Где тебя носило? Вэй Усянь таинственно улыбнулся и, склонившись к уху брата, тихо прошептал: - Дойдем до наших комнат, покажу. *** В комнатах Цзян Чена они собрались втроём и решили отметить благополучное прибытие в Облачные Глубины. Восторг вызвал мешочек цянькунь, вытащенный Вэй Усянем из-за нижнего одеяния на груди, и извлечённые из того шесть сосудов знаменитого гусуланьского вина. Не успели они разлить и выпить по первой, как Цзян Чен отставил свою чашку с вином в сторону и заявил: - Вы как хотите, но я выпью ещё только одну и всё. Завтра нам на занятия, и я не хочу проспать! - Да тут всего-то шесть кувшинов, - заныл Вэй Ин. - Сколько тут пить... - Сколько бы ни было, а наутро я не желаю мучиться похмельем. Так что с тебя пара кувшинов воды для меня! - Цзян Чен, судя по всему, был настроен серьезно. Хуайсан помалкивал, он успел выпить всего пару чашек. - Да ладно тебе, Цзян Чен, - Вэй Ин махнул рукой и опрокинул в рот ещё кувшин, освобождая ёмкость до дна. - У нас не в чем принести воды! Разве-что мы с Хуайсан-сюном опустошим ещё парочку кувшинов. Тогда я выйду и принесу тебе воды на утро! - Пара кувшинов уже пусты, Вэй-сюн, - хихикнул Хуайсан, протягивая ему пустой кувшин и крышку. - Так что можешь отправляться за водой! - И, смотри, побыстрее вернись! - напутствовал брата Цзян Чен. *** Дойти до ручья и вернуться, заняло какое-то время. Внезапно его окликнули, и острый меч появился у его горла. - Стоять! Бродить в Облачных Глубинах после отбоя запрещено! Вэй Усянь перекинул сосуды с водой в другую руку и парировал меч своим собственным. - Я не брожу! Я иду с определенной целью! Адепт Гусу, несший стражу, окинул его презрительным взглядом, который вдруг сменился на довольный. Вэй Усянь вопросительно посмотрел на него, недоумевая, что могло вызвать такую смену эмоций. - Ты пронес в Облачные Глубины алкоголь! Алкоголь в Облачных Глубинах запрещен! - Что ты заладил одно и тоже? Какой алкоголь! Я несу воду! Хуайсан тихонько вышел за пределы их комнат: громкий голос Вэй Ина разливался в тишине Облачных Глубин, звеня гневом и раздражением. Молодой господин Не высунул нос из-за угла и увидел Вэй Ина и юношу в белых одеяниях, стоявших друг напротив друга. Меч одного был направлен в грудь другого, и Вэй Усянь парировал удар своим мечом. Спор явно вышел за рамки простого обмена любезностями. - В Юньшэне запрещен алкоголь! - Так я и не несу его! - А почему тогда на сосудах написано "Улыбка императора"? - Не имеет значения, что написано на кувшинах! Там просто вода! - Как вода могла оказаться в кувшинах с вином? - Может быть, ты рискнешь открыть и проверить? Тогда ты убедишься, что там вода и ничего более! Хуайсан быстрым шагом подошёл к спорщикам и слегка укорил их. - В Облачных Глубинах запрещен шум. А вы сейчас переполошите всех! Юноша в белых одеяниях развернулся к Хуайсану и окатил того гневным взглядом. С этим адептом Не Хуайсан знаком не был: обычные белые одежды и простая белая лента. /Из приглашенных.../ - А бродить после отбоя тоже запрещено! Я доложу о вас Главе клана, и он назначит вам наказание! - с довольной ухмылкой произнес тот. Внезапно за их спинами раздался полный льда голос. - Что здесь происходит? Все замерли в молчании. Хуайсан слегка побледнел и обернулся: на дорожке стоял Второй Нефрит клана Лань, Лань Ванцзи. Младший Не вежливо поклонился в приветствии и произнес: - Молодой господин Лань, мы захотели пить, и молодой господин Вэй вызвался принести нам воды. - Бровь Лань Ванцзи выгнулась, и он скептически посмотрел на кувшины. - Однако, поскольку другой ёмкости у нас не было, пришлось обойтись тем, что было, - сухим вежливым тоном пояснил ситуацию Вэй Ин и торопливо продолжил, - Однако, вы сами можете убедиться, там просто вода. - Следуйте за мной, - голос Лань Ванцзи, казалось, источал холод. Юноша развернулся и направился в сторону Ханьши. Хуайсан вздохнул и, кивнув Вэй Ину, отправился вслед за Ланем. Вэй Усянь зашагал за ним, сдерживая противную дрожь, последним замкнул небольшую процессию незнакомый адепт, что патрулировал территорию. *** Когда они все остановились перед Ханьши, навстречу им вышел Лань Сичэнь. Его брови поднялись в удивлении, и он кивнул брату, чтобы тот пояснил ситуацию. Второй молодой господин Лань был краток. - Шум на территории. Более ситуацией не владею. Лань Сичэнь предложил юношам пройти в Ланьши и разобраться, попутно вызвал Цзян Чена, как представителя ордена Юньмэн Цзян, ответственного за всех адептов Ордена. Внутри Лань Сичэнь, Лань Ванцзи и Цзян Чен уселись на подушки, а остальные так и остались стоять. Первым поклонился адепт, несший стражу, и описал ситуацию. - Нарушение правил ордена Лань, шум на территории, а еще они принесли в Облачные Глубины алкоголь. Вэй Усянь презрительно хмыкнул и возразил. - Шум на территории затеял ты, а я просто возвращался назад с кувшинами воды! Лань Сичэнь вопросительно посмотрел на Не Хуайсана. Тот поклонился и ответил: - Я в создании шума вообще не участвовал. Просто вышел из своей комнаты, поскольку Вэй-сюн долго не возвращался. Адепт Гусу Лань возмущённо воскликнул: - Но он принес в Гусу алкоголь! Вэй Усянь презрительно фыркнул и сорвал с кувшина крышку. - Можешь понюхать и попробовать! Лань Сичэнь с достоинством поднялся, подошёл и взял кувшин в руки. - Позвольте, молодой господин Вэй. Осторожно приблизил к носу и втянул воздух. Потом, оглядев всех участников переполоха, поднес с губам край кувшина и сделал маленький глоток. Его черты лица осветила крошечная улыбка. - Пожалуй, единственное, в чем мы можем обвинить молодого господина Вэй, так это во внеурочной жажде. - Он передал кувшин Цзян Чену, чтобы и тот убедился в том, что внутри действительно вода. - Кроме того, полагаю, что за нарушение правила "Нельзя бродить по ночам", обоим господам Не и Вэй полагается наказание. - Надеюсь, что Глава клана Лань примет во внимание тот факт, что мы впервые в Облачных Глубинах, и ещё не знакомы с правилами уважаемого Ордена Гусу Лань? - склонившись в поклоне, вежливо поинтересовался Вэй Ин. - Прошу вас проявить снисхождение, - молодой господин Не присоединился к нему в поклоне, скрывая свое выражение лица. Лань Сичэнь кивнул и обратился к Лань Ванцзи. - Какое наказание полагается за столь незначительное нарушение? - Переписать правила клана, соответствующий раздел, десять раз. Лань Сичэнь кивнул и продолжил: - Так и поступим. Что до вас, Су Ше, то вы должны были помнить, что мера необходима во всем, а проявляя излишнее рвение, можно спровоцировать нарушение баланса. - Что, собственно и получилось... - тихо добавил Вэй Усянь. - Переписать Раздел "О Дисциплине" сто раз, стоя на руках, - донеслось от Лань Ванцзи. - Сегодня ты невероятно добр, Ванцзи... Лёгкий хлопок Лань Сичэня ознаменовал окончание слушания, а его кивок отпустил всех участников во свояси. Юноши поклонились братьям Лань и оставили их в Ланьши, а сами отправились в комнаты Цзян Чена. По пути их сопровождало яростное шипение наследника Юньмэн Цзян. - Вот ничего тебе поручить нельзя! Из любой мелочи ты устроишь непотребство! Вот стоило тебе сделать все тихо! И какого Шаньсяо ты не прочитал все эти демоновы правила! Вэй Усянь поморщился. Цзян Чен продолжал распекать его. - Это все твоя мерзкая натура! Мы же только успели приехать, а ты уже нарвался на наказание! Вот что с тобой прикажешь делать?! Когда брат начинал вот так браниться, он распалялся все больше. - Ты обещал вести себя благовоспитанно! Не помнишь, кто это мне клялся? Небом и Землёй! Кто нарушил свою клятву? И кого должны покарать Небеса? Не Хуайсан издал тихий смешок, и через веер, которым он прикрыл нижнюю часть лица, шутливо поинтересовался: - И вправду, Вэй-сюн, насколько ты хорош в исполнении клятв? Или тому, кто сидит верхом на тигре, трудно спуститься вниз*? Вэй Усянь резко побледнел и с почтением отвесил поклон брату. - Прошу меня простить, молодой господин Цзян! Позвольте ненадолго вас покинуть. Мне надо ознакомиться с правилами уважаемого Ордена Гусу Лань прямо сейчас! Цзян Чен пораженно кивнул, сам того не осознавая. Его шисюн развернулся на пятках и твердым шагом направился к Ланьши. Цзян Чен удивлённо проводил его взглядом: от такой резкой смены манеры общения Вэй Усяня у него пропал дар речи. Не Хуайсан только с недоумением пожал плечами и продолжил обмахиваться веером. *** Два Нефрита как раз выходили из Ланьши и беседовали уже на пороге. Вэй Усянь не счёл для себя возможным прерывать их беседу, хотя в основном, говорил один только Лань Сичэнь. Юноша остановился в отдалении и предпочел подождать. Его тактично заметили. - Вы что-то хотели, молодой господин Вэй? - с улыбкой проговорил Лань Сичэнь. - Глава Ордена Лань, прошу вас показать мне правила вашего клана. Я не отказываюсь принять наказание, но хотел бы ознакомиться с ними немедленно. Я больше не хочу совершать ошибок, нарушая их. Лань Сичэнь удивлённо поднял брови и кивнул Второму молодому господину Лань. Тот развернулся к юноше, но лицо его так и осталось бесстрастным. - Похвальное рвение, молодой господин Вэй. Поскольку по ночам бродить запрещено, Ванцзи проводит вас. Но не слишком долго, Ванцзи. Тебе тоже нужно отдохнуть. - Благодарю, Глава клана Лань! - Слушаюсь! Оба восклицания прозвучали в унисон, и юноши, развернувшись, отправились к Стене Послушания. *** На утро Цзян Чена разбудил Вэй Усянь с почтительным поклоном сообщив, что пора вставать и отправляться на занятия. Шисюн был несколько медлителен, выглядел немного невыспавшимся, но в остальном удивил Цзян Чена тем, что самостоятельно встал так рано. Когда к ним присоединился Не Хуайсан, между юношами завязалась беседа. - И куда ты вчера ходил? - Неужели и правда учить правила Гусу Лань? Вэй Усянь почтительно склонил голову. - Все так и есть, молодой господин Цзян. Вчера меня отвели к Стене Послушания, и я прочитал и запомнил их все. Хуайсан задумчиво посмотрел на него, обмахиваясь веером. Сабля мешала, занимая другую руку, но с этим ничего поделать он не мог: этикет предписывал носить духовное оружие с собой. /Моё настоящее духовное оружие - сабля! А веер с куском Тёмного железа - просто дополнение!/ - Запомнил наизусть? - младший Не закусил губу в задумчивости. Сегодня Вэй Усянь переоделся, как и все они, в белые одежды учеников, его манеры изменились. - А что с твоим обращением ко мне? С чего вдруг такие перемены? - хмуро поинтересовался невыспавшийся Цзян Чен. - Простите мне мою прошлую дерзость, молодой господин Цзян. Прочитав Правила, я понял, что я должен проявлять к вам бо́льшую почтительность, поскольку вы - будущий Глава клана Юньмэн Цзян. Цзян Чен нахмурился и тихо пробормотал: - Чем бы дитя не тешилось... Хуайсан только улыбнулся из-за веера. /Полагаю, это ненадолго.../ Насколько он успел узнать Вэй Ина, его деятельная и непоседливая натура не выносила правил. *** Первый день занятий проходил - на удивление - спокойно. А Цзян Чен с большим недоумением наблюдал за братом: тот сидел на занятиях в благопристойной позе, выпрямив спину, чего за ним отродясь не наблюдалось, с его манерой усесться на расслабоне в любом месте и в любое время. Более того, тот внимательно слушал старика Ланя и даже делал себе какое-то пометки! Заметив, что тот что-то пишет на бумаге в то время, как он зачитывает правила клана Лань, Лань Цижэнь нахмурился. Чтобы его слушали так невнимательно... Поведение этого ученика было просто возмутельным! Старик Лань с грохотом бросил свиток на пол - все ученики вздрогнули - и ехидно усмехнулся: - В начале каждого обучения в Гусу Лань я всегда повторяю правила нашего клана, одно за другим, потому что никто не удосуживается их прочесть, хотя они и высечены на каменной Стене Послушания. Как только вы их услышали, никто не более не сможет их нарушать и при этом прикрываться их незнанием. Но коль скоро среди вас есть те, кто меня не слушал... Учитель метнул грозный взгляд в сторону адептов Юньмэн Цзян и крикнул: - Вэй Усянь! Названный ученик мгновенно поднялся на ноги и склонился в почтительном поклоне. - Здесь, Учитель Лань! - Процитируйте мне те правила, которые я прочел недавно. Вэй Усянь послушно кивнул головой и начал: - Живи в мире с другими и будь человеколюбив. Воспитывай в себе нравственность, уважай наставников. Будь почтителен, скромен и вежлив. Налобная лента - для обуздания своих страстей. Касаться её могут только те, кто связан с твоей судьбой. Лучше добиться своего честным путём, чем пойти по кривой дорожке... Правила клана вылетали изо рта Вэй Усяня, как сухой горох из стручка. Лань Цижэнь с изумлением на лице смотрел то на свой свиток правил, то на ученика, наизусть цитировавшего написанное. Вот он добрался до того правила, на котором закончил Лань Цижэнь, и ничуть не запинаясь, продолжил те цитировать, как по написанному. Даже не сбив дыхание. - Строй дружбу на добродетели, строй близость на дружбе. Без веры на ногах не выстоять. Искренняя вера творит чудеса. Того, кто вкладывает в дело собственную душу, не удержат ни металл, ни камень. Во главе всего - справедливость. Будь в мире с ближними своими. Будь великодушен. Сдерживай себя с другими людьми... И это тоже показалось старшему Ланю возмутительным! Откуда этот ученик мог их все знать! Они же только вчера прибыли в Облачные Глубины! Неужели тот успел их выучить прямо со Стены Послушания?! Да кто в подобное поверит, чтобы молодые люди первым делом помчались читать правила?! Лань Цижэнь взревел: - Довольно! Однако, словно не слыша его, Вэй Усянь ровным голосом продолжал: - Драки запрещены, беспорядки запрещены, убивать живых существ ради забавы запрещено, бродить по ночам, излишний шум запрещен! Смех без повода запрещен. Суетливо бегать запрещено... В юношу полетел свиток. Тот очнулся и мгновенно уклонился с изумлением на лице. Рот Не Хуайсана раскрылся сам по себе: он был ошарашен увиденным до глубины души. Веер выпал у него из рук, так и оставаясь раскрытым, чтобы со стуком упасть на стол. Этого никто не заметил. Хуайсан машинально накрыл его ладонью, продолжая наблюдать за Учителем и Вэй-сюном. /Такого ещё не было! И это добродетельный Учитель Лань, который воистину благочестив? Швыряться предметами? Сколько собственных правил он только что нарушил?!/ - Уважаемый Учитель Лань? - взволнованно пискнул Вэй Ин. - Я сказал "Довольно!" - Старик Лань кипел гневом и искрился яростью. - Нет доблести в том, чтобы наизусть цитировать правила, которые вы и так должны выучить. Раздел "Правила Гусу Лань" проверен. Теперь проверим твои знания из других разделов обучения. Вэй Усянь только склонил голову и произнес: - Этот ученик почтительно слушает и готов отвечать. Вся комната замерла в страхе: так разгневать старика-Ланя ещё не удавалось никому. Почти у каждого ученика в Ланьши был на уме только один вопрос "Что же будет дальше?" *** Тем временем, Лань Цижэнь поднялся, заложил руки за спину и стал прохаживаться по классу, одновременно выстреливая в ученика вопросами. - Проверим знание Раздела "История кланов". Не Хуайсан застыл в недоумении. /Как?! Экзамен в первый же день?! Да что тут происходит?!/ Недоумение тут же сменилось задумчивостью. /Невытравленные старые привычки, да, Лань Цижэнь? Снова пытки и наказания?/ Словно почувствовав напряжённую атмосферу, в Ланьши вошёл Глава клана Лань, улыбнулся всем присутствующим и занял свое место рядом с местом Учителя. Хуайсан метнул на него недовольный взгляд, Лань Сичэнь ответил недоуменным. Между тем, импровизированный допрос продолжался. - Что означает красная точка на лбу адептов ордена Ланьлин Цзинь? - Она означает "распахнуть двери навстречу мудрости и стремлениям", ставится киноварью и подразумевает тягу к наукам и практикам. - Кем был основатель ордена Гусу Лань? - Монахом. Вопросы задавались в бешеном темпе, в таком же темпе вылетали ответы. Однако, казалось, что Учитель Лань совсем этому не рад. Лань Сичэнь с все возрастающим беспокойством наблюдал за дядей. Тот вернулся на место и сел. - Ну, что же, Раздел "История кланов", усвоен неплохо. Хуайсан от удивления подавился слюной. /Вот чтобы так, запросто цитировать за раз столько правил и отвечать на вопросы... И это только "неплохо"?!/ - Теперь проверим Раздел "История нечисти". - Старик Лань не дал и мгновения передышки. - Жило на свете благородное семейство, принадлежавшее к мелким кланам, родители и две дочери. За младшую посватался молодой человек из благородной, но малообеспеченной семьи. Отец долго думал, но согласился на свадьбу вопреки тому, что сначала должен был выдать замуж старшую дочь. В приданое младшей он определил все то, что должны были получить обе дочери. Старшая уже начала скучать по весне**, и никто из молодых людей уже не обращал на нее внимания. Она не вынесла такого к себе отношения и повесилась за неделю до свадьбы сестры в отдаленном домике на краю поместья. Чтобы скрыть сие неблагоприятное предзнаменование, она была тихо похоронена. Однако, накопленные за жизнь обиды дали о себе знать, и мертвая старшая дочь переродилась в злобного духа. В день свадьбы младшей сестры, дух вернулся и овладел невестой во время церемонии, заставив ту блевануть во время традиционных поклонов, тем самым расстроив свадьбу, и стал появляться каждую ночь, пугая домочадцев и угрожая смертью сестре. Как следует поступить в этом случае приглашенному заклинателю? Вэй Усянь почтительно поклонился и с каменным лицом ответил: - Согласно тому, что принято в Ордене Гусу Лань, приглашенному заклинателю в описанной ситуации предписано действовать в соответствии с правилом трёх «У». Оно звучит следующим образом: Упокоение, Усмирение, Уничтожение... Вэй Ин продолжал говорить, словно ни в чем ни бывало. Хуайсан подобрал со стола веер и стал обмахиваться в волнении. /Всё знает! Зачем тогда его послали на обучение?! Неужто только, чтобы приглядывать за наследником?/ - ...Сначала следует обратиться к родителям девушки и выспросить о её характере при жизни. Если характер той был благочестивым, то следует разузнать и исполнить её последнюю волю — дать ей возможность отпустить свои земные обиды и упокоиться с миром. Если это не сработает либо характер девицы был далек от кроткого — усмирить её дух. Если же она зашла слишком далеко, и обида её столь сильна, что тёмная энергия злобы не рассеивается, — полностью уничтожить. Все заклинатели обязаны строго придерживаться этого правила. Никакие отклонения недопустимы. Завершив свой ответ, Вэй Усянь быстро поклонился и сел на место. Казалось, Ланьши заполнила мертвая тишина, как вдруг эту тишину разбили два голоса, произнесшие в унисон: - Безупречный ответ! И если Лань Сичэнь произнес это с явным удовлетворением, то его младший брат - с некоторым придыханием. Плохим слухом младший Не не страдал и покосился на Лань Ванцзи, чтобы выяснить причину подобного. /Это что сейчас было?! Ледяной Лань Ванцзи проявил эмоции?!/ Словно в подтверждение мыслей Не Хуайсана, Второй Нефрит опустил голову, его уши стремительно покраснели. /Не может такого быть!/ Теперь Хуайсан смотрел с подозрением. Тем временем Цзян Чен наклонился к брату и кивком указал на Второго молодого господина Лань, а затем едва слышно прошептал: - Теперь он будет следить за тобой! Уповай на свою удачу! Вэй Усянь усмехнулся и так же едва слышно ответил: - Нет нужды. Я буду вести себя идеально! Лань Сичэнь тем временем захлопал и одобрительно сказал дяде: - Уважаемый Учитель Лань, как вам удалось подобное? Вы только начали обучение, а уже добились таких потрясающих успехов! Казалось, что кто-то с силой наподдал Лань Цижэню под дых, тот сидел и с трудом хватал воздух ртом, в то время как его борода беспомощно топорщилась. Хуайсан пристально наблюдал из-за своего веера за выражением лица старшего Ланя. /Так вот как он его усмиряет... Крайне умно, Второй брат!/ Лань Цижэню удалось взять себя в руки, и он ворчливо пробормотал: - Если этот Вэй Усянь всё знает, зачем посылать его на обучение к нам, в Облачные Глубины? Лань Сичэнь довольно улыбнулся и парировал: - Дядя, к чему недовольство? Теперь у вас на уроках будет два лучших ученика! Лицо Лань Ванцзи закаменело, что со всё возрастающим беспокойством отметил про себя Не Хуайсан. *** После занятий троих юношей нагнала Цзян Яньли. Она вежливо поклонилась Не Хуайсану и попросила ненадолго оставить их одних. Шедший мимо Цзинь Цзысюань, слегка развернув корпус, вежливо поклонился юньмэньцам, но, окружённый своей свитой, зашагал прочь. Цзян Чен сжал ладони в кулаки от негодования и прошипел: - Этот павлин слишком высокого мнения о себе, и с каждым днём оно лишь растет! - Ты пристрастен, А-Чен, - серьезно сказала Цзян Яньли. Вэй Усянь нахмурился и, задумчиво глядя в сторону уходящему ланьлиньцу, медленно проговорил: - Орден Ланьлин Цзинь богат. Так богат, что может сравниться с самим императором! А Цзинь Цзысюань с детства был баловнем судьбы. - Вдруг, спохватившись, юноша постучал себя ладонью по губам, и тихо напомнил, - Обсуждать других за их спиной запрещено! Цзян Яньли обеспокоенно положила ладонь ему на лоб. - А-Сянь здоров? - нервно спросила она. - Ты очень изменился со вчерашнего дня... Вэй Ин широко улыбнулся и аккуратно убрал ее руку от себя. - Молодая госпожа, ...шицзе, я не стою вашего волнения. Просто, наконец, я понял свое место и повзрослел... Девушка бледно улыбнулась и прижала отвергнутую руку к груди. - Вот ты и вырос, Сянь-сянь... Её слова были похожи на шелест листьев цветущих гусуланьских акаций, когда ветер трепал их сочные грозди, забавляясь и вырывая жёлтые цветы из соцветий. - Давно пора было, - уверенно добавил Цзян Чен и хмыкнул. - Надеюсь, что ты принесешь пользу клану Юньмэн Цзян и будешь вести себя соответственно! Цзян Яньли обеспокоенно покачала головой, но тем не менее произнесла: - Это хорошо, что А-Сянь взял за образец Второго молодого господина Лань. Он благовоспитанный молодой господин и полон всяческих достоинств. Цзян Чен с подозрением посмотрел на сестру, у той на лице была смущенная улыбка. Вэй Усянь молча поклонился и сказал, что им со Вторым молодым господином Не пора в библиотеку, отбывать заслуженное наказание. Фразу сестры он оставил без внимания... *** В Библиотечном Павильоне было прохладно и пусто, так что двое юношей устроились со всеми удобствами, расположившись за столами, что стояли рядом, и подтащив к себе подушки. Не Хуайсан принес соответствующий раздел, "О дисциплине", который был средней толщины по сравнению с "Правилами Гусу Лань" и "Историей нечисти". Они растёрли тушь и приготовили кисти. Вэй Ин разложил специальные бамбуковые дощечки, что позволяли сохранять строки при письме ровными, а поверх уложил бумагу сюань. Юноши переглянулись и, кивнув друг другу, принялись переписывать текст. Через некоторое время в библиотеку с достоинством вошёл Второй молодой господин Лань. Он окинул их нечитаемым взглядом и устроился чуть поодаль. Молодой человек поднял со стола книгу, которую, очевидно, читал до этого, потому как развернув, он пролистал несколько десятков страниц, отыскал место, на котором остановился, и погрузился в чтение. Тишина в павильоне нарушалась только лёгкими звуками шуршания кисти по бумаге. Время от времени, Не Хуайсан показывал Вэй Ину свои иероглифы, тот одобрительно кивал, а иногда и наоборот, Вэй Ин демонстрировал свои и получал кивки уже от младшего Не. Таким образом, юноши проверяли друг друга, насколько красиво было написано. Им было весело вдвоём, даже выполняя подобную скучную работу. Через некоторое время Вэй Ин склонился к Хуайсану и тихо прошептал: - Рука устала, давай сделаем перерыв. Не Хуайсан кивнул в ответ: - Мы почти две трети переписали, осталось немного. Юноши сложили кисти на подставки и поклонившись Лань Ванцзи, собрались выходить. Молодой господин Лань грациозно оторвал взгляд от книги и вопросительно посмотрел на них. - Уже закончили? Вэй Ин спокойно выдержал тяжёлый взгляд Лань Ванцзи, и у Хуайсана внутри возникло зудящее чувство, что он чего-то не понимает. - Нам необходимо отлучиться, - насмешливо ответил Ланю Хуайсан. - Надеюсь, Второй молодой господин Лань не будет препятствовать этим двум ученикам посетить место уединения? - речь Вэй Ина было вежливой и при этом от его тона сквозило прохладцей. Лань Ванцзи смерил их обоих ледяным взглядом и кивнул. Юноши поклонились и вышли. - Прямо ледышка, - выдохнул Вэй Ин, когда они отошли от библиотеки на какое-то расстояние. Хуайсан задумчиво посмотрел на него и вытащил веер. Развернув и начав обмахиваться, он с некоторой опаской поинтересовался: - Между тобой и Вторым Ланем что-то происходит? - С чего бы? - ответ был слишком быстрым, чтобы быть правдой, но Хуайсан решил не уточнять. - Мы с ним едва знакомы. А тебе сабля не мешает? Смена темы оказалась кстати. *** Лань Цижэнь ловил себя на мысли, что живёт в каком-то странном сне. Он боялся поверить, что сын невозможной Цансэ Саньжэнь будет таким... Словно он сам воспитывал юношу с момента рождения. Мужчина задумчиво подергал себя за бороду. Эти двое ставили его в тупик: Лань Ванцзи и Вэй Усянь. Они вели себя так похоже, что старый учитель иногда, забывшись, начинал их путать, несмотря на то, что их внешность всё-таки отличалась: яркие серые глаза его бывшей сокомандницы сияли на лице мальчишки. Тот сидел с такой же осанкой, что и младший племянник. Одинаково прилежно слушал на уроках и всякий раз блестяще отвечал на задаваемые вопросы. Владел мечом наравне со Вторым Нефритом. Духовными силами был также не обделён. Мужчина криво усмехнулся: только вот почерк его был далек от совершенства. И каково же было его удивление, когда в один из дней, после окончания занятий, тот подошёл к нему и попросил разрешения позаниматься каллиграфией в библиотеке. Разумеется, Лань Цижэнь не позволил бы сыну вздорной девчонки, находиться в святая святых клана Гусу Лань в одиночестве. Хоть тот и вел себя идеально, но кто знал, что от него можно было ожидать? Лишила же его мать когда-то Цижэня его гордости, бороды... *** Вэй Ин начал свои занятия в библиотеке клана Гусу Лань тем же вечером. Не Хуайсан хотел напроситься с ним, но Лань Сичэнь нашёл ему занятие в Ханьши, подсунув парочку редчайших свитков по астрономии. Так что на какое-то время Второй молодой господин Не стал потерян для мира заклинателей. Хуайсан очнулся от чтения тогда, когда Лань Сичэнь со смехом затормошил его плечо. - Что такое, Второй брат? - Вот уже который час ты мне угрожаешь урчанием своего желудка, поэтому я в испуге почтительно прошу тебя... пойти и съесть чего-нибудь! Смех Первого Нефрита клана Лань был словно перезвон колоколов в буддийском храме. Хуайсан послушно поднялся, поблагодарил и вышел. На полпути к трапезной он развернулся и направился к Библиотечному Павильону, игриво покручивая неизменный веер. Настроение было отличным. /Следовало бы проверить, как там Вэй Ин... Они с Лань Ванцзи ещё не поубивали друг друга?/ Спешить обозначать своё присутствие младший господин Не не стал. Он осторожно подкрался к дверям и притих. Обрывки разговора донеслись до его ушей, и он совсем затаил дыхание, чтобы ничего не пропустить. - ...Ты хочешь занять моё место? - Голос Лань Ванцзи источал холод. - Молодой господин Лань явно принимает этого ученика за кого-то другого, - голос Вэй Ина был спокоен, а тон - прохладен. - Думаешь, что ты - лучше меня? - Молодой господин Лань не преуспел в чтении мыслей. - Дядя выделяет тебя. - Явное преувеличение. - Сичэнь-сюнджан тоже тебя хвалит. - Ревность молодому господину Лань не к лицу. - Убожество. - Правила клана Лань рекомендуют быть сдержанным с другими людьми. Внезапно раздался звук меча, вытягиваемого из ножен. Хуайсан вздрогнул от неожиданности и решил, что настала его пора появиться. - Вэй-сюуун! - пропел он. - Пора нам перекусить! - Он бесцеремонно вошёл в павильон и остановился в дверях, поигрывая веером. - Молодой господин Лань, - ехидно усмехнулся он, обозначая поклон. - Вот уж не знал, что знаменитая библиотека клана Лань совмещена с тренировочным полем! Как мне кажется, правила клана Лань запрещают драки без разрешения... Хотяяяя... Нет, - он отрицательно покачал головой, - ...с разрешением тоже нет. Вэй Ин тем временем сложил бумаги, вытер кисть и привел стол в порядок. - Если молодому господину Лань больше нечего нам сказать, - тут он кивнул Хуайсану и обозначил поклон, - то за сим позвольте откланяться. Юноши кивнули друг другу и покинули библиотеку. На выходе младший Не сделал вид, что запнулся, и с задумчивым выражением лица поделился как бы невзначай: - А вот мне любопытно, Вэй-сюн, а он попросит для себя наказания за этот проступок? Вэй Ин только издал тихий смешок в ответ и пожал плечами. - Ну... Правила клана Лань запрещают лгать... Если бы юноши оглянулись, то увидели бы совершенно бешеный взгляд Второго молодого господина Лань и услышали скрежет его зубов. Но они весело хихикали, удаляясь от библиотеки все дальше... *** На тренировочном поле сражались двое. Их мечи скрещивались и звенели от каждого удара, тем не менее, ни один не поддавался. Взмах, блок, звон, парирование, выпад... Оба юноши даже не вспотели, тщательно дозируя свои духовные силы. Контроль за мечами у обоих был безупречен. То один, то другой, они нападали попеременно, словно танцевали сложный танец, и Не Хуайсан, который наблюдал за поединком, был в полном восторге: Вэй-сюн был абсолютным ро́вней знаменитому Второму Нефриту клана Лань в боевых искусствах. Наконец, после довольно длительного времени, звон и полёты мечей над тренировочным полем прекратились. Оба юноши склонились в вежливых поклонах, благодаря друг друга за тренировку. Вэй Ин помахал Не Хуайсану и направился в его сторону. Внезапно из-за спины его догнал вопрос Лань Ванцзи. - Твой меч - сильное духовное оружие. Как его имя? - Какая разница, - небрежно бросил через плечо Вэй Усянь, не останавливаясь. Лань Ванцзи с каменным выражением лица резко развернулся на пятках в его сторону и застыл на пару мгновений, сверля ледяным взглядом его спину. Затем спешно, насколько позволяли правила клана, удалился с поля. Вместе с окружавшей его аурой смерти. Подошедший к младшему Не, Вэй Ин усмехнулся. - И Хуайсан-сюну не надоело? Тот окинул его взглядом, отрицательно покачал головой и решил подшутить над другом, нарочито строго посмотрел и поинтересовался: - Правила клана Лань предписывают вежливость, Вэй-сюн. С каких пор ты грубишь Второму молодому господину Лань? - Тут он не выдержал и шутливо погрозил другу пальцем, - Ах, ты, разбойник... Вэй Ин поправил сбившуюся во время поединка одежду и в удивлении поднял брови. - С чего ты взял, Хуайсан-сюн? Он спросил меня об имени меча, я - ответил. Всего-то... Не Хуайсан расхохотался. Вэй Ин ответил недоуменным выражением лица и пожал плечами. Смех младшего Не резко затих. - Вэй-сюн не шутит? Юноша фыркнул и протянул ему меч в ножнах. - Вовсе нет. Сам посмотри. - Он указал пальцем на выбитые рядом с рукоятью изящные иероглифы и прочитал вслух, - "Суй Бянь". "Какая Разница". Именно эти знаки и красовались на ножнах. - Когда дядя Цзян преподнес мне меч, он спросил, как я его назову. Я придумал больше двадцати имён, но на каждое он отрицательно качал головой. В конце концов, я сдался и сказал "Какая разница?" Кто же знал, что именно это он и велит выбить? Юноши отправились отдыхать, а Хуайсан бросил настороженный взгляд в сторону ушедшего Ланя и задумчиво потёр подбородок. /Это не к добру.../ *** Через несколько дней, на милой поляне в лесу, недалеко от края резиденции Гусу Лань, Не Хуайсан наткнулся на тренирующегося Вэй Ина. Юноша отрабатывал удары мечом. Тот сверкал красными вспышками и летал по воздуху, делал сложные пируэты, повинуясь воле молодого заклинателя. Хуайсан, не таясь, вышел из-за кустов, отбив меч своей саблей, и широко улыбнулся. - А я все думал, Вэй-сюн, куда же ты подевался! - С тихим смехом поддел он друга. - Что, Второй молодой господин Лань не даёт тебе проходу на тренировочном поле? Молодой человек развернулся к собеседнику всем телом и изящно завершил выпад. В его серых глазах плескалась усталость и напряжение. Хуайсан поспешно подошёл и положил ладонь тому на плечо. - Так я угадал... Вэй Ин нервно дёрнул подбородком. - Ма́лая забота... Хуайсан задумчиво посмотрел на него. - Что-то мне подсказывает, что во владении мечом вы на равных? - Мы много в чём на равных! - резко ответил Вэй Ин и тут же повинился. - Прости, Хуайсан-сюн! Накопилось... Похоже, мы со Вторым молодым господином Лань друзьями не станем... - Да не очень-то и надо, - медленно проговорил младший Не. - Мир заклинателей огромен. И после обучения вы вряд ли будете часто встречаться. - Только на это и надеюсь, - с тихим смешком донеслось от Первого ученика клана Цзян. - А ещё, вернусь в Юньмэн и сделаю наше юньмэнское вино, из лотосов! Заткнем за пояс этих гусуланьцев! *** Завершением обучения в Облачных Глубинах был экзамен. Всех учеников собрали в Ланьши и рассадили в произвольном порядке. Лань Сичэнь появился к началу, когда Лань Цижэнь уже заканчивал диктовать вопросы, которые были вдобавок написаны на листе бумаги и вывешены перед учениками. Глава Ордена уселся на подушку рядом с местом Учителя и застыл прекрасной нефритовой статуей. Хуайсану вопросы вовсе не показались сложными, он быстро записал свои ответы и отложил в сторону кисть. Впереди него на два ряда сидел Вэй Ин, а наискосок через три - Лань Ванцзи. Хуайсан достал веер и принялся обмахиваться. Поскольку он уже справился со своими вопросами, у него появилась возможность понаблюдать за остальными. Своё прошлое обучение в Гусу Лань младший Не помнил хорошо, как и экзамен, что был тогда. Но на этот раз некоторые вопросы заменили, а некоторые и вовсе исключили. Например, Раздел "История нечисти" не проверялся совсем, зато появилась удвоенная порция вопросов по "Правилам Клана Лань". Хуайсан поморщился. /Ох уж это мне ланьское самомнение... Ничем не вытравить.../ Тем временем его взгляд блуждал по комнате, подмечая мелкие детали: вот Цзян Чен явно испытывал трудности с Разделом "Каноны Ритуалов". Хуайсану было явно видно, как тот время от времени устремлял взгляд в потолок и выдыхал горестное "Амитабха! Лишь на тебя уповаю!". Младший Не тихо захихикал, прикрыл рот веером и тоже внимательно посмотрел на потолок. /А вдруг там действительно Великий Будда, который знает ответы на вопросы экзамена в Гусу Лань?/ Его взгляд легко отыскал Вэй Ина, тот сидел в обычной, пристойной позе, с идеально выпрямленной спиной, его ладони спокойно лежали на поверхности по краям стола, а взгляд был направлен в окно. Наблюдая его красивый профиль, Хуайсан мог бы поспорить о том, что другу было невыразимо скучно, но тот всеми силами пытался этого не показать. Младшему Не было очевидно, что с экзаменом Вэй Ин уже справился. Взгляд скользнул дальше и наткнулся на Второго молодого господина Лань. Тот сидел с идеально выпрямленной спиной и что-то писал, изящно склонив голову. Хуайсан слегка приподнялся и, вытянув шею, постарался разглядеть его записи: на листе Лань Ванцзи было две трети ответов. Внезапно тишину Ланьши прорезал сердитый возглас Лань Цижэня: - Молодой господин Не! Что с вами? Вам нездоровится? Хуайсан быстро вскочил на ноги, отрицательно покачал головой и с поклоном ответил: - Отвечу уважаемому Учителю Лань. Со мной всё хорошо, просто задумался. Лань Цижэнь нахмурился и сердито проговорил: - Ученикам следует соблюдать тишину во время экзамена. Вы разве уже закончили отвечать на вопросы? Головы всех учеников устремились в его сторону. Послышались возгласы удивления и негромкие шопотки. - Да, Учитель Лань. - Отлично. Вероятно, они оказались слишком лёгкими для Второго молодого господина Не. - Тут старик Лань привстал и вытянул из-под книги на столе лист бумаги. - Вот вам ещё парочка. Подойдите и возьмите. Хуайсан поклонился, приблизился и осмотрел написанное. - Учитель Лань, - прозвучал в тишине голос Вэй Ина. - Можно ли и мне дополнительные вопросы? - Подойдите, - голос старика-Ланя звучал сухо. - Можете списать их у молодого господина Не. За спиной юноши возникла тень, он инстинктивно обернулся, и его взгляд против воли упёрся в совершенно бледное лицо Второго Нефрита. Его лицо, как обычно, ничего не выражало, зато глаза... Глаза были сужены сверх обычного и пылали дьявольским огнем. От пристального взгляда Хуайсана, юноша слегка вздрогнул и прикрыл их ресницами. /Вот ещё одна причина Лань Ванцзи убить Вэй Ина.../ Через мгновение уже ничего не говорило об эмоциях Лань Ванцзи. Хуайсан моргнул и протер глаза пальцем. /Если бы аура могла убивать, то в Ланьши не осталось бы никого живого... Значит, не показалось... Что между этими двумя происходит?!/ Он быстро постучал себе ладонью по рту. /Вот придумается же подобное непотребство! Тьфу-тьфу, чтобы не сбылось!/ *** Результаты экзамена огласили через день. Всех учеников опять собрали в Ланьши и выстроили ровными рядами. Лань Цижэнь строгим голосом зачитывал оценку и время от времени пояснял ее своими комментариями. - ... Цзинь Цзысюань - высший балл. - Цзян Чен - средний балл. - Цзян Яньли - средний балл. - Вэй Усянь - высший балл. - Не Хуайсан - высший балл. - Лань Ванцзи - высший балл... Лань Цижэнь строго оглядел учеников, медленно набрал воздуха и продолжил: - Оценки за дополнительные вопросы. Не Хуайсан - высший балл, Вэй Усянь - высший балл. - Мужчина прочистил горло и продолжил, - Вам всем следует помнить, что знания полученные в Облачных Глубинах позволят вам занять достойное место среди заклинателей, и всегда помните о Правилах клана Гусу Лань и соблюдайте их... Похоже, что старик Лань говорил ещё что-то, но взгляд младшего Не метался между Вэй Ином и Лань Ванцзи. И если первый явно выдыхал с облегчением и улыбался, то второй стоял с непроницаемым лицом. Вот только острый взгляд Хуайсана подметил, как уголки губ Второго Ланя опустились и крылья носа напряглись, словно у хищника, вынюхивавшего добычу. *** Они встретились вновь через два года, когда младший Не вместе с братом был приглашен на свадьбу в Ланьлин, Башню Золотого Карпа: два Великих Ордена заключали брачный союз, наследник клана Ланьлин Цзинь, Цзинь Цзысюань, брал в жены старшую дочь Главы Ордена Юньмэн Цзян, Цзян Яньли. Хуайсан не знал деталей, не сказать, чтобы они его так сильно интересовали, но "Историю Кланов" он знал на высший балл, поэтому был в курсе, что матери двух молодых людей были подругами. Также ему хорошо было известно, что орден Мадам Юй, матери Цзян Яньли, Мэйшань Юй, и орден матери Цзинь Цзысюаня были союзниками. А теперь ордена Цзян и Цзинь скрепляли отношения браком отпрысков. По обучению в Гусу младший Не помнил, что наследник клана Цзян, Цзян Чен не был особенно рад этим отношениям, а Вэй Ин и подавно своё отношение к этой свадьбе не выказывал. /Что тут плохого? Два Великих Ордена заключат союз.../ Тем не менее, свадьба была роскошной. Город был украшен красными лентами и флагами с изображением герба клана Ланьлин Цзинь - пиона, так что улицы утопали в киновари и золоте. Свадебный кортеж с невестой проехал по улицам торжественно и величаво. Горожане с радостными криками обсыпали их лепестками цветов. Вслед за паланкином невесты ехала целая процессия благородных юношей на лошадях. Оба брата, Цзян Чен и Вэй Усянь были одеты в цвета своего Ордена и с грацией, конными, сопровождали сестру по обеим сторонам паланкина, щедро украшенного лентами и золотом. Вход в Башню Золотого Карпа был выстлан коврами, по обеим сторонам огромной лестницы пышно цвели кипенно-белые бутоны пионов, затмевая своей красотой золотые украшения дворца. В воздухе развевались флаги с гербами обоих Орденов. Процессия во главе с женихом и невестой торжественно поднялась на самый верх, где в Павильоне Несравненного Изящества проходила сама церемония. Цзян Яньли была совершенно очаровательна в красных одеждах, с многочисленными золотыми заколками и подвесками в волосах. Цзинь Цзысюань, тоже в красном, с вышитым золотым пионом на груди, выглядел благородно и торжественно. Молодой человек смущённо улыбался, мягко удерживая руку невесты. Поклоны были совершены, свадебное вино выпито, и все начали поздравлять новобрачных и их родителей, одаривая подарками. Не Хуайсан с трудом дождался, когда основная часть церемонии поздравления завершится, чтобы подойти и поприветствовать друга. Вэй Ин выглядел одновременно и изящным, и грациозным: он несколько вытянулся со времени их обучения в Гусу, похудел и стал ещё привлекательнее. Его походка стала упругой, разворот плеч - гордым, а волосы, собранные в приличествующую случаю причёску, стали ещё длиннее и блестели на солнце, обрамляя лицо мягкими шёлковыми прядями. Удивительным образом он напомнил младшему господину Не о таинственном юноше из Таньчжоу. Вэй Ин Хуайсану очень обрадовался и тут же утащил прочь от основной массы гостей к одному из накрытых столов. - Вот, Хуайсан-сюн! Попробуй, сам делал. Это вино из лотосов! Хуайсан был наслышан об идее друга по приезде сделать это вино. Так что сейчас у него в чашке плескался по истине изумительный напиток. Он источал лёгкий аромат лотоса, что так и манил сделать глоток. - Мммм... - застонал младший Не от избытка чувств. - Прохладное, но не терпкое. Сладкое, но не приторное. Освежающее, но не хмельное... - Хуайсан закатил глаза, так было вкусно, и с недоумением посмотрел внутрь чашки: вино как-то незаметно закончилось... - Незабываемый вкус! - восхитился он и, сам от себя не ожидая, выдохнул, - Ещё одну! Звонкий заразительный смех Вэй Ина был ему ответом. - Конечно, ещё! Самый естественный порыв после первой чашки! - Так и было задумано? - с хитрым прищуром поинтересовался Не Хуайсан. - Прямо снял с языка! Я сделал его к свадьбе шицзе, угадай как назвал? Не Хуайсан медленно выпил ещё чашку и, зажмурившись, причмокнул. Затем его глаза в озарении распахнулись: - Поцелуй лотоса! Вэй Ин расхохотался и прихлопнул его рот ладонью. - Ах, Второй молодой господин Не! Какой бесстыдник! Ты неисправим! Недаром я находил у тебя в комнате...- тут юноша сделал паузу и многозначительно подвигал бровями, - всякие сомнительные книги! Хуайсан слегка покраснел. Он прекрасно помнил, что сборники "Весенних рассказов" прятал особенно тщательно. Какие же книги мог видеть у него Первый ученик клана Цзян? Внезапное озарение возникло у него в мозгу. /Лунъян?! Не может быть! И он шутливо погрозил другу пальцем. - Вэй-сюуун, ах ты, разбойник! Неужели ты назвал это вино... Но Вэй Ин его перебил, не дав высказать ещё одну малопристойную версию. - "Утро в Пристани Лотоса", но всё почему-то называют его запросто "Утро" или просто "Ещё одну!"... Хуайсан согласно угукнул и выпил ...ещё чашку. - Прекрасное вино! Он потянулся за ещё одним кувшином, как Вэй Ин его остановил. - Эй, эй, Хуайсан-сюн! Ты полегче налегай! Оставь и остальным попробовать! А то так всё вино выпьешь! - Жадина ты, Вэй-сюн! - шутливо ткнул друга в бок младший Не. - Ваш клан теперь связан брачными узами с самым богатым кланом мира заклинателей! Неужели ты пожалеешь для меня ещё один маленький кувшинчик вина? Вэй Ин расхохотался и протянул ему кувшин. - Ладно, ладно, пей себе на здоровье! Лишь бы шицзе была счастлива! - он поднял чашку и отсалютовал новобрачной паре. - Счастья и здоровых детишек! - а потом обернулся к Хуайсану и спросил, - Как думаешь, Хуайсан-сюн, будет ли этот брак удачным? Младший Не пожал плечами. - Надеюсь, - сказал он то, что хотел от него услышать друг. Не мог же он и в самом деле тому сказать, что до поездки в Ланьлин несколько раз пытался составить Мин Шу обоих новобрачных. Прогнозы были неутешительными. А когда он взялся составлять гороскоп этого брака и заглянул в солнечно-лунный календарь Ся, то с огромным недоумением обнаружил, что по расчетам того вообще не должно было существовать. *** После свадьбы в Ланьлине они с Вэй Усянем не виделись несколько лет. В Поднебесной все шло благополучно. Юньмэнское вино "Ещё одну" стало более знаменито, чем гусуланьская "Улыбка императора". Оно стало продаваться в особых глиняных сосудах пурпурного цвета, так что перепутать его с каким-либо другим было невозможно. Потребность в кувшинах для этого вина не успевали удовлетворять, поэтому вскоре на обычные кувшины просто стали ставить метку лотоса на фиолетовом фоне. Поговаривали также, что только в Пристани Лотоса вино было настоящим и рекомендовали опасаться многочисленных подделок, хотя каждый мало-мальски уважавший себя хозяин постоялого двора бил себя в грудь и клялся, что ему поставляли вино из самого Юньмэна, и только у него оно самое что-ни-на-есть настоящее. Однако те счастливчики, кому довелось побывать в Пристани Лотоса и попробовать знаменитое вино, все в один голос заявляли, что после первой же чашки возглас "Ещё одну!" вылетал сам собой. Более других Поднебесную развлекал новостями и сплетнями Орден Ланьлин Цзинь. Один из дней рождения законного наследника ордена, Цзинь Цзысюаня, был омрачён появлением новоявленного родственника: одного из бастардов Главы клана, Цзинь Гуаньшаня. Проходимец заявился в Благоуханный дворец посреди празднества и предъявил именную вещь, якобы принадлежавшую Цзинь Гуаньшаню, и потребовал признать его законным сыном. Вопиющая наглость закончилась полетом с лестницы, а для Цзинь Гуаньшаня настали темные времена, поскольку его супруга была в совершеннейшей ярости. Ланьлин Цзинь постарались не допустить распространения слухов и замять это дело. Однако, поговаривали, что нахал, который замахнулся на золотые одежды и красную точку на лбу, позже нашел себе пристанище в одном из великих Орденов, сменил имя и проклял породившего его мужчину. Через пару месяцев после неприятного события Ланьлин Цзинь отпраздновал рождение сына наследника клана Ланьлин Цзинь и его жены, малыш получил имя Цзинь Миншань. Когда при обычном ритуале проверки его способностей он ухватился пухлой ручкой за подвеску матери, вместо отцовского меча, кисти, лука и прочих мужских принадлежностей, то немало удивил этим многих. Обучение в Гусу Лань стало считаться привилегией, и все достойные семейства стремились отправить туда своих наследников. Лекари ордена Цишань Вэнь объявили о создании какого-то элексира, якобы мгновенно исцелявшего раны и продлевавшего жизнь. Про Цинхэ Не ходили сплетни, что до императора Поднебесной дошли слухи о якобы выдающихся способностях младшего Не в астрономии, и братья Не посетили Лоян. При этом, когда младшему господину Не пытались задавать наводящие вопросы относительно этой поездки, тот все отрицал и отделывался удивлённо раскрытыми глазами и возгласом "Не знаю, не было подобного!". Что до старшего брата, Главы клана Цинхэ Не, то никому и в голову не приходило приставать к суровому мужчине с подобными глупостями. Но мало ли что болтали люди... *** За это время до младшего Не стали доходить довольно необычные слухи, и чтобы их проверить, Хуайсан отправился в Цайи: где, как не в Городе Праздничных Одежд, можно узнать все самые последние сплетни? Молодой господин Не сидел в чайной и наслаждался персиковым чаем со сладостями. Он остановился на том же постоялом дворе, в той же гостинице, которая, к слову, ничуть не поменялась, как и её хозяин, тот ещё пройдоха, по мнению младшего Не. Тихие и громкие разговоры, смех и запахи, звон посуды и быстрые шаги слуг, подававших закуски, всё смешивалось в одну непередаваемую атмосферу праздника. Между тем, Хуайсан пил чай и внимательно слушал. Его неизменно роскошный веер лежал тут же рядом, на столе, в пределах досягаемости. - Да... Второй Нефрит клана Лань заработал себе ещё одно Хао. Теперь его называют "Ханьгуан-дзюнь"! - "Всегда там, где хаос"? Да вы, наверное, шутите! С тех пор, как Первый ученик клана Цзян, Вэй Усянь отправился странствовать, уже, поди, и хаоса-то нигде не осталось! - Как так? - Да вот так! Он охотится на разную нечисть и помогает простым людям! - Наш Ханьгуан-дзюнь тоже помогает простым людям! Громкие возгласы постепенно набирали обороты, эмоции забурлили и грозили выплеснуться через край. - Наш Лань Ванцзи - самый лучший! Он ещё на обучении показал себя! Всегда был примером! - Ха! На обучении! А Вэй Усянь на экзамене сдал даже дополнительные вопросы на высший балл! А вашему Лань Ванцзи их не досталось! - Лань Ванцзи лучше Вэй Усяня в боевых искусствах! - Недоказано! Говорят, что на тренировочном полигоне в Гусу Лань они были на равных! - Выдумываете! Лань Ванцзи уж точно лучше Вэй Усяня в ночных охотах! - Ничего подобного! В прошлом месяце Вэй Усянь ничтожил целую сотню призраков, что терроризировали поместье клана Мо и мешали его обитателям спать по ночам! - Так это же недалеко от Ланьлина! Все знают, за кем замужем его старшая сестра! - Да нет, он же приемный! Сын слуги! - Хватает на него наговаривать! Сейчас ты у меня получишь!!! Спор перешёл в горячую потасовку в одно мгновение. В воздух полетели чашки, блюда и подушки. Спорщики отчаянно мутузили друг друга кулаками и опрокидывали мебель. Женщины вокруг причитали и кричали. Хозяин гостиницы рвал на себе волосы, подсчитывая убытки, а его помощник помчался за стражей. Младший господин Не спокойно попивал чай в своем углу. Ему было, над чем задуматься. *** Прошло ещё несколько лет, и события как-то незаметно вышли из-под контроля: Великие ордена, а с ними и простое население, разделились на два лагеря: за Лань Ванцзи и за Вэй Усяня. Что-то подсказывало Не Хуайсану, что сами виновники этого противостояния были о нем ни сном, ни духом... Разумеется, к Пристани Лотоса примкнули земли Ланьлин Цзинь, что было неудивительно, учитывая тесные узы этих кланов. Они поддерживали Вэй Усяня. Гусу Лань прославлял Лань Ванцзи и, принимая во внимание то, что Лань Сичэнь и Не Минцзюэ были названными братьями, Цинхэ Не склонялся в ту же сторону. Цишань Вэнь воздерживались и ни к одной из сторон не примыкали. Верховный заклинатель выжидал и наблюдал за развитием событий. Тем временем, противостояние перешло на новый уровень, споры о том, кто из молодых людей лучше, часто перерастали в вооруженные стычки. При этом несли убытки обе стороны, поэтому было принято решение собрать Совет Кланов. В качестве приглашающей стороны, Цишань Вэнь предложили провести его в Безночном городе. Все кланы получили письма с настоятельной просьбой явиться. Буэтянь принял гостей радушно. В Огненном Дворце были зажжены факелы, на лестнице в тронный зал, на всех двенадцати ступенях, символе гармонии миропорядка, был расстелен красный ковер. По обе стороны огромного зала были расставлены столы и разложены подушки. Гостей встречали с почестями и провожали к выделенным местам адепты клана с почтительными поклонами, чётко проводя разницу в положении гостя. Для ордена Цишань Вэнь иерархия и подчинение вместе с солнечным огнем впитывались в кровь с рождения. Представители Гусу Лань вошли в зал первыми, по случайности, сразу вслед за ними вошли Глава клана Юньмэн Цзян и адепты его ордена. За ними подтянулись остальные. Когда все расселись, Вэнь Жохань начал вести собрание по праву Верховного заклинателя. Мужчина был годами намного старше всех глав, но выглядел молодым и сильным, полным энергии и ничуть не подвластным течению времени. - Уважаемые Главы Великих Орденов и кланов, уважаемые Главы мелких кланов, прибывшие в Безночный Город! Мы рады приветствовать всех в Огненном Дворце! Однако, нас всех собрало здесь печальное недоразумение, которое мы надеемся совместными усилиями разрешить. Первым слово было предоставлено клану из Юньшэня. Глава встал и с достоинством поклонился Вэнь Жоханю. Выражение его лица было серьезно и торжественно. В то же время мягкий тон голоса сглаживал впечатление строгости. - Отвечу Верховному заклинателю. Орден Гусу Лань всегда превыше всего ставил благочестие и скромность. Девиз нашего клана "Будь праведен", и мы с честью ему следуем. Кроме того, правилами нашего клана запрещается быть высокомерным и ставить себя выше остальных. Так что, - Лань Сичэнь с достоинством опять поклонился главе собрания и всему собравшимся, - пусть дела Лань Ванцзи говорят сами за себя. Мы считаем, что обсуждение бессмысленно, а решение очевидно. Оба юноши являются достойными представителями своих орденов, и Гусу Лань будет только приветствовать, если пример быть праведными вдохновит молодых заклинателей на новые подвиги. Следующим выступал Глава клана Юньмэн Цзян, Цзян Фэньмянь. Мужчина поднялся на ноги, попутно расправив подол своего ханьфу, и оглядел заклинателей. Вслед за этим последовала мягкая улыбка. - Как достопочтенному собранию хорошо известно, девиз нашего клана гласит "Стремись достичь невозможного!". И если кому-то из наших адептов подобное удается, то это праздник для всего ордена, а никак не повод для беспокойства. У каждого от рождения свои способности, и только от него зависит, будет он их развивать, и насколько прилежно. Мы благодарны клану Гусу Лань за обучение наших адептов, и считаем, что его достойный вклад по праву является частью нашего успеха. - Глава поклонился в сторону клана Лань. - Нам нечего делить с уважаемым орденом Гусу Лань, более того, все мы искренне считаем, что дополняем друг друга. По мере выступления Цзян Фэньмяня, Вэнь Жохань мрачнел всё больше. Когда тот уселся на свое место, мужчина медленно окинул всех тяжёлым взглядом и неодобрительно дёрнул уголком рта, пресекая взволнованный шопот и возгласы. - Выслушав обе стороны, я принял решение. Пусть двое молодых людей сойдутся в поединке, чтобы раз и навсегда решить, кто из них лучше, и закончить этот безобразный спор. Огромная площадка перед Дворцом подходила для поединка идеально. Огромные каменные плиты были ровными, и пространства для маневра хватало с избытком. Лань Ванцзи стоял с одной стороны площадки, рядом с Главой своего ордена, со своим обычным ледяным и непроницаемым выражением лица. Он был похож на ожившую нефритовую статую: безупречную, изысканную и холодную. Напротив, в окружении родных, Цзян Фэньмяня, Мадам Юй, Цзян Чена и Цзян Яньли с мужем, Цзинь Цзысюанем, стоял Вэй Усянь. Юноша был воплощением тепла, безудержной радости и веселья: даже в такой ситуации он сыпал шутками и успокаивал родных. Очевидно, что каждый получал напутствия от родственников. Верховный заклинатель появился на верхней ступени лестницы перед площадкой, предназначенной для поединка, и царственным жестом приказал юношам выйти вперёд. Они вышли и почтительно поклонились. Вэнь Жохань поморщился, он привык к тому, что в его собственном ордене его приветствовали низким коленопреклоненным поклоном, каким в Поднебесной приветствовали Императора. Все пространство огласил звучный голос. - Начинайте! *** Верховный заклинатель величественно взмахнул рукой, и оба юноши ринулись навстречу друг другу, обнажив мечи. Оба они смотрелись, как истинные воплощения стихии воды и огня, как Ян и Инь, противоположностями, которые неуловимо дополняли друг друга. Не Хуайсан зажмурился от дурного предчувствия и закрыл глаза, вцепившись в ворот рукой и сжимая в другой ладони свой веер. Судорожный вдох... /Вот ещё одна причина.../ Когда он их открыл, то картина показалась ему очень знакомой, в конце концов, подобное он уже видел в Гусу, на тренировочном полигоне не раз, и даже не два. Ему были хорошо известны силы обоих участников поединка, однако, его душа замирала всякий раз, когда Бичэнь со звоном скрещивался с Суйбянем. Судорожный выдох... /Вот ещё одна причина.../ Ему не хотелось смотреть, кто как бил, и кто как парировал удары. Его интуиция кричала, что этот поединок обречён на ужасный конец. Он смотрел на разворачивающееся ужасное действо перед собой, забыв, где находился, и с трудом помня себя. Его сознание напоминало влажный липкий песок, что затягивал путников все глубже и глубже, лишая воздуха, лишая шанса на жизнь... зыбучий песок... несущий смерть тому, кого поймал... Судорожный вздох... Внезапно его губы произнесли вслух: - Вот ещё одна причина... Лань Ванцзи убить... Кто-то взял его за локоть: преодолевая внутреннюю дрожь, к младшему Не протолкался Лань Сичэнь. Его взгляд не отрывался от фигуры брата, но лицо, вместо того, чтобы быть спокойным и довольным его успехами, было напряжённым и обеспокоенным. Глаза Главы клана Гусу Лань были устремлены на завораживающее зрелище сражения, он склонился к Не Хуайсану и едва слышно прошептал: - Третий брат, надеюсь, ты захватил ваш фамильный артефакт. Не Хуайсан передёрнул плечами и молча кивнул, вопросительно приподняв брови. Наваждение ушло... - Второй брат тоже... Лань Сичэнь кивнул в ответ, едва глянув на него, и его взгляд снова приклеился к фигуре брата. - Очень беспокоюсь... Впервые вижу Ванцзи таким... Хуайсан раздражённо дёрнул плечом в ответ. /А я вот не первый... Зависть или ненависть?/ Он покосился на Лань Сичэня, тот сжимал в ладонях рукава своего ханьфу так, что голубой шелк зазмеился киноварью. В это время противники скрестили мечи у рукоятей, и Вэй Ин что-то с улыбкой проговорил Лань Ванцзи. Тот резко оттолкнул его от себя, и атаки Второго Нефрита клана Лань стали ещё яростнее. /Вот ещё одна причина.../ Хуайсан затаив дыхание наблюдал за поединком, время от времени выдыхая и усилием воли расслабляя хватку пальцев на веере. /У Ланей, похоже, серьезные проблемы с эмоциями... Контролировать мало, надо ещё как-то выражать... Отсюда все беды.../ Младший Не вздрогнул и быстро шлёпнул себя по губам пальцами. /Тьфу-тьфу, чтобы не сбылось!/ Выпады и блоки следовали один за другим с бешеной скоростью, юноши обрушивали друг на друга яростные атаки, и в какой-то момент, поединок перестал быть показательным для решения спора, он перерос в смертельную битву: Лань Ванцзи выхватил гуцинь и ударил по струнам. Хуайсан вздрогнул и с трудом удержался от того, чтобы не сломать веер. Рядом послышался резкий вдох Лань Сичэня. Младший Не быстро перевёл взгляд с поединка на Второго брата. Тот был смертельно бледен, его пальцы судорожно сжимали ворот одеяния и заметно дрожали. По голубому шёлку расползались красные пятна, пропитывая ткань безупречного одеяния. Его кадык судорожно дернулся, словно Сичэнь пытался поглотить нечто, застрявшее в горле, и мужчина хриплым голосом проговорил: - Техника "Смертельных струн"? Даже с того места, где стояли Хуайсан и Первый Нефрит было заметно, что Вэй Усянь нахмурился и взлетел на крышу Огненого дворца. За ним следом взлетел Лань Ванцзи, не переставая обрушивать на того атаки струн. Юньмэнец пока успешно отбивал их все Суйбянем, который от соприкосновения с льдисто-голубой энергией взрывался красными вспышками. Вэй Ин снова что-то прокричал гусуланьцу, но от силы энергии, расходившийся волнами по пространству, этого не было слышно. Лань Ванцзи убрал гуцинь, опять переключившись на меч. Враги? опять сошлись, столкнувшись мечами у рукоятей. - Вот ещё одна причина... - сам того не осознавая прошептал Хуайсан, - Лань Ванцзи убить... Время словно остановилось. Оба юноши стояли так близко друг к другу, что, казалось, дышали одном воздухом. На лице Вэй Ина была едва заметная мягкая улыбка, а лицо Второго Нефрита было далеко от благочестивого, его глаза были расширены и покраснели от ярости. Бичэнь испускал льдисто-голубой свет, Суйбянь отвечал кроваво-красным сиянием. Вся толпа заклинателей застыла, затаив дыхание, словно один человек. Внезапно юноши расцепились, разлетелись в разные стороны и снова ринулись на встречу друг другу. Губы Хуайсана медленно выговорили: - ...убить Вэй Ина... Бичэнь, повинуясь воле хозяина, вырвался из рук, ускорился льдисто-голубой молнией и вонзился в сердце Вэй Усяня, который по инерции влетел в объятия Лань Ванцзи, раскинув руки в стороны. Суйбянь погас и выпал, со звоном покатившись по черепице. От смертельного ранения и силы удара, голова Вэй Ина упала, завалившись на плечо ланьца, а изо рта роскошным всплеском цвета киновари выплеснулась кровь. Толпа охнула, а Лань Сичэнь резко взлетел с места и ринулся к брату. Хуайсан вздрогнул и полетел тому во след. На крыше Дворца веял лёгкий ветерок, развевая шёлковые пряди умиравшего Вэй Ина, его пальцы, слабея с каждым мгновением, медленно выпускали ткань белоснежного ханьфу с вышитыми облаками. Серые глаза в последний раз впились в холодное лицо Второго Нефрита, и взгляд юноши застыл... Казалось, Лань Ванцзи не потерял своего обычного хладнокровия, поскольку сейчас выражение его лица было обычным. Его глаза, до последнего удерживавшие взгляд Вэй Ина, обвели расфокусированным взглядом брата и младшего Не, смотря сквозь них и не замечая. Лань Ванцзи выглядел так, словно он не осознавал, где находился, и что происходило. Лань Сичэнь осторожно приблизился и заботливо положил ладонь на плечо брату. Казалось, это прикосновение заставило того прийти в чувства... Внезапно его взгляд стал осмысленным, Второй Нефрит клана Лань окинул глазами фигуру, обмякшую в его руках, и задержал взгляд на медленно тускнеющих серых глазах. А потом Ванцзи запрокинул голову и громко расхохотался. Волосы темной, шелковой волной укрыли изящную спину и гордый разворот плеч, обнажив ворот ханьфу и часть ткани на плече, обрызганных кровью. Лань Сичэнь подавился вздохом. Толпа внизу замерла. Хуайсан поглотил комок в горле и подавил желание раскрыть веер, взмахнуть им и... /Снести все к Шаньсяо.../ Этот смех был поистине ужасен. В нем не было ничего человеческого, ничего праведного, ровным счётом ничего от холодного благочестивого Лань Ванцзи. Это был смех демона, жестокого, безжалостного и свирепого. Упивающегося кровью и своей победой! Лань Сичэнь с перекошенным от ужаса лицом попятился и рухнул на руки Не Хуайсана. - Ванцзи... Демон с лицом его младшего брата огласил крышу ещё одним взрывом смеха. Теперь в нем звучало неприкрытое торжество. Это была дрожь ужаса от Лань Сичэня, лежавшего на его руках, или Хуайсана мелко трясло самого по себе? - ...Лань Ванцзи убить Вэй Ина.- выговорили губы младшего Не, завершая строки стихотворения. И тут взгляд Лань Ванцзи снова поменялся. Он словно очнулся от наваждения... Осмысленным диким взглядом он вновь окинул мертвого Вэй Ина, которого продолжал сжимать, не выпуская из объятий, старшего брата, который дрожал от потрясения, и смотревшего на него с непередаваемым ужасом младшего Не. Хуайсан затаил дыхание и молча наблюдал. Все мысли прекратили свое метание в его голове, а все чувства заледенели от потрясения. /Я уже умер?/ Ванцзи запрокинул голову и закричал... Теперь в его крике слышалось неприкрытое отчаяние, разочарование и ужас. Длинные пальцы потянулись к лицу, скрючились и медленно, с нажимом, повели вниз, оставляя за собой кривые кровоточащие полосы, уродуя безупречное прекрасное лицо. Ванцзи рухнул на колени и остался стоять на них... В разных местах его тела стали раздаваться негромкие хлопки: это разрывались духовные каналы, выплесками крови обозначая начавшееся и стремительно распространявшееся искажение ци. Сичэнь развернул голову к застывшему в шоке Хуайсану и потряс того за руку. Тот опомнился и сделал судорожный вдох. А затем глазами полными ужаса посмотрел в ответ. Лань Сичэнь что-то произнес, но Хуайсан его не слышал... Младший Не отыскал глазами старшего брата и кивнул. - Давай... Примечания: *Тому, кто сидит верхом на тигре, трудно спуститься вниз - чэнъюй, 骑虎难下, qí hǔ nán xià. Значение: говорится о том, кто попал в очень затруднительное положение, единственный выход из которого - это закончить начатое дело во что бы то ни стало. **Скучать по весне, тосковать по весне, пропустить свою весну — 怀春, выйти из возраста, пригодного к заключению брака, стать "старой девой". Китайское сравнение женщины, не успевшей выйти замуж вовремя. В современном обществе считается, что если женщина не вышла замуж до 28-30 лет — она «ненужная». В Древнем Китае, предположительно, для женщины пора увядания начиналась в 20-22 года.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты