Идя вперед 476

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Доктор Кто

Автор оригинала:
LN29
Оригинал:
http://www.whofic.com/viewstory.php?sid=44319

Пэйринг и персонажи:
Доктор/Роза, Роза Тайлер, Десятый Доктор
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Ангст, Драма, Экшн (action), Психология, Hurt/comfort
Предупреждения:
Насилие
Размер:
Макси, 146 страниц, 23 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от AlinaTARDIS
«"За лучший перевод!"» от ларатрейн
«Тысяча спасбо за перевод:*» от ЛилиLily
«За великолепный перевод!» от Ноlу Tаrdis
Описание:
Доктор и Роза оказываются в центре войны между планетами. Но вскоре они обнаруживают, что на кон поставлено намного большее, и им вновь придется столкнуться с кошмарами из прошлого. Продолжение истории «Шаг за шагом».

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Перевод второй части трилогии. Перевод первой части здесь: http://ficbook.net/readfic/618058

Глава 15 - Ловушка

14 января 2015, 02:12
Роза ударила головой о стену, кажется, уже в тысячный раз. В тысячный раз напомнив себе, что это, вероятно, было не самым мудрым поступком, учитывая травмы, которые уже пришлись на ее лицо и голову. Но досада и страх почти достигли критического уровня, и Роза была в ярости.

Женщина собиралась что-то сделать, это было очевидно. Что-то плохое. Роза встречала достаточно врагов, чтобы распознать их привычки, и хотя эта женщина и была более непредсказуема и экстремальна, чем многие из них, в ней можно было узнать некоторые характерные черты. И Розе был знаком этот взгляд. Что-то очень плохое произойдет, и кто-то пострадает.

И что она сказала, выходя из камеры на этот раз?

«Мы не собираемся убивать тебя».

Она сделала акцент на слове «тебя». Очевидно подразумевая, что кто-то другой умрет. Но кто? Имела ли она в виду Доктора? Или остальных? Она была в такой ярости, когда Роза отказалась выдать Паза, Кайе и Мишель. Пострадают ли остальные из-за отказа Розы? Но как можно было поступить по-другому? Она не собиралась предавать тех храбрых людей, которые проявили столько доброты к ней и Доктору.

Доктор! Роза закрыла лицо руками, застонав в отчаянии. Он собирался прийти за ней, это она знала. Он поклялся, что придет в любом случае, он пообещал, что будет штурмовать город, чтобы вернуть ее, если понадобится. И она не могла отрицать, что больше всего на свете хотела увидеть его снова. Она не могла отрицать, что хотела бы выбраться отсюда прежде, чем женщина сорвется и нанесет еще больше вреда.

Но Роза отчаянно не хотела, чтобы Доктор пришел сюда, потому что это была ловушка. Роза была приманкой, а это место – ловушкой, и Роза знала достаточно, чтобы понять, что Доктор собирался в нее угодить. Он не мог знать, что Розу захватил кто-то больший, чем солдаты Каликса. Зачем бы он стал думать иначе? Не существовало никакой видимой связи между тем, что было сделано с ним месяцы назад, и этой планетой.

Насколько Роза могла судить, солдаты не имели ничего общего с теми людьми, которые пытали Доктора. Это было на другой планете, как ей было известно, да и вели себя они по-другому. Люди, которые пытали Доктора, были наемниками, одетыми в гражданское, и вели себя с жестоким, но бессистемным умением. Эти же солдаты, судя по тому, что она видела, были просто солдатами. Военными. Они могли получать удовольствие от нападения и убийства невинных людей, но они были не похожи на тех, кто бы мог в течение десяти дней издеваться над кем-то физически и психологически. По крайней мере, она на это надеялась...

– Это нечестно! – закричала Роза, пнув стену, но не то чтобы это принесло какую-то пользу. Они собирались найти Доктора... они собирались причинить вред людям... и Роза абсолютно ничего не могла с этим сделать. Она не могла защитить себя, не говоря о ком-то еще.

Роза всем сердцем ненавидела это. Снова она вынуждена была сидеть сложа руки, когда другие страдали. Когда Доктор был в опасности. Тогда ее принудили сидеть в плену в течение восьми дней, пока Доктора чуть не замучили до смерти, и она даже не знала, что происходит, не говоря о том, чтобы остановить это. И теперь ее опять отодвинули в сторону, держа только в качестве приманки, заставляя служить их целям, лишив возможности бежать или сопротивляться.

Это не было в характере Розы. Розе хотелось что-то делать, было необходимо что-то делать. Главная причина, по которой она и Доктор путешествовали, – чтобы противостоять несправедливости. Потому что они не собирались просто сидеть и позволять всему идти своим ходом. Что она сказала маме и Микки тогда – кажется, уже несколько жизней назад? Слова вернулись к ней, как будто она произнесла их только вчера.

«Доктор показал мне способ жить лучше... не просто сдаться. Не просто позволить чему-то случиться. Надо бороться. Надо говорить «нет». Надо иметь мужество сделать то, что правильно, когда остальные только убегают...»

Это были те самые принципы, на которых Доктор основывал свою жизнь, и он научил ее тому же. А теперь она была здесь, в ловушке, вынужденная сидеть и просто ждать, и это было ей ненавистно.

Она хотела иметь возможность по крайней мере предупредить Доктора, что это было большим, чем просто конфликт между Фраксом и Каликсом. Если бы существовала хоть какая-то возможность дать ему знать, чтобы он не оказался пойманным врасплох...

Он пришел в согласие с тем, что произошло тогда, – она была в этом уверена. Он почти не говорил об этом, а если и вспоминал, то с искренним спокойствием. Да, были редкие случаи, когда Доктор приходил к ней в комнату безо всякой причины, будя посреди ночи и робко спрашивая, можно ли побыть немного у нее. Роза знала, почему он приходил, почему ему было страшно одному в темноте, но не давила на него, а просто позволяла оставаться с ней.

Так что Роза знала, что его все еще преследуют воспоминания, даже если он и смирился с этим настолько, насколько можно было надеяться. Но столкнуться с этим еще раз могло быть шоком. Не говоря о том, что ему нужно было подготовиться. Эта женщина была блестящей, безумной и жестокой – и все в одном флаконе. Доктор не будет ожидать, что встретит того, кто испытывает к нему настолько личную ненависть. Ему нужно быть готовым, знать, на что он идет. Но не было никакой возможности дать ему знать.

Доктор был не глуп, и Роза знала, что он не шагнет слепо в ловушку. Но в то же время она понимала, что если он решит, что ее жизнь в опасности, то подвергнет себя любому риску, чтобы спасти ее. В его представлении его собственная жизнь не имела значения – главное, чтобы остальные были в безопасности.

– Но я не хочу, чтобы ты это делал! – воскликнула Роза, даже несмотря на то, что он не мог услышать.

Она не хотела, чтобы он рисковал собой ради нее, и уж тем более не хотела, чтобы он пострадал или погиб ради нее. Ей становилось плохо при одной мысли об этом.

Если бы он был здесь, то велел бы сохранять спокойствие. Остаться в живых. Он бы заверил, что придет за ней, и что не нужно бояться. Но ему было легко говорить, ведь это не он томился в пустой камере целыми часами, перемежающимися только визитами самой устрашающей изо всех женщин, с которыми Роза когда-либо сталкивалась.

Но ничего нельзя было сделать, кроме как ждать и надеяться. Роза не обладала большим терпением, но заставила себя сохранять спокойствие и ждать неизбежного возвращения женщины.

Как обычно, Роза была не в состоянии сказать, сколько прошло времени, но довольно много часов. Наконец снаружи раздались шаги. Движением, уже начавшим напоминать рутину, Роза поднялась на ноги и опустила рукав вниз, пряча перебинтованную руку. Роза воспользовалась бинтами, предоставленными женщиной, но это не означало, что стоило доставлять той удовольствие знать об этом.

Женщина вошла, и из того, что на ней была та же одежда, Роза сделала вывод, что день еще не закончился.

– Здравствуй, Роза, – сказала она. Роза заметила нескольких солдат, стоящих в коридоре, но, к ее удивлению, они не закрыли дверь. Вместо этого они встали в ряд, загородив выход из камеры.

Роза заставила себя отвернуться и сосредоточить внимание на женщине, которая продвинулась вперед.

– Здрасте, – кратко сказала Роза.

– Как ты себя чувствуешь?

– Бывало и получше.

Роза бы предпочла, чтобы женщина обходилась без этих любезностей. Было очевидно, что Роза для нее всего лишь вещь. Средство для достижения цели. В лучшем случае, как поняла Роза, на нее смотрели как на маленького ребенка, вовлеченного в преступления родителей. В худшем случае она была совершенно лишней. Как бы там ни было, женщина уже показала, насколько была жестокой, и Роза просто хотела, чтобы та перестала притворяться.

– Послушайте, – сказала Роза. – В чем смысл всего этого? Почему вы продолжаете сюда приходить?

– Потому что я хочу, чтобы ты проявила благоразумие.

– Если вы действительно думаете, что я такая невинная жертва, как вы говорите, – заметила Роза, – почему вы держите меня здесь? Почему вы так поступаете со мной?

– Потому что ты нам нужна, Роза. Ты – ключ.

– Я не собираюсь помогать вам.

– Я знаю, – кивнула женщина. – Мы уже закончили с этим. Нам больше не нужна эта информация. Слишком поздно.

Сердце Розы заколотилось, и она сжала кулаки. Что значит «слишком поздно»?

– Что вы сделали?

– Только то, на что ты вынудила меня, Роза Тайлер. – Взгляд женщины был холоден. Роза заметила, что нож снова был при ней. – И я глубоко сожалею об этом.

– Что?! Что вы сделали?

– Узнаешь, когда придет время, – женщина пожала плечами. – Но между тем, у нас есть дела.

По ее знаку солдаты шагнули в камеру, по-прежнему тщательно блокируя выход. У Розы не было никакой возможности проскочить мимо них.

– Руки, – приказала женщина. Один солдат быстро шагнул вперед, заломил руки Розы за спину и сковал их наручниками.

– Что вы делаете? – спросила Роза.

– Молчи, – сказала женщина.

Она вгляделась в лицо Розы, обхватив его руками и поворачивая из стороны в сторону. Роза желала возможности отодвинуться, но солдат, надевший наручники, по-прежнему стоял за ней. Так что она не двигалась, в ярости от необходимости подвергаться этому пристальному вниманию.

– Поверхностное повреждение, – заключила женщина. – Достаточно видимое, но не так уж страшно – верно, Роза? – Роза отказалась отвечать. – И все же... нужно чуть-чуть добавить.

Даже если бы Роза и ожидала этого, она бы не смогла избежать удара кулака. Голова откинулась назад, и Роза вскрикнула от боли и шока. Она почувствовала, как от удара из носа потекла кровь, но со скованными за спиной руками ничего нельзя было с этим сделать.

– Это еще за что? – спросила она, полная решимости не показать слабости, хотя биение сердца и отдавалось в ушах.

– Как я и говорила, – произнесла женщина. – Поверхностное повреждение. Ты выживешь, так что перестань волноваться по пустякам.

– Я не волнуюсь, – огрызнулась Роза. – Мне просто не нравится быть избитой.

Женщина улыбнулась, словно Роза была особенно забавной игрушкой или маленьким ребенком, который только что сказал что-то глупое и очаровательное. Роза поежилась, ненавидя, что на нее так смотрели.

– И еще одно, – добавила женщина. Она засучила рукав одежды Розы, открыв повязку. Женщина никак не откомментировала то, что Роза воспользовалась ее перевязочными материалами, чему Роза была рада. – Вот так.

– Давайте! – женщина махнула рукой солдатам. – Ведите ее.

– Куда? – спросила Роза.

Никто не удосужился ответить, и солдат, стоящий за ней, толкнул ее вперед. Роза не могла отрицать, что отчаянно хотела выйти из камеры, а учитывая количество огнестрельного и другого оружия, окружавшего ее, она знала, что должна подчиниться.

Поэтому она позволила вывести себя из камеры, вниз по коридору. Женщина шла впереди, а солдаты следовали за ними. Роза сделала глубокий вдох, облегченно заметив, что кровотечение из носа прекратилось. Она попыталась унять колотящееся сердце. Необходимо было сохранять ясную голову и держать ситуацию под контролем.

Вот только хотела бы она знать, куда они направлялись...
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.