Идя вперед 460

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Доктор Кто

Автор оригинала:
LN29
Оригинал:
http://www.whofic.com/viewstory.php?sid=44319

Пэйринг и персонажи:
Доктор/Роза, Роза Тайлер, Десятый Доктор
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Ангст, Драма, Экшн (action), Психология, Hurt/comfort
Предупреждения:
Насилие
Размер:
Макси, 146 страниц, 23 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от AlinaTARDIS
«"За лучший перевод!"» от ларатрейн
«Тысяча спасбо за перевод:*» от ЛилиLily
«За великолепный перевод!» от Ноlу Tаrdis
Описание:
Доктор и Роза оказываются в центре войны между планетами. Но вскоре они обнаруживают, что на кон поставлено намного большее, и им вновь придется столкнуться с кошмарами из прошлого. Продолжение истории «Шаг за шагом».

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Перевод второй части трилогии. Перевод первой части здесь: http://ficbook.net/readfic/618058

Глава 16 - Трансляция

15 февраля 2015, 01:50
Примечания автора: Доктору пора узнать правду, и Надвигающаяся Буря почти взрывается.

Они еще долго продолжали бежать, но в конце концов чуть сбавили шаг, чтобы сохранить силы. Хотя никто из них и не сказал этого, встреча с солдатом потрясла их и напомнила о том, насколько ситуация была опасной. Как бы там ни было, они замедлили скорость, хотя никто и не хотел делать привал.

– Возьми, – Доктор, не останавливаясь, передал Мишель бутылку воды. Она с благодарностью взяла ее.
– Спасибо.
– Мы можем остановиться отдохнуть, если тебе нужно?

Она бросила на него взгляд, но это скорее была шутка, чем настоящее соперничество. Словно Мишель поддразнивала его. Словно они были друзьями.

– Ты думаешь, я не могу за тобой угнаться?
– Я думаю, твоя хрупкая человеческая физиология не сравнится с моей потрясающей выносливостью тайм лорда, – ответил Доктор, заработав в ответ широкую улыбку.
– Хрупкая? Я покажу тебе хрупкая!

Она побежала, и он догнал ее, смеясь. Спустя минуту она замедлилась, глядя на него с неожиданной серьезностью.

– Я хочу сказать, – медленно произнесла она. – Спасибо. За то, что остановил меня.

Доктор удивленно взглянул на нее:
– Не за что.

– Я не хочу сказать, что не собираюсь никого больше убивать, – добавила она. – Что-то мне подсказывает, что мы не сможем пройти через это "приключение" без выстрелов. – Доктор поморщился от этой мысли, но в то же время не мог отрицать правдивости ее слов. Эти солдаты уже показали, что способны не колеблясь застрелить насмерть, и, насколько бы ненавистным это ни было, он знал, что Мишель в качестве прикрытия очень ценна. – Но застрелить безоружного человека... – она передернулась. – Спасибо, – повторила она.

– Всегда пожалуйста.

Они достигли ручья, и им понадобилась минута, чтобы найти способ перебраться и не промочить ноги. Наконец Доктор заметил несколько камней, и они перешли ручей, выйдя сухими из воды.

– На каком мы расстоянии? – спросил Доктор, как только они вернулись на твердую землю. Было чуть позднее полудня, и Доктор знал, что они проведут еще одну ночь здесь. Как бы там ни было, если Мишель была права, когда говорила, что путь займет три дня, они доберутся до базы завтра.

– Меньше дня, – сказала она. – В любом случае, можно только догадываться.
Судя по тому, что связь с ТАРДИС стала сильнее, примерно так и было.

– Если мы собираемся охотиться, – сказал Доктор, – то лучше начать прямо сейчас.

Мишель обдумала это.

– Ты голоден? – спросила она. Он не был, но не хотел, чтобы она осталась голодной из-за него.

– Я могу потерпеть, – ответил он уклончиво.

– Потому что я в порядке. Правда, – добавила она в ответ на его скептический взгляд. – Я привыкла есть намного меньше того, что мы съели прошлой ночью, и мы не должны рисковать, охотясь. Стоит поберечь наше оружие до момента, когда оно нам понадобится.

Доктор хотел было возразить против того, чтобы Мишель говорила "наше оружие", но решил, что не стоит обсуждать это сейчас. Вместо этого он достал банан из кармана и протянул ей.

– Вот, – сказал Доктор. – Съешь это.

Мишель оглядела фрукт, но, очевидно, на Фраксе существовали бананы, потому что она только рассмеялась и принялась снимать кожуру. Скорость, с которой она поглощала его, лишь подтвердила подозрения Доктора о том, что девушка была голодна. Или же она просто хорошо усвоила то, что еда не должна пропадать.

– И почему я не удивлена, что ты держишь бананы в кармане?

– Бананы – это хорошо, – сказал он, не в силах удержаться от улыбки, вспоминая, как говорил эти же слова Розе и Джеку.

Он похолодел, услышав пикающий звук высокой тональности. Мишель остановилась как вкопанная.

– Что это?

– Я не... – Доктор замер, понимая, что пищание исходит из его кармана. Он достал рукокомп солдата.

– Почему он издает звук? – спросила Мишель.

Доктор не ответил, вертя рукокомп в руках. Небольшой экран засветился.

– Это сообщение, – сказал Доктор.

– Солдату? – спросила Мишель, заглядывая ему через плечо.

Доктор увидел, как на экране промелькнули слова:

ОТКРЫТАЯ ТРАНСЛЯЦИЯ.

– Это сообщение для всех, – сказал Доктор, чувствуя облегчение. Он начал беспокоится, что кто-то уже обнаружил пропавшего солдата, которого они оставили, и начал звать его по компьютеру. Хотя они, вероятно, могли бы просто не отвечать, Доктор не хотел вызывать лишних подозрений.

Затем на экране снова возникли слова, и его сердца остановились.

ЭТО СООБЩЕНИЕ ДЛЯ ДОКТОРА.

– Что? – выдохнул он, абсолютно не в силах поверить тому, что видел. Мишель ахнула, переводя взгляд с него на рукокомп. Слова повторились.

ОТКРЫТАЯ ТРАНСЛЯЦИЯ. ЭТО СООБЩЕНИЕ ДЛЯ ДОКТОРА.

– Как... – начала Мишель, но прежде даже чем Доктор смог понять, что она говорит, задолго до того, как он понял, что происходит с рукокомпом, экран мигнул, и по нему пошли помехи. Пикающий звук прекратился. Доктор понял, что происходит. Начинало транслироваться видеосообщение.

На экране возникла картинка, и Доктор пораженно ахнул, чувствуя, будто кто-то ударил его в грудь.

Там была Роза.

Она стояла возле пустой стены, не позволяющей что-либо узнать о ее месте нахождения. Рядом с ней, приставив к ее голове пистолет, стоял солдат. Больше в кадре никого не было видно.

– Роза, – прошептал Доктор, чувствуя, как ему становится плохо от этого зрелища. Ее рука была перевязана. Ее лицо было разбито, как будто ее ударили несколько раз. На ее лице и футболке была кровь – похоже было на то, что она шла из носа. При виде ее крови ему захотелось ударить по чему-нибудь или закричать от ярости. Он почувствовал, как его затрясло, свободная рука сжалась в кулак, кровавые мысли яростно и соблазнительно возникли в его сознании.

Мишель крепко сжала его плечо, успокаивая.

– Она жива, – прошептала она. – Сосредоточься на этом.

Доктор знал, что она была права. Большинство повреждений выглядели поверхностными. Легкие травмы, болезненные, но не опасные. Больше напоказ. Чтобы доказать, что они могут и будут физически причинять ей вред. Роза стояла без посторонней помощи. Ее руки были связаны за спиной, но она выглядела относительно невредимой. Она была жива... он надеялся на это, убеждал себя, но сейчас у него было доказательство.

Она подняла взгляд, и он тяжело сглотнул, потому что она смотрела прямо в камеру. Но она не сказала ни слова.

Секундой позже кто-то еще начал говорить.

– Здравствуй, Доктор.

Это не была Роза или солдат на экране. Это был кто-то, кто стоял за кадром. И, если он все верно расслышал, то говорила женщина. Что происходит?!

– Если мы оценили твои способности правильно, то вероятно, к этому моменту тебе уже удалось заполучить один из наших рукокомпов. Если же нет, то, без сомнений, это случится в скором будущем.

– Откуда они знают, кто ты такой? – пробормотала Мишель.

– Я не знаю. Шшш... – прошипел он, когда снова раздался голос. Доктор едва мог дышать.

– Как ты видишь, у нас твоя подруга Роза.

Голос сделал основной упор на слове «подруга». Доктор стиснул зубы, когда солдат, державший Розу, подтолкнул свой пистолет еще ближе. Сердца заныли, когда он увидел, как она затаила дыхание и попыталась немного отодвинуться. Но солдат удержал ее свободной рукой. Доктор сухо улыбнулся, увидев, как она свирепо взглянула на солдата. Ее дух определенно не был сломлен.

– На данный момент она невредима. – Невредима? И они называют это невредима?! – Но будет ли так в дальнейшем, полностью зависит от тебя.

Голос женщины был холодным и безэмоциональным, но скорее потому, что она не хотела показывать эмоции, а не потому, что не чувствовала их.

– У нас нет желания причинять вред Розе, – продолжил голос. «Так я тебе и поверил». – И мы знаем, что ты чувствуешь то же самое. Так что мы предлагаем обмен. Тебя на нее.

Что?! Доктор был искренне обескуражен. Чем он мог заинтересовать этих солдат? Какое он мог иметь отношение к конфликту этих двух планет? Он не был вовлечен в него. Как его похищение могло им помочь? Он знал, что многие расы хотели бы заполучить Тайм Лорда по той или иной причине, но искренне не понимал, что эти люди могут выиграть с него.

Роза, очевидно, тоже не знала, что собиралась сказать женщина, потому что Доктор увидел, как ее глаза расширились. Она выглядела так, будто хотела что-то сказать, но солдат выкрутил ей руку, и она ахнула от боли. Этот звук чуть не заставил Доктора потерять самообладание. Темная ярость, ослепляюще сильная, чуть не вырвалась наружу, но рука Мишель крепко, до боли, сжала его плечо. Он подавил гневные мысли, заставляя себя думать.

– Как ты уже, наверное, догадался, мы на военной базе в лесу к северу от Пантилы. - Это было название города, в котором они скрывались. Города, из которого забрали Розу.

Зачем они ему это сообщали? Если они хоть немного знали о нем – а, судя по всему, так и было, – то должны были понимать опасность того, чтобы открывать свое местонахождение. Они должны были знать, на что он способен. Они позволили ему увидеть ее пострадавшей и избитой... они намеренно восстанавливали его против себя. Они должны были знать, что их ждет. Он не понимал... не знал, что происходит. Или почему...

Но с другой стороны, теперь он знал, что Роза жива. И сейчас он был точно уверен, что ее держат на той базе. Они были уже почти на расстоянии дня, так что они скоро туда доберутся. И если они заинтересованы в нем – что ж, возможно, он сможет использовать это как преимущество.

– Если ты не сдашься к закату завтрашнего дня, – сказала женщина, – то она умрет.

Роза даже не вздрогнула при этих словах, и Доктор был так горд за нее, несмотря на то, что похолодел, услышав это. Если они причинят ей вред еще хоть чуть-чуть…

– Ради ее же безопасности я надеюсь, что ты уже в пути.

Это было довольно большим риском, подумал Доктор. А что если бы он до сих пор был в Пантиле? Три дня пути. У него не было бы ни единого шанса придти вовремя. Они или сильно рисковали... или же знали его достаточно хорошо, чтобы быть уверенными, что он совершенно точно уже движется к ним.

– Мы будем повторять это сообщение каждые десять минут, – сказала женщина. – Чтобы быть уверенными, что ты увидишь его. Выдай себя нам, или Роза Тайлер умрет. Все очень просто.

Доктор тяжело сглотнул, так как Роза смотрела прямо в камеру, и казалось, будто она смотрит прямо на него. Она выглядела испуганной и в то же время отчаянно пыталась сообщить что-то. Что она пыталась ему сказать? Он знал ее достаточно хорошо, но не мог так просто читать ее мысли. Она перевела взгляд в сторону, где, похоже, стояла говорившая женщина, а затем обратно в камеру. Доктор сжал зубы в разочаровании. Он знал, что она пыталась сообщить что-то важное, но что именно?!

– До скорой встречи, Доктор, – голос женщины зазвучал снова, и по ее тону было ясно, что это конец сообщения. Похоже, Роза тоже поняла это, так как ее глаза неожиданно расширились.

– ОДНО СЛОВО! ЛИШЬ ОДНО СЛОВО! БЕГИ! – прокричала она на одном дыхании.

В следующий момент солдат ударил ее по голове прикладом пистолета, и экран погас.

Доктор отшатнулся, чувствуя абсолютный шок, охвативший его, моментально подавивший все другие эмоции, даже ужас от произошедшего, даже гнев от того, что сделали с Розой. Рукокомп выскользнул из его руки, и Мишель поймала его.

– Что она имела в виду? – спросила Мишель. – Доктор? Доктор, что не так?

Он не мог дышать. Одно слово, лишь одно слово... Беги!

Воспоминания атаковали его, запуская цепную реакцию в его сознании. В этих словах была значимость, и Роза это знала. Их самая первая встреча, и то, как он взял ее за руку после регенерации... И его послание к ней, когда его мучители отпустили ее. Он использовал тогда эти слова как подтверждение, что это он хочет, чтобы она ушла, убежала оттуда. Эти слова, ставшие навсегда связаны с болью и ужасом, и страданием, и темнотой, и тем местом... теми людьми.

– Почему она сказала тебе бежать? - спросила Мишель. Она схватила его руки, стараясь заставить его сосредоточиться, и он не мог не сжать их в ответ.

– Доктор?

– Она не говорила... – прошептал он.

Одно дело – слово "беги". Но эти шесть слов... Роза знала, что они означали. Она знала, что он вспомнит о пытках в руках тех наемников. Что эти слова неизбежно вызовут в воображении картины, которые даже теперь вызывали в нем дрожь. Она знала, что он подумает об этом... она рассчитывала на это.

– Она предупреждала меня.

Это было послание.

Она сообщила ему, что это связано с пережитым тогда. Как-то, каким-то образом... это имело отношение к тому, что с ним сделали. Он не мог понять, как это могло быть, как Фракс и Каликс могли иметь к этому отношение. Планета, с которой были те наемные мучители, была даже не в этой солнечной системе. Насколько он знал, эти планеты не имели друг к другу никакого отношения.

Но он знал Розу и знал, что она знает его. Она хотела ему сказать именно это. Она знала, что он подумает о пытках, как только услышит эти слова. Была только одна причина, по которой она стала бы рисковать жизнью, чтобы передать это сообщение... что это имело какое-то отношение к тем событиям. Были ли здесь те же мучители... или же тот, кто их нанял... может быть, эти люди тоже были наемниками? Он не знал, но знал зато, что это было как-то связано с теми ужасающими десятью днями.

На долю секунды им овладел полный ужас, когда Доктор представил себе, что придется встретиться с чем-то, что имело отношение к тому случаю. Нет, нет, нет, нет!

– Доктор, что не так? – голос Мишель был полон заботы и страха, но его тело отреагировало непроизвольно, выдернув руки из ее, удерживающих. Его разум инстинктивно поддавался панике, воспоминания возвращались, одно запуская другое в беспощадной цепной реакции, которая поймала его врасплох, оставив беззащитным. Жестокий смех, издевательства, ненависть, кровь, ужас, грубые прикосновения, некуда бежать, нет надежды... и боль, ослепляющая, разрушающая, ужасающая боль...

Затем он вдруг пришел в себя, когда ужасная мысль поразила его, наполнив ослепляющей ясностью.

У этих людей была Роза.

У них была Роза, и они сделали ей больно и собираются сделать еще хуже. Единственное, что ужасало его сильнее, чем повторное столкновение с тем испытанием, это мысль о том, что Розу заставят вынести это. У них была Роза... И он НЕ МОГ допустить этого. Он должен остановить их. Если это хоть как-то связано с теми событиями, то эти люди намного опаснее, чем он изначально думал. И у них была не только Роза, но и ТАРДИС тоже.

Доктор глубоко вдохнул. Это знание придало ему твердости и наполнило целеустремленностью, и он снова сосредоточил внимание на взволнованном лице Мишель.

– Она предупреждала меня, Мишель.

– Предупреждала о чем?

– Что это больше, чем просто война Каликса с Фраксом.

– Что ты имеешь в виду?

– Нам нужно идти, Мишель. И нам нужно идти сейчас!

– Но они узнают, что мы идем.

– Это не имеет значения, – Доктор тряхнул головой. – Нам нужно добраться до этой базы.

– Подожди... Ты ведь не собираешься на самом деле сдаться им, правда? Обменять себя?

– Надеюсь, нет. Но в любом случае нам нужно добраться до этой базы. И нам нужно сделать это быстро.

– Хорошо, – сказала Мишель, и что-то в ее голосе подсказало ему, что она заметила, каким серьезным и обеспокоенным он сейчас стал. – Мы побежим. Как она и сказала.

– Побежим... – повторил Доктор, заставив себя вновь обрести контроль над эмоциями. Несмотря на поворот событий, ему нужно было сохранять присутствие духа больше, чем когда-либо прежде.

– Но пока мы будем бежать, – добавила она строго, – ты объяснишь мне, что на самом деле происходит.

Доктор даже не стал спорить. Он просто кивнул, и, подгоняемые возникшей необходимостью, они снова побежали.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.