Ненавижу тебя так же сильно, как и люблю

Слэш
NC-17
В процессе
11
Размер:
планируется Миди, написано 22 страницы, 6 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
11 Нравится 2 Отзывы 1 В сборник Скачать

Предложение

Настройки текста
Примечания:
      —Ну же, иди ко мне, — они стоят посередине их общей комнаты, и Казутора практически стараясь не вслушиваться в чужой голос подходит к парню. Он чувствует, как до его плеч дотрагиваются сильные руки. Аккуратно ведут ниже, предварительно зацепив пальцами кофту, тем самым снимая ее с плеч Ханемии. Казалось, Казутора уже хочет всё остановить, но не может даже пошевелится, —А теперь - повернись, — Казутора тяжело сглатывает. Он медленно поворачивается боком, а следом разворачивается к Кейске спиной. Чужая рука ложится на его впалый живот, а вторая хватает его за шею. На секунда Ханемия боится что ему вовсе перекроют дыхание. Но хватка даже не сжимается, а лишь пальцы осторожно поглаживают нежную кожу, заставляя её же покрываться мурашками. Блять? Какого хуя его тело так отзывается на ласки этого парня.       Темноволосый утыкается лицом в изгиб чужой шее, вдыхает приятый запах и тяжело выдыхает, обжигая чувствительную кожу.       —Прекрати, — бубнит Ханемия, словно давая понятие ускоряться в этом деле, но кажется Баджи это не нравится. Это можно понять по смело сжимающейся руке на чужой шее.       —Что?, — Торе страшно. По подушечкам пальцев Кейске проходится ощущение молящегося пульса Казуторы. Брюнет переживает, боится, говорит, но не действует, —Раз ты решился подумать так, что я готов зажать тебя при любой возможности, что же ты сейчас запрещаешь мне делать какие-либо действия? Твой вставший член не жалуется, м, Тора?, — Ханемие кажется он сейчас задохнётся. Голос Баджи низкий и угрожающий, но в нём есть та самая нотка соблазна, из-за чего Казутора прижимается спиной к чужой груди, так как действительно возбуждён. Баджи ухмыляется.       —Какой ты протиречивый, — слащаво улыбнулся Кейске, проходясь руками вдоль ровных боков. Чувствуется, как дрожит Казутора, но он ничего с этим поделать не может. Когда чужие губы касаются его шее, а приятные руки забираются под мешковатую футболку – Ханемия вылетает из этого мира. Он полностью расслабляется, слегка задирая голову назад, дабы было больше места, куда мог заныкаться с поцелуями Баджи. Жгучие поцелуи начинают расползаться почти по всей коже, заставляя участки отчаянно гореть, моля, чтобы по ним прошлись кубиком холодного льда.         Казутора тяжело дышит. Ему серьёзно перекрывает лёгкие, словно кто-то рукой сдавливает, но столь успокаивающие прикосновения чужих рук заставляют забыть это ощущение. Тора вздрагивает, когда его тянут за плечи назад и следом тут же опрокидывают на кровать. Он жмурит глаза, закрывает, не хочет видеть этого ужаса, но когда Ханемия всё же пересиливает свой недуг и приоткрывает глаза, он замечает, как над ним полностью нависает темноволосый. Что-то в душе так сильно ёкает, из-за чего в янтарных глазах можно увидеть некое удивление. Черты лица Баджи больше не казались такими ужасающими и противными. Выделяющиеся скулы и ненавистная столь улыбка теперь казалась странной красотой, о которой можно только мечтать. Чёрные локоны свисают над ним же, а карие глаза горят похотью и желанием. Они так выразительны. Кейске тяжело выдыхает и осторожно склоняется к брюнету, в то время как Ханемия сам к нему тянется. Они сливаются в поцелуе, совершенно забывая кто они друг для друга. Баджи целует с особой нежностью, но и нотки его личной грубости доставляют лишь удовольствие. Казуторе невмоготу это терпеть. Его руки тянутся и обнимают темноволосого за шею, а тот в свою очередь прижимается ближе к нему, словно зная, что ему нужно. Поцелуй становится настойчивее, когда язык длинноволосого проезжается по губам Казуторы, тем самым раздвигая их, а уже следом проникая в чужой рот с лёгкостью. Ханемия не понимает, нравится ему или нет. Вроде никакого отвращения он не чувствует, но чувство личного страха всё ещё остается неприятным осадком на сердце. Кейске смягчает напор и медленно отстраняется от чужих губ, чуть отодвигаясь от парня снизу. Не прерывая зрительного контакта, Баджи чуть наклоняет голову в бок и примыкает к чужой шее губами, на этот раз подолгу растягивая это чувство. Казутора вздрагивает всем телом, но расслабляется, думая, что возможно, это ему как-то поможет избавиться от навязчивых мыслей. И на время это даже помогает. Чужие губы помечаются влажны поцелуем практически каждый участок кожи, оставляя за собой на этот раз приятное ощущение. Мурашки носятся по телу табуном, Ханемие впервые кажется, что ему наконец приятно, хоть и ласки эти принадлежат человеку, которого он ненавидит.       Через пару секунд, в каких-то участках шеи Казуторы начинают расцветать тёмно-красные следы, похожие больше на просто размазанную краску. Эти ласки начинают сводить с ума. Когда с Торы буквально в один миг снимают футболку, а руки Баджи начинают изучать собранное тело, Ханемия клянётся - он почти утонул в этом. Странный омут поглощает его с головой, заставляя просто отдаваться этому парню. Было бы лучше напиться и потом ничего не чувствовать, но уже поздно, сейчас назад уже не повернуть. Казутора отзывается тихими вздохами, а когда его кожу болезненно, но приятно прикусывают, он слабо вскрикивает. Словно от страха. Но опять же. Ничего страшного не случилось. Поцелуи Кейске спускаются ниже, темноволосый словно к самому дорогому сокровищу прикасается, ему - нравится. Не смотря даже на то, как они с Казуторой цапаются вечно. Этот парень сразу зацепил Баджи.       —Ты как?, — в какой-то момент задаёт вопрос Баджи, отлипая от чужого тела. Казутора даже кончиками ушей не покраснел, но видно, что ему неловко.       —Странно, но.. мне нравится.       —Так мне продолжать?, — гадёныш, он специально это, Ханемия уверен. Но Тора тоже не такой промах. Он лишь кивает, чем очень злит Кейске, но тот понимает, что у них игра. Когда Баджи снимает с себя единственный элемент верхней одежды - футболку, Казутора думал, что подавится слюной. Перед ним вовсю демонстрировалось подкачанное тело с лёгким прессом. Ладно, Ханемия признаёт - Баджи неплох. Всё происходит слишком быстро. Казутора не успевает глазом моргнуть, как уже перевернут на живот.       —Перестань так сжиматься, словно тебя пытают, расслабься.       —И без тебя знаю, — ему хоть как приходится расслабиться, так как Баджи уже разбирается с не пойми откуда взявшейся смазкой. Казутора решает опустить этот момент.       —Я вхожу.       —Спасибо, что сказ..аааал, — Ханемия вздрагивает всем тело, так как палец Кейске, обильно смазанный, слишком легко и быстро проник внутрь. Баджи начинает двигаться, хотя это ему с трудом даётся.       —Казутора, я серьёзно, если ты не расслабишься, будет куда больнее, — свободная рука Баджи слишком успокаивающе гладит Ханемию по спине, из-за чего брюнет прогибается в спине, а в теле стараясь расслабляться. Благодаря этому, Баджи мимолётно проникает внутрь вторым пальцем, начиная растягивать Ханемию на манер ножниц. Парень со светлыми прядями хочет поскорее это закончить, поэтому дёргается бёдрами назад.       —Слушай, ты меня бесить уже начинаешь. Я понимаю, быстрее хочешь закончить. Но во первых - ты сам предложил это, тебя никто не просил, ты тут начал не пойми кого из себя строить, а во вторых - если я сейчас начну, тебе будет ух как больно, — оба пальцы толкаются глубже, заставляя Казуторы подавится своим же стоном, —Поэтому будь добр - заканчивай выёбываться и лежи спокойно, — он двигает ещё пару минут до тех пор, пока стенки не перестают упираться в его пальцы. Кейске их вынимает, а Казутора чувствует неприятную пустоту, это действительно неприятно. После до его ушей доносится звук падающего ремня, а следом он чувствует головку члена у своего входа. Ханеми выжидает со странной опаской, что сейчас, его не предупредив войдут, но Баджи, чтобы не сделать больно, толкается внутрь аккуратно, плавно входит на половину и уже через пару секунд Казутора спокойно, без болей принимает в себя полный размер. Ханемия сжимается изнутри, и его стенки полностью обволакивают член старшего, из-за чего слышится постороннее рычание. Первый толчок - Казуторе кажется, словно из него уже выбили все силы. Второй сопровождается томным вздохом. Следом череда становится регулярной. Кейске наваливается на младшего брата, прижимаясь грудью к чужой спине. Старший старается дышать глубоко, но получается не очень и выходит только рычание сквозь скрежет зубов.       —Блять.       Младший выгибается в спине, понимая насколько ему сейчас вскружило голову. Он сжимает руки в кулаки и кажется задыхается в собственном возбуждении. Баджи не меньше улетает из реальности, с каждым новом толчком входя всё глубже поддатливое тело. Разрывающие изнутри толчки просто сносят крышу, и Казутора стонет. Его стоны сначала тихие, но Кейске хочется услышать больше. И он делает все для этого. Когда движения становятся ещё быстрее, головка члена касается пиковой точки всей сказки внутри младшего, и Ханемия до искр из глаз срывается на громкий стон. Найдя нужный угол, Баджи продолжает вбиваться внутрь в этом направлении, теперь уже регулярно ударяя по простате брюнета. Невыносимо приятно, Казутора не сдерживает себя, хоть и понимает как сейчас он низко пал.       —Кейске.., — шепчет он, кусая свои пересохшие губы. Темноволосый слышит своё имя и ему это нравится. Старший склоняется и кусает младшего за плечо, а следом расцеловывает кожу в области лопаток, ускоряясь до самой максимальной скорости. Трение двух тел друг о друга создают звук шлепков, а стоны вместе с лёгким мычанием разносятся практически во всей комнате, если не доходят до коридора. Казуторе страшно подумать, что ему хорошо, но это так. Баджи отменно трахается, и сколько бы Ханемия себя не убеждал об обратном, этого мнения больше нельзя будет изменить. Имя старшего слетает с алых губ, и Ханемия не переживает больше об этом. Сейчас он забыл абсолютно обо всём, что было именно до этого момента. Вбивающийся внутрь член длинноволосого сносит катушку, Казутора практически дрожит от переизбытка новых ощущений.       Баджи в том время продолжает регулярность толчков. Ему кажется, что не наступив бы этот момент с добровольным согласием - этого бы не случилось никогда. И вот когда кейске понимает, что его скоро накроет, он тут же чувствует, как сжимается внутри Казутора.       —Блять, блять, стой, я не..       —Останься внутри, я хочу, — больше слов не надо, так как Кейске кончает глубоко внутрь, по всратой инициативе Ханемии. Как гарантия, что Баджи потом не получи по башке? Казутора кончает следом. Его передёргивает, кулаки разжимаются, оставляя за собой только потные ладони. Перед тем, как Баджи хочет отпустить Тору, тот говорит:       —Давай станем партнёрами по сексу?, — ещё один выкидон со стороны Казуторы.       —Что блять?, — снова шок со стороны Баджи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования