Перевод

See The Rust Through Your Playground Eyes 592

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
My Chemical Romance

Автор оригинала:
Idiot_KillJoy
Оригинал:
http://www.mychemicalromancefanfiction.com/Story/24961/See-The-Rust-Through-Your-Playground-Eyes/

Пэйринг и персонажи:
Джерард Уэй/Фрэнк Айеро, Джерард Артур Уэй, Фрэнк Энтони Томас Айеро-младший
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 209 страниц, 47 частей
Статус:
заморожен
Метки: Underage Ангст Драма Насилие Нецензурная лексика Повествование от первого лица Психология

Награды от читателей:
 
«*умерла от переизбытка эмоций*» от Juls555
«До невозможности мило» от wllzft
Описание:
Отец Джерарда, Дон, сразу же после развода с миссис Уэй решает жениться на Линде Айеро. У Линды есть сын. Его зовут Фрэнк и он милый, как новорожденный щенок, сладкий, как сахарная вата и такой невинный, каким только можно быть. А у Джерарда, кажется, особенная симпатия к своему сводному брату.

Посвящение:
Автор, спасибо тебе большое!
Соня, и тебе спасибо! Не знаю кто еще, кроме тебя, в силах исправлять мои глупые ошибки.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Мистер Переводчик видит героев примерно так:
Фрэнк
http://s004.radikal.ru/i207/1403/a5/124f1b074bf6.jpg
Джерард
http://s006.radikal.ru/i214/1403/22/4d4e3b2f23df.jpg

Twenty Seven

24 марта 2014, 18:13
Фрэнки встал и сел на подоконник. Я подошел к нему и приобнял за плечи. Он крепко вцепился в меня, пытаясь выровнять свое быстрое дыхание. Фрэнки был в панике, он беспрерывно глотал воздух, и я чувствовал себя просто ужасно, потому что мой мальчик боялся чего-то, и все, на что я был способен – это гладить его по спине и шептать тихо: - Все будет хорошо, милый. Через несколько минут он стал немного успокаиваться, и его дыхание приобрело нормальный ритм. Я аккуратно взял его на руки и понес к дивану. Я уселся на мягкое покрывало и притянул Фрэнки к себе на колени, начиная медленно раскачиваться взад и вперед. - Что случилось, милый? - Он б-был… - … кто? - К-когда я б-был м-маленьким, у м-мамы было м-много п-парней, - прошептал он, и его лицо исказилось, как будто он начал что-то вспоминать и всеми силами хотел поскорее забыть это. – Н-некоторые из н-них б-были хорошими, они г-говорили, ч-что я забавный. Но д-другие г-говорили, что я г-глупый, - по его щеке покатилась одинокая слеза, но он быстро смахнул ее ладошкой. - Иногда м-мы жили с н-ними, - он опустил свой взгляд вниз, позволяя еще одной слезе скатиться по его лицу. – Один п-парень б-был хорошим, - он мягко улыбнулся, вспоминая хорошие моменты. – Г-грег. Он к-купил м-мне в-велосипед и н-научил н-на н-нем ездить. Затем Фрэнки нахмурился. – Н-но потом м-мама сказала, ч-что м-мы должны уехать, т-так к-как у него н-не б-было д-достаточно д-денег для н-нас. Он плотно обхватил пальцами мое запястье, наверняка так чувствуя себя намного комфортнее. Я притянул еще ближе к себе, забирая своего малыша в теплые объятья. - З-затем у нее п-появился н-новый мужчина, - еще одна слеза. – С-сэм. М-маме, п-правда он н-нравился. Она г-говорила, что он «с-совершенный» и т-то, что она «л-любит» его, - он зарылся носом в мое плечо, тихо всхлипывая. - С-сначала он б-был х-хорошим. Н-но к-когда м-мамы не было, он т-тянул м-меня за волосы и обзывал п-плохими словами. В этот момент я почувствовал невероятную злость, моя рука непроизвольно сжалась в кулак. - П-потом м-мы п-переехали к н-ему. Я н-не хотел, н-но м-моя м-мама н-настояла. Она г-говорила: «Он идеальный д-для н-нас» и я обязан п-поехать с н-ней. Вот же сука. - Он б-был хорошим. Н-но потом он н-начал с-снова обзывать м-меня словами, к-как «с-сволочь» и «т-тормоз», - Фрэнки начал плакать, и его слезы градом катились из его прекрасных и необыкновенных глаз. Но сейчас они не выражали ничего, кроме боли. Они были тусклыми и пустыми. Я чувствовал, как ярость с бешеной скоростью закипает внутри меня. - К-как-то, к-когда м-мамы не было д-дома, он с-собирался с-сбрить м-мои волосы, п-потому что, п-по его с-словам, я в-выглядел к-как девчонка, - я был уже почти готов выйти на тропу убийств. Фрэнки начал плакать с новой силой. – М-мама т-тоже с-сказала, ч-то я в-выгляжу как д-девочка, и м-мне п-пришлось п-повиноваться ему, - он уже не просто говорил, он кричал, крепко ухватившись за край моей рубашки, как будто я был его спасательным кругом. А я просто обнял его так сильно и больше никогда не хотел отпускать. Я очень надеюсь на то, что этот ублюдок уже мертв и да поможет мне Бог, я найду его и заставлю жалеть о том, что из-за него Фрэнки плакал. Я уничтожу его. Он впился ногтями в мое плечо, а я зарылся носом в его волосы, вдыхая необыкновенный аромат ванили. Я провёл рукой по его шелковистым волосам, пытаясь всеми силами успокоить его сердце, которое, казалось, вот-вот вырвется из груди. Как долго он находился в этой клетке? Мой бедный Фрэнки был вынужден страдать из-за этого куска дерьма. Как Линда вообще могла не заметить этого? Ее сыну причиняли боль, и она не могла этого понять? Как такое вообще возможно? Как можно не обращать на такое внимание, как? Она, должно быть, была слишком глупа или ее и вовсе не волновала судьба ее ребенка. И знаете, я склоняюсь к «не волновало». И как бы тяжело ни было это признавать, но я уверен, что она совсем не заботится о своем сыне. Она никогда не проявляла к нему интерес. Он как будто и вовсе был ей не нужен. - В один д-день я з-заболел и ч-чувствовал с-себя очень с-сонным. И он к-кричал н-на м-меня, г-говорил, что я очень л-ленивый. Он г-говорил м-много п-плохих в-вещей, я д-даже н-не х-хочу в-вспоминать о н-них. Вот же сукин сын. Я найду его и уничтожу. Он просто обязан заплатить за все то, что сделал с моим Фрэнки. - Одним в-вечером м-мы в-все вместе смотрели к-кино, и я с-сказал, что один из актеров б-был м-милым и… он р-разозлился, - его глаза были широко раскрыты и в них читался страх. - Он н-назвал м-меня «п-педиком», «ч-членососом» и «к-киской» и он… - Фрэнки перестал плакать, а я просто пытался держать себя в руках и не начать кричать от отчаяния. Фрэнки прошел через многое и действительно страдал, а я просто сижу вот здесь и не могу ничего поделать, не могу помочь ему или что-то изменить. Я не могу просто взять и уничтожить его боль, хотя очень сильно хочу этого. - Он п-пытался ударить м-меня. К-кинул вазу, н-но п-промахнулся, - я еще крепче обнял его. – М-мы уехали в т-ту н-ночь. М-мама обвинила его в оскорблениях. С-сейчас он в т-тюрьме. «Н-никто н-не имеет п-право п-причинять б-боль моему р-ребенку» - с-сказала т-тогда м-мама. И она с-сказала, ч-что это была моя в-вина в т-том, что она останется в-всегда одинокой, - пробормотал он. В комнате была тишина, слышались только тихие всхлипы Фрэнки. Хочу, чтобы этого ублюдка освободили, и я смог бы превратить его жизнь в настоящий Ад. Я, правда, не могу поверить в то, что Фрэнки так страдал. Никто не должен проходить через такие вещи. И во всем была виновна Линда. «Никто не имеет право причинять боль моему ребенку». Вот же сука. Этот идиот причинял боль Фрэнку на протяжении долгого времени, и ее это вовсе не заботило. Она не заслуживает быть матерью. В ее одиночестве виноват Фрэнки? А разве не ее холодное сердце и жестокость виновники всего? Я потер его плечо, оставляя мягкий поцелуй на его щеке. – Я всегда буду рядом, милый. И поверь мне, я никогда и никому не позволю сделать тебе больно. Я обещаю, что ты будешь в безопасности. Здесь. Со мной. Он посмотрел на меня, улыбаясь. – Я в-верю т-тебе, - прошептал он. Я наклонился и прижался своими губами к его. Когда я оторвался, Фрэнки нахмурился и опустил взгляд в пол. – М-мне п-приснилось, ч-что он п-пришел к-ко м-мне в комнату и… х-хотел ударить м-меня, - сказал он, пытаясь привести мысли в порядок. – М-мне снился этот с-сон и р-раньше! – внезапно заявил он. - М-мама с-сказала, ч-что это б-был сон. Н-но это к-казалось р-реальным. Я начал немного паниковать. - О чем были твои сны, милый? – осторожно спросил я, пытаясь еще сильнее не напугать его. Я умолял всех возможных богов в том, чтобы это не было то, о чем я подумал. - Он п-приходил к-ко мне в к-комнату н-ночью и… - нет. Нет. Нет. Нет. – П-пытался т-трогать м-меня. Я просто продолжал молиться и верить в то, что Фрэнки просто не правильно объясняет. Это не может быть то, что я подумал. Просто не может быть! - Трогал твои руки? – с надеждой в голосе прошептал я. - Н-нет, - Фрэнки отрицательно покачал головой. Я громко сглотнул. – Как именно он прикасался к тебе? Я не хочу знать. Это причинит мне боль. Я просто чувствую, что ответ будет плохим, ужасным. - Он п-пытался с-снять м-мою одежду, - он нахмурился. Понимал ли он, насколько все это серьёзно?! Этот сукин сын пытался изнасиловать Фрэнки! Об этом вообще кто-то знал? Он рассказал Линде, и она сказала, что это был сон. Какого черта она прикрывала его? Я просто ненавижу этого подонка, который делал больно моему Фрэнки. Я хочу отыскать его и заставить страдать, заставить его пройти через все возможные муки. Я жажду мести! - И Линда не верила тебе? – спросил я несколько минут спустя. - Она с-сказала, ч-что он н-ничего н-не д-делал, и это б-были в-всего л-лишь с-сны, - он нервно пожал плечами и начал возиться с подолом моей рубашки. Сука. Она знала, что происходит. Фрэнки маленький и невинный мальчик, которого пытался изнасиловать какой-то грязный ублюдок! И вот Фрэнки пришел к ней за помощью, так как она была единственной опорой для него. Человек, который должен был защищать его от жестокого мира, оборонять и опекать его, единственный человек в мире, который генетически запрограммирован любить его больше жизни. И она ничего не сделала. Она просто сука, которая закрыла глаза на то, что ее любимый женишок пытается изнасиловать ее ребенка. По крайне мере, это была всего лишь попытка. Но дошел ли он до этого? Изнасиловал ли он Фрэнки? - Фрэнки, милый… - мой голос хрипел и дрожал из-за того, что я пытался сдержать слезы. – Он обидел тебя? - Н-нет, я оттолкнул его и з-закричал, и п-пришла м-мама и… с-странный с-сон. Я обнял его, уткнувшись носом в изгиб его шеи. Я так хотел защитить его, мне так хотелось, чтобы никто и никогда не причинял ему боль. Я так хочу скрыть от него весь этот уродливый и отвратительный мир. Он обнял меня в ответ, аккуратно перебирая мои волосы. – Т-ты в п-порядке, Д-джерард? Я всхлипнул, сдерживая порыв слез. – Я в порядке. Он провёл ладошкой вдоль моих волос, притянув ближе. Я не верю, что кто-то в силах причинить боль такому ангелу. Этому красивому, маленькому мальчику, который заслуживает только счастье. Зачем кому-то делать это? Как человек может продолжать жить на свете и знать о том, что он причинил боль такому совершенному созданию как Фрэнки? Я медленно отстранился от него. Красивый. Идеальный. Невероятный. Он не заслуживает этой боли и травм. Фрэнки обвил руки вокруг моей шеи, и я прижал его к себе так крепко, не желая больше отпускать ни на секунду. Если не я защищу его, то кто? - Я никогда не позволю никому причинить тебе боль, милый. Пока мое сердце будет биться, я всегда буду рядом. Никто и никогда не обидит тебя снова. - Я д-доверяю т-тебе. Если я когда-нибудь найду этого сукина сына, я буду делать то, что делал Чарльз Мэнсон (американский преступник, лидер коммуны «Семья», которые совершили ряд жестоких убийств, п.п.) и выглядеть как Мать Тереза. Я обнял Фрэнки еще крепче. Я не позволю никому обидеть его и буду защищать на протяжении всей моей жизни. Я бы предпочел умереть за него, чем существовать без него.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.