The Degradation +12212

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
One Direction

Автор оригинала:
@angels_larry
Оригинал:
http://www.degradation.fr/

Основные персонажи:
Гарри Стайлс, Луи Томлинсон
Пэйринг:
Луи/Гарри
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Психология, Философия, POV, Hurt/comfort, AU, Учебные заведения
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, ОЖП
Размер:
планируется Макси, написано 526 страниц, 58 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Seira Royard
«Шикарный перевод, спасибо!» от Alexsa_Lada_Boss
«самый лучший! Пишите еще!!!» от Перчик.....
«Спасибо за этот шедевр)*» от Laura Lynch-Marano
«до конца Вселенной <з» от it is_what_it is
«Отличная работа!» от TusaM
«Ш И К А Р Н О!!!» от Холодное Тело666
«Отличная работа!» от Suzuni
«Спасибо за Ваш труд! » от Kurkovishna
«Отличная работа!» от Сaprice
... и еще 383 награды
Описание:
Я был самым настоящим стереотипом идеальной жизни.
Да, чертовым стереотипом.

А потом встретил его. С его зелеными глазами, с его странностями… И с его болезнью.

«Что бы ты делал, если бы тебе оставалось жить всего 100 дней?» - Аноним
«Я не знаю. Жил бы, наверное. Я бы попытался жить.» - Луи.

Ты всю жизнь был тем, чего я избегал.
Мне нравилось быть стереотипом. Ты все испортил.
Когда банальность встречает разрушение - начинается The Degradation

Посвящение:
Всем, кто верит.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Перевод очень известного французского фанфика.
Наверное, он один из лучших, на моей памяти. The Degradation стал буквально классикой для французских Ларри-Шипперов. Это невероятно тяжелая, необычная, но и красивая история. Я надеюсь, что вам она понравится.

№1 в жанре «Hurt/comfort»
№1 в жанре «Психология»
№1 в жанре «Философия»
№2 в жанре «AU»
№2 в жанре «Ангст»
№3 в жанре «Учебные заведения»
№4 в жанре «POV»
№9 в жанре «Слэш (яой)»
№12 в общем рейтинге всех жанров

Все арты и обложки к фанфику: http://vk.com/album88651370_184715604

Официальный русский трейлер:
http://www.youtube.com/watch?v=c81wZjuQerA

Все 20 французских трейлеров:
http://degradation.skyrock.com/3168425298-TRAILER.html
http://degradation.skyrock.com/3172998899-TRAILER-2.html
http://degradation.skyrock.com/3182635387-TRAILER-3.html

Оригинал в процессе написания.

На Wattpad: https://www.wattpad.com/myworks/52288024-the-degradation

Теперь оригинал фанфика можно приобрести в виде книги вот здесь: http://www.lulu.com/shop/camille-l/d%C3%A9gradation/paperback/product-21900363.html

Enjoy, xo xo.

Глава 24 (2)

11 июля 2016, 13:34
Песня: Seether & Amy Lee - Broken
Фотография: https://pp.vk.me/c615730/v615730370/1a24b/UtJVOc30H2A.jpg

***

Я не спал практически всю ночь. Меня так расстроило то, что случилось вчера. Видеть его в таком состоянии было невыносимо. Всю ночь мне казалось, что я чувствую его пот на себе, слышу, как он плачет, вижу его боль. После того, как он уснул, пришла медсестра. Она что-то вколола ему, и я почувствовал, как его тело полностью расслабилось. Она вернулась десять минут спустя, помогла мне встать и обуться. Я спросил, что она ему вколола, но она лишь сказала, что облегчила его состояние и немного успокоила. Когда я уехал оттуда в 11:45, он всё ещё спал.
Думаю, самое тяжёлое для меня это то, что я полностью беспомощен. Я бы всё отдал, чтобы облегчить его боль, чтобы забрать все его страдания себе. Но я не мог сделать ничего, кроме как смотреть, как он мучается.

Сегодня я встал позже будильника. Похоже, это первый раз, когда я опаздываю. Было практически десять утра, когда я остановился на парковке больницы. Я быстро поднимаюсь по лестнице и подхожу к своему этажу. Собираюсь войти в его палату, но резко останавливаюсь. Вижу, как в проходе появляется блондин.

- Найл?

Он поднимает на меня глаза, и как только понимает, что перед ним я, то приветливо улыбается.

- Привет, Луи.

- Что... Что ты здесь делаешь?

- Я пришёл увидеть Гарри.

Хмурю брови.

- Но к нему никого не пускают.

- Да, я знаю. Но врач вчера позвонил мне и сказал прийти.

- Эм, правда?

- Да, он сказал, что Гарри нужно увидеть меня.

- Я не хочу показаться невежливым, но почему именно тебя?

К счастью, он не обижается. Совершенно не понимаю, что здесь забыл Найл.

- Врач сказал мне, что они много говорят о моей сестре, поэтому я здесь.

Упс. А я и позабыл, что он брат Саманты. Теперь я понимаю. Вчера с Гарри мы говорили о книге, которую он не смог дочитать из-за Саманты. Возможно, он рассказал об этом психологу.

- Он знает, что ты здесь?

Он кивает.

- Да, мне нужно поговорить с ним. Так сказали врачи.

- Но ты же мне расскажешь, о чём вы говорили?

Он улыбается мне.

- Конечно.

[...]

Найл внутри уже около пятидесяти минут. И пятнадцать из них я ходил кругами по коридору и грыз ногти. Если это продолжится, то ногтей у меня больше не останется. Вижу, как из-под ногтя течёт кровь, но я сразу же об этом забываю, так как дверь открывается.

- Как всё прошло? О чём вы говорили? Он сильно устал?

Он вздыхает, после чего предлагает мне пойти в кафетерий, чтобы всё обсудить.

- Он спит
.
Я еле сдерживаю себе, чтобы не броситься к нему в палату. Похоже, Найл это замечает, поэтому прибавляет:

- Давай.

Я киваю и захожу в палату, чтобы проверить, что это Гарри, что он жив, что он дышит. Целую его в лоб, после чего возвращаюсь обратно к Найлу.

Он заказывает нам горячий шоколад, и мы садимся за самый дальний стол. Начинаем говорить о состоянии Гарри. Он говорит, что был шокирован, когда увидел его, и я его понимаю. Несмотря на то, что я вижу его каждый день, я всё ещё не могу привыкнуть к его худобе и бледности. Рассказываю ему о том, что произошло вчера, и это даётся мне с трудом.
Он говорит мне, что когда Саманта покончила с собой, его родители чувствовали большую ответственность за её смерть. Хочу ответить, что это нормально, ведь они горевали и так далее, но он не даёт мне времени.

- Они чувствовали себя виноватыми, потому что так и было.

Я озадаченно смотрю на него.

- В смысле?

Он вздыхает и рукой поправляет свои волосы.

- Когда они узнали о проблемах Саманты, они... - он сглатывает. - Они не то чтобы отреклись от неё. Понятное дело: как они могли бросить семилетнего ребёнка? Но со временем всё только ухудшилось. С ней стало невозможно жить. Даже я с трудом её терпел.

- Что ты имеешь в виду?

- Гарри ничего тебе не рассказал?

Качаю головой.

- Эм, нет. То есть, да, мы говорили о ней, но он рассказывал только хорошее. Он очень сильно её любил.

Найл иронично усмехается.

- К сожалению.

Хмурюсь.

- В смысле?

- Не подумай, я любил свою сестру, но она не была хорошим человеком.

И Найл рассказывает мне о ней всё. Всё то, что Гарри никогда не рассказывал. У неё было биполярное расстройство. И если я думал, что болезнь Гарри трудно понять, то понять болезнь Саманты ещё сложнее. В их семье запрещено говорить об этом, но он думает, что она стала жертвой сексуального домогательства в раннем детстве, и это спровоцировало проблемы с психикой. Им не удалось узнать, кто изнасиловал её. Был ли это учитель, сосед, незнакомец. Её водили к разным психиатрам и все, как один, говорили, что да, тут дело в психологической травме. Скорее всего, сексуального характера. Как бы там ни было, Саманта так никогда и не рассказала, что с ней произошло.

Биполярное расстройство.

Теперь я знаю, чем страдала Саманта. Ну как "знаю", могу называть это медицинским термином, который не понимаю. Я уже привык.
Найл говорит, что у неё были маниакальные и депрессивные фазы. Иногда она становилась такой вспыльчивой, что могла разрушить всё вокруг. Её настроение часто менялось. У неё было неадекватное поведение, особенно по отношению к отцу. Она всегда кричала на него.

- Она дошла до того, что обвинила моего отца в домогательствах.

- Это был он?

- Нет конечно! Он и пальцем её не тронул. Саманта всё время всем врала, ей нельзя было доверять.

Шли годы, но она становилась всё более неуправляемой. Родители опустили руки, и Найл винит их за это, потому что, если бы они были более настойчивыми, она всё ещё была бы жива. Спрашиваю, почему они не отправили её на принудительное лечение, как Гарри. Найл отвечает, что она не представляла никакой опасности, не показывала никаких суицидальных наклонностей. Больная девушка с паршивым характером, вот и всё, никто бы не отправил её в дурку насильно. Проблема была в том, что она разрушала саму себя.

- Как Гарри?

- Нет, она никогда не резала себя, если ты это имеешь в виду.

Он произносит это так легко, будто это самая обычная вещь в мире. Ненавижу это слово, ненавижу то, что оно собой представляет. Перед глазами всплывают его худой живот, перебинтованные руки, бледная кожа и слишком тихий голос.

Видео: https://pp.vk.me/c615730/v615730370/1a24b/UtJVOc30H2A.jpg

- Саманта разрушала себя совсем по-другому. Гарри рассказал тебе о Зейне?

- "Рассказал" - не то слово. Скорее, выбил. Я видел, как они дрались несколько раз.

- Однажды, он чуть не убил его.

- Прошу прощения?

Едва не давлюсь своим горячим шоколадом. Продолжение ещё хуже. Найл говорит, что Зейн был парнем Саманты, и что он избивал её. Гарри уже говорил об этом, но я ничего не понял, они с Самантой ведь были влюблены, это не имеет смысла. Теперь я понимаю. Найл говорит, что так и было, они были влюблены до безумия, но иногда этого недостаточно. Саманта думала, что не заслуживала любви, не заслуживала хорошего отношения. Поэтому и давала этому козлу избивать себя, всегда ругалась с родителями. Когда те отказались от неё, она начала делать то же самое с Гарри. Дошло даже до того, что она начала распространять ложные слухи. Сразу вспоминаю то, как Элеанор когда-то рассказала всем в кафетерии, что Гарри довёл девушку до того, что она сменила университет, что он привязывал её к батарее. Это придумала Саманта.

- Почему она делала это?

С трудом сдерживаю гнев, Гарри пережил ад из-за всех этих слухов. Всё это время я старался оправдать Саманту, но делать это становится всё сложнее.

- Чтобы он возненавидел её.

- Но это идиотизм.

- Это Саманта.

Но, как и следовало ожидать, Гарри это не оттолкнуло, наоборот. Поэтому она переключилась на Зейна. Он был диллером из плохого района. Это у него Гарри покупал наркотики. Гарри винил себя во всём, так как думал, что если бы не он, Саманта бы никогда не познакомилась с ним. Саманта и Зейн начали "проводить время вместе" (то есть трахаться), и Зейн избил её в первую же ночь. Каждые выходные она возвращалась вся в синяках, родители делали вид, что не замечали. Найлу стыдно это признать, но по-началу он думал, что это Гарри бил её. Да как он вообще мог подумать такое? Гарри никогда бы не поднял на неё руку. Но все думали, что это был Гарри, и Саманта была довольна.
Если коротко, то вот, что получается: Гарри любил Саманту, Саманта любила Гарри, но встречалась с Зейном, так как Гарри слишком хорошо с ней обращался, а ей нужно было, чтобы с ней обращались как с худшим человеком в мире, как с животным, и Зейн делал это с отличием. Она каждый раз клялась, что больше не пойдёт к нему, но всё равно делала это. Зейн был для неё тем, чем для Гарри были порезы - способом разрушить себя.

Затем он рассказывает мне о том, как Гарри чуть не убил Зейна. Буквально. Это было незадолго после смерти Саманты. Зейн стоял возле входа в клуб и курил. Потом подъехал Гарри на 4х4 и бросился на него. Найла не было на месте, но его друг всё видел. Гарри несколько раз ударил Зейна головой об асфальт и пытался удушить. Зейн был весь в крови и практически не мог двигаться. Вскоре приехала полиция и скорая. И если бы они не приехали, Гарри стал бы убийцей.

- Луи, ты в порядке?

Нет, идиот, я не в порядке. Качаю головой. Почти то же самое произошло на той вечеринке, на которую мы пришли вместе. Я помню его злой взгляд, его напряжённые руки и его резкие действия. Господи, да он же правда мог убить его.

- Мне нужен свежий воздух.

Он кивает, и мы вместе выходим на улицу, захватив напитки. Садимся на скамейку возле больницы. Слишком много всего. Слишком много всего я узнал. Найл начинает курить и протягивает сигарету мне, но я отказываюсь.

- Не злись на мою сестру за то, что она сделала. Она была самым несчастным человеком, которого я когда-либо знал. Если бы в своё время ей предоставили нужную помощь, то ничего этого бы не случилось.

Найл так же рассказывает, что его родители ненавидели Гарри. Они говорили, что Саманте нужно общаться со стабильными людьми, а не с психически больными. Теперь я понимаю, почему отец Гарри не хотел, чтобы я знакомил его со своими родителями. Он не хотел, чтобы его сын снова перенёс такое.

Мы просидели там до часа дня, после чего Найл ушёл в университет. Я проводил его машину взглядом и выбросил стаканчик в мусорку. Уже не утро, и мне, наверное, нельзя к Гарри. Но давайте будем реалистами, я только что узнал, что девушка, которую он любил больше жизни, превращала его жизнь в ад, изменяла, а потом покончила с собой, спрыгнув с моста. Думаю, сегодня можно сделать исключение.

***

Исключения не сделали.
У него началась паника, и врачам пришлось вколоть ему транквилизаторы. Они сказали, что у него паническая атака, но пусть они идут к чёрту. Он не в панике, он напуган и разочарован. Это не паника, это сломленный крик о помощи. Я оттолкнул медсестру, чтобы прорваться в палату, но оттуда вышел доктор и он был куда решительнее. Я начал кричать, но он сказал, что если я тут же не успокоюсь, то больше меня никогда не пустят к Гарри. Охрана вывела меня оттуда, дав хорошенький пинок под зад. Я ещё никогда не был так зол.

***

Песня: Sixx A.M. - Skin

Когда мне позвонили этим утром, чтобы сказать, что я могу приехать, то они забыли упомянуть небольшой пустяк - Гарри привязали. На меня словно вылили ведро со льдом. Впервые за всё это время я понимаю, что я в психушке, а не в обычной милой больнице со шторами в цветочек.

Я уже минут пять пялюсь на его связанные запястья. Он спит, и я не хочу его будить, ему нужен отдых. У них должны быть причины на то, чтобы связывать его. Но, блять. Так, ладно. У них есть причины. Они специалисты. Должно быть, Гарри был опасен. Но это совершенно не успокаивает меня. Наоборот.
Эта больница развеяла все мои представления о психиатрических клиниках. Здесь не бронированные двери, люди не выглядят как зомби, из палат не доносятся стоны, крики и истерический смех. Нет. Ничего подобного. Но его связанные запястья разрушают всю эту выдуманную идиллию.
Открываю чёрный блокнот и пишу отсчет. 222. Наклоняюсь к Гарри и целую его в лоб. Похоже, он ещё не успел заснуть, потому что как только мои губы касаются его лба, он шевелится. Сажусь на край кровати. Убираю его локоны за ухо и невесомо поглаживаю волосы, помогая проснуться. Он еле открывает глаза.

- Хэй...

Он очень быстро моргает, будто ничего не видит. Как только он понимает, что перед ним я, то пытается привстать, но не может из-за связанных рук. Он переводит взгляд на свои запястья и снова ложится на подушку. Беру его ладонь в свою и большим пальцем мягко поглаживаю тыльную сторону его руки.

- Хочешь пить?

Он кивает, и я успокаиваюсь. Беру стакан воды с тумбочки и даю его Гарри, помогая сделать несколько глотков.

- Как ты себя чувствуешь?

- Не знаю.

Вот только не говорите, что он снова собирается закрыться в себе. По его отстранённому взгляду сразу всё понятно. Его лицо опять не выражает абсолютно никаких эмоций. Серьёзно, неужели он так и не понял, к чему приводит его замкнутость?

- Прости за вчера. Найл приходил, он хотел поговорить со мной, а ты спал и... - но он не позволяет закончить фразу. Сильнее сжимает мою руку. - Гар...

- Нет.

Его голос звучал так слабо, будто он полностью разрушен. Он на грани. Господи, мне так не хочется видеть его очередную ломку. Вчера он сорвался, потому что меня не было, когда он проснулся утром. Я знаю. Я, блять, знаю это. О чём я только думал.

- Я вышел, чтобы поговорить с Найлом, а когда вернулся, то медсестра не пустила меня к тебе. Я не ушёл, - никакого ответа. - Гарри.

- Я знаю.

Он тихо шепчет, после чего просто взрывается. Он начинает плакать. Пытается что-то мне сказать, но из-за его всхлипов я ничего не понимаю.

- Хэй, тише, тшш.

Ненавижу, когда он плачет. Особенно, если я не могу помочь. Особенно, если он так страдает при этом.

- Тише, всё будет хорошо.

Но он как будто не слышит меня. Рыдания не прекращаются, он никак не реагирует. Зарываюсь рукой в его волосы и начинаю успокаивающе гладить.

- Тшш. Дыши, солнце, всё хорошо.

Повторяю это несколько раз, и его плач становится всё тише и тише. Его дыхание выравнивается, и он смотрит мне в глаза.

- Я не имел права.

Не понимаю.

- Не имел права на что?

- Заставлять тебя прекращать улыбаться.

И слёзы снова скапливаются в уголках его глаз. Удар ниже пояса. Неужели он всё ещё думает, что делает меня несчастным? Что тянет меня вниз? Господи. Я люблю его.

- Нет, боже, нет, - он пытается оттолкнуть меня, но я не двигаюсь с места, - Я не хочу, чтобы ты об этом думал. Я запрещаю. Я не прекратил улыбаться из-за тебя.

- Ты врёшь.

Нет, блять, нет. Я никогда тебе не вру. Я всегда буду улыбаться для тебя. Ты не делаешь меня несчастным, наоборот, ты делаешь меня самым счастливым человеком в мире. Ты не тянешь меня вниз, наоборот, ты спасаешь меня.

- Как ты можешь об этом думать? Как ты можешь думать, что мне не повезло с тобой? Ты - самое лучшее, что случалось со мной в жизни. Правда.

- Раньше ты всё время смеялся, - он задыхается в своих слезах, - До... до меня ты постоянно смеялся...

- Нет, заткнись.

Я не могу позволить ему сказать это. Он не имеет права думать, что делает меня несчастным. Это не так. Повторяю:

- Ты неправ.

Он качает головой.

- Прости.

Не понимаю, почему он извиняется.
Хочу спросить у него, но не решаюсь. Мне нужно знать. Нужно спросить. Чёрт.

- Почему ты хотел покончить с собой?

Мой голос срывается, но я должен знать. В этом точно виноваты не эти чёртовы спагетти. Кладу ладонь на его щёку, смахивая слёзы.

- Это из-за спагетти? Из-за чего? Прости, что заставлял тебя есть. Я... - мне трудно вспоминать тот день. Успокаиваюсь, но слёзы продолжают идти. - Прости за то, что сказал тогда. Чёрт... Я не хотел.

Я жалею о сказанных словах. Что за дерьмо я ему тогда сказал. Господи.

- Я думал, что больше не нужен тебе.
И когда он это говорит, то плачет ещё сильнее. Нет. Он не имел права думать об этом. Освобождаю его запястья и ложусь ближе.

- Ты нужен мне. Всегда.

Обвиваю рукой его талию, переплетаю наши ноги. Повторяю:

- Ты нужен мне, солнце.

- Я не знаю, как мне выбраться, Луи, я не знаю.

- Тише.

Я знаю. Он потерян и беспомощен. Я знаю, что ему плохо. Я знаю, что он страдает. Но он открывается мне. Он просит помощи. И вместе мы выберемся.

- Я не знаю, как мне подняться.

Он сжимает мою руку. Слышу всю боль в его голосе от этих слов, от чего у меня сжимается живот.

- Ты справишься, ангел, ты выберешься. Мы справимся.

Фотография: https://pp.vk.me/c615730/v615730370/1a259/Unp9ZNQ8g2I.jpg

Я ошибался, когда думал, что он закрылся в себе. Наоборот. Он так отчаянно хотел открыться, что выбрал самый отчаянный способ сделать это. Ему нужно было выговориться, но он не знал, как это сделать. Это нужно было нам обоим. Чтобы он выговорился. Чтобы ему стало легче. Не знаю, сколько времени мы тогда плакали, но мне показалось, что прошла вечность.

Мы говорили с ним около двух часов. Он даже согласился попить воды. Но он снова закрылся, когда доктор Стивен вошёл в палату. Он сказал, что его состояние улучшается, и я могу быть рядом во время приёма обеда. Если Гарри приложит усилия, я смогу проводить здесь целый день.

***

Ну нет. Это даже не обсуждается. Не сейчас. Нет. Только не тогда, когда всё начало налаживаться.

***
«Я ошибался, Луи не может меня спасти. Никто не может. Это могу сделать только я, и я сделаю это ради него. И ради себя.» - Гарри.

Видео: https://www.youtube.com/watch?v=s8QibEXjzNE