The Degradation +12210

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
One Direction

Автор оригинала:
@angels_larry
Оригинал:
http://www.degradation.fr/

Основные персонажи:
Гарри Стайлс, Луи Томлинсон
Пэйринг:
Луи/Гарри
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Психология, Философия, POV, Hurt/comfort, AU, Учебные заведения
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, ОЖП
Размер:
планируется Макси, написано 526 страниц, 58 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Seira Royard
«Шикарный перевод, спасибо!» от Alexsa_Lada_Boss
«самый лучший! Пишите еще!!!» от Перчик.....
«Спасибо за этот шедевр)*» от Laura Lynch-Marano
«до конца Вселенной <з» от it is_what_it is
«Отличная работа!» от TusaM
«Ш И К А Р Н О!!!» от Холодное Тело666
«Отличная работа!» от Suzuni
«Спасибо за Ваш труд! » от Kurkovishna
«Отличная работа!» от Сaprice
... и еще 383 награды
Описание:
Я был самым настоящим стереотипом идеальной жизни.
Да, чертовым стереотипом.

А потом встретил его. С его зелеными глазами, с его странностями… И с его болезнью.

«Что бы ты делал, если бы тебе оставалось жить всего 100 дней?» - Аноним
«Я не знаю. Жил бы, наверное. Я бы попытался жить.» - Луи.

Ты всю жизнь был тем, чего я избегал.
Мне нравилось быть стереотипом. Ты все испортил.
Когда банальность встречает разрушение - начинается The Degradation

Посвящение:
Всем, кто верит.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Перевод очень известного французского фанфика.
Наверное, он один из лучших, на моей памяти. The Degradation стал буквально классикой для французских Ларри-Шипперов. Это невероятно тяжелая, необычная, но и красивая история. Я надеюсь, что вам она понравится.

№1 в жанре «Hurt/comfort»
№1 в жанре «Психология»
№1 в жанре «Философия»
№2 в жанре «AU»
№2 в жанре «Ангст»
№3 в жанре «Учебные заведения»
№4 в жанре «POV»
№9 в жанре «Слэш (яой)»
№12 в общем рейтинге всех жанров

Все арты и обложки к фанфику: http://vk.com/album88651370_184715604

Официальный русский трейлер:
http://www.youtube.com/watch?v=c81wZjuQerA

Все 20 французских трейлеров:
http://degradation.skyrock.com/3168425298-TRAILER.html
http://degradation.skyrock.com/3172998899-TRAILER-2.html
http://degradation.skyrock.com/3182635387-TRAILER-3.html

Оригинал в процессе написания.

На Wattpad: https://www.wattpad.com/myworks/52288024-the-degradation

Теперь оригинал фанфика можно приобрести в виде книги вот здесь: http://www.lulu.com/shop/camille-l/d%C3%A9gradation/paperback/product-21900363.html

Enjoy, xo xo.

Глава 13 часть 2

4 декабря 2013, 21:17
Фотография: http://auto.img.v4.skyrock.net/2920/88262920/pics/3181479155_1_4_ja1yssiz.gif
Песня: Hurts - Stay

Если у тебя диабет, ты принимаешь лекарство от диабета. Если у тебя гипертония, ты принимаешь лекарство от давления. Но как только ты начинаешь принимать психотропные препараты, все вокруг реагируют так, как будто ты не достоин находиться с ними в одной комнате. (с)Гарри

***

У меня так и не вышло уснуть. Прошло уже шесть дней, и я практически забыл о сне. После нашего разговора, я продолжил лежать на кровати, смотря в пустоту и думая о нём. Выкручиваю себя наизнанку, придумывая, как лучше сказать ему о том, что я всё знаю. Меня сегодня не было на уроках. Слишком устал. Я не привык так мало спать. Наоборот, мне нужно очень хорошо выспаться, чтобы быть в форме, но я не могу. В голове крутится слишком много мыслей. Я должен с ним поговорить. Сейчас. Не могу больше ждать. Не хочу. Боюсь, что мне не хватит смелости, если буду слишком долго ждать. Он может на меня разозлиться... Не хочу его терять. Я часами пытался понять, как отреагировал бы, если бы был на его месте. Если бы он знал столько всего обо мне. Плохо. Я отреагировал бы очень плохо. Чувствовал бы себя преданным, и, возможно, поэтому я так нервничаю. В три часа дня, я сажусь в Lamborghini и в сотый раз повторяю отрепетированную речь. Это не сложно. Ты идёшь туда, стучишь в балконную дверь, говоришь и принимаешь последствия. Я не расскажу ему всё. Только про флэшку и Саманту. Лекарства, лезвия и скальпели оставим на потом. Не могу об этом говорить. Знаю, что должен, но не могу. Я всё ещё не могу взять ответственность за то, что рылся в его ванной. Этого не нужно было делать, поэтому я промолчу. Если он оставляет меня одного у себя дома, то потому что доверяет. А я уже и так потеряю его доверие, когда расскажу то, что собираюсь. Нельзя всё рассказать сразу. Это будет слишком тяжело и для него, и для меня. В 15:25 поднимаюсь по ведущей к его дому аллее. Он сказал мне всегда парковаться на заднем дворе, и меня это вполне устраивает, так я не встречу его отца. Поднимаешься, стучишь, говоришь. Вздыхаю, набираясь смелости, прежде чем выйти из машины. Поднимаешься, стучишь, говоришь. Это не сложно. Теоретически. Я бы даже засмеялся, если бы так не волновался. Поднимаюсь по старой каменной лестнице, пропуская по четыре ступеньки. Главное - ничего не забыть. Чешу кончик носа, закрывая глаза. Лишь бы он не слишком резко отреагировал. Говоришь и принимаешь последствия. Говоришь и принимаешь последствия. Я так яро повторяю это в своей голове, что даже забываю постучать. Толкаю стеклянную дверь и быстро захожу в комнату, опустив голову. Слова сами начинают вылетать на максимальной скорости. Половина из того, что я говорю – непонятная чушь. Всё, что я репетировал всю ночь, пошло коту под хвост. Но я не могу остановить поток слов. Не сейчас.

- Я знаю о тебе и Саманте. Ты забыл свою флэшку у меня в машине, тем вечером, и я не смог сдержаться, чтобы не посмотреть, что на ней, потому что я любопытный, а ещё, я кретин. Любопытный кретин. И я увидел фотографии и понял, что она была твоей девушкой, и ты был очень красивым на фотографиях, я никогда не видел, чтобы ты так улыбался, и да, я знаю, что не должен был этого делать. Но это сильнее меня, я даже распечатал одну фотку, где ты один, и держу её под подушкой. Я полный кретин, знаю. Ты можешь издеваться надо мной сколько хочешь, но не злись, пожалуйста. Я просто хотел узнать, кто такая Саманта, и я знаю, что она покончи... Что она покончила с собой, и это должно быть тяжело для тебя и... И мне жаль. Прости за то, что я рылся вот так, но это сильнее меня. Чёрт, это я уже говорил. Но мне правда нужно было узнать тебя, потому что ты никогда не разговаривал со мной, и Аноним тоже. Понимаю, что ты можешь с чистой совестью послать меня куда подальше, но я не хочу никуда уходить. Так что, если ты выгонишь меня, я могу стоять под твоей дверью, пока ты не сжалишься и не впустишь меня обратно. Или нет, можешь не впускать. Только одолжи мне Сволочь, и мы будем оба сидеть на пороге, так мне будет менее одиноко. Твой голос. Я слушал твою песню. Чёрт, я знаю её наизусть. Знаю, сейчас ты хочешь меня выгнать, а не петь, но я люблю твой голос и твою песню. Она хотя бы разговаривает со мной, не то, что ты. Я не должен был вторгаться в твою личную жизнь, но это твоя вина, ты не должен был оставлять свою флэшку у меня в машине и никогда не просить её обратно! Я ведь идиот, который не знает, что можно, а что нельзя, и сейчас ты знаешь, что я не знаю. Блин, такое выражение вообще существует? Кажется, всё что я сказал – бессмысленно. Это ты виноват, не я. Это ты отвлекаешь меня и... Я здесь вообще не при чём! Это ты появился из неоткуда, перевернул мою жизнь и взорвал мне мозг. А это похуже, чем посмотреть содержимое какой-то несчастной флэшки. Это полностью твоя вина. Чёрт, что я несу. Не слушай меня. Скажи же что-то, не дай мне опозориться ещё сильнее и... Прости меня.

И мне не хватает воздуха. Буквально. Слава Богу, что у меня нет астмы, а то я бы уже давно умер. Тяжело дышу. Я протараторил всё это в бешеном ритме, провалил отрепетированную речь и настолько опозорился, что боюсь даже поднять голову. Хочу убежать отсюда и заживо закопать себя где-то в парке. Смотрю в пол, и мёртвая тишина уже начинает настораживать. Я всю ночь пытался предугадать его реакцию. Злость, ненависть, отвращение. Думал, что он начнёт орать, оскорблять. Да, я на самом деле, предвидел всё. Всё. Кроме того варианта, что его просто не будет дома. Когда я, наконец, поднимаю глаза, то замечаю, что комната пуста. Даже Сволочи нет. Я ещё никогда не чувствовал себя таким глупым. Смотрю на коллаж фотографий Саманты, и такое чувство, что даже она смеётся надо мной. Хотя, ей есть над чем смеяться. Я стою посреди комнаты, руки болтаются туда-сюда, и я похож на кретина. Я и есть кретин. Саманта продолжает смотреть на меня, кривя рожицы.

- Только попробуй что-то сказать.

Круто, я разговариваю с фотографиями. Всё лучше и лучше. За что мне всё это? И как будто на мою голову свалилось недостаточно позора, именно в этот момент, стеклянная дверь за моей спиной открывается.

Песня: Lawson - You'll Never Know

Поворачиваюсь, когда он заходит в комнату, держа в руках коричневый бумажный пакет. Сволочь толкает его, пытаясь пробраться ко мне. Он нюхает мои ноги и уходит куда-то в дальний угол комнаты. Это, наверное, глупо, но мне нравится, что он узнает мой запах. Что я не просто какой-то там незнакомец. Гарри улыбается, увидев меня.

- Привет.

И это мне тоже нравится. То, что он не сказал «Что ты здесь делаешь?», к примеру. Да, он говорил, что я могу приходить, когда захочу. Но я никогда особо не решался, так что мне приятно осознавать, что он, на самом деле, не против. Только вот я не способен ответить. Слова застревают в горле, и я чувствую неприятное чувство внизу живота. Мне плохо, потому что я знаю, что через несколько секунд он потеряет улыбку и будет не так рад меня видеть. Он ставит сумку на стол и снимает пальто с ботинками. Заметив моё молчание, приподнимает бровь.

- Луи?

- Я знаю о тебе и Саманте.

Это вырвалось само собой. Боюсь его реакции. Это был не самый лучший способ сказать ему правду, и какого чёрта я вообще творю? Наверное, тот факт, что я только что прочитал целый монолог пустой комнате, немножко вывел меня из строя. Не могу сказать это снова. Это выматывает. Я так долго злился на себя, так долго убеждал сам себя, что я никто, если так поступил с ним. Больше не могу. Не могу больше так себя ненавидеть, мне нужно, чтобы это прекратилось. Чтобы он наорал на меня, выгнал, но главное - чтобы простил. Я просто хочу снова чувствовать себя нормально. Вижу, как он застывает на несколько секунд, прежде чем ответить.

- Знаю.

Прошу прощения? Широко раскрываю глаза. Он часто выводил меня из равновесия, но не до такой же степени. Я даже непроизвольно открываю рот.

- К-как это, ты знаешь?

Он снимает свой шарф и поворачивается ко мне спиной, чтобы вытащить что-то из пакета.

- Я понял.

Он ставит старую виниловую пластинку на уже заполненную полку, а я стою, как последний идиот, не зная, что сказать.

- Но ты... Ты не злишься на меня?

- Нет. – он ставит последнюю пластинку и поворачивается ко мне. Смотрит на меня и хмурит брови. – Ты устал?

Теперь брови хмурю уже я. Мы сможем когда-нибудь нормально поговорить без того, чтобы он менял тему или закрывался в себе? Я практически сжимаю зубы от разочарования. Мне нужно говорить с ним. Сейчас же. Но я всё равно отвечаю.

- Немного.

- Идём.

И он протягивает мне руку. Я так боялся того, что он оттолкнёт меня, что при виде этого простого жеста я чувствую огромное облегчение. Хватаюсь за неё, как за спасательный круг. Но я не понимаю его. Он должен злиться. Я ведь, в конце концов, рылся в его личной жизни. Я был бы просто вне себя от ярости, если бы был на его месте. Мы оба садимся на край кровати, и он нагибается, чтобы снять мои Vans. Не знаю, что он задумал, но если он пытается ещё больше увеличить моё чувство вины, то у него прекрасно получается. Отсутствие реакции настолько меня беспокоит, что я сам решаю её вызвать.

- Откуда ты знаешь?

- Из-за моей флэшки.

- Ты специально забыл её в машине?

- Нет.

Он аккуратно ставит мою обувь на пол и принимается снимать пальто. Я зашёл так быстро, что даже забыл о нём.

- Ты не злишься?

- Нет.

- Точно?

- Да.

Он расстёгивает пуговицы, одну за другой, и кладет пальто рядом с обувью.

- Но я всё равно рылся в ней.

- Знаю.

Он оттягивает шарф.

- А ещё, я слушал твою песню.

- Тебе понравилось?

- Я знаю её наизусть.

Он снимает ткань с моей шеи, и я чувствую себя ещё хуже, чем раньше. Он должен наорать и выгнать меня. Не знаю, но точно не заботиться обо мне! Да, он отличается от остальных, но всему же есть пределы. Скрещиваю руки на груди.

- Ты, вообще-то, должен накричать на меня или ХОТЯ БЫ позлиться. Можешь ругать меня, если хочешь.

- Зачем мне ругать тебя?

- Потому что я рылся в твоей личной жизни и скрыл это от тебя!

Я практически сержусь на полное отсутствие реакции с его стороны. Смотрю на него, и когда не нахожу в его глазах ни капли упрёка, то понимаю, что спорю... Сам с собой. Тяжело вздыхаю. Я веду себя, как последний придурок, провоцируя его. Но я так на себя злюсь, что не понимаю, как он может этого не делать. Чувствую себя таким жалким, что не решаюсь на него посмотреть. Поворачиваю голову, опуская глаза. Только вот Гарри с этим не согласен. Он берёт меня за подбородок, приподнимая его вверх и заставляя тем самым посмотреть на него. Ну, а я решаю смотреть на стену.

- Луи...

- Что?

- Посмотри на меня.

– Нет.

– Пожалуйста.

Нет, и когда я хочу, то могу быть очень упрямым. Я обиделся, как маленький ребенок, сам не понимая на что. Просто чувствую себя слишком жалко, чтобы посмотреть на него. А ещё, я устал. Так что просто не могу не вести себя, как ребёнок. Слышу, как он вздыхает рядом.

- Хорошо, иди сюда.

И, не дав мне времени отреагировать, он обводит мою талию рукой, и мы оба ложимся на кровать, пока он укрывает нас одеялом. Я лежу к нему спиной, и он притягивает меня ближе к себе.

- Ты устал.

Так, я должен, на самом деле, ужасно выглядеть. Лёжа вот так, я понимаю, насколько он прав. Знаю, уже говорил, но я и правда не привык так мало спать. Между футболом, матчами, тренировками, лекциями и домашней работой я вынужден вести очень активный образ жизни. Так что мне нужно много отдыхать, чтобы всё успевать.

- Прекрати злиться на себя.

Он прошептал это мне в шею. И чувствуя тёплое дыхание на моей коже, я рефлексивно прижимаюсь ближе к нему.

- Но как ты можешь не обижаться на меня?

- Поговорим об этом, когда ты проснёшься.

- Нет, сейчас.

Мне нужно понять сейчас, иначе я не смогу уснуть. Вина всё ещё не исчезла, и тот факт, что он не злится на меня, только усугубляет ситуацию.

- Думаю, ты и так достаточно терзаешь сам себя.

Хочу повернуться, чтобы посмотреть на него, но мне слишком хорошо. Не хочу шевелиться, поэтому просто переплетаю наши ноги. Он крепче обнимает меня, и даже если я не собираюсь спать, глаза сами начинают закрываться.

- И ты забываешь самое главное.

- Что?

- Если бы ты не посмотрел содержимое моей флэшки, то меня бы сейчас здесь не было.

Сердце сжимается. Я и не подумал об этом, но он прав. Если бы я не влез в его жизнь, то никогда бы не узнал о Саманте, а если бы я никогда не узнал о Саманте, то не узнал бы и о мосте и не нашёл бы его, и он... И его бы здесь не было. Я больше не злюсь на себя. Не так сильно. Ведь несмотря на то, что у меня не было права рыться в его личной жизни, он здесь только благодаря этому. Я прижимаюсь к нему так сильно, как это вообще возможно. Я нуждаюсь в этом, как никогда раньше. Нуждаюсь в нём, в его руках. Мне нужно убедиться, что он не злится на меня. Мне просто нужен он.

- А теперь спи.

- Ты тоже будешь спать?

- Я останусь рядом.

- Ты будешь здесь, когда я проснусь?

- Обещаю.

Я и забыл, как спокойно находиться рядом с ним. Последнее, что я запомнил, прежде чем уснуть - это его губы, целующие мою шею.

Фотография: http://auto.img.v4.skyrock.net/2920/88262920/pics/3181479155_1_52_1txfYITq.jpg

***

Песня: Daniel Bedingfield - If You're Not The One



Он сдержал обещание. Первое, что я почувствовал, когда проснулся - это его руку, сжимающую мою талию. А первое, что я сделал, ещё не успев открыть глаз - это прижался к нему поближе, зарываясь носом в шею. Он не отпускал меня, немного поглаживая спину, чтобы я проснулся. Не знаю, сколько времени мы так пролежали, наверное, много, потому что я специально посапывал, притворяясь спящим, чтобы это никогда не заканчивалось. Я знаю, что он не спал. Он мне этого не говорил, но я заметил, что он такой же усталый, как и вчера. Мне не хватило смелости спросить, что он делал. Я ведь помню, что уснул около пяти вечера, а встали мы в десять. Он никуда не вставал, потому что я проснулся в точно такой же позе, что и уснул. Если бы он ушёл, я бы это почувствовал. Он смотрел, как я спал? Не знаю. Знаю только то, что мне совершенно не нравятся круги под его глазами. Ему нужно поспать. Ему нужен сон намного больше, чем мне, но я не решаюсь заговорить об этом. Ведь просыпаться в его руках было очень-очень приятно. Приятно не открывать глаза и не видеть рядом с собой пустое место. Надеюсь, это не в последний раз.

Проснувшись в 22:00 я, конечно же, снова умирал с голода. Только вот на этот раз, мы решили не рисковать ещё раз получить пищевое отравление. Мы взяли его 4х4 и поехали в ближайший фастфуд. Как же было приятно выходить с ним на люди. А ведь мы ничего особенного не делали. Даже не целовались. Он просто обнимал меня за талию, пока мы ждали наш заказ, но это было... Не знаю. Этот незамысловатый жест многое для меня значит. Он доказывает, что Гарри не стыдится меня. А что я? А я плевал с высокой колокольни на окружающих нас людей. Ни секунду не сомневался, прежде чем прижаться к нему. Никогда бы не подумал, что смогу сделать такое, не чувствуя ни капли неудобства. Может, это потому, что там не было моих знакомых?.. А хотя нет. Я ведь был готов поцеловать его перед парнями из команды, недавно. Только сейчас понимаю, что когда я с ним, мне плевать на окружающих, я думаю только о нём. И он тоже. Надеюсь. Когда нужно было платить, мы решили всё без споров. Он заплатил за пиццу, которую мы заказывали в прошлый раз, поэтому я настоял на том, что на этот раз, угощаю я. И даже несмотря на то, что он уже вытащил свою кредитку – он не стал спорить. У нас обоих есть деньги. Да, у него их больше, но мне нравится то, что он не хвастается этим.
Это был самый обычный момент. Но он всё равно останется одним из самых приятных в моей жизни. Так, мне нужно прекратить всё время говорить «приятно», но, чёрт возьми, я же не виноват, что это было, на самом деле, приятно.


Сейчас почти полночь, и он паркуется у кладбища. Пока мы ели, он сказал, что хочет отвести меня куда-то, и я не задавал лишних вопросов. Да, он обещал, что мы поговорим, когда я проснусь, но я никогда бы и не подумал, что он привезёт меня сюда. Что он привезёт меня к Саманте. Не знаю, как реагировать. Ведь, если он приходит сюда, то для того, чтобы остаться наедине. Наедине с Самантой. Я не хочу отнимать это у него. Когда мы выходим из машины, я всё ещё сомневаюсь и смотрю на него, хмуря брови.

- Ты точно уверен, что это хорошая идея? Ты не обязан делать этого...

Он вытаскивает одеяло из багажника, прежде чем закрыть его и взять меня за руку.

- Я хочу.

Иду за ним, не протестуя. Для него и говорить-то не всегда бывает легко, а привести меня сюда, должно быть ещё сложнее. Но думаю, он понял, что мне это нужно. Что мне нужно узнать о нём больше. И от него самого, а не роясь в его вещах. Он ведёт меня через кладбище, и когда я вижу, что он идёт к могиле Эрнеста, а не Саманты, то не могу сдержать улыбку. Ведь у нас тоже есть свои собственные моменты на этом кладбище.
Наш второй поцелуй. Да, знаю, я дал ему пощёчину, но это, всё равно, очень важное событие. По крайней мере, для меня, потому что именно тогда я понял, что он мне нравится. То, что мы вернулись сюда вдвоём - что-то да значит. Чёрт, с каких пор я стал сентиментальным?
Как оказалось, Гарри взял два одеяла. Одно он положил на могилу, а другое держит в руке. Он садится, опираясь спиной о надгробный камень, и раздвигает ноги, протягивая мне руку. Быстро, даже слишком, присоединяюсь к нему, прижимаясь спиной к его торсу, пока он накрывает нас одеялом и обхватывает меня руками. Мы молча лежим, смотря на небо. Наши пальцы играют с друг другом. Да, нам, на самом деле, хорошо. Решено, эта поза будет предназначена не только для фильмов ужасов или «Гарфилда». Она наша. Я опрокидываю голову назад и ставлю её ему на плечо, а он зарывается в мою шею, как будто желая почувствовать мой запах. Я заметил, что он довольно часто так делает. Каждый раз, когда обнимает меня. Как будто это что-то жизненно-необходимое.

Фотография: http://auto.img.v4.skyrock.net/2920/88262920/pics/3181479155_2_24_dV22w4OE.jpg
Песня: Poets Of The Fall – Sleep, sugar


- Ты часто приходишь сюда?

- Да.

- Скучаешь по ней?

- Очень.

И даже если это вызывает не самые приятные чувства, я рад, что он честен.

- Вы были близки?

- Думаю, да.

Я хочу задать ему так много вопросов, но нужно быть деликатным. Боюсь, что он может закрыться в любой момент, потому что ему должно быть чертовски больно сейчас. А я не хочу потерять его, как всё время теряю Анонима, как только разговор затрагивает тяжёлые темы.

- Расскажи мне о ней?

Замираю на месте и прекращаю играть с нашими пальцами. Да, я даже дышать с трудом решаюсь. Блин, я и тактичность – это самые несовместимые вещи в мире. Какой же я идиот. Думаю, он понял моё беспокойство и сам начал снова гладить мою ладонь, крепче прижав к себе.

- Что ты хочешь знать?

Всё.

- Как вы встретились, как влюбились, как долго вы были вместе и...

Я замолкаю на последних словах, боясь сказать что-то лишнее. Он заканчивает предложение за меня.

- И тебе интересно, почему она покончила с собой.

- Да.

Странно, но мне, похоже, неудобнее, чем ему. Он кладет подбородок мне на плечо и гладит моё запястье. Мне не нужно поворачивать голову, чтобы понять, что мы оба смотрим в одну сторону. На могилу Саманты.

- Мы познакомились, когда нам было по десять лет.

- Как? – чувствую, что он съёживается. Поворачиваю голову, чтобы посмотреть ему в глаза. – Можешь не отвечать. Прости, я слишком любопытен.

- Нет, всё в порядке.

- Точно?

- Да.

Он снова смотрит перед собой. Думаю, ему легче разговаривать со мной, не смотря в глаза. Целую его в щёку и тоже поворачиваюсь.

- Мы ходили к одному психологу.

- Ты ходил к психологу?

- Я всё ещё хожу к нему.

- Правда?

- Да.

И я вспоминаю о всех тех лекарствах, которые увидел в его ванной. Саманта тоже была больна? Хочу спросить его, зачем он ходит к психологу, но не решаюсь.

- Он тебе помогает?

- Не знаю. Иногда, мне кажется, что нет, но иногда я понимаю, что мне нужны его советы.

- Его? Это мужчина?

- Да.

- И всё как в фильмах? Ты лежишь на диване, а он сидит в кресле и записывает всё в большой блокнот?

Поднимаю на него взгляд, и замечаю легкую улыбку на его устах.

- Нет, не совсем. Сначала, я ходил к нему в кабинет, но у меня не выходило там разговаривать. Так что, теперь, он приходит сам.

- К тебе?

- Да.

- В твою комнату?

- Нет, чаще всего, в игровую. Иногда, мы играем в бильярд.

- Ты играешь в бильярд со своим психологом?

- Это была его идея. Если он выигрывает, я разговариваю, а если выигрываю я, он оставляет меня в покое.

- И?

- И я отличный игрок в бильярд.

- Я уверен, что обыграю тебя.

- В бильярд?

- Ага.

- Можем проверить, если хочешь.

- Сыграем на спор.

- И на что же поспорим?

- Эм... Проигравший приготовит поесть.

- Не думаю, что в таком случае вообще будет победитель.

Вспоминаю наш омлет, кривясь.

- Ты прав, это не очень хорошая идея. Нужно придумать что-то не настолько токсичное.

Я располагаюсь поудобнее, смотря на звёзды. Он начинает немного покачивать нас.

- Как вы влюбились?

- Думаю, мы всегда были влюблены. Просто не всегда были парой.

- У тебя было много отношений?

- Нет, не у меня. У неё.

- У неё было много парней?

- Плохих парней.

И даже если он пытается скрыть это, я чувствую злость в его голосе. Хочу узнать больше, но боюсь спугнуть его, поэтому меняю тему.

- В любом случае, она была очень красивой.

- Да, была.

Злость каким-то магическим способом испарилась, а на замену ей пришла нежность. Такая нежность, что я непроизвольно начинаю ревновать. Я не должен чувствовать это, но не могу перестать. Когда я вижу перед собой их фотографии, когда вижу его улыбку, то не могу перестать завидовать Саманте, потому что она была причиной его улыбки. Скорее всего. Да, эта ревность совершенно не к месту, но это сильнее меня. Думаю, пока он не улыбнётся мне так, как улыбался ей, она будет вечно отнимать у меня частичку его.

Я прошу его рассказать мне о ней. Он говорит о безобидных и неинтересных вещах, как, к примеру, о том, что она была вегетарианкой. О том, что она ненавидела розовый цвет и всё время смотрела только мелодрамы, от которых его уже воротило, настолько сопливыми они были. Но он, всё равно, смотрел их, потому что ему нравилось смеяться над ней, когда она плакала в конце, без особой причины. Не могу сдержать смех, когда он говорит, что она храпела.

- Храпела? Правда?

- Да.

- Что, правда-правда? Сильно?

- Не до такой степени. Но да, иногда, она храпела.

- И у тебя получалось спать?

- Я привык, со временем. И прекрати издеваться над ней, ты вообще говоришь во сне.

Ладно, это меня заткнуло. Резко поворачиваюсь к нему.

- Как это, разговариваю во сне?

Он улыбается, замечая мой испуганный вид.

- Ну, не совсем разговариваешь, а, скорее, что-то бормочешь. Однажды, ты сказал моё имя.

Окей, а сейчас, мне просто стыдно. Возвращаюсь в исходную позицию, рассматривая землю. Только вот он, похоже, не закончил.

- А ещё, ты двигаешься.

Пора пойти и закопать себя в одну из могил. Надо пойти к Эрнесту. Точно.

- Двигаюсь?

- Ты много шевелишься во сне. Мне приходится по несколько раз укрывать тебя.

Толкаю его локтём в бок, в знак протеста.

- Ну всё, не смейся.

Он сильнее прижимает меня к себе, целуя в плечо.

- Я и не смеюсь.

Фотография: http://auto.img.v4.skyrock.net/2920/88262920/pics/3181479155_1_30_rev4sI3t.gif

***

Мы больше ничего не говорим. Он смотрит на звёзды, а я кусаю губу, перебирая пальцами. Ищу нужные слова. Для него нелегко говорить об этом, и я не хочу, чтобы он закрылся в себе, но... Если он решился поговорить со мной, то нужно пользоваться моментом. В конце концов, решаю сказать всё так, как есть, потому что не могу найти правильную формулировку.

- Ты ведь не спишь, когда я рядом, да?

- Я не могу.

- Это из-за меня? Потому что я слишком много двигаюсь во сне?

Чувствую, как он напрягается, и сам начинает нервно перебирать пальцами под одеялом.

- Нет, это здесь не при чём.

- Что тогда?

- Последним человеком, с которым я спал, была Сэм...

Я привстаю и немного разворачиваюсь, чтобы посмотреть на него.

- Ты не обязан говорить об этом.

- Просто... - он несколько секунд смотрит мне в глаза, прежде чем отвести взгляд. – Просто когда я уснул рядом с ней в последний раз, её не было рядом, когда я проснулся. А несколько часов спустя, она...

Ему не нужно заканчивать предложение. Я понял всё, что он хотел мне сказать. Несколько часов спустя, она умерла. Такое чувство, что я получаю сильный удар в живот, когда вижу, как блестят его глаза. Он закусывает губу и разъединяет наши руки, чтобы смахнуть слезу с щеки. Никогда бы не подумал, что сердце может сжаться до такой степени. Но именно это и происходит, когда я вижу всю эту боль в его глазах. Моё сердце словно вырывают из груди.

- Поэтому ты и уходишь каждый раз, когда мы спим вместе? Потому что ты боишься, что меня не будет рядом, когда ты проснёшься.

Это был даже не вопрос, но он, всё равно, незаметно кивает. Я ошибся. Моё сердце не вырвали, оно всё ещё здесь и приносит дикую боль. В глазах стоят слёзы. Я только что осознал, что он не просто в трауре, что для него не просто тяжело справиться со смертью своей бывшей девушки. Он полностью сломан изнутри, и не может идти дальше.

- Я никуда не уйду.

И я полностью оборачиваюсь, чтобы сидеть прямо напротив него. Я должен смотреть на него, должен видеть его. А ещё, я должен быть уверен, что он понимает, насколько я искренен. Но он не смотрит на меня, а, наоборот, опускает глаза. Это ещё больнее.

- Я знаю, что ты не уйдёшь, но, всё равно, не могу. Думаю, это сложнее всего. Знать, но, всё равно, быть неспособным сделать это. Мне, правда, жаль.

Его голос ломается на последнем слове, и я начинаю чувствовать всю его вину. Когда он, наконец, поднимает голову и смотрит мне в глаза, всё становится ещё хуже. Хуже всего. Я никогда раньше такого не чувствовал. Просто хочу взять и забрать всю его боль. Это даже не желание, а необходимость. Жизненная необходимость - больше не видеть, как он страдает.

- Мне так жаль, что приходится оставлять тебя одного. Ты даже не представляешь, как я злюсь на себя. Я боюсь уснуть рядом с тобой. Боюсь проснуться и понять, что тебя нет...

- Тс, замолчи. - это слишком. Я больше не могу смотреть на его боль. Это слишком сложно. Привстаю на коленях.– Я знаю, как мы поступим.

- Как?

- Ты меня привяжешь.

Он удивлённо распахивает глаза.

- Даже не обсуждается. Я не стану привязывать тебя к своей кровати.

- Да нет же! Не к кровати. А к себе.

- К себе?

- Да, к себе. – смотрю вокруг, в поисках нужного предмета. – Точно! Нашёл.

Начинаю отрывать край своей футболки.

- Что ты делаешь?

- Увидишь.

Получается не сразу, но, приложив все усилия, у меня, наконец, выходит оторвать кусок ткани. Быстро поправляю свитер, из-за холодного ночного воздуха, и поднимаю на него глаза. Делаю узел на концах ткани. Он смотрит, хмуря брови, но не вмешивается. Я беру наши руки, переплетая пальцы, и несколько раз обматываю их куском футболки, туго затягивая.

- Вот.

- Луи... - он смотрит на наши связанные руки. - Ты не должен этого делать...

- Кто сказал, что это для тебя? – он смотрит мне в глаза. – Это для меня. Мне понравилось просыпаться в твоих объятиях. И я больше не дам тебе сбежать.

Грустная улыбка появляется на его устах.

- Я попытаюсь.

- Нет. Мы попытаемся вместе. И у нас получится.

И то, что я вижу в его взгляде, сжигает меня изнутри. Я понимаю, что не только наши запястья теперь связаны простым куском ткани от футболки. Когда он, что есть силы, сжимает мои пальцы, я делаю тоже самое. Мы сидим молча, и снова погружаемся в вечность. В ту, которая окутывает нас каждый раз, когда мы вместе. В ту, которая способна изменить мир. То чувство, что всё вокруг остановилось, что Земля прекратила вертеться. Что больше ничего не существует.

- Спасибо, Луи.

Эти слова значат намного больше простой благодарности. Эти слова наполнены обещаниями. Он попытается, а я не дам ему сдаться. Знаю, будет непросто, но я не собираюсь сдаваться. Вдвоём, у нас всё выйдет. Ведь теперь, мы всё будем преодолевать именно так. Вдвоём.

Фотография: http://auto.img.v4.skyrock.net/2920/88262920/pics/3181479155_2_38_uRB51RjG.jpg
Песня: Sam Tsui - Heaven


Я снова ложусь на него, пока наши руки остаются связанными. Он опять положил подбородок на моё плечо, и наши щёки соприкасаются. Он начинает говорить о Саманте. Снова о безобидных вещах. Но я, всё равно, молча слушаю. Думаю, ему приятно, наконец, выговориться, ведь он так редко разговаривает. Для меня много значит то, что он вот так просто говорит мне о ней. Ведь несмотря на то, что он не рассказывает ничего важного, он, всё равно, открывается мне. Он не говорит о её смерти, а я не задаю вопросов. Подожду, пока он будет готов.

- Почему ты зовёшь Сэм?

- Потому что я был единственным человеком, которому она позволяла так себя называть.

- А как она называла тебя?

- Хаз.

Он начинает покачивать нас из стороны в сторону и гладить тыльную сторону моей ладони большим пальцем. Есть ещё один вопрос, который я просто не могу удержать в себе.

- Я первый... Первый парень, с которым ты встречаешься?

- Да.

Нервно закусываю губу. Но раз уж начал – нужно продолжать. Не хочу останавливаться, потому что не уверен, что смогу ещё раз найти смелость, чтобы начать этот разговор.

- Кто мы друг для друга?

- В смысле?

Он опускает на меня взгляд.

- Мы вместе? Как пара, я имею ввиду. Потому что я знаю, что я только +Гарри, но что насчёт тебя?

И как только до меня доходит, что я только что сказал, я резко замолкаю. Кажется, я становлюсь красным, как томат. Очень красный томат. Быстро разворачиваюсь. Я сейчас, на самом деле, пойду к Эрнесту. Хватаюсь за голову руками. Да, только вот наши запястья связанны, так что это не слишком-то просто. Возможно ли быть ещё большим кретином? Не могу поверить, что, на самом деле, сказал это. Мне не нужно смотреть на него, чтобы понять, что он улыбается.

- Просто +Гарри?

Давай, опозорь меня ещё больше.

- Забудь, что я сказал.

- Нет.

- Да.

- Объясни мне.

- Нет.

- Да.

Блин. Он убирает наши руки от моего лица и приподнимает его за подбородок, заставляя посмотреть ему в глаза.

- Объясни, пожалуйста.

- Ладно, но ты будешь считать меня идиотом.

- Я никогда не буду считать тебя идиотом.

Вздыхаю отводя взгляд. Потому что да, просто опозориться - я могу, но опозориться, смотря ему в глаза – нет. Начинаю теребить одеяло. И, конечно же, его пальцы делают тоже самое.

- Хорошо, только не смейся.

- Обещаю.

- Я... То есть... Ты уверен, что хочешь знать?

- Уверен.

- Но это глупо.

- Не глупо. Расскажи.

- Ну... Я понял, что ты мне нравишься, то есть, больше, чем нравишься... Я начал ставить под вопрос свою ориентацию, потому что до тебя меня не привлекал никакой парень. Ну, ты понимаешь. И это немножко меня беспокоило. Только немножко... Ладно, может, это сильно меня беспокоило. Другие парни совершенно меня не привлекают. Совершенно–совершенно. Это только ты. Значит, я не гей. Я не би, потому что парни меня правда не притягивают. А потом я понял, что меня вообще никто не притягивает. Никто, кроме тебя. Так что, я решил, что я только +Гарри. Видишь, я же говорил, что это глупо.

- Я не считаю это глупым.

- Ага, конечно.

- Правда.

- Давай, смейся.

- Я не буду смеяться. И знаешь, что?

- Что?

- Думаю, я тоже, только +Ты.

Окей. Моё сердце только что прокатилось на американских горках. Раза три. А может и пятнадцать. Я всё это время прижимался к его спине, смотря в пустоту, настолько глупо себя чувствовал. Но сейчас, это сильнее меня. Поворачиваюсь и вижу его улыбку.

- Правда?

- Да.

- Ты просто +Луи?

- Да, так же, как и ты просто +Гарри.

***

Думаю, некоторые поцелуи должны оставаться личными. Тот, которым мы обменялись тогда – был одним из них. Он прожигал меня изнутри, и я чувствовал, как он течёт по моим венам. Он проник в каждую клетку моей кожи. Я всё ещё чувствую вкус мяты на губах и горячее дыхание на моём лице, как будто он всё ещё здесь.

Солнце только начинало вставать, когда мы покидали кладбище, отказываясь разрывать наши руки. Он вёл очень медленно. Когда мы приехали к Гарри, я сказал ему оставить кусок ткани, сел в собственную машину и поехал к себе. Сегодня, мы не будем спать вместе. Я отказался, потому что ему нужно отдохнуть. Сейчас 7:03, я лежу на кровати и смотрю на сообщение, которое собираюсь отправить. Несколько часов назад, я был до смерти напуган, что он оттолкнёт меня, а сейчас, более, чем уверен в том, что он никогда этого не сделает. Знаю, у Гарри есть ещё много скелетов в шкафу, много вопросов так и остались без ответов, но теперь, я больше не боюсь. Этим вечером, у него вышло довериться мне. Мы сделали шаг вперёд, и это только начало. Плевать на его болезнь, на его прошлое, на все его секреты. Я спас его на том мосту не для того, чтобы сбегать сейчас. Отправить .

«124.
Не бойся закрыть глаза. Теперь, есть только Ты&Я.
Только +Мы»


Фотография: http://auto.img.v4.skyrock.net/2920/88262920/pics/3181479155_1_50_N7t8UlEd.jpg