Перевод

See The Rust Through Your Playground Eyes 592

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
My Chemical Romance

Автор оригинала:
Idiot_KillJoy
Оригинал:
http://www.mychemicalromancefanfiction.com/Story/24961/See-The-Rust-Through-Your-Playground-Eyes/

Пэйринг и персонажи:
Джерард Уэй/Фрэнк Айеро, Джерард Артур Уэй, Фрэнк Энтони Томас Айеро-младший
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 209 страниц, 47 частей
Статус:
заморожен
Метки: Underage Ангст Драма Насилие Нецензурная лексика Повествование от первого лица Психология

Награды от читателей:
 
«*умерла от переизбытка эмоций*» от Juls555
«До невозможности мило» от wllzft
Описание:
Отец Джерарда, Дон, сразу же после развода с миссис Уэй решает жениться на Линде Айеро. У Линды есть сын. Его зовут Фрэнк и он милый, как новорожденный щенок, сладкий, как сахарная вата и такой невинный, каким только можно быть. А у Джерарда, кажется, особенная симпатия к своему сводному брату.

Посвящение:
Автор, спасибо тебе большое!
Соня, и тебе спасибо! Не знаю кто еще, кроме тебя, в силах исправлять мои глупые ошибки.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Мистер Переводчик видит героев примерно так:
Фрэнк
http://s004.radikal.ru/i207/1403/a5/124f1b074bf6.jpg
Джерард
http://s006.radikal.ru/i214/1403/22/4d4e3b2f23df.jpg

Fourty Three

26 апреля 2014, 00:45
Я остался в комнате Фрэнки в течение пары минут, подбирая правильные слова, которые я должен буду ему сказать. Он ведь не должен сердиться на меня? Я имею в виду, я ведь не сделал ничего такого. Я решил для начала пойти в свою комнату и, надев черную рубашку и пару чистых джинсов, я, засучив рукава, спустился по лестнице на поиски Фрэнки. Наверняка сейчас он сидел в кино-комнате. Я быстро прошелся по своему плану и понял, что никакого плана и вовсе нет. Что мне ему сказать? У меня совершенно не было времени, чтобы обдумать все это, и прежде чем я это понял, я уже открывал дверь в комнату. Фрэнки развалился на кресле, упаковка попкорна лежала на столе рядом с ним вместе с бутылкой содовой. Так же на столе было довольно много самых разных фантиков от конфет, которые так же валялись и на полу возле стола, и я все же решил не слишком уж обращать на это внимание. Фрэнки был укутан в серое пушистое одеяло, его ноги были скрещены, а руки свободно лежали на коленях. Он пристально смотрел на экран, не отрывая взгляда, его глаза были широко распахнуты и блестели от переполняющих его эмоций. Он мягко улыбнулся экрану и тихое: «ахх…», сорвалось с его алых губ. Я беспрерывно смотрел на него в течение нескольких секунд. Он был великолепен, хотя его глаза были немного красными и припухшими, волосы немного грязными, и он выглядел словно девочка подросток при ПМС, но он все равно был великолепен. Совершенный и безумно красивый. И он был милыми, самым, что ни на есть, искренним, которых я когда-либо встречал. И он был застенчивым, и неуверенным, и молодым, и нежным, и хрупким, и… - Я люблю тебя, - внезапно выпалил я, тем самым напугав Фрэнки и самого себя. Безусловно, моему рту не требуется разрешение для разговора от моего собственного мозга. Он смотрел на меня в течение нескольких секунд, и его глаза были широко распахнуты, и он выглядел абсолютно шокированным, но буквально сразу же он заметно расслабился и нежно, даже немного грустно, улыбнулся мне. - Т-тоже л-люблю т-тебя, - тихо сказал он. Он больше не говорил, да и не выглядел агрессивно. Может быть, все, чего требовалось, это просто дать немного времени для того, чтобы наши мысли прояснились. Я надеюсь, что это действительно так, потому что я совершенно не хочу видеть его таким расстроенным снова. - Ты чувствуешь себя лучше? – почти шепотом спросил я, стоя в нескольких шагах от него. - В-вроде как, - пробормотал он, старательно избегая моего взгляда, поэтому я с интересом рассматривал его невероятно красивый профиль. - Я могу уволить ее, если ты хочешь. Мы можем найти новую горничную. И ты можешь уволить ее. Ты можешь сам сказать это Лори, если ты только хочешь? – я говорил тихо и неуверенно, в то время как Фрэнки уставился на меня, почти не моргая. - З-значит, она т-тебе н-нравится? – спросил он, и его голос дрожал от волнения. - Конечно нет! Просто я… - я даже не знал, как закончить это предложение. Почему он никак не поймет, что это совершенно бессмысленно? Я сел на кресло рядом с Фрэнки, и он переместился так, что теперь восседал у меня на коленях. – Почему ты вообще думаешь о таком? – он ничего не ответил, а просто развернулся к экрану, где главный герой выплясывал какой-то танец, хищной походкой подбираясь к растерянной девушке, предлагая ей немного потанцевать. Все это действительно казалось таким дрянным, предсказуемым и очень романтичным. Он казался таким счастливым, когда наблюдал за этой влюбленной парочкой. Может, это именно то, чего он хочет? Картину идеальных отношений с изобилием романтики и танцами, и кольцами, и стереотипами? Я переместил свою руку от подлокотника кресла к бедру Фрэнки, слегка сжимая его, в надежде на то, что таким образом я хоть как-то попытаюсь утешить его. Все это время я старался не думать о том, какая же мягкая, нежная и манящая была его кожа. – Фрэнки? - Т-так она т-тебе н-не н-нравится? – он повернулся ко мне, широко раскрыв глаза, и сейчас он выглядел намного лучше, чем минуту ранее. - Конечно нет, милый, - ответил я, нежно смахивая прядь его волос с глаз. Он мягко улыбнулся и развернулся ко мне так, что теперь он был со мной лицом к лицу. – П-правда? Я фыркнул, издав тихий полусмешок. – Лори не может сравниться с тобой, милый. Никто не может. Он широко улыбнулся, демонстрируя мне ряд ровных, жемчужно-белых зубов. – Это х-хорошо, - пробормотал он, снова возвращая свою полуулыбку. Я улыбнулся, не зная, должен ли я быть счастлив или беспокоиться о его быстрой смене настроения. Я крепко обернул руки вокруг его талии, и он положил свою голову ко мне на плечо, уткнувшись носом в изгиб моей шеи. Я улыбнулся еще шире, проводя рукой вдоль его шелковистых волос. - Я люблю тебя, - выдохнул я, вероятно совсем тихо, и он не услышал меня или просто не смог разобрать, что именно я сказал. Но все было в порядке, потому что мне просто внезапно захотелось сказать это. Через несколько минут он слегка толкнул меня в плечо. – М-мы в-ведь м-можем уже идти? Я посмотрел на него сверху вниз, в то время как он неотрывно смотрел на происходящее на экране. Как он может вообще любить такие фильмы? – Покупки? – наконец спросил я. - Д-да, - он по-детски улыбнулся, выглядя при этом очень мило и очень, очень молодо и красиво. - Хорошо, - спокойно ответил я, потому что ни я, ни кто-либо другой не смог бы отказать этим прелестным глазам и идеально розовым губам. Он хихикнул, такой невинный и красивый, а я такой гребаный извращенец. Фрэнки быстро поднялся, потянув меня за собой. Я последовал за ним без единой претензии, как я вообще мог сопротивляться ему? Он был красивым и довольно забавным, и милым, и он хотел быть со мной. Я вел нас по первому этажу прямиком в гараж, стараясь избегать Лори, которая, я уверен, была сейчас на кухне. Я открыл пассажирскую дверь для Фрэнки, и он мило улыбнувшись, залез внутрь. Я захлопнул дверь и залез на водительское сиденье, сразу же заводя машину, в то время как Фрэнки беспрерывно болтал о каком-то фильме, который должен был выйти в кинотеатрах на днях, и меня заинтересовал вопрос, где бы я мог купить билеты на него. Я ехал по центру города, который весь светился рождественскими огнями и украшениями, висящими на окнах магазинов. Приближалось Рождество, которое напомнило мне о том, что я понятия не имею, что подарить Фрэнки. До Рождества почти неделя, а мы даже не распаковали украшения, и у нас не было елки, а еще у меня даже не было подарка для моего любимого мальчика. Черт. Так, для начала нам нужна елка. Я все же решил подумать об этом немного позже и припарковал машину на парковке. Фрэнки все еще счастливо болтал о фильме, который обещал быть одним из лучших, которых он когда-либо видел. Мы сидели в припаркованной машине еще несколько минут, и мне показалось, что Фрэнки совершенно не заметил того, что мы стоим, так как он все еще продолжал болтать. Но мне это так нравилось, у него был прекрасный голос, он заметно расслабился и выглядел просто невероятно красиво. Его глаза были широко раскрыты и блестели, его волосы были взъерошены и неаккуратно заправлены за уши, он игриво смеялся, беспрерывно жестикулируя руками. Это было настоящее шоу, которое я хотел просматривать снова и снова, без остановки. - К-круто, п-правда? – он обвил своими тонкими пальцами мое запястье, как только рассказал о фильме все возможное и невозможное. - Да, даже очень, - прошептал я, счастливо улыбаясь. Он хихикнул и отпустил мою руку. Я решил все же выйти из машины, помогая Фрэнки выбраться из нее тоже. Я осторожно взял его за руку, потирая костяшки его пальцев и беспрерывно улыбаясь. Он был невероятным. На улице было довольно холодно, но не сильный мороз - за это мы должна поблагодарить глобальное потепление - но при этом я был рад, что на нас были надеты куртки. Я почти забыл про то, что все сразу же начинают смотреть на нас. В прошлый раз я говорил всем, что я его брат. Я мог бы так же быть его дядей или еще кем-то. Но не сегодня, ни за что. Фрэнки продолжал рассказывать о какой-то истории, которую он прочитал однажды, и он смеялся, изредка уткнувшись мне в плечо и краснея. А я просто улыбался, потому что Фрэнки, действительно, вел себя как милый, маленький школьник, и это было чрезвычайно удивительно. Мы были парой и сегодня все замечали это. Какая-то леди смотрела на нас не отрывая взгляда, наполненного шоком. Но все они смотрели на нас с беспокойством, не с отвращением. И я действительно понимаю почему, так как Фрэнки выглядел очень, очень молодо, а я совершенно не выглядел таким. Они наверняка думали, что я использую его. И это рациональная вещь. Но от этого горечь не становится меньше. - Оу, с-смотри! – воскликнул Фрэнки, потянув меня к витринам магазина, где стоял манекен в зимней одежде. – Т-ты д-должен это п-померить, - предложил он, указывая на манекен, на котором был надет плотный черный пиджак с красными и белыми пуговицами. - Я буду иметь это в виду, - пробормотал я, больше занятый тем, что представлял, как же Фрэнки будет хорошо лишь в одном из таких обтягивающих курток, и чувствовал себя настоящим педофилом. – Эм, я эм… - я закашлялся, пытаясь прогнать эти немного неловкие мысли. – Хочешь зайти внутрь? – спросил я, пытаясь мысленно сделать свои щеки обычного бледного цвета, а не ярко-красного, какими они были сейчас. - Л-ладно, - Фрэнки улыбнулся и потащил меня внутрь магазина. В помещении было намного теплее. Магазин был разделен на две части, с одной стороны была женская одежда, а с другой - мужская. Так же посередине был круглая стеклянная витрина, где было довольно много различных ювелирных изделий, и молодая девушка за ней рассказывала и показывала покупателям различные украшения. Здесь было довольно много людей, поэтому становилось как-то очень душно и не комфортно. - Ах! – воскликнул Фрэнки, хватая красный блестящий шарф, и обвил его вокруг моей шеи. – Т-ты выглядишь м-мило, - заявило он, счастливо улыбаясь. - Это не для мужчин, - пробормотал я, снимая его, прежде чем кто-либо смог бы меня увидеть. - И…? – обиженно протянул Фрэнки. - И это значит, что он для женщин, - ответил я, положив шарф обратно на полку. - Н-но это м-мило! – он снова взял его и накинул ко мне на плечи. Я снял его и обвил им его шею. – Если тебе он нравится, значит ты и должен его носить. - Он н-не д-для м-меня, а д-для т-тебя! – он подбежал к манекену и схватил фиолетовую шляпу, надевая ее мне на голову. – Это т-тоже. Я тихо рассмеялся. – Фрэнки, милый, я выгляжу как пламенный гомосексуалист. - Ч-что это з-значит? – спросил он, выглядя совершенно запутанно. - Эм… - вот я идиот. Как я теперь должен буду ему это объяснить? – Человек, который одевается очень, эм… ярко. - Н-но это м-мило. Одевайся т-так! – он воскликнул, снова натягивая на меня этот злостный шарф. Женщина, проходящая мимо, одарила меня странным взглядом. - Фрэнки, как насчет того, чтобы посмотреть что-то, что действительно предназначено для мужчин? – спросил я, положив шарф и шляпу на рядом стоящую, высокую полку. - Л-ладно, - пробормотал он и, взяв меня за руку, повел в другую часть магазина. – З-здесь н-не т-так к-красочно, - простонал он. - Если тебе здесь не нравится, мы можем пойти в другое место, - предложил я. - Н-нет, - пробормотал он, надевая шляпу, черный платок и солнцезащитные очки. – К-как я в-выгляжу? - Великолепно, - ответил я, совершенно не обращая внимания на окружающих. Это, черт возьми, не их дело. Он улыбнулся еще шире, и нежный румянец окутал его прелестные щеки. Я хотел поцеловать его так, так сильно прямо сейчас. Он выглядел абсолютно прекрасно, таким милым и застенчивым, что я просто безумно хотел сделать это. Я подошел ближе, нервно оглядываясь вокруг, чтобы убедиться в том, что никто не смотрел на нас, и наклонился к Фрэнки, прижимаясь к его мягким губам в сладком поцелуе. Он начал медленно отвечать на него, обвив руки вокруг моей шеи и потянув меня ближе. Я положил руки к нему на затылок, скидывая шляпу и проводя языком вдоль его нижней губы. Он приоткрыл рот и слегка задрожал, когда наши языки соприкоснулись. Я обернул руки вокруг его талии, и он ахнул, запуская пальцы в мои волосы, когда я придвинул его еще ближе к себе. Мы быстро отстранились, когда позади нас услышали чей-то кашель. Я обернулся, чтобы понять, кто это был, но этот человек уже быстро скрылся за манекенами. Я обернулся к Фрэнки, который был безумно красный, и он смотрел на меня, нервно прикусывая губу и возясь с шарфом, который был все еще на его шее. - Мне очень жаль, - пробормотал я, поправляя его волосы, чтобы они стали менее растрепанными. Он смотрел на меня, и его румянец начал постепенно исчезать. - З-за ч-что? - За, эм… - его губы выглядели такими, такими идеальными и мягкими, и нежными, и на вкус они были такими сладкими. Иногда мне просто становится интересно, реальный ли он? Я обхватил руками его щеки и провел большим пальцем вдоль его нижней губы. Такая мягкая. Я наклонился и прижался к его губам в легком и быстром поцелуе. – За это? – это было больше похоже на вопрос, потому что я слишком отвлекся на, ладно, я слишком отвлекся из-за всего его. Фрэнки выглядел смущенно. – П-почему? Я поднял солнечные очки и надел их ему на голову, а затем снова обхватил его щеки, легко пробегая пальцами под его глазами. Иисус Христос, его глаза. Они были такими красивыми, такими яркими, молодыми, большими и полными жизни. Я снова наклонился, лишь прижимаясь к его нежным губам. – Потому что мы должны быть дискретными, - ответил я. - Ч-что это з-значит? - Это означает, что мы не должны делать этого на публике, особенно целоваться, - медленно и осторожно ответил я. На мгновение он задумался, хмуро поглядывая на меня. – М-мне н-не н-нравится д-дискретность. Я улыбнулся, целуя кончик его носа. – Мне тоже, - тихо прошептал я, всеми силами стараясь игнорировать какого-то парня, который проходя мимо нас произнес «педик».
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.