Кусочки пазла

Слэш
PG-13
Завершён
139
Мира2005 соавтор
sssackerman бета
Размер:
266 страниц, 24 части
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
139 Нравится 57 Отзывы 57 В сборник Скачать

9. Цвета

Настройки текста
Примечания:

***

      — Вы… Хотите сдать младенца? — спросил Хан, не веря тому, что увидел: девушка, кажется, младше него держала на руках ребёнка, которому, наверное, даже года не было.       Ему было особенно больно видеть, как такие маленькие дети, которые даже не сумели хоть какого-то тепла от своих родителей получить, сразу же были отправлены в не самое приятное место. Было ещё больнее из-за этого, так как от Джисона тоже отказались в таком юном возрасте, поэтому ассоциации с собой всегда расстраивали работника этого детдома ещё больше.       — Я… Я слишком молодая для воспитания ребёнка, — ответила девушка дрожащим голосом. Такое чувство, будто секунда, и она расплачется. — Это получилось случайно… Я… Я не знала, что так получится…       — …Нужно заполнить анкету, — Джисон с неохотой протянул бумагу девушке, на что та села и начала писать, продолжая держать ребёнка на руках, который мирно спал.       Хан, увидел, что она вписала в строку «возраст родителя» шестнадцать лет. Джисон сразу заметил, что она была младше него, но он не знал, что настолько младше.       — Я закончила, — сказала девушка, на что Хан кивнул и начал быстро, но внимательно проглядывать анкету, чтобы понять, не забыла ли она что-то заполнить. На строке «имя ребёнка» было вписано имя Чонхо.       — Красивое имя у вашего младенца, — сказал Джисон, когда дошёл до этой строки.       — …Это имя его отца, — руки девушки начали дрожать то ли от злости, то ли от обиды. Но, скорее всего, эти чувства были смешаны в одно, у которого не было названия. — …Как же я его ненавижу…       Хан решил не расспрашивать, а просто кивнул на это, говоря, что девушка могла идти, перед тем забрав из её рук того самого младенца.

***

      Спустя некоторое время Ёсан пошёл в школу. Сонхва вспоминалось, как много всего рассказывали ему Юнхо и Минги историй со школы, но когда Пак забрал Кана из школы, тому нечего рассказать.       — Что делал в школе? — спросил Сонхва, поворачивая руль вправо на повороте.       — Писал и читал, — ответил Ёсан, смотря вниз на свои тёмные ботинки.       — Логично, — с нервным смешком в голосе ответил Пак, продолжая сосредоточенно смотреть на дорогу впереди себя. — Может… Завёл новых друзей?       На это Кан молча покачал отрицательно головой. Улыбка с губ Сонхва пропала. Паку и Хонджуну как будто раньше везло, так как дети, которых они усыновляли, были очень общительными. Или, может, дело в том, что таких детей они и пытались выбирать?       Ёсан был взят не потому что они смотрели на его характер, а потому что им было его до безумия жаль. И нет, Сонхва так же, как и его муж, вовсе не жалел об этом решении, просто… Пак не знал, что ему с этим делать. Он не привык, и теперь воспитанию ребёнка будто приходилось учиться заново.

***

      Сонхва сам не заметил, как начал больше наблюдать за отношениями между своими детьми. Юнхо и Минги всё время вместе — это было понятно всегда. Но почему они всегда вместе? Так как являлись первыми, кто вообще был усыновлён в их семью? Или, может, дело в их совместимых характерах?       — Ёсан-и, может, порисуем? — спросил Сан, неся карандаши с бумагой на стол в гостиной, перед которым на диване сидел Кан.       — Хорошо, Сан, — ответил Ёсан, на что Чхве улыбнулся, садясь рядом со своим старшим братом.       Ёсан больше общался и проводил время с Саном, чем со старшими детьми. Может, дело в возрасте? Почему-то Сонхва думал, что дело вовсе не в этом. Чхве более спокойный, чем Минги с Юнхо, и поэтому Кану могло быть банально более комфортно находиться рядом с Саном.       И всё было бы отлично, если бы не одно но: хоть они и общались, они это делали не так уж и часто. Иногда бывали случаи, когда они проводили время вместе, но чаще всего Ёсан один. Да и Чхве не всегда интересно рядом с ним, всё-таки он более общительный и ему хотелось бегать или играть в войнушки или типа этого.       Значит ли это, что Кану нужен… Более спокойный ребёнок как друг? Но где его найти? Записать Ёсана на кружок? Как вариант, но разве есть гарантия, что там будут именно спокойные дети?       Пак не знал. Не знал, что делать с этим.

***

      — Всё в порядке? Ты протираешь то же самое место уже в четвёртый раз, — спрашивает Хонджун у Сонхва, сидящий за столом перед ноутбуком. — Ха? — вдруг Пак осознает, что он и правда не отходил от этой полки некоторое время. После слов мужа, Сонхва, не сказав ни слова, перешел к полке в другом конце комнаты, начиная протирать уже её. — Сонхва, все хорошо? Ты обычно так много убираешься, когда у тебя стресс, — голос Кима прозвучал взволнованно, что Паку не понравилось: он не хотел, чтобы его муж волновался за него. И, скорее всего, в иной ситуации Сонхва бы успокоил Хонджуна, сказав, что всё в порядке, но дело в том, что сейчас Паку и правда нужно было выговориться об этом. Сонхва прикусил нижнюю губу.       — Ёсан почти не общается со сверстниками, — сказал тихо Пак, не отворачиваясь от полки. — Я переживаю из-за этого.       — Милый, — сказал Ким, вставая с кресла. — Мы же были такими же. Общались только друг с другом, забивая на остальных.       — Да, но у меня были хотя бы некоторые друзья, — ответил Сонхва и стать мять в руках полотенце, которым только что протирал полки. — Я дружил с Сону, с Хосоком и я до сих пор с ними общаюсь. А ты дружил с Намджуном.       — Ну, как я с ним дружил, — Хонджун, положил свою ладонь на плечо мужа, успокаивающе гладя его. — Мы были просто знакомыми. А так я дружил только с тобой.       — Да, но мы хотя были друг у друга, — сказал Пак, на что Ким остановил поглаживания. — А Ёсан… Он всё время проводит сам, что меня расстраивает… Я не хочу, чтобы он был один.       — …Тут ты прав, — Хонджун обнял своего мужа со спины, на что последний вздрогнул. — Мы можем… Поговорить об этом с кем-то другим… Например, с Сону. У него же тоже ребёнок есть? — на это Пак кивнул. — Вот. Или… Может, ты хочешь пойти к Джисону?       — К Джисону? — переспросил Сонхва, поворачивая свой взгляд настолько, насколько мог к Киму.       — Он же сам говорил, что мы можем прийти к нему в любое время за советом, — сказал Хонджун, прижимаясь к Паку ещё ближе. — Мне кажется, что сейчас как раз момент, когда нам нужен совет.       Сонхва на слова своего мужа кивнул.

***

      Ким открыл дверь офиса Хана, после чего увидел Джисона за столом, что являлось обычным делом. Но необычным казалось то, что сидел за столом напротив Хана какой-то парень. Сонхва и Хонджун были здесь столько раз и они ни разу не видели, чтобы здесь были другие взрослые, кроме работников. Всё-таки усыновление детей не имело такой спрос, как хотелось бы.       — Хонджун и Сонхва? — хоть Джисон и сказал это с удивлением в голосе, улыбка на его лице указывала на то, что это удивление в хорошем смысле.       — Простите, что мы без очереди, — сказал Пак и уже хотел выйти вместе с Кимом.       — Нет, нет! Всё в порядке. Чан сейчас уйдёт, — сказал Хан. Парень, который сидел напротив, повернулся к парочке с улыбкой на губах.       — Учитель Бан Чан? — Сонхва узнал учителя их старшего сына, Юнхо. — Что вы здесь делаете?       — Это неважно, — Чан встал со стула. — Прости, что отвлекаю от работы, Джисон. До скорой, — Бан открыл дверь и вышел за неё.       — Пока, Чан, — сказал Хан, когда парень уже исчез за дверью. — Так, а теперь перейдём к вам. Что-то случилось?       — Это не слишком важно. Если вы заняты и у вас нет времени на это, то мы поймём, — ответил Сонхва, на что Джисон отрицательно покачал головой.       — Всё в порядке. У меня нет никаких дел. Ну, а если вам нужна помощь, тогда я с радостью бы отбросил свои дела в сторону, если бы они у меня были, — ответил Хан, улыбнувшись. — Так в чём же дело?       — Дело в том, что… — начал Пак и сел на место напротив Джисона, и Ким сделал то же самое, садясь рядом с мужем. — Мы усыновили ещё одного ребёнка.       — Я знаю, Феликс говорил мне об этом, — ответил Хан. — Уже четвёртый ребёнок, удивительно! Ёсан, верно? Вы поговорить насчёт него пришли?       — Да, это насчёт него, — Сонхва посмотрел вниз, на свою обувь. — Дело в том, что у Ёсана проблемы с общением с другими детьми, — улыбка с лица Джисона пропала. — Он даже не общается толком со своими братьями, а с другими детьми тем более. Я очень переживаю насчёт того, что это может сказаться на его будущем.       — Теперь понятно, — сказал Хан, пытаясь улыбнуться ещё раз, чтобы успокоить парочку. — Я слышал, что вы этого ребёнка взяли не по рекомендациям от меня или Феликса, ведь так? — парочка кивнула. — Скажу честно, не общительных детей мы пытаемся не рекомендовать, особенно таким молодым родителям как вы.       Хан на секунду задумался, смотря в левую стену.       — Вообще, у нас есть похожий ребёнок в детдоме, — ответил Джисон, спустя несколько секунд. — Ему только три, но из-за того, что он вообще не интерактирует с детьми, он… Не умеет говорить. В плане, он пытается, но так как ему это не слишком-то и нужно, у него плохо с этим.       — Не умеет говорить? — Сонхва был очень удивлён этому и это его очень расстраивало.       — Да, я пытался учить его, — объяснился Хан. — Но, видимо, я не так хорош с маленькими детьми, как хотелось бы. Есть только надежда на то, что его усыновят в ближайшее время.       Пак задумался на минуту, опять смотря на свои ботинки. Минги и Юнхо общались друг с другом, так как у них совместимы характеры. И то, что они братья, тоже много на что влияло, так как большинство времени они проводили друг с другом именно из-за этого.       Если бы у Ёсана был брат, который совместим с ним характерами, общались ли они? Возможно, тогда бы Кан стал более общительным хотя бы с кем-то. Это настолько безумная мысль — казалось Сонхва, — но разве она не похожа на правду? Если у Юнхо и Минги, почему у Ёсана не может быть такого же друга?       — Можно… Мы взглянем на этого ребёнка? — на вопрос Кима Сонхва отвлёкся от своих мыслей, смотря на Хонджуна. Такое чувство, будто Ким прочитал мысли Пака в этот же момент. Всё-таки Хонджун был идеальным мужем.       — Да, конечно, — сказал Джисон, улыбаясь. — Может, сначала посмотрите анкету? Или вы просто хотите увидеться с ним?       — Да, посмотреть анкету было бы неплохо, — Ким посмотрел на Сонхва рядом, улыбнувшись ему, на что Пак ответил такой же улыбкой.       — Хорошо, только секунду, — Хан поднялся со своего места, чтобы подойти к полке с анкетами. Проглядывая имена, которые начинались на слог «Чон», он наконец-то сказал: — Нашёл.       Джисон опять присел на своё место, открывая анкету.       — Чхве Чонхо, три года, — начал читать вслух Хан. — От него отказались, когда ему был всего лишь два месяца. Причина отказа: девушка не была готова к воспитанию ребенка. Именно поэтому он и не умеет разговаривать. Очень часто дети, которые были отданы в детский дом в таком юном возрасте и не усыновлены в год или два, не могут научиться говорить. Это безумно расстраивает.       — Два месяца, — сказал тихо Сонхва. Пак как человек, который все свои восемнадцать лет прожил с любящими родителями, которые хоть и осуждали его отношения с Хонджуном, всё равно любили его всем сердцем, не мог представить, как это — никогда даже не увидеть своих родителей. Не запомнить, как они выглядят, не услышать добрых слов от них, не получить заботы, которая так нужна. Скорее всего, Чонхо даже не увидит свою родную мать в будущем, то есть, он даже не узнает, как она там. А его мать… Она даже не узнает, как дела у её сына. Но, видимо, если она отдала его в такое место, ей не очень это интересно.       — Можем ли мы сейчас с ним увидеться? — спросил Хонджун, на что Джисон кивнул.

***

      У детей опять тихий час, на что Сонхва хотел отказаться встретиться с Чонхо, ведь он, наверное, спал. На это Хан их успокоил, говоря, что он именно из тех детей, которые в тихий час больше любили не спать, а что-то делать.       Когда они оказались в игровой, они даже не успели разглядеть лицо ребёнка, так как тот сразу же подбежал к Хану, утыкаясь лицом немного выше колена Джисона, обнимая его ногу. Хан мягко засмеялся на это и положил свою ладонь на волосы мальчика.       — Чонхо, покажи себя Сонхва и Хонджуну, — сказал тихо Джисон, на что мальчик только выглянул, смотря вверх, на парочку, после опять прячась в колене Хана. — Он очень стеснительный.       — Я вижу, — ответил Пак, неловко смеясь.       Это же будет неплохим решением усыновить ещё одного ребёнка. Так будет легче Ёсану, так ещё и Чонхо не придётся находиться в детском доме всё своё детство. У Сонхва и Хонджуна есть на это средства, поэтому это не должно было быть проблемой.       Прошло ещё несколько месяцев, и уже Чонхо стал их пятым сыном.

***

      — О, я тебя помню! — сказал Юнхо, когда впервые увидел Чонхо. — Ты тот тихий мальчик, который всё время с хёном был!       На слова старшего Чхве только спрятался за Паком, наверное, даже не собираясь выходить.       — Чонхо, не стесняйся. Выходи, — сказал Хонджун, смотря на малыша, на что последний покачал отрицательно головой. — Твои братики хорошие, они ничего плохого не сделают.       На слова Кима Чхве всё-таки выглянул, смотря на других детей, которые как будто специально встали в ряд. Посмотрел на того, кто встал самым первым:       — Я Юнхо! — радостно выкрикнул старший, улыбаясь.       Чонхо перевёл взгляд дальше:       — Меня зовут Минги, — сказал Сон, тоже улыбаясь малышу.       Ребёнок кивнул, смотря на следующего:       — А я Сан! — Чхве держал у себя в руках плюшевую игрушку и, взяв лапку мишки, помахал ею, как будто именно игрушка приветствовала малыша.       Чонхо перевёл взгляд на последнего ребёнка:       — Я Ёсан, — ответил Кан тише, чем остальные. Малыш сразу понял, что Ёсан ему понравился больше всего. То, что другие были довольно-таки громкими, немного пугало Чонхо, но Ёсан… Он был тихим.       — Вот вы и познакомились, — сказал Сонхва, смотря вниз на ребёнка, который уже был не сзади Пака, а рядом с ним. На это Чонхо смущённо кивнул.

***

      Хоть комната Ёсана и Сана была просторной, Пак немного переживал по поводу того, что у тех будет там мало места, на что Чхве и Кан отвечали, что всё в порядке.       Когда Сонхва отводил Чонхо в его комнату, он понял, что тому могло быть тяжело идти вверх по лестнице.       — Погоди, — сказал Пак, после чего, неожиданно для малыша, того взяли на руки.       Сонхва уже хотел пойти вверх по ступенькам, как тут услышал всхлипывания и, смотря на Чхве, сразу понял, откуда они звучали.       — Всё хорошо? — взволнованно сказал Пак, опуская Чонхо на землю и приседая перед ним на колени. Маленькие ручки попытались протереть щёки, которые стали мокрыми от слёз. — Что-то случилось?       На это Чхве продолжал вытирать слёзы, из-за что Сонхва терпеливо ждал. Когда малыш закончил, Пак кивнул и опять попытался взять Чонхо на руки, на что Чхве легонько его оттолкнул.       Сонхва сначала не понял, что это могло бы значить, но спустя несколько секунд его осенило.       — Ты не хочешь, чтобы я брал тебя на руки? — Чонхо кивнул. — Хорошо…       После этого Чхве поднялся на лестнице на своих двоих, вместе с Паком.

***

      — Держи мою игрушку, — сказал Сан, протягивая плюшевого мишку Чонхо, который сидел на своей кровати. На это Чхве взял её, смотря на игрушечную мордочку, которая улыбалась ему. — Ёсан, подари ты ему что-то тоже!       На это Кан промолчал и рассмотрел комнату, задумавшись. Ёсан даже не думал о том, что Чонхо можно было сделать подарок. Но в то же время он понимал, что раз ему сделали настолько важный для него подарок, когда он только был усыновлен, то почему такой подарок не должен достаться Чхве?       — Минуту, — Кан подбежал к шкафу, ища там что-то. Сан и Чонхо смотрели на то, как Ёсан достал шарф кремового цвета, который был на нижней полке. — Вот, — Кан протянул кусок одежды малышу, когда подошёл ближе.       Чонхо сначала неуверенно разглядывал шарфик, а потом взял его на руки. Это был очень большой вязаный шарф, который, наверное, немного меньше, чем сам Чхве. Несмотря на простоту подарка Чонхо очень понравилась мягкость предмета в руках, поэтому он решил надеть его на шею.       — Э-эй, мы же в доме. Тебе жарко будет, — малыш не послушал Сана и всё равно надел на себя шарф, который закрывал не только шею, но и нижнюю половину лица Чонхо. Было тепло.       Малыш взял ещё и плюшевого мишку в руки и прижал его ближе к себе. Стало ещё теплее.

***

      Чонхо часто замечал, как Ёсан что-то рисовал. Если честно, он раньше когда наблюдал за тем, как другие дети в детском доме рисовали, не понимал, как это могло быть интересным занятием, пока не сел рядом с Каном и не начал наблюдать за тем, как старший рисовал.       То, как зелёный карандаш переносил свой цвет на бумагу, казалось удивительным и почти магическим. Как это работало? Почему цвет, который, казалось бы, должен был навеки застрять в карандаше, отдавался на лист бумаги, который из белоснежного понемногу превращался в разноцветный?       — Ты… Тоже хочешь порисовать? — спустя несколько минут спросил Ёсан, на что Чонхо смущённо кивнул. Кан взял лист с полочки, на которой их хранил, и передал его Чхве.       Малыш неуверенно взял карандаш красного цвета и начал водить по листику тоже. Казалось, что потому что Ёсан волшебник, он мог перенести эти цвета на бумагу, но как оказалось, этой возможностью владел и сам Чонхо. Красный цвет появлялся на тех местах, на которых был проведён кончик карандаша.       Если картина Кана была более чёткой — зелёная поляна с цветами, — то картина Чхве была простыми каракулями разных цветов. Чонхо просто нравилось наблюдать за этой магией, а то, что именно он изображал на своём листе, его не сильно-то и волновало. Все, о чём думал малыш, — это «Как карандаши работают?», «Из чего они сделаны?», «Как работает бумага?», «Как мы видим цвета?», «Как мы можем понять, что это зелёный, а это — красный?» Столько вопросов сразу возникло в его голове, и Чонхо знал, что вряд ли в скором времени узнает на них ответы.

***

      Когда Чонхо впервые застал то, как Ёсан уходил в школу, он не мог понять, куда тот шёл. Чхве на момент даже подумал, что Кан уходил из дома навсегда, что его безумно расстроило. Но когда в обед Ёсан всё же вернулся, Чонхо выдохнул с облегчением.       Он узнал, что такое школа, когда услышал об этом от Юнхо. Он сказал, что в школе учатся чему-то новому. Чхве было интересно, что это за место такое, в котором ты становишься умнее. Хотелось бы пойти туда. Может, тогда он бы понял, как работали цвета.       Так как дети убирали за собой, Сонхва в плане уборки не было так много работы, поэтому сейчас он просто сидел в гостиной, смотря за тем, чтобы младшие не нашкодили.       Сан сидел на диване, а рядом с ним было две игрушки. Из-за мягких предметов рядом хотелось засыпать, поэтому глазки медленно закрывались. Хотя он и пытался не засыпать, чтобы дождаться Минги, Юнхо и Ёсана, это было не в его силах.       В то время, как Сан засыпал, Чонхо смотрел в окно, наблюдая за улицей. Хоть и была зима, снег ещё не успел выпасть. Но листья с деревьев уже полностью выпали, оставляя их голыми. А люди, которые ходили по улицам, были одеты в пуховики с шапками. Зима принесла с собой ещё и холод, как и обычно.       Чхве знал, что когда солнце высоко в небе, настолько высоко, что приходилось поднять голову очень сильно, чтобы увидеть его, тогда Ёсан и возвращался домой.       Но солнце не было высоко. Чонхо мог прекрасно его увидеть, даже не поднимая голову. Это расстраивало малыша, ведь он хотел как можно скорее увидеть старшего. Отвернувшись от окна, он увидел Сана, который сидел в кресле, обнимая одну из игрушек и тихо сопя, смотрел, наверное, уже третий сон. А Сонхва сидел на диване рядом, смотря в книгу.       Если папа дома сидел спокойно и никуда не спешил, значит, Ёсан не скоро вернётся домой — держал у себя в голове Чонхо. Каждый раз, когда солнце было почти высоко, Сонхва куда-то собирался, и младшие ненадолго оставались сами дома. Но потом Пак возвращался вместе с Юнхо, Минги и, главное, Ёсаном. Но папа никуда не собирался. Он сидел на диване, спокойно читая книгу, забросив ногу на ногу.       Хоть тот и был сосредоточен на книге, время от времени он поглядывал за детьми и, увидев, как Сан спал в кресле, мягко улыбнулся, опять смотря на страницы, на которых главная героиня поссорилась со своим избранником. Парень был замечен с другой девушкой, из-за чего главная героиня была рассержена на него.       Сонхва задумался: ревновал ли его когда-то Хонджун к кому-то? Пак не мог припомнить, чтобы Ким когда-нибудь об этом говорил ему. Но это же Хонджун, вряд ли бы он рассказал о своей ревности к кому-то Сонхва, если бы даже ревновал. Пак улыбнулся этим мыслям, продолжая читать. Ну и, как обычно, оказалось, что та девушка, с которой тот был замечен, была его сестрой. «Классика,» — подумал Пак.       Сонхва кинул быстрый взгляд на часы. Уже было три часа дня. Уже прошёл час с того времени, как он сел читать. Нужно было уже собираться, чтобы забрать детей со школы. Пак положил книгу на столик рядом и встал, чтобы направиться в свою комнату.       Чонхо заметил это, смотря за тем, как его папа пошёл куда-то. Чхве опять повернулся к окну, после того как дверь спальни закрылась. Спустя несколько минут Сонхва, одетый в пальто, вышел из комнаты.       — Сан, — сказал тихо Пак, легонько тряся плечо ребёнка, на что тот медленно открыл глазки. — Я поехал, хорошо?       Чхве сонно кивнул, ещё сильнее обнимая свою игрушку рядом, и опять закрыл глаза. Сонхва не боялся оставлять детей самих, так как сам понимал, что уезжал не на длительное время.       Когда входная дверь открылась, а за неё вышел Пак, Чонхо понял, что скоро Ёсан будет дома. Этому малыш улыбнулся, продолжая смотреть в окно на улицу, дожидаясь звуков машины, которые позволят понять, что Сонхва вернулся вместе с Юнхо, Минги, а главное, вместе с Ёсаном.

***

      — Ждёшь папочку? — спросил Сан, подходя к Чонхо.       Сан уже успел полностью проснуться, но он всё равно время от времени сонно потирал глазки. Хотелось опять лечь спать, но хотелось дождаться старших, чтобы наконец-то поиграть с ними. Он опёрся обеими руками о подоконник, смотря вперёд.       Не прошло так много времени, когда они услышали машину, въезжающую на их улицу. Малыш резко подбежал к входной двери, понимая, что она откроется с минуты на минуту. Так и случилось, и в дом сначала зашли Юнхо и Минги, которые улыбнулись тому, как их встречали младшие, а после них зашел и Ёсан, которого Чонхо так безумно ждал.       Когда Кан оказался на пороге доме, малыш подбежал к нему, обнимая его. Ёсан вздрогнул такому действию от младшего.       — Кажется, он сегодня очень рад тебя видеть, — сказал Сонхва, тихо смеясь и тоже заходя внутрь.       Кан стоял некоторое время бездействуя, но потом тоже обнял своего младшего брата в ответ.
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.