Идя вперед 450

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Доктор Кто

Автор оригинала:
LN29
Оригинал:
http://www.whofic.com/viewstory.php?sid=44319

Пэйринг и персонажи:
Доктор/Роза, Роза Тайлер, Десятый Доктор
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Ангст, Драма, Экшн (action), Психология, Hurt/comfort
Предупреждения:
Насилие
Размер:
Макси, 146 страниц, 23 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от AlinaTARDIS
«"За лучший перевод!"» от ларатрейн
«Тысяча спасбо за перевод:*» от ЛилиLily
«За великолепный перевод!» от Ноlу Tаrdis
Описание:
Доктор и Роза оказываются в центре войны между планетами. Но вскоре они обнаруживают, что на кон поставлено намного большее, и им вновь придется столкнуться с кошмарами из прошлого. Продолжение истории «Шаг за шагом».

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Перевод второй части трилогии. Перевод первой части здесь: http://ficbook.net/readfic/618058

Глава 17 - Признание

14 марта 2015, 23:28
Примечания:
Примечания автора: Думаю, Роза здесь впервые отвечает на «вопрос» (вы поймете, о чем я, когда прочтете) четко положительно. Хотя она и подтвердила это в разговоре с Джеки в истории «Шаг за шагом», а также с Деннелом ранее в этой истории, но оба раза это подразумевалось, а не было прямым "да".
И, к сведению читателей, эта серия фиков в конечном счете уклонится от канона в том, что касается отношений Доктора и Розы. Но до этого еще долгий путь.
Роза очнулась в своей камере с жуткой головной болью. Со стоном она потрогала голову и обнаружила шишку, очень чувствительную при прикосновении. Роза потрясла головой, чтобы прояснить мысли, и в тот же миг пожалела об этом, когда ту пронзила боль.

Память вернулась, и Роза вспомнила, как ее ударили прикладом ружья. Она подумала, что должна быть благодарна тому, что ей не пришлось испытать действие другого конца оружия. Должно быть, она все еще нужна им живой.

Приподнявшись в сидячее положение, она почувствовала боль еще в нескольких местах. Проверив себя, Роза обнаружила несколько синяков в области ребер, словно ее несколько раз ударили. Но вроде бы ничего не было сломано, так что Роза подвинулась, чтобы облокотиться о стену, и попыталась перевести дыхание.

Она решилась на этот риск. Женщина неоднократно повторила приказ молчать, пока они транслировали сообщение. Предупредив, что она заплатит за это... и остальные тоже. Роза надеялась только, что последнее было блефом, потому что ей удалось выкрикнуть всего одну фразу. Ей было необходимо предупредить Доктора, хотя бы намекнуть на то, во что он ввязывается. Он должен был знать, и это был единственный способ сказать ему, который мог ускользнуть от внимания женщины.

Да, та знала, что Роза заговорила вопреки приказу и что она что-то сказала Доктору, но если Розе повезло, то женщина не догадалась о значимости этих слов. Потому что Роза понимала, что если бы она прямо предупредила Доктора, что эта ловушка имеет отношение к его пыткам, то женщина бы убила ее. Или была бы на грани этого.

Пока что Роза надеялась, что они ни о чём не догадаются. И что догадается Доктор. Впрочем, насчет последнего она не особо сомневалась. Она знала, что эти слова, эти конкретные шесть слов, немедленно вызовут воспоминания о тех десяти днях. И Доктор достаточно хорошо ее знал и был достаточно умен, чтобы сложить два и два. Он догадается. Она не была уверена, принесет ли пользу эта информация, но ему не придется шагать вслепую. Теперь Доктор предупрежден и может скорректировать свой план, если он у него был, соответственно.

Роза должна была заподозрить, что они хотели, чтобы Доктор обменял себя на нее. Она знала, что была приманкой, так что можно было понять, что это и был их план. Но эти слова, произнесенные вслух, были словно мороз по коже. Эта женщина не просто собиралась схватить Доктора при попытке освободить Розу. Нет, она просила его сдаться им. Не давая ему знать, в чьи руки он себя предает.

При одной мысли о том, что эта женщина доберется до Доктора, Роза почувствовала себя плохо. Зная, что та уже приказала с ним сделать... зная, что она сделала Розе... и зная, что это была лишь доля того, что она сделала бы Доктору, будь он в ее руках. Не только физически, но и психологически. Роза уже убедилась, насколько сильно женщина ненавидела его, насколько она считала его убийцей. Самооценка Доктора и так была достаточно низкой... Роза передернулась при мысли о том, что эта женщина могла сделать с его сознанием, если Доктор попадет в ее руки.

Но хотя Роза и знала, что Доктор без раздумий пожертвовал бы собой ради нее, ей хотелось верить, что сначала он испробует все возможные варианты. Даже Доктор должен понимать, чем грозит ему выдача себя этим людям. Насколько ужасным это для него будет. Нет, Роза не могла заставить себя подумать об этом.

Она услышала звук тяжелых шагов снаружи и едва успела подняться на ноги, морщась от боли в процессе, прежде чем дверь распахнулась под ударом. Женщина ворвалась внутрь, с силой хлопнув дверью. Ее глаза сверкали, и она выглядела абсолютно разъяренной. Она ухватила Розу за плечи, прижав к стене камеры.

– Что я тебе говорила? – закричала она.

– Много всего, – умудрилась сказать Роза.

Она поморщилась, когда женщина усилила хватку, болезненно впиваясь в плечо.

– Не морочь мне голову! – Роза не могла не дернуться, пытаясь вырваться, чувствуя себя словно зажатой в тиски. – Я велела тебе молчать! Что ты ему сказала?

– Я… я п… просто сказала ему бежать, – заикаясь, произнесла Роза. Ее голова и ребра слишком болели, чтобы позволить ей не выдать свой страх.

– Я должна тебя убить прямо сейчас, – огрызнулась женщина.

– Если бы вы собирались это сделать, – тихо ответила Роза, – вы бы это уже сделали.

Женщина закрыла глаза и сделала глубокий вздох, словно пытаясь успокоиться. Однако ее хватка не ослабела.

– Зачем ты сказала ему бежать?

– Потому что я не хочу, чтобы он приходил сюда, – сказала Роза правду.

Женщина открыла глаза и взглянула с подозрением.

– Но ты использовала весьма определенные слова. Ты не просто сказала ему бежать. Ты сказала: «Одно слово. Лишь одно слово. Беги.»

– И?

– В чем значимость этой фразы?

– Я не понимаю, что вы имеете в виду! – вскрикнула Роза, не в силах сдержаться, в то время как женщина с силой вжала ее в стену, чуть не раздавив. Роза с трудом могла дышать. – Прекратите!

– Почему ты использовала эти слова?

– Это код! – с отчаянием закричала Роза, и часть ужасного давления ослабла.

– Что за код? – спросила женщина, внезапно намного более спокойным тоном.

Роза быстро начала думать. «Если приходится лгать, добавляй в ложь как можно больше правды», – сказал ей как-то Доктор. Это придает убедительности, и становится сложнее отделить ложь от правды.

–Это… Это код, который мы придумали. Основанный на первом слове, которое Доктор мне сказал, и словах, которые он сказал, чтобы заставить меня доверять ему после своей регенерации. «Одно слово. Лишь одно слово. Беги». Он… – она сделала вид, что колеблется, затем продолжила: – Он хотел, чтобы у нас был способ передать сообщение друг другу, не говоря это прямо, когда что-то пойдет не так.

– И что это за сообщение? – спросила женщина. Она слегка ослабила хватку, и Роза не могла не вздохнуть с облегчением.

– Это означает опасность. И то, что он должен оставить меня и выбираться отсюда.

– Зачем ты попросила его сделать это? – поинтересовалась женщина.

– Потому что я не хочу, чтобы он оказался у вас в руках. Я видела, что с ним сделали те люди. Я была той, кто вытащил его оттуда. Я знаю, что вы им приказали. Я не хочу, чтобы вы к нему приближались.

Женщина, казалось, немного расслабилась, хотя и пыталась не показать этого. Она выпустила Розу и шагнула назад. Роза потерла плечи, морщась от боли. У нее было такое чувство, что она заработала еще несколько синяков.

– Но мы обе знаем, что он никогда тебя не оставит, Роза, – сказала женщина с ухмылкой.

– Мне нужно было попытаться... – прошептала Роза. – Нужно было хоть что-то сделать…

– И ты рисковала своей жизнью ради этого, – голос женщины снова смягчился, и Роза поежилась от того, насколько часто менялось ее настроение. Признак неуравновешенности, вне сомнения, но выглядело это абсолютно ужасно. Роза не знала, что было хуже – когда женщина сверкала глазами от злости и говорила о Докторе, словно хотела убить его, или же когда разговаривала ласковым голосом, словно Роза была ребенком, и говорила о своей ненависти к Доктору с ужасающим спокойствием. – Ты рисковала жизнью, чтобы предупредить его.

– Я не могла иначе.

– Почему, Роза? – казалось, она на самом деле искренне не понимала. – Почему ты так предана ему? Почему ты готова рисковать своей жизнью ради него?

– Он мой лучший друг – твердо сказала Роза.

– Но почему? – допытывалась женщина. – Тебе известно, что он сделал. И кто он.

– Я знаю, кто он. И именно поэтому я никогда не предам его.

– Но что он сделал, чтобы заслужить подобную преданность? – Роза открыла рот, но женщина оборвала ее. – Это очень важно, Роза, и это твой последний шанс. Я не хочу, чтобы ты пострадала за его преступления. Поэтому мне нужно, чтобы ты очень хорошо подумала о том, стоит ли он этого.

– Стоит.

– Он хороший? – спросила женщина, скрестив руки на груди. Роза уверенно кивнула.

– Да.

– Тогда я хочу, Роза, чтобы ты ответила на несколько вопросов. – Ее голос внезапно стал очень спокойным, когда она сменила метод действия. Сменила тактику. – И я не хочу длинных ответов, объяснений, уточнений или условий. Просто отвечай на каждый вопрос простым «да» или «нет».

– Почему?

– Потому что я хочу заставить тебя думать.

Роза сглотнула комок, но заставила себя кивнуть.

– Ладно.

Женщина сделала глубокий вдох.

– Доктор когда-нибудь причинял тебе физический вред?

Роза уставилась на нее в шоке.

– Что?

– Да или нет, Роза. И я предупреждаю – не лги мне. Меня не обманешь. Причинял ли он тебе когда-нибудь физический вред?

– Нет, – твердо сказала Роза.

– Когда-нибудь?

– Нет.

– Доктор убивал у тебя на глазах?

Роза помедлила.

Свет, вырвавшийся из чего-то в руке Доктора. Кибермены, растворившиеся прямо на ее глазах. Бомба, ударившая в Даунинг Стрит... убившая всех сливинов внутри. Лунный свет, вошедший в полную силу... оборотень, исчезнувший в свете.

– Да.

Что-то похожее на удовлетворение промелькнуло в глазах женщины.

– Угрожал ли он тебе когда-либо?

Оружие, направленное на нее... она была на линии огня, но он не отступал...

– Да.

– Лгал ли он тебе когда-нибудь?

«Сейчас мне просто нужно подключить Игровую Станцию. Подожди...»

– Да.

– Подвергал ли он твою жизнь риску сознательно?

«Я могу спасти мир, но потерять тебя...»

– Да. – Роза сжала зубы. Ей хотелось иметь возможность сказать больше. Пояснить каждый пример. Но женщина не позволяла ей, безжалостно заставляя продолжать.

– Боялась ли ты его когда-либо?

Смотреть на Парадигму Сказаса... видя сомнение в его лице. Столкнуться с далеком... видя смертельный приговор в глазах. Неземная власть, неземное влияние.

– Да.

– Он когда-нибудь оскорблял тебя? Унижал?

«Я снова подобрал глупую обезьяну.»

– Да.

– Он когда-то бросал тебя?

Прыжок на белой лошади через окно времени…

– Да.

Женщина пристально посмотрела на нее.

– Я бы не сказала, что это похоже на хорошего человека, Роза.

Может быть, женщина ожидала, что эта сессия вопросов и ответов посеет в Розе некоторое сомнение. Но Роза скрестила руки на груди, с яростью глядя на женщину.

– Ваши вопросы несправедливы. Абсолютно несправедливы. Вы спрашиваете обо всем плохом, что он совершил, и ничего о хорошем!

– И что же, если убийца совершил несколько добрых дел, его преступления следует оправдать?

– Вы не видите картину целиком. Вы думаете, что знаете его, но не имеете ни малейшего представления о том, о чем говорите.

Роза шагнула вперед, наконец-то перейдя в наступление.

– Он лучше всех, кого я когда-либо знала.

– Он убийца! – огрызнулась женщина полным презрения голосом.

– Почему вы его так сильно ненавидите?! – воскликнула Роза, отчаянно желая знать.

– Потому что я знаю, на что он способен.

Голос женщины звучал почти умоляюще, и это поразило Розу. Та протянула руки в жесте, почти упрашивающем.

– Он уничтожил мой народ, Роза.

Роза подозревала что-то подобное, но это не означало, что ей не было больно это слышать.

– Их всех. Каждого. Мою планету, полностью... три миллиарда людей... целый вид, стерт с лица земли. – Ее голос был сдавленным от волнения. – Так запросто. И это он сделал.

– Откуда вы знаете, что это был он? – спросила Роза.

– Верь мне, Роза, я знаю. Без сомнений.

– Это было во время Войны Времени? – спросила она.

– Какой-то войны, – с горечью пожала плечами женщина. – Я не знаю... мои люди были ни при чём.

– Вся вселенная была поставлена на кон в этой Войне, – сказала Роза. – Я не... не говорю, что то, что случилось с вашим народом, было правильным, но если бы далеки победили в той войне, вся вселенная была бы уничтожена. Само время было под угрозой!

– Три миллиарда людей! – закричала женщина, трясясь от волнения. – И они были всего лишь пушечным мясом! Просто попав под перестрелку. Они были ничем для него. Всего лишь средством для достижения цели.

В других обстоятельствах, с другим человеком, Роза, возможно, почувствовала бы больше сожаления к ней. Но как только она пыталась это сделать, перед ее глазами вставал Доктор, избитый и сломленный, на каменном полу. Ничто не давало права сделать подобное. Ничто.

– Это не дает вам право пытать его до смерти!

– Это дает мне все права! – закричала женщина. – Все права, какие только есть!

– Нет, – покачала головой Роза. – Не дает. Плата жестокостью за жестокость никогда не была решением.

– Даже не пытайся, Роза, – насмешливо произнесла женщина, внезапно перейдя на снисходительный тон. – Он убийца, монстр, и он поплатится за свои преступления. И если ты не признаешь этого, если не примешь этого, то ты поплатишься тоже.

Она шагнула к Розе.

– Подумай о том, что он сделал. Что он сделал с тобой. Он не хороший, Роза. Не тот, с кем безопасно. Не позволяй ему утянуть тебя вниз за собой.

Роза сделала глубокий вдох. Она знала, что, возможно, обрекает себя на смерть или пытки тем, что сейчас скажет. Возможно, на жизнь в заключении. Но, учитывая стоявший перед ней выбор... другого варианта не было.

– Это вы послушайте, – сказала Роза, твердым и уверенным голосом. Даже женщина, казалось, почувствовала окончательность этих слов, и внимательно наблюдала за Розой, ожидая, что та скажет. – Я знаю, что Доктор не невинен. Я знаю, что некоторые вещи, которые он совершил, будут преследовать его до конца жизни. Я знаю, что вам причинили огромную боль, и сожалею об этом. И я знаю, что Доктор тоже сожалеет. Я знаю, что он не совершенен, и что, возможно, моя жизнь была бы безопаснее без него. И я знаю, что вы считаете меня кем-то вроде неразумного ребенка. Думаете, что он обманул меня или промыл мне мозги, или что-то в этом роде. Но я знаю еще кое-что.

Еще один шаг вперед, чтобы оказаться совсем рядом.

– Он мой лучший друг. Самый замечательный из тех, кого я когда-либо знала. Самый храбрый, самый добрый и самый сильный изо всех. И я буду на его стороне, неважно какой ценой. Я никогда не повернусь к нему спиной и никогда не покину его.

Женщина внезапно застыла, и что-то слегка изменилось в ее лице.

– Ты его любишь, – тихо сказала она.

– Да, – сказала Роза, не колеблясь. Саму себя удивив таким открытым признанием, особенно женщине, но не желая изменить это ни за что на свете.

– Ты в самом деле его любишь.

– Да.

Женщина медленно кивнула.

– Ну что ж, хорошо, – сказала она. Она повернулась к Розе спиной, направляясь к двери. – Мы закончили.

Роза, дрожа от всплеска адреналина и волнения, не знала, что сказать.

– Я пыталась, – вздохнула женщина. – Я действительно пыталась.

Она стукнула кулаком в дверь, и та раскрылась. Женщина повернулась и взглянула на Розу. Все следы жалости и доброты исчезли с ее лица – у Розы создалось впечатление, что насовсем. Роза зарекомендовала себя неспособной на искупление, так что теперь она была всего лишь объектом. Средством, чтобы добраться до Доктора.

– Лучше поспи немного, Роза, – сказала женщина холодно. – Завтра у нас важный день.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.