Маски прочь

Слэш
R
Завершён
1037
автор
Fereht бета
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
1037 Нравится 40 Отзывы 68 В сборник Скачать

---

Настройки текста
Утреннее дефиле от лифта до кабинета напоминало нечто среднее между пыткой и прогулкой по подиуму. Бухгалтерский отдел, так неудобно расположенный вдоль узкого прохода, преображался за считанные секунды. Не успевали створки лифта закрыться, а двадцать девиц всех форм и возрастов ухитрялись натянуть чулки и накраситься. Как? Вот она, самая страшная женская тайна. Михаил старался держать лицо, натягивал хмурую улыбку, оповещая: я все вижу, рад вас приветствовать, но недоволен таким поведением. И вышагивал мимо демонстрируемых ног, игнорируя сияющие взгляды и цепляющие смешки с гордо поднятой головой. В кабинете (благо начальство сжалилось и выделило отдельный, хоть и за стеклянной перегородкой, но все же закрывающий его от внешнего мира) можно было выдохнуть, скинуть пиджак с широких плеч, вызывая ещё больше внимания, и спрятаться за монитором. Утренние отчёты никто не отменял. В бухгалтерию Мишка подался по совету матери. Учиться на курсе всего полгода, а после практики в небольшой компании можно попасть в аудит и прилично зарабатывать. По ее же наставлению Миха отучился на филфаке и два года перекладывал бумажки в школе, надеясь, что со временем устроится лучше. Но кому нужен филолог без знания языков? Никому. Михаил это понял быстро, ещё до первой зарплаты. Попробовал себя в дизайне, маркетинге и менеджерстве, а в итоге пошел в бухгалтерию. И вот всего четыре года, и он старший аудитор в крупной компании, глава целого гадюшника и самый высокооплачиваемый специалист. Стас бы им гордился. — А я и горжусь, — опершись на подоконник, образ Стаса внаглую попивал его кофе и довольно жмурился. Миха тяжело вздохнул и перевёл взгляд на свою пустующую кружку. — Светочка, приготовишь мне кофе? — Михаил, выглянув за дверь, обратился к ближайшей красотке. Светка ни разу не секретарь, но кофе готовила отличный, тем более благодаря ее наглости остальные держали себя в узде и не порвали его на маленьких мишек ещё год назад, когда он получил свою должность. Кофе на столе материализовался за считаные минуты, а Светка устроилась рядом, примостив добрую половину своей прекрасной задницы на его столешнице. — Про новогодний вечер у моих родителей не забыл? — Попробуй забудь, — пробормотал он и в открытом календаре в очередной раз подчеркнул тридцать первое и адрес, куда следовало прибыть. Светка лесбиянка (причем агрессивная, по-другому не скажешь), вместе со своей любовницей затянула его в авантюру, представляла всем своим парнем и таскала по друзьям и вечеринкам в качестве прикрытия. В целом неплохо, от Михаила ничего не требовалось, и Стас считал, что им именно такой ширмы и не хватало — парочка девиц, готовых составить компанию и не слишком навязчивых. Но новогодний вечер с родителями — это уже перебор. Михаила от одной мысли передергивало. — Может... как-то, — неопределенно начал он и Светка тут же взвилась: — Мы же договаривались! Ты со своим парнем, я с Натусей. Играем парочки, прикрываем друг друга. Все в шоколаде, — она гневно жевала губу и дёргала себя за волосы. Как бы не вырвала. — Стас в этом году не может. — Он у тебя никогда не может! Я его и не видела ни разу, так что поехали втроем! Натуська типа твоя сестра, она и без Стаса хорошо пристроится. Я не знаю, как её ещё на семейное торжество притащить и как отмазываться. Миха, ты же обещал! Я всем растрезвонила! — Мне хотелось бы отметить этот праздник со своим парнем. И так достало притворяться... — Может, через год, — Стас приободряюще улыбнулся. — Через год... — повторил Миха растерянно. — Езжай, — строго сказал Стас, исчезая из кабинета, и Михаил наконец согласился. Стас был главным в их паре. Не старшим, не топом, просто он принимал решения, умел настоять на своем. Да и в целом был сильнее морально и смелее. Михаил в жизни бы сам к нему не подошёл, хотя поедал взглядом каждый раз как видел. Мечтал о нем одинокими ночами и грезил о чем-то несбыточном. А Стас... Стас такой, что глаз не отвести — белобрысый, загорелый, стройный, но с крепкой фигурой. И ноги от ушей. И улыбка голливудская. А когда он смеялся, у Мишки желудок пережимало и дышать становилось больно. Этого смеха сильнее всего не хватало. До тридцать первого дожил без потерь. Девчонки из отдела надарили тонну шоколада и шампанского, кто-то из клиентов вручил дорогущую бутылку коньяка, запас образовался почти на год, хотелось запереться в квартире и насладиться напитками и сладким от души. Но Светка сама заехала, желая убедиться, что благоверный не соскочит в последнюю минуту с поезда и оденется прилично. От ее крикливого голоса и любопытного носа разболелась голова, и проще было согласиться, чем спорить. Ужасно хотелось выдворить ее из квартиры, Светка всего за пару минут залезла в каждый ящик. Сдвинула фотки со Стасом и отыскала его вибратор. Не будь она женщиной на сорок кило меньше весом, Миха бы ей этим вибратором... Наталья ждала их рядом со снятым в честь торжества рестораном. Невысокая, блондинистая, немного старше Светки и гораздо скромнее. Прямо идеальная девочка для хозяйственного мужика, и как они со Светкой сошлись? — Кем ты меня представила, забыл уже? — Михаил ослабил галстук, но упрямая девица его снова затянула. — Репортёром. — Мишка кивнул, профессию выбирали из расчёта занятости. По легенде он часто пропадал в разъездах, вел съёмку в экстремальных точках и редко успевал на семейные праздники. — Только вернулся с Красного моря, где снимал груперов и затонувшие суда. — Я про Красное море знаю лишь, что оно рядом с Египтом, какие нафиг груперы? — Это рыбы такие, ты как-то говорил, что любишь нырять с аквалангом, вот я и придумала. — Светка, ты нормальная? Я в отпуске два раза нырял. С инструктором. Да, мне понравилось, но когда это было? — А до этого ты снимал горнолыжный спорт, — добавила Наталья, и Михаил закатил глаза. Светланино семейство организовало банкет: шведский стол, вино, музыканты. Множество гостей. Так много, что Михаил запутался в петровых-ивановых уже через пять минут знакомства. Светка же с Наташей сияли, довольные и счастливые, принимали поздравления, словно парочка, обнимались, даже легкие поцелуи в губы себе позволяли. Смотреть на них было завидно, прям до жгучей боли в поджелудочной. Михаил и завидовал, бурчал что-то о своей придуманной личности, старательно натягивал улыбку, но сердце желало совсем другого. Если бы он не струсил, если бы не пошел на попятную... Почти год назад, сразу после новогодних праздников, которые Миха со Стасом провели вдвоем (ярко, страстно, так что вспоминалось и дрочилось до сих пор), Стас предложил съехаться и открыто встречаться. Конечно, Мишка струхнул. Его мать бы еще как-то пережила, а вот с работы могли уволить. Это Стас сам себе начальник, фрилансил, создавал веб-странички и весьма неплохо зарабатывал, а Михаил только начал делать карьеру. Вот он и отказал. Кончилось все хуёво. Стас от него уехал в расстройстве. Попал в аварию. Уже почти год, как Михаил справлялся сам. И корил себя. И ненавидел. И мечтал повернуть время вспять. Если бы он не отпустил тогда Стаса, не позволил ему уехать: на улице мело, гололёд, второй час ночи, всё сложилось бы по-другому. Михаил неловко извинился и сорвался домой, девчонки отлично справятся без него, даже, может, к родителям подход найдут, притворяясь убиенно-брошенными своими парнями страдалицами. Хотелось тишины, уйти в свою уютную берлогу, где, спрятавшись ото всех, можно притворяться, что Стас с ним рядом. В прохладной, тёмной кухне он вытряхнул из запасов дорогой подаренный коньяк, пачку конфет и притянул ближе запоминающуюся фотографию: они вдвоём, обнимаются словно друзья (всем ведь и врали, что они друзья), на фоне ёлка, дружная компания и веселье. Куда всё пропало? — Не могу... — От воспоминаний бросало в холод и било ознобом. — Не вини себя, — Стас, вернее, его придуманный, запомнившийся образ, стоял рядом и улыбался. Как и тогда — растерянно и оглушенно, но с пониманием, — все ещё наладится. — Не могу... без тебя... Бутылка опустела ещё до полуночи. Мишке хотелось нажраться так, чтобы больше не проснуться. Чтобы не было нового дня без Стаса. Не было ничего. Но утром первого словно их собака укусила, ему стали названивать, да так упорно, что пришлось ответить. — Михаил Михайлович? — раздался смутно знакомый голос. — Это Олег Павлович, отец Станислава. Вы не могли бы подъехать в центральную? Это важно. Михаил собрался как в армии: пять минут и на выход. Успел душ принять, завтрак проглотить и таблетку опохмелина. В зеркале заднего вида на него смотрел хмурый, небритый мужлан, но Михаил отмахнулся и помчался в больницу. В голове нервно била мысль, а что если?.. А что... Или это похмелье так отдавало? На проходной его ждал Олег Павлович, высокий, сухощавый, чем-то неуловимо похожий на Стаса, чем-то родным. В прошлом они не встречались, но от Стаса он слышал, что отец у него понимающий, но суровый. Всякое гейство не привечал, хоть и не порвал отношений с сыном, требовал обо всех нетрадиционных пристрастиях помалкивать. А теперь вот сам вызвонил, пригласил. Это дорогого стоило. Захотелось обнять его, просто чтобы разделить с кем-то общее горе, но Олег, хоть и выглядел встревоженным, никак на горюющего отца не походил. Наоборот — был воодушевленный, суетливый. Поторапливал в раздевалке, а потом потащил к палатам. — Он пришел в себя неделю назад, но был слаб и всё требовал тебя. Врачи не разрешали, ты вроде как посторонний. Но я подписал бумаги, ты ведь Стасу очень дорог. — Олег отвел взгляд, но большего Мишка спрашивать не стал. Сам ускорил шаг, а потом перешел на бег, чувствовал куда идти — его палата, единственная первого января распахнутая, приглашающе открытые двери словно намекали — тебе сюда и там тебя ждут. Миха, путаясь в ногах, спотыкаясь о порожки, ворвался в помещение и замер, остолбенев. Станислав действительно пришел в себя. Хоть и выглядел бледным, похудевшим, но за год все травмы зажили и, по словам врачей никаких повреждений не осталось. Только мозг почему-то отказывался просыпаться, может, помнил о тяжёлом расставании, не хотел возвращаться туда, где не ждут. Но Михаил ждал его каждый день, каждую секунду. Вспоминал, мечтал и сожалел. Так сильно сожалел, корил себя, проклинал, потому почти не навещал. Даже родителям не звонил. — Стас, — в горле перехватило, пережало словами и накопившимися за год слезами. — Мишаня, ну ты кабан стал! — И улыбка, такая светлая, что ноги подкосились. Михаил еле дополз до стула рядом с его постелью и упал, вжимаясь в протянутую руку губами. — Эй, ну что за нежности? Я, по-твоему, за год в девчонку превратился? Говорить не получалось, Мишка еле глотал воздух и продолжал цепляться за столь нужную ему конечность. Теперь хоть конец света, хоть потоп, апокалипсис, инопланетяне, он его никогда не отпустит. — Прости меня... — Забудь. Глупость какая! — Прости, — Мишка нашел силы и поднял голову, встретился со счастливым сиянием в глазах и прижался к губам. Таким нужным и важным. Самым важным во вселенной. У всех на виду. Пусть смотрят, пусть знают. На все плевать. — Эй, ты чего? — тихо и смущённо спросил Стас, но не отодвинулся. — Не хочу больше прятаться. Ты был прав, надо сбросить маски и быть собой. Умоляю, прошу, если ты не передумал, позволь жить с тобой. И брак официальный где-нибудь в гейропах заключим, и съедемся, и будем в отпуск вместе ездить. Все что захочешь... — Мишка... — прозвучало так нежно, знакомо и очень нужно. Михаил и представить не мог, как соскучился по его интонациям. — Это для тебя год пролетел, для меня всего неделя. Я боялся, мало ли, нашел другого, разлюбил. Мне и связаться с тобой не давали. А тут такой сюрприз. Думаешь, я откажусь? — произнес он громче и рассмеялся. — Да ради этого и в коме поваляться не жалко. — Не говори так... Я без тебя чуть не сдох. Теперь не отпущу. Ты ещё отбиваться будешь. — Поверь, как только меня отсюда выпишут, сам отбиваться начнешь, — тихо шепнул Стас и куснул за губу. Правильные обещания. Самые лучшие. Мишка был на всё готов, лишь бы прямо сейчас вытащить из заключения, увезти домой, и праздники, все свободные дни только вдвоем. Но придется терпеть, может, не одну неделю, прежде чем Стас встанет на ноги и вернется домой. Это неважно, теперь — ерунда и мелочи. Мишка сгрёб его в охапку, сжал в мощных объятиях под возмущённые вздохи медсестер и недовольные хмыканья отца. — Так и будет, — пообещал Стас словно фантом, научившийся читать его мысли, — теперь без притворства, по-настоящему. Ты и я.

27.12.2021-30.12.2021

© 2009-2022 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты