Мистер Хэндс

Слэш
NC-17
Завершён
187
автор
Хлора бета
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
187 Нравится 12 Отзывы 18 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
После той памятной словесной пикировки, в которой ему удалось настолько уязвить гордость мистера Хэндса, что тот поспешно ретировался, поджав хвост, Люциус понял, насколько ему понравилось действовать Иззи на нервы. Он до сих пор безмерно гордился своей победой и пытался провоцировать его на новые стычки, но после пары невнятных ответов на его нападки Иззи вдруг стал практически неуловимым, прячась от него по всем углам и избегая встречи. Люциус принял правила этой игры, старался появиться возле него, когда рядом никого не было, вывести на диалог, но тот упорно отмалчивался, и было крайне забавно наблюдать, как он уходил, напряженно отводя глаза. Люциус мог бы спокойно почивать на лаврах победителя и наслаждаться приятным, ничем не омраченным теперь плаваньем, вот только жаркий взгляд, который напоследок бросил на его губы Иззи, никак не шел у него из головы.

***

Спасаясь от дневной жары, Люциус сидит в теньке на палубе, бездумно листая судовой журнал, когда замечает Иззи, направляющегося в сторону капитанской каюты. Он стремительно проходит мимо, показательно не глядя в его сторону, и скрывается за дверью. Интересно… Люциус оглядывается – все заняты своими делами – и крадется вслед за ним. Он тихонько прикрывает за собой дверь и осторожно выглядывает из-за угла. Иззи неподвижно стоит перед чуть приоткрытой дверью в комнату Стида с поднятой рукой. Странно, он не собирается стучать? Люц медленно и бесшумно, как кошка, подкрадывается сзади, стараясь избегать скрипящие доски, и заглядывает в каюту поверх его головы. А внутри Эд поспешно сдергивает со Стида одежду, не давая тому отстраниться, целует его, мнет руками бока и бедра. Они уже почти полностью раздеты, трутся друг о друга, Стид, видимо, еще пытается себя сдерживать, прикрывает рот ладонью и заламывает брови. Его выдают дрожащие руки, которыми он хватает Эда за плечи, и шумное срывающееся дыхание, слышное даже тут, за дверью. Между полами халатов мелькают оголенные участки кожи. Эд заваливает его на диван, почти залезает на него сверху, целует шею и плечи, пальцами оглаживает живот. Стид только загнанно дышит, что-то неразборчиво шепчет ему, и Эд поднимает голову, смотрит на него и улыбается. Коротко чмокает в губы и возвращается к его шее. Стид зарывается руками в его гриву, гладит, иногда оттягивая его назад, когда Эд присасывается к его коже особенно сильно. Иззи смотрит на все это, замерев в напряжении, и даже не замечает подошедшего к нему Люца. – Что делаешь? Иззи резко вдыхает от неожиданности, но с места не сдвигается, и после секундной задержки тянется рукой к кинжалу на боку. Люц вполне это предвидел, он перехватывает ее, заламывает за спину и прижимает покрепче. – На твоем месте я бы этого не делал, – быстро шепчет он на ухо. – Что скажет твой капитан, если узнает, что ты подглядываешь за ними? – Блядь, – Иззи шипит, стараясь выдернуть руку, но Люц напирает на него, крепче прижимая боком к стене, и путь остается только один – в каюту, прямо к разгоряченным и уже почти трахающимся капитанам. Кстати о них – Люциус снова заглядывает внутрь. Стид лежит на спине, закинув ноги Эду на поясницу, пока тот пристраивается над ним, не прекращая целовать. – И сколько ты планировал тут стоять, а? – горячо выдыхает ему в щеку Люциус, заставляя Иззи дернуться. – Съеби, придурок. – А то что? Иззи снова пытается отпихнуть его назад, даже лягается, и Люциусу очень забавно наблюдать за тем, как он старается вырваться из захвата, не издав при этом ни звука. Он может бахвалиться сколько угодно, направо-налево размахивая шпагой, но в ограниченном пространстве с Люцем, превосходящим его в массе и силе, мало что может сделать. Люциус тянет заломленную руку вверх, совсем чуть-чуть, но и этого хватает, чтобы Иззи болезненно выдохнул и наконец замер. – Чего ты от меня, блядь, хочешь? – Пока не решил, – отвечает Люциус с усмешкой. Он вдруг осознает, что впервые находится к Иззи настолько близко, видит каждую морщинку на смуглой коже и раздувающиеся от быстрого дыхания ноздри. От него неожиданно приятно пахнет. Совсем слабо и ненавязчиво, Люц даже не может определить, что это. Заинтригованный, он впечатывает Иззи в стену сильнее, прижимаясь всем телом. – А задница у тебя ничего. – Я тебя, сука, убью, только попадись мне потом, – тихо шипит тот, но звучит при этом совсем неубедительно. – Конечно, буду ждать, – смеется Люц ему в макушку и мысленно делает себе пометку в ближайшие пару дней держаться от этого злопамятного ублюдка подальше, не очень хочется исподтишка получить чем-нибудь острым под ребра. Из-за двери вдруг доносится первый стон Стида, и в нем столько наслаждения, что у Люца сразу тяжелеет в штанах. Они с Иззи почти синхронно поднимают головы. Эд трахает его до жути медленно и плавно, это даже трахом не назвать – он его любит. Неотрывно вглядывается в его лицо, переплетает с ним пальцы, целует ладони. Стид стонет ему прямо в губы, закатывает глаза, и боже, в их движениях столько ласки и приторной нежности, что Люциусу почти противно. Или завидно. Люц переводит взгляд на уставившегося на них Иззи – тот нервным движением облизывает губы и дышит куда тяжелее, чем прежде. – Что, мистер Хэндс, нравится подглядывать, да? Иззи стреляет в него взглядом, и Люц успевает заметить, как покраснели у него уши. Признаться честно, у него самого голова уже немного плывет от возбуждения, протяжные стоны капитана подливают масла в огонь, а от близости такого разгоряченного и растерянного Иззи окончательно срывает крышу. Люц обхватывает его свободной рукой, подбирается пальцами к поясу штанов. Иззи сглатывает, тихо выругнувшись, и снова предпринимает попытку вырваться, но уже не такую уверенную, как в начале. – Чшшш, ты же не хочешь оборвать их на самом интересном? – Люциус вжимается в него сильнее, так, что Иззи точно чувствует его стояк у своей поясницы. Он замирает окончательно и сипло дышит через рот. Люц оглаживает его бедро ладонью, по внутренней стороне ведет выше, к паху, с нажимом проводит по всей длине. – Оу, стоило тебя чуть-чуть прижать – и ты уже так завелся? – мурлычет на ухо, на что Иззи только громко выдыхает, но продолжает молчать. За дверью слышно копошение, и Люц поднимает взгляд – Эд переворачивает Стида на живот, подтягивает к себе за бедра, выцеловывает спину. Тот несдержанно мычит, елозит задницей по его члену, не глядя пытается ухватить Эда за руку и притянуть поближе. У Люциуса член дергается в штанах от этой картины, он глубоко вдыхает носом – воздух в этом маленьком закутке как будто наэлектризован и этот момент кажется чуть ли не самым интимным за очень долгое время. Кажется, он никогда еще не хотел кого-то так сильно, как сейчас хочет Иззи. Люциус наклоняет голову, наконец целует его в шею прямо под линией роста волос и чувствует, как тот весь вздрагивает в его руках. – Вот так приятно, да? – шепчет Люц, чувствуя, как член под его пальцами еще больше твердеет. От разомлевшего Иззи так разит вязким, обволакивающим возбуждением, а его кожа под губами настолько горячая, что кажется, будто у него жар. Люциус не рискует ослаблять хватку на его запястье, поэтому свободной рукой ведет по его телу вверх до самой шеи, слегка развязывает галстук, расстегивает две верхние пуговицы и приспускает рубашку, широко ведет языком от плеча до уха. У Иззи подкашиваются колени, он почти валится на него, и Люцу приходится все-таки выпустить из захвата его руку, чтобы удержать, притягивая к себе еще ближе. Его рука все еще зажата между их телами, и он пальцами судорожно скребет Люца по груди. Он продолжает вылизывать Иззи шею, ставит засос под ухом – пусть потом объясняется, откуда это. Тот молчит и только мелко-мелко дышит. – Да, да, Эд, вот... вот так! – раздается вдруг из каюты, и этот неожиданно громкий, срывающийся шепот застает их врасплох. Люциус поднимает взгляд – Стид стонет уже непрерывно в такт сильным толчкам, трется щекой о диванную обивку, подмахивает Эду бедрами, выгибаясь в пояснице. Кто бы мог подумать, что он такой гибкий. Его брови заломлены, глаза прикрыты, между губ то и дело мелькает розовый язык. Люц бы соврал, если бы сказал, что это не выглядит чертовски возбуждающе. – Посмотри на них, – он поднимает Иззи голову, придерживая за подбородок, заставляет заглянуть в комнату. – Хотел бы быть на месте капитана Боннета, не так ли? – у Иззи в немом стоне дергается кадык, и он выворачивает голову, безуспешно пытаясь увернуться от его прикосновения. – Еще можно тебя немного придушить, да? – он слегка сжимает пальцы на его шее, и Иззи наконец роняет тихий, еле слышный стон. У Люциуса горячая волна прокатывается по всему телу. Терпение уже заканчивается, он чувствует себя подростком, готовым спустить прямо в штаны, хочется накинуться на Иззи, и он сдерживается из последних сил. Продолжая одной рукой крепко держать его поперек груди, второй он медленно ведет вниз, мягко гладит член сквозь штаны, и Иззи слегка подается бедрами вперед, впиваясь пальцами заломленной руки в его рубашку. – Черт, – шепчет Люциус, судорожно развязывает шнуровку и засовывает руку под пояс его штанов. Он обхватывает член ладонью, пальцами проходится по головке, собирая смазку, и Иззи почти жалобно скулит, откидывая голову ему на плечо. – Боже, как давно тебя никто не трогал, Из? Иззи резко открывает глаза, вперивается в него взглядом, очевидно пытаясь выглядеть злым, но рука на члене явно не позволяет ему это сделать. Люциус усмехается, когда затуманенный взгляд опускается ему на губы, и Иззи, спохватившись, тут же отворачивает голову в сторону двери. – О, хочешь еще посмотреть? – опять подначивает его Люциус, все быстрее двигая рукой в его штанах. – Блять, когда же ты уже... ах, – Иззи прерывается, когда Люц с силой сжимает его у основания. – Заткнешься?.. Люциус тихо посмеивается, возвращаясь губами к его шее, прикусывает у загривка. Иззи вдруг вырывает зажатую между ними руку, и Люциус уже мысленно готовится к худшему, но тот только резко притягивает его к себе за голову и жадно целует. Люц от шока даже не сразу отвечает, перестает двигать рукой и во все глаза смотрит на него, пока Иззи глубже просовывает свой язык ему в рот и, о боже, плотно притирается к нему задницей. Когда он наконец отвечает на поцелуй, Иззи почти сразу отрывается и ошарашенно смотрит на него, будто только теперь осознавая, что сделал. Он облизывается, шарит глазами по его лицу, в сомнении заламывает брови – и эта его внутренняя борьба выглядит просто бесподобно. – Хм, так вот кто у нас тут настоящая сучка, – довольно мурлычет Люциус. Иззи снова ощеривается, зло шипит и каблуком сапога наступает ему на ногу, но Люц на это не реагирует – он возбужден настолько, что вообще ничто вокруг уже не имеет значения. Он снова начинает двигать ладонью, быстро, но плавно, проводит пальцем по уздечке. Иззи стонет почти в голос, и из-за этого их вполне могли бы заметить, если бы Стид сам не был настолько громким. Его, должно быть, слышно даже на палубе. К тому же, теперь уже можно различить и низкие, утробные стоны Эда, его срывающийся шепот. Люциус надрачивает быстрее, убирает руку с талии Иззи и зарывается пальцами в волосы, поднимая его голову, заставляя посмотреть на себя. О святый Боже, это лицо. Складка между его бровей, наконец-то, разгладилась, из глаз пропал гонор, и Иззи теперь выглядит окончательно сдавшимся, открытым и – Люциус и представить не мог, что можно применить к нему именно это слово – беззащитным. Приоткрытые губы влажно блестят, он смотрит Люцу в глаза и снова тянется за поцелуем, и на этот раз он мгновенно отвечает, перехватывая инициативу, целует глубоко и мокро, ощущая, как Иззи буквально растекается в его руках. Стоны и влажные шлепки за дверью становятся хаотичными, Эд явно начал сбиваться с ритма, а Стид уже почти сорвал голос. Иззи развозит все сильнее, он начинает съезжать по нему вниз, и Люциусу приходится еще сильнее завалить его на себя. Поясница начинает ныть, но об этом он подумает позже. Иззи сбивчиво дышит ему в губы, уже не в состоянии целоваться, инстинктивно двигает бедрами и подается вперед. Люц опускает голову, облизывает ласточку на шее и присасывается к коже под подбородком, и тот стонет ему прямо в ухо – и черт, это самый сладкий стон, который Люциус когда-либо слышал. Люц снова целует его, и спустя несколько рваных движений Иззи весь содрогается и кончает, прикусывая его за нижнюю губу. Он замирает и громко дышит, грудь у Люциуса под пальцами ходит ходуном, а сердце колотится так, что он чувствует его пульсацию в своем теле. Или это его собственное сердце? В ушах звенит и в голове туман, как будто это он сам только что кончил. Люциус вдруг спохватывается, что за дверью стало как-то тихо, поднимает взгляд, и действительно – Эд лежит у Стида на спине, гладя того по голове, пока Стид медленно моргает, осоловело осматривая комнату. Собственный стояк никуда не делся, но Люциуса это мало волнует. Иззи все еще опирается на него, разнеженный и тихий, умиротворенно вздыхает, не открывая глаз, и у Люциуса от его вида щемит где-то под ребрами. Он теснее прижимает его к себе и тыкается носом за ухо. – Вы невероятны, мистер Хэндс… Иззи резко открывает глаза, встряхивает головой, будто пьяный в попытке протрезветь, и сбрасывает с себя его руки. – У тебя есть ровно десять секунд, если ты хочешь уйти отсюда живым, – тихо говорит он, нервно отворачивая вновь покрасневшее лицо и пытаясь привести растрепавшиеся волосы в порядок. – О, конечно-конечно, – Люциус улыбается, напоследок быстро целует его в висок, разворачивается и идет к выходу. – Надеюсь, как-нибудь ты все же позволишь мне нарисовать тебя, злюка.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Наш флаг означает смерть"

Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.