The Degradation +12209

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
One Direction

Автор оригинала:
@angels_larry
Оригинал:
http://www.degradation.fr/

Основные персонажи:
Гарри Стайлс, Луи Томлинсон
Пэйринг:
Луи/Гарри
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Психология, Философия, POV, Hurt/comfort, AU, Учебные заведения
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, ОЖП
Размер:
планируется Макси, написано 526 страниц, 58 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Seira Royard
«Шикарный перевод, спасибо!» от Alexsa_Lada_Boss
«самый лучший! Пишите еще!!!» от Перчик.....
«Спасибо за этот шедевр)*» от Laura Lynch-Marano
«до конца Вселенной <з» от it is_what_it is
«Отличная работа!» от TusaM
«Ш И К А Р Н О!!!» от Холодное Тело666
«Отличная работа!» от Suzuni
«Спасибо за Ваш труд! » от Kurkovishna
«Отличная работа!» от Сaprice
... и еще 383 награды
Описание:
Я был самым настоящим стереотипом идеальной жизни.
Да, чертовым стереотипом.

А потом встретил его. С его зелеными глазами, с его странностями… И с его болезнью.

«Что бы ты делал, если бы тебе оставалось жить всего 100 дней?» - Аноним
«Я не знаю. Жил бы, наверное. Я бы попытался жить.» - Луи.

Ты всю жизнь был тем, чего я избегал.
Мне нравилось быть стереотипом. Ты все испортил.
Когда банальность встречает разрушение - начинается The Degradation

Посвящение:
Всем, кто верит.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Перевод очень известного французского фанфика.
Наверное, он один из лучших, на моей памяти. The Degradation стал буквально классикой для французских Ларри-Шипперов. Это невероятно тяжелая, необычная, но и красивая история. Я надеюсь, что вам она понравится.

№1 в жанре «Hurt/comfort»
№1 в жанре «Психология»
№1 в жанре «Философия»
№2 в жанре «AU»
№2 в жанре «Ангст»
№3 в жанре «Учебные заведения»
№4 в жанре «POV»
№9 в жанре «Слэш (яой)»
№12 в общем рейтинге всех жанров

Все арты и обложки к фанфику: http://vk.com/album88651370_184715604

Официальный русский трейлер:
http://www.youtube.com/watch?v=c81wZjuQerA

Все 20 французских трейлеров:
http://degradation.skyrock.com/3168425298-TRAILER.html
http://degradation.skyrock.com/3172998899-TRAILER-2.html
http://degradation.skyrock.com/3182635387-TRAILER-3.html

Оригинал в процессе написания.

На Wattpad: https://www.wattpad.com/myworks/52288024-the-degradation

Теперь оригинал фанфика можно приобрести в виде книги вот здесь: http://www.lulu.com/shop/camille-l/d%C3%A9gradation/paperback/product-21900363.html

Enjoy, xo xo.

Глава 6

1 октября 2013, 22:36
Фотография: http://08.img.v4.skyrock.net/2920/88262920/pics/3167932326_1_2_i7QO3Vv7.png
Песня: Sia — Breath me

***

Я никогда не понимал, зачем люди оплакивают мёртвых. Нужно оплакивать пустоту. Боль. Нехватку. Но не мертвых, потому что мёртвые ничего не чувствуют. Нужно оплакивать живых. Тех, кто остался. Тех, кто страдает от этой потери, потому что мёртвому нет никакого дела. Он не страдает. Он просто мёртв. © Гарри

***

Маленькая стрелка моих часов, которая крутится в регулярном ритме. Блондинка, наматывающая прядь волос на палец. Зубрила, с большим шорохом переворачивающий страницу. Библиотекарша, которая печатает что-то на компьютере и периодически морщит нос, чтобы поднять спадающие очки. Паук, который бежит от одной щели к другой. Тиканье больших повешенных над дверью часов. Ручка, которая скатывается по столу и которую я поднимаю вновь и вновь. Вздыхаю. Похоже, всё вокруг намного интереснее находящейся передо мной книги по праву. Вытаскиваю свой IPhone и проверяю, не ответил ли Аноним. Я отправил ему отсчёт дней утром, но никакого ответа. Вчера он тоже не ответил. Вдруг он на меня злится? Каждый раз, когда мне кажется, что у нас получается наладить диалог, он всегда ускользает. И это пугает. Остался всего 31 день до конца отсчёта, а мне кажется, что первый мейл был миллион лет назад. Хотя я ещё помню его сообщение: «Что бы ты делал, если бы тебе оставалось жить всего 100 дней?» Это невозможно, в его вопросе должен быть смысл. Он не просто так его задал. Это не тот тип вещей, которые спрашивают просто так. Чем быстрее проходят дни, тем больше становится то неприятное чувство в моём животе. Потому что, несмотря на то, что он мне сказал, я знаю: что-то произойдёт.

«Мне жаль».

И нажимаю на «отправить». Я не привык извиняться, но я не хочу потерять его сейчас. Не сейчас, когда до конца осталось так мало. Я не могу выкинуть из головы навязчивую мысль, что он сделает какую-то глупость. Ещё раз вздыхаю и кладу телефон обратно. Пытаюсь сконцентрироваться на гражданских правах.

В конце концов, я неплохо продвигаюсь. Спустя час выпускаю карандаш из рук и медленно потягиваюсь, пока мой взгляд резко не останавливается на силуэте. Не может быть. По инерции подношу руку ко лбу и хмурюсь, почувствовав три шва под пластырем. Это должно быть шутка. После четырёх дней полного исчезновения он в пяти метрах от меня. Четыре дня назад я по его вине истекал кровью, волнуясь, не случилось ли с ним ничего, а он просто стоит возле стеллажей. Смотрит в свою проклятую книгу, которую он держит в одной руке, в другой теребит ручку. Да, наверное, это просто шутка. Он не может быть настолько наглым. Но, похоже, что он именно такой. Блять, я четыре дня переживал за него, а он читает, как будто ничего не произошло! Как будто он не выкинул меня на обочине после того, как разбил мне лоб о боковое стекло, потому что этот козёл был зол и пьян! Я сейчас взорвусь. Он подходит к двери и готовится выйти. Я взрываюсь. Встаю, скрипя стулом, и быстро подхожу к нему. Он не заметил, как я подошёл. Сильно толкаю его.

— Как твои дела? Всё в порядке? — он поднимает на меня глаза, а я делаю вид, что рассматриваю его с ног до головы, не скрывая отвращения. Я даже хватаю край его футболки и немного оттягиваю. — Ничего не сломал? — он закрывает книгу, ставя ручку между двух страниц, а я продолжаю холодно на него смотреть. — Целый и невредимый?

 — Луи, не здесь, — он шепчет и смотрит вокруг. Я делаю то же самое и понимаю, что все взгляды направлены на нас, а я в буквальном смысле устраиваю сцену. Только мне плевать. Я слишком зол, чтобы обращать на это внимание. Четыре чёртовых дня.

 — Что? Теперь взгляды людей тебя беспокоят?

Вижу, как он сжимает зубы.

 — ТШ-Ш-Ш-Ш!

Поворачиваю голову к библиотекарше, которая пристально на нас смотрит. Только вот на неё мне тоже плевать. Перевожу внимание на него и уже набираю в лёгкие воздух, чтобы начать на него кричать. Но он не даёт мне времени, хватает за локоть и тащит к выходу, а я настолько удивлён, что поддаюсь. Выйдя в пустой коридор, он бесцеремонно поворачивает меня к себе лицом.

 — Я жду объяснений.

Он ждет объяснений? Он их получит. Резко скидываю его руку.

 — С чего же мне начать? Нет, потому что я правда не знаю. Может, начнём с того, как ты толкнул меня в коридоре? Или нет, лучше с того, как ты вломился в кладовку. О, или ещё с того, как ты свалил из библиотеки, как последняя сволочь. Нет, у меня есть идея получше, давай начнем с того, как ты принял себя за супергероя и спас потерянного среди зеркал идиота. Выбирай!

Я топаю ногой. Ладно, я очень зол. Я активно жестикулирую, когда говорю, а он стоит, не проявляя никаких эмоций. И меня это бесит ещё сильнее, поэтому я ударяю его в плечо. Он немного пошатывается. Не оставляю ему времени ответить, продолжая свою тираду.

— Ты, кстати, любишь сваливать. Это твоя фишка? Сваливать, как последняя сволочь? — отсутствие реакции с его стороны сводит меня с ума. — Тебе нечего сказать?

Он просто пожимает плечами.

 — Я даю тебе закончить.

Ха-ха, как мило. Спасибо.

 — Блять, в чём твоя проблема?! Ты высадил меня посреди дороги и просто свалил! Что с тобой не так?!

Да, я на самом деле злюсь. Знаю, что уже третий раз спрашиваю, что с ним не так, но я четыре дня переживал за него, а он просто стоит здесь без какой-либо реакции. И это бесит ещё сильнее. Не сдержавшись, бью его кулаком в челюсть. Он не предвидел такого поворота событий и повернул голову в сторону от силы удара. Осознаю, что я только что сделал, и перестаю двигаться. Кажется, время остановилось. Вокруг витает мёртвая тишина. Он несколько секунд неподвижно стоит, я тоже не могу пошевелиться, так как понимаю, что сейчас он мне тоже врежет. Он подносит руку к челюсти и медленно массирует ее, поворачивая голову ко мне. Жду, что он ударит, оскорбит или хотя бы злобно посмотрит, но вместо этого он улыбается. У меня, должно быть, галлюцинации? Это сон? Я только что врезал ему, а он улыбается? Злость опять берёт своё, и я скрещиваю руки на груди.

 — Могу ли я узнать, почему ты улыбаешься?

 — У тебя хороший удар правой.

 — Ч-что? — мои глаза в буквальном смысле полезли на лоб. Я, наверное, ослышался?

Он пожимает плечами.

 — Я не думал, что у тебя такой хороший удар. В следующий раз буду поосторожней.

Нет, я не ослышался. А самое странное, что это даже не ирония или провокация, просто констатация факта. И тут мои руки падают, рот немного приоткрыт. Он издевается. Я только что на него наорал, ударил, а он говорит мне об ударе правой? Он в очередной раз вывел меня из душевного равновесия. Я никогда ничего не понимаю с ним.

 — Шутишь?

 — Нет, я серьёзно. Не думал, что ты настолько силён.

Окей, я не знаю, на какой планете он живёт, но я чувствую себя в третьем измерении. В параллельной вселенной. Вот именно, в параллельной вселенной. Он начинает уходить, а я в который раз настолько шокирован, что просто смотрю, как он удаляется. Не могу отреагировать и на самом деле спрашиваю себя, не является ли все это сном? Нет, правда, потому что если меня ударит кто-то, плевать, прав он или нет, то он получит своё в ту же секунду. Я бы не улыбался и не говорил бы с ним о силе его удара. Серьёзно, этот парень должен доставляться с инструкцией по применению.

 — И Луи, — он поворачивается ко мне, и я вижу, как он берёт что-то из своего кармана, прежде чем кинуть мне это. Инстинктивно ловлю. — Зажимай его в руке, — я опускаю глаза на небольшой, резиновый мячик. Он показывает мне на свой лоб, чтобы я вспомнил о своём. — Когда они будут снимать швы, зажимай его в руке, это отвлечёт тебя от боли.

После чего он разворачивается и уходит. Смотрю, как он исчезает в конце коридора, и сильно сжимаю мячик. Давайте подведём итоги: этот парень живёт в другом измерении.

***

 — Бал через две недели, а Даниэль уже заставляет меня пойти с ней выбирать платье.

Хмурюсь и опираюсь о бильярдный стол. Лиам попадает в лунку.

 — Ты идёшь с ней?

Он пожимает плечами, прежде, чем ударить по шару.

 — Ага, — он промахнулся, моя очередь, сосредотачиваю внимание на «6». — Ты идёшь с Элеанор?

 — Наверное, хотя я не знаю, — ударяю. — Она меня бесит, отказывается понять, что мы не вместе.

«6» попадает в лунку, перемещаюсь, выбирая новый шар.

 — Что за глупые слухи вокруг тебя и Стайлса?

Сердце пропускает удар, а кий выскальзывает из рук. Стараюсь сделать невозмутимый вид, как будто не понимаю, о чём он.

 — О чём ты говоришь?

 — Не строй из себя идиота, Луи, ты знаешь, о чём я говорю. Что за спектакль был в библиотеке? Слухи быстрые, знаешь ли.

Я заметил, ага. Поднимаюсь, чтобы посмотреть на него.

 — Ничего, Лиам. Он просто толкнул меня, когда выходил, и я дал ему сдачи.

 — Другие говорят не это.

 — С каких пор ты слушаешь, что говорят другие?

 — С тех, как это касается этого психопата и моего лучшего друга.

Закатываю глаза и раздражённо вздыхаю.

 — Будь осторожней, встречаясь с Даниэль, — ты ведёшь себя как баба, — пытаюсь засмеяться, но выходит слишком фальшиво, знаю, что он заметил это, но не стал настаивать. — Мы сейчас опоздаем, пошли.

Быстро обхожу стол и выхожу из кафе кампуса. Я сжимаю зубы. «Этого психопата». Мне пришлось приложить большие усилия, чтобы не сказать ему не называть его так.

***

Футбольная тренировка меня очень вымотала. Тренер был в плохом настроении и задержал нас до десяти вечера. Буквально падаю на кровать. В такие моменты я рад, что у моего отца столько денег, что я могу позволить себе отдельную комнату. Беру свой Мас и отправляю Анониму сообщение — «30», — прежде чем подставить под голову подушку. Уже почти засыпаю, когда вижу, что пришло новое сообщение. Привстаю, потирая глаза, и ставлю компьютер на колени.

«Почему ты извинился вчера?»

«Потому что я был невежлив с тобой без причины».

«Не нужно было этого делать, и я уверен, что она у тебя была»

«Была. Почему ты не отвечал мне два дня?»

«Я не хотел разговаривать».

«Почему?»

«Потому что».

«Что ты делаешь?»

«Смотрю фильм».

«Какой?»

«Форрест Гамп».

«Правда? Обожаю! Погоди, у меня есть DVD, давай посмотрим вместе? Ты на какой сцене?»

«Идёт. Я перемотаю на начало. Скажешь, когда готов, и включим вместе».


И мы весь вечер смотрели фильм. Комментировали каждый момент и поспорили, кто сможет сказать больше реплик раньше Тома Хэнкса. И да, я позорно проиграл. Он знал их практически наизусть, слово в слово. Но, не желая задевать моё самолюбие, он сказал, что у нас ничья. Мне понравилось делать это с ним. Это странно, но на протяжении двух часов я ощущал себя ближе к Анониму. Я не знаю о нём ровным счётом ничего, даже имени, и я почти свыкся с этим. Но в этот момент я понял, что у нас есть что-то общее. Это приятно.

***

23:30

Тренер опять задержал нас допоздна, и я сопротивляюсь, чтобы не уснуть за рулём. Подкручиваю звук в надежде, что Сoldplay не дадут мне уснуть. Это не очень-то и нужно, потому что увиденное мною через несколько секунд, заставляет меня окончательно проснуться.

 — Не может быть. Что он опять творит…

На улице темная ночь, и я с трудом замечаю его у входа на кладбище. Я никогда не верил в карму, судьбу и прочую чепуху, но чувствую: что бы я ни делал, я всегда с ним пересекаюсь. Останавливаюсь на несколько секунд… и продолжаю ехать. Это не моя проблема, если он помешан на жутких местах из фильмов ужасов. […] Но что он, блять, делает на кладбище в такое время? Ладно, он хотя бы не висит над пропастью. Кладбище ночью. Он не нашёл ничего более жуткого?! Начинаю стучать пальцами по рулю и оборачиваюсь каждые пять секунд.

— А-а-а-а… Блин, бесит.

Торможу, разворачиваюсь и припарковываюсь перед железными воротами. Я не трус, но кладбище — последнее место, на которое я хотел бы прийти посреди ночи. Кладу руки в карманы и, медленно проходя мимо могил, замечаю его.

 — Эй! — знаю, он услышал меня, но не обернулся. Быстрым шагом приближаюсь к нему. Он не оборачивается, не знаю, что он задумал, но это жутко. — Можно узнать, что ты тут делаешь в такое время?

Он наконец-то поворачивается ко мне, и, несмотря на плохое освещение, я вижу, как блестят его глаза.

 — А ты?

И в сотый раз я чувствую себя абсолютным идиотом, потому что я не могу сказать ему, что я тут, на кладбище, посреди ночи, только из-за него.

Но на самом деле меня впервые не так сильно волнует тот факт, что я выставляю себя идиотом. Его глаза блестят — и это меня беспокоит. Он казался мне таким непоколебимым, таким сильным, что эти слёзы в его зелёных глазах, полностью сбивают меня с толку. Мы молча стоим. Наверное, он ждёт ответа, но я вижу боль в его глазах и не могу сказать ни слова. Это такая сильная боль, что нужно быть тупым или недалёким, чтобы не понять, что он потерял близкого человека. Я так часто видел его одного, такого странного и асоциального, среди всех этих глупых сплетен… Я забыл, что он тоже человек и тоже может чувствовать, как все остальные люди. Кажется, что эта тишина никого, кроме меня, не беспокоит.

 — Я могу пойти с тобой?

Он хмурится, пока я молча проклинаю себя. Опять веду себя глупо. Пытаюсь перевести тему.

 — Я не заметил твою 4×4 у дороги. Если ты пришёл сюда пешком, то у меня есть машина. Конечно, если ты хочешь пройтись, тогд…

 — Хорошо.

Слава Богу, он прервал меня, потому что я собственноручно рыл бы себе могилу. Окей… кладбище точно не моё… Я киваю и следую за ним. Мы проходим могилы в тишине. Я сажусь за руль, а он — рядом со мной.

 — Куда тебя довезти?

 — До кампуса.

И он поворачивает голову к окну. Если честно, мне очень непривычно видеть его вот таким, сидящим в моей машине. Это ведь Гарри Стайлс, парень, которого все избегают. Завожу машину — и радио включается автоматически.

 — Тебе нравятся Coldplay?

Смотрю на него краем глаза, а он пожимает плечами, прежде чем перевести внимание на дорогу. Если учесть, что в обычное время он не очень разговорчив, сейчас всё ещё хуже. Я понимаю, что ему плохо, и надеюсь, что разговоры хоть немного смогут его отвлечь.

 — Какую музыку ты слушаешь?

Почувствовав движение, смотрю на него. Он достаёт флэшку из своего кармана, вставляет её в стереосистему и разворачивается к окну. Ладно-ладно, я понял, он не хочет разговаривать. Sia начинает звучать, и я больше не открываю рот. Маршрут проходит в тишине, а песни сменяют друг друга. Не могу перестать поглядывать на него каждые две минуты. Он смотрит, как сменяется пейзаж за окном, и я опять замечаю, как блестят его глаза. Одна слеза стекает по его щеке, но он быстро вытирает ее тыльной стороной руки. Пятнадцать минут спустя я заезжаю на паркинг университета. Едва успел вытащить ключи, как он открывает дверцу.

 — Спасибо.

Не дав мне времени ответить и ни разу не посмотрев в мою сторону, он выходит. Опускаю глаза и понимаю, что он забыл свою флэшку.

***

Кручу её в руках. Вставляю в USB-порт. Вытаскиваю из USB-порта. Опять кручу, опять вставляю, опять вытаскиваю. Вздыхаю. Снова кручу в руках. Вставляю и вытаскиваю. Рассматриваю её. Поворачиваю снова и снова. И снова. Это самая обычная флэшка. Чёрная. Грызу ногти. А-а-а, нет, я не могу так поступить. Резко закидываю её в тумбочку, чтобы больше не видеть. Чтобы не думать о том, что на ней.

***

«И эта боль разрушает меня изнутри». © Гарри