Перевод

See The Rust Through Your Playground Eyes 592

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
My Chemical Romance

Автор оригинала:
Idiot_KillJoy
Оригинал:
http://www.mychemicalromancefanfiction.com/Story/24961/See-The-Rust-Through-Your-Playground-Eyes/

Пэйринг и персонажи:
Джерард Уэй/Фрэнк Айеро, Джерард Артур Уэй, Фрэнк Энтони Томас Айеро-младший
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 209 страниц, 47 частей
Статус:
заморожен
Метки: Underage Ангст Драма Насилие Нецензурная лексика Повествование от первого лица Психология

Награды от читателей:
 
«*умерла от переизбытка эмоций*» от Juls555
«До невозможности мило» от wllzft
Описание:
Отец Джерарда, Дон, сразу же после развода с миссис Уэй решает жениться на Линде Айеро. У Линды есть сын. Его зовут Фрэнк и он милый, как новорожденный щенок, сладкий, как сахарная вата и такой невинный, каким только можно быть. А у Джерарда, кажется, особенная симпатия к своему сводному брату.

Посвящение:
Автор, спасибо тебе большое!
Соня, и тебе спасибо! Не знаю кто еще, кроме тебя, в силах исправлять мои глупые ошибки.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Мистер Переводчик видит героев примерно так:
Фрэнк
http://s004.radikal.ru/i207/1403/a5/124f1b074bf6.jpg
Джерард
http://s006.radikal.ru/i214/1403/22/4d4e3b2f23df.jpg

Twenty Six

22 марта 2014, 16:45
Сквозь сон я чувствовал легкое ерзанье Фрэнки рядом с собой. Видимо, на протяжении ночи мы поменялись местами, и теперь я прижимал Фрэнки к себе, руки были крепко обвиты вокруг его талии, а наши ноги были сплетены вместе. Он немного повернулся, и именно из-за этого я покинул мир грез и, наконец, проснулся. Я вздохнул, зарываясь носом в его волосы. Черт, я не спал так хорошо на протяжении целого года. Немного приподняв голову, я взглянул на часы. 12:26. Ого, мы действительно проспали просто огромное количество времени. Я серьезно не помню такого дня, когда спал больше нескольких часов. Но с Фрэнки все было просто по-другому. Мой малыш еще немного отодвинулся, а затем его реснички затрепетали, и он медленно приоткрыл глаза. Я не смог сдержать улыбки, потому что выглядел он просто невероятно мило. Он несколько раз моргнул, привыкая к яркому свету, и как только он увидел меня, его лицо озарила сияющая улыбка. - Доброе утро, милый. Он выглядел таким до невозможности великолепным. Его волосы были в ужасном беспорядке, а глаза наполовину прикрыты, но при этом ему все равно удавалось быть самым необыкновенным существом на всей Земле. - Д-доброе утро, Д-джерард. Он поцеловал меня в щеку, а затем медленно поднялся с кровати. Я смотрел ему в след, пытаясь всеми силами не наблюдать за его идеально раскачивающимися бедрами. Он подошел к шкафу, взяв какую-то одежду, и направился в ванную. Когда он вышел, на нем были надеты узкие черные джинсы, светло-серая футболка и серые конверсы. Черт, а джинсы действительно были просто до дрожи в коленках узкими. Он подошел к кровати, медленно наклонился и поцеловал меня, аккуратно двигая губами в нежном поцелуе. На это невероятное наслаждение продлилась недолго, и уже через несколько секунд он отодвинулся, продолжая улыбаться. - Я п-пойду и п-принесу н-нам еды, - сказал он, направляясь к двери и закрывая ее за собой. И внезапно я осознал, что я был все еще одет в пижаму, лежал в его постели и мои волосы, чёрт подери, были в плачевном состоянии. Ах, ну отлично, он еще и поцеловал меня, хотя я был просто уверен в том, что мое утреннее дыхание оставляло желать лучшего. Я сидел на кровати, рассматривая комнату. На столе возле книжных полок лежали раскраски, коробки с карандашами. Весь шкаф был заполнен книгами и игрушками, которые мы вместе купили в магазине. На диване ничего не лежало, кроме нескольких подушек. На журнальном столике так же лежали только парочка красных свечей. Его комната была просто идеальной чистоты. Это действительно заставляло меня восхищаться Фрэнки еще больше. Я встал с кровати и решил направиться прямиком в ванную. Я посмотрел в зеркало над раковиной, и мои волосы действительно выглядели ужасно. Но зато темные круги под глазами почти исчезли, это и в самом деле удивило меня. Просто невероятно, что хороший и полноценный сон может сделать с твоим внешним видом. Я плеснул немного холодной воды себе на лицо, пытаясь заставить себя, наконец, проснуться, а затем провел мокрой рукой вдоль своих волос, приводя их в божеский вид. Через несколько минут я был более или менее в хорошей форме. Ну а в пижаме мне все же придется походить, так как у меня вообще не было других идей на этот счет. Я вышел из ванной и сел на диван. На журнальном столике лежал какой-то лист, который я раньше не замечал. Я осмотрел его, и это был рисунок, на котором был изображен Фрэнки и я. Я не смог сдержать улыбки. Я был одет в черную толстовку и узкие джинсы, а Фрэнки – в красный кардиган и светло-голубые джинсы. В углу рисунка аккуратно было нарисовано сердечко, внутри которого были написаны наши инициалы. «G&F». Вокруг нас было разбросано огромное количество миниатюрных сердец, и на моей груди тоже красовалось сердце с буквой «F» в середине. - Н-не с-смотри, - я был настолько погружен в изучение рисунка, что совсем не заметил того, как Фрэнки вошел в комнату. Он быстро оставил поднос с едой на журнальном столике и выхватил рисунок из моих рук. Он притянул его к своей груди, застенчиво опуская глаза в пол. Но нет, Фрэнки, у тебя не получится скрыть такой совершенный и милый румянец. - Ох, милый. Это так необыкновенно, - сказал я, и глупая улыбка озарила мое лицо. - Н-нет, это н-не т-так! З-замолчи! – он сел на диван и скрестил руки на груди, продолжая крепко сжимать рисунок. Я подошел ближе, аккуратно заправляя прядь его волос за ухо. - Ты с ума сошел? – что за чертовщину я сказал? Я не хотел его расстраивать, особенно после вчерашних кошмаров. - Н-нет, - пробормотал он, все еще продолжая избегать моего взгляда. - Милый, я, правда, не думал, что ты не хочешь, чтобы я видел его. Просто он лежал тут и… я действительно думаю, что он прекрасен. Он, наконец, осмелился взглянуть мне в глаза, подползая ближе и прижимаясь ко мне. Я оставил мягкий поцелуй на его макушке. - Т-тебе п-правда понравилось? – тихо прошептал он, положив голову мне на плечо. Я улыбнулся. – Я полюбил его. Он поднял рисунок вверх, и я взял его в руки, снова рассматривая. Он был такой милый. Мне так хотелось расклеить этим рисунком все стены в моей комнате. Это было бы как напоминание о том, что Фрэнки действительно любит меня и хочет быть со мной. Я, правда, не знаю, почему это так много значит для меня. Но это так. Этот рисунок для меня намного дороже любой картины Пикассо в этом доме или вообще на планете. - Он ур-уродлив, - пробормотал Фрэнки. - Это не так. Он… - я вздохнул, пытаясь отыскать нужные слова, чтобы описать эту красоту. – Он идеальный. Знаете, когда я был в средней школе, там была девушка, которая была просто одержима мной. Правда. Она будто бы следовала за мной по пятам изо дня в день, следила за каждым моим шагом. И как-то раз, после урока рисования, она подошла ко мне и вручила большой лист бумаги. Это был рисунок, на котором мы с ней целовались и, если честно, это было просто отвратительно. Нет, на самом деле она рисовала хорошо, просто мысль о том, что мы целуемся, была до жути неприятной для меня. И я, не раздумывая, отдал ей его обратно. Я серьезно не хотел обидеть ее или еще что-то, просто в тот момент я не считал нужным брать этот рисунок себе. Он вообще в принципе никогда бы и не понадобился мне. И тогда девушка расплакалась, она плакала действительно очень долго и много, пока ее, наконец, не забрал школьный психолог, прежде чем она начала раздирать мне лицо своими ногтями и винить в отказе. А сейчас я смотрю на рисунок Фрэнки и просто не могу поверить в то, что он так много значит для меня. Я никогда и не думал, что такая непримечательная вещь может сделать человека таким до невозможности счастливым. Наверное, именно такую реакцию и ожидала та девушка. Но она не получила ее тогда, да и сейчас не получит. Единственный человек, который мог заставить меня чувствовать себя так хорошо - это Фрэнки и только он. Он уселся обратно на диван, принимаясь есть ягодный кекс и пить апельсиновый сок. Он налил кофе в чашку и протянул ее мне, я поблагодарил его и принял ее. Мы ели в тишине. После завтрака Фрэнки, наконец, заговорил: - Т-ты выглядишь м-милым, когда с-спишь. - Правда? – я почувствовал, как к моим щекам приливает кровь. - Д-да! И т-ты разговариваешь в-во сне. Кажется, мои щеки стали еще более красными почти моментально, и я просто ощущал жар своей кожи. – Это не правда. - Д-да. Т-ты говорил ч-что то о р-рубашках. Мое лицо, должно быть, невероятно красное сейчас. Я просто чувствую то, как в комнате становится ужасно жарко и душно. Температура поднимается с каждой секундой. Фрэнки хихикнул. – Т-ты п-покраснел. - Я не говорю во сне, Фрэнки. - Г-говоришь. И еще т-ты упрямый. Я даже не помню, что мне снилось. Да я вообще почти никогда не запоминаю сны. В редких случаях. Так, ладно. Во сне я разговаривал о рубашках, но это совершенно не значит, что мне снились эротические сны. Если бы он действительно приснился, я бы точно вспомнил это, правда? - И т-ты ч-часто г-говорил м-мое имя, - продолжил он. - Ты тоже выглядишь милым, когда спишь, - я попытался отвлечь его. Мне не хотелось больше говорить о моих снах и фантазиях. Дерьмо. Он перевел свой взгляд на колени и начал покрываться румянцем. – Это м-мило. Я улыбнулся, но уже через несколько секунд моей улыбки и след простыл. Я вдруг вспомнил то, что Фрэнки так и не сказал мне причину своего вчерашнего поведения. Я, правда, волновался насчет его ответа. А что если его болезнь прогрессирует с каждым днем, и все становится только хуже? - Фрэнки… что случилось прошлой ночью, милый? Он посмотрел на меня своими испуганными карими глазами. – П-приснился к-кошмар, - еле слышно пробормотал он. - О чем? Он был так расстроен вчера вечером, что я даже представить себе не мог, что же стало причиной его испуга. - О-о… - он немного запнулся, рассматривая свои колени. Я придвинулся к нему ближе и крепко обнял, он развернулся ко мне и уткнулся носом в изгиб моей шеи. Я сделал несколько круговых движений по его спине, пытаясь хоть как-то успокоить его. – Ты можешь рассказать мне, милый. Я обещаю, никто и никогда не причинит тебе вред, пока я рядом. - Он б-был о… С-с-сэме. От переводчика: 1 год - это действительно много, хотя время прошло так быстро и незаметно. Я думаю, что нет смысла мне здесь расписывать тирады по этому поводу, так что я просто скажу Вам, чтобы Вы не унывали и всегда держались молодцом. И вот Вам моя любимая цитата, которые всегда придает мне огромных сил. "Не плачь, потому что это прошло. Улыбнись, потому что это было."
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.