TSAR EFFECT 1143

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Mass Effect

Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Драма, Фантастика, Экшн (action), Философия, POV, AU, Попаданцы
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, ОМП, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
Размер:
планируется Макси, написано 215 страниц, 20 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Прекрасная работа!» от Eldar
«Аффтор, пиши исчо!!! ☺️» от Black007Jack
«Хорошее произведение!» от White.Lis
«Отличная работа!» от mazday05
«Отличная работа!» от BlakStorm
«Отличная работа!» от VirysMaster
«Отличная работа!» от Owlw00d
Описание:
Жанр – попытка соединить любимые мною альтернативную историю и похождения попаданцев, но с отходом от «классики», так что не ждите не распавшегося СССР и смеси эпического героя, терминатора и Рэмбо в одном флаконе.
Глазами человека, решения которого повлияют на сотни тысяч жизней, вы сможете взглянуть на альтернативную предысторию мира ME, в котором человечество пошло по знакомому, но очень необычному пути. Реставрация старого, его развитие и ответы на вызовы переломной эпохи в жизни галактики

Посвящение:
Спасибо моему другу Илье, персональному критику и отличному спецу по ME.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Я не пишу фанфик ради фанфика, моя цель набить руку, попробовать себя в этой стезе. Моя конечная цель это оригинальные произведения, и на пути к ней я решил потренироваться на кошках, то есть на фанфиках. Из всех вселенных решил начать с mass effect, частично от влияния, которое на меня произвели Germanium Effect и Красный Космос. Я новичок, поэтому ждите сумбурности, много косяков, в том числе и сюжетных. Предупреждаю сразу, слишком сильно углубляюсь в детали, и ничего с собой поделать не могу.
Критикуйте смело, если появятся конструктивные идеи, как улучшить или наоборот, чего лучше не делать, пишите в личку.



Группа вконтакте, где будут выкладываться изображения по фанфику - https://vk.com/club133328174 .

Все права на вселенную Mass Effect принадлежат BioWare & EA

Все совпадения имен и названий случайны

И да, я переписал аннотацию.

Глава 13

10 октября 2017, 21:19

У французов, я слышал, есть одно блюдо, которое все едят, но никто не знает, из чего оно приготовлено. Дипломатия напоминает мне эту загадочную похлёбку: вкусно, но подозрительно!
Отто фон Бисмарк.
Валентин Пикуль. Битва железных канцлеров.



      Укол. Отскок. Широкий замах и рубящий удар сверху.

— Неплохо, государь. И все же, у вас в руках не двуручный меч, а палаш. И помните — двигайтесь, никогда не стойте на месте. Ладно. Думаю, пора сделать перерыв.

Кивнув своему новоиспечённому тренеру и вложив тренировочный палаш в стойку, начал расхаживать по залу, успокаивая дыхание.

      Все началось с неожиданного подарка, который я получил, проведывая Александрийский гвардейский полк. Мне был подарен палаш. Самый настоящий, хоть и сделанный с использованием самых современных сплавов и молекулярной заточкой. Я, как любитель фантастики, часто слышал о молекулярном лезвии, прекрасно понимая, что человечество ещё очень нескоро доберётся до подобного уровня. Но технологии НЭ позволили сделать это, что открыло доступ к созданию невероятно эффективного медицинского и промышленного оборудования. Ну а некоторые, «особенные» люди так сказать, себе еще холодное оружие делают.

Александрийский полк неофициально называют порой «Бессмертные гусары», как дань памяти кавалеристам Родины. Бойцы в этом полку лихие и бесшабашные, а для полного комплекта ещё и поголовно биотики (как, впрочем, и во всех гвардейских подразделениях). Неудивительно, что именно в этом полку зародилась традиция обладания клинковым холодным оружием, которое впоследствии даже было включено в офицерскую парадную форму полка.

      Подаренный палаш был украшен прямо по-царски. Изначально я даже подумал, что клинок был бутафорский, но ошибся. Клинок был более чем «рабочим», и если сильно постараться, то им, скорее всего, и тяжелую броню вскрыть получится. Правда, вероятно, один раз. И после этого он точно станет короче.

      Признаться, я не смог удержаться. Стоило палашу лечь мне в руки (опустим четверть часа рассекания воздуха и принятия пафосных поз, которые случились, когда я заперся в своих покоях), как мне захотелось научиться владеть этой штукой. Я даже себе причину придумал — никто не будет подозревать, что у меня на поясе будет висеть настоящий клинок, а не бутафорская декоративная мелочь, и возможно, это мне однажды спасет жизнь. Понятно, что в это никто не верил (включая меня), но все сделали умный вид и промолчали. Даже тренера подобрали. Майор Кульнев Ярослав Петрович, как раз офицер «одарившего» меня полка, взялся за моё наставление с энтузиазмом — будет, что детям и внукам рассказать.

      Само собой, одного энтузиазма было бы недостаточно, чтобы получить такую работу. Кульнев — настоящий мастер. Ярко об этом говорит то, что вместе с такими же фанатами холодного оружия он разрабатывает систему фехтования, включающую в себя как приемы клинкового боя, так и биотику. Но… я относился к этой идее со скепсисом. Видя это, Кульнев решил показать мне несколько особенно продвинутых приёмов. Скептицизм улетучился. Конечно, не джедай, но тоже очень неплохо. Правда, насколько мне известно, идея не уникальна — у азари есть нечто подобное, только с короткими клинками и ножами.

      Есть и иная, менее радостная причина, по которой я этим занялся. Я достиг своего предела. Физические нагрузки уже не приносят того результата, который был изначально. Да и привык, поднадоело, откровенно говоря. В биотике растет только количество повторов, но не качество, а после изнурительных тренировок больше нет того чувства облегчения и разрядки. В общем, я решил немного развлечься и сменить вектор.

      И как бы я ни гнался за сторонними рассуждениями, мысли неуклонно возвращаются к моему… мироощущению, что ли.

Власть. Она сладка и притягательна. Один раз вкусив её, ты начинаешь жаждать её постоянно, словно какой-то наркотик. Да, именно наркомания. И я уже стал замечать в себе зарождение неприятных черт. Подозрительность, чрезмерная жёсткость, которая рискует в любой момент перерасти в жестокость, равнодушие, высокомерие, замкнутость. Откуда это берет начало? От обладания властью и осознания того, что приходится принимать не только тяжелые решения, но и жить с последствиями от их принятия, или от понимания того, что нас всех ждет через пяток лет? Боюсь, независимо от ответа, это произошло бы всё равно. Такова человеческая натура, а я человек… хоть и необычный.

Вообще, подобные рассуждения возможны именно благодаря «двуединству» моей личности. Я одновременно прожил две жизни, пусть и не самые долгие, в разных реальностях. Я прошел двумя разными путями и приобрел разносторонний опыт и взгляд на мир, которые, в конечном итоге, слились в единое целое. На этом фоне, я могу отстраненно наблюдать и анализировать своё двуединое и неделимое «Я». Если бы не это, кто бы знал, во что я превратился бы даже за такой короткий промежуток времени. Но принять проблему — только половина победы. Остаётся ещё понять, как решить проблему полностью.

Как с этим справлялись отец и другие императоры? У отца опорой всегда была семья и, особенно, мама. Владимир II был семейным человеком, любящим свою семью, что сильно сглаживало его негативные черты, а они у него были, да еще какие. Семья — вот, что являлось опорой для многих Романовых на протяжении столетий. Не та семья, поделенная на враждующие кланы «Константиновичей», «Александровичей», «Михайловичей» или «Николаевичей», как было при последних Романовых Первой Империи, а маленькая и любящая, прощающая недостатки и ценящая достоинства друг друга. Возможно, этим и обусловлен успех Второй Империи. Тем, что именно такая семья вот уже на протяжении ста восьмидесяти лет правит ей. Меняются лица и имена, но не отношения. Было много разного во взаимоотношениях царских особ за всю историю Второй Империи, но уникальную верность и преданность друг другу сложно не заметить. Наверное, причиной было воспитание, которым занимался не левый человек или нянька, а мать и отец, и так из века в век, из поколения в поколение. Своеобразные традиции императорского Дома, заложенные даже не Юрием I, а еще Алексеем Николаевичем.

      Хочу ли я любить и быть любимым? Конечно, хочу. Я хочу видеть рядом с собой любимую женщину, и чувствовать её любовь. Хочу семейной атмосферы, быть хорошим мужем и отцом. Я не чувствовал подобного ни в одной из своих двух жизней, но сейчас это ужасно угнетало. Но стоит мне представить, как моя самая сокровенная мечта исполняется, в этот же миг в моей голове набатом звучит душераздирающий рев. Рев Жнецов. Я хочу семью, но не хочу видеть, как она погибает. Не добавляло радости и то, что мне необходимо посылать на верную смерть тех, у кого уже есть это невероятное сокровище вселенной — семья. Это страшно. По-настоящему страшно, когда начинаешь задумываться об этом и представлять масштабы того, что произойдёт. Я могу только смириться с этой ношей. Иного пути нет.

      Доведя свой внутренний диалог до логического завершения, я встряхнул головой и улыбнулся. «Сам себе психолог», чёрт его дери. Хех. Юдова только жалко, ведь он продолжит мне подсовывать различные «варианты», якобы невзначай.

      Закончив самокопание, я обратил внимание, что кроме меня и Кульнева в зале появился мой секретарь. Он быстро подошел.

— Государь, пришел запрос на сеанс связи.

— Хм, от кого, Илья?

— Совет Цитадели.

Интересно, что от меня потребовалось троице.

— Подойду через сорок минут.

Извинившись перед Кульневым, отправился приводить себя в порядок.

***



      Створы лифта разошлись перед советницей Тевос. Неспешным шагом матриарх вышла в сад, разбитый перед Президиумом Совета Цитадели. Но она не замечала его красоту, как прежде, её мысли были полностью обращены на советника от Саларианского Союза, Валерна.

      Для Тевос не была секретом близость Валерна к ГОР, могущественной разведывательной организации Союза, которая, по мнению многих, имеет привычку слишком сильно вмешиваться в чужие дела. Тевос могла с уверенностью заявить, что всё, что знает, говорит или делает Валерн, не обходится без ГОР в той или иной степени. В связи с этим, ни Тевос, ни советник Турианской Иерархии Спаратус, не были удивлены исключительной информированностью Валерна по многим вопросам. Признаться, Валерн был неприятен азари. Трусость и упрямство — две самые ненавистные советнице черты характера.

      Тевос прошла длинный и сложный путь, по праву добившись своего места в Ложе Матриархов. Для того, чтобы вступить в Ложу, недостаточно просто дожить до семисот лет, как считают некоторые. В этом не помогут ни деньги, ни связи, ни сила. Только не по отдельности. Ложе Матриархов это правительство Республики Азари, держащееся в тени, и вырабатывающее доктринальные положения для всей расы в войне, экономике и дипломатии. Никто из непосвященных не знает о её составе, чему очень способствует то, что в Ложе не избирают, а только приглашают. И хоть это и территория слухов и догадок, но многие скажут, что ещё большой вопрос, что появилось раньше — Ложе или Республика.

      Чтобы получить приглашение в Ложу, нужно иметь вес в обществе азари, и неважно в какой сфере: наука, искусство, философия, религия, война, коммерция, политика. Также важным критерием является и потомство — сколько дочерей, и какие у них достижения. Тут всё просто — чем больше и успешнее, тем лучше. Вопреки ожиданиям, которые могут возникнуть при мыслях об азари, внутри Ложи нет равноправия — мнение более авторитетных азари ценится выше остальных, что должно мотивировать других матриархов на постоянный личностный рост. В Ложу перманентно входит до тысячи азари. Не все они активны, но в ключевые моменты дают о себе знать. Ложе, сама по себе, делится на более мелкие советы, которые отвечают за свои направления, но над всеми ними стоит Верховный Совет, за которым всегда остаётся окончательное решение по важнейшим вопросам.

      Сама Тевос прошла тернистый путь от пилота, а потом и капитана на множестве кораблей Республики в Терминусе, до политика и дипломата. Осознав цену войны, она стремится к миру. Стремясь к миру, она идет дорогой компромиссов и диалога, но готова этот мир защищать. Все её решения взвешены и разумны, нацелены на пользу всего сообщества Цитадели. Тевос не терпит эмоций и преследования личных интересов при решении политических вопросов, но, к сожалению, этого нельзя сказать о других советниках. И если Спаратус это турианец слова, способный, в случае необходимости, признавать свои ошибки, то Валерн слишком упрям для подобного, и только трусость не позволяет ему совершать серьезные промахи.
Уже несколько недель, как Валерн плотно общается с ГОР, и в результате перед Советом предстал доклад, посвященный событиям в системе Дис, находящейся в туманности Гамма Аида. Российская Империя, одна из так называемых "великих держав" Альянса, провела военную операцию, очистив данное скопление от батарианских пиратов. Любопытно, что данная операция была представлена как обычные флотские учения, вызванные обострением в Терминусе. Стоит подчеркнуть, крайне оперативное учение. Но это всё только на поверхности. ГОР удалось узнать, что в Гамме Аида пираты появились не просто так, а были направлены туда напрямую из Кхар’шана. Причина тому — обнаружение космического корабля, предположительно, допротеанского периода. Задача у пиратов была проста — зачистить систему и охранять объект до прибытия эвакуационной группы. Но Российская Империя, узнав о данном объекте, быстро среагировала, зачистив систему уже от "пиратов" и вывезя корабль-артефакт прямо перед носом у батарианцев. Что любопытно, ГОР практически с самого начала следил за всеми телодвижениями в этом секторе. К чести людей, ими было освобождена почти тысяча представителей множества разумных рас, томившихся в плену у пиратов.

Тевос, проведшая почти сто лет в Терминусе, поставила людям плюсик за уничтоженных пиратов. Стоит ли говорить, что во всех конфликтах между людьми и батарианцами, Тевос официально, как и Совет в целом, соблюдала нейтралитет, когда на практике делала всё, чтобы поддержать людей? Батарианцев советник-азари недолюбливала.

Возвращаясь к Валерну и его докладу. Саларианец, от собственного ума или от науськивания ГОР, решил требовать передачи людьми корабля-артефакта Совету, для совместного изучения, апеллируя к профильному договору Цитадели касающемуся исследования протеан. Ни Тевос, ни Спаратусу данная идея не понравилась. Спаратус прекрасно понимает, что давление на одну из великих держав Альянса приведет к охлаждению отношений между Иерархией и Альянсом, которые и так не пышут теплом. Тевос, в свою очередь, никогда не была сторонницей ультиматумов и давления, прекрасно понимая, что на подобном фундаменте не устоит ни одна политическая конструкция. Но Валерн был непреклонен, его доводы были просты, но со временем посеяли сомнения и в разуме советницы. Что произойдет, если люди получат доступ к древним технологиям? Не дадут ли им эти новые технологии чувства неуязвимости? Не начнется ли новая война внутри пространства Цитадели за обладание этими технологиями?

Подобные мысли давили на разум советницы, и в конечном итоге она согласилась, как и Спаратус, но только на одном условии — сначала они поговорят с русским императором, никак не афишируя этого.
Погруженная в свои мысли, Тевос не заметила, как дошла до зала, предназначенного для переговоров по дальней связи и особенно тщательно защищенного от прослушки. В зале её уже ждали напряженный Спаратус и возбужденный Валерн.

— Вы опаздываете, советница, связь будет установлена через несколько минут. — Быстро произнес Валерн.

Тевос, проигнорировав замечание в свой адрес, неспешно заняла свое место по центру, между Спаратусом и Валерном.

Спустя несколько минут перед советниками предстал довольно высокий, и, по мнению Тевос, довольно приятный мужчина в военном мундире, видимо, парадном, но цвет по голограмме распознается слабо. На устах застыла лёгкая улыбка.

— Господа…

***



— Господа советники, — передо мной появилась голограмма трех разумных. Слева направо: советник от турианцев Спаратус, советник от азари Тевос и советник от саларианцев Валерн, — приветствую вас, чем обязан?

— Мы приветствуем вас, Ваше Императорское Величество. Мы были вынуждены связаться с вами из-за весьма деликатного дела. — Ответила с вежливой улыбкой Тевос, и, повернув голову к саларианцу, продолжила, — советник Валерн, не желаете продолжить?

Скорее всего, мне был сдан инициатор данного разговора, или я себе придумываю. А нет, вон как лягушка скривилась.

— Спасибо, советница Тевос, — сфокусировав на мне свои глазенки, лягушка продолжила, — по нашим данным, Российская Империя захватила и втайне переправила в свое космическое пространство космический корабль неустановленной древней расы, построенный, предположительно, в допротеанскую эпоху. Требование Совета Цитадели — передать данный артефакт на изучение всему галактическому сообществу, дабы предотвратить будущие конфликты. Если требование Совета не будут выполнены, мы будем вынуждены обнародовать данную информацию и применить санкции.

Как вишня на тортике, появились изображения, видимо, в качестве доказательств, где русский флот сначала уничтожает пиратов, а потом поднимает с поверхности нечто. Картина маслом «Ну епт… приплыли». Это, в принципе, было предсказуемо. Саларианцы крайне эффективные шпионы, особенно в техническом плане. Скрыть от их выпученных глазок что-то более или менее важное крайне трудно, особенно сварганенную на коленке в короткие сроки, а значит полную косяков, полноценную военную операцию.

Я прекрасно понимаю, что победить Жнецов можно только сообща со всеми расами, но передавать дохлого Жнеца Совету было… откровенно боязно. Тут логика простая. Если Жнец будет передан Совету или специалисты Совета будут допущены до Жнеца, то об этом непременно узнают СПЕКТРы, которые, в стиле инквизиторов из одного мрачного сеттинга, видят угрозу везде и всюду. Если о Жнеце узнаю СПЕКТРы, то о нем узнает Сарен, а впоследствии и Властелин. Как отреагирует наблюдатель Жнецов на такую новость — неизвестно. Он форсирует свои планы? Вполне вероятно. Добьется ли он успеха? Скорее всего, а тогда появятся Жнецы на пяток лет раньше, и всех нас постигнет судьба протеан. Я на это не могу пойти, необходимо отбрехаться или, по крайней мере, отсрочить допуск Совета к Жнецу. Так-так-так, что делает разумных сговорчивее? Подкуп? Нет, не тот уровень. Страх? Напугать, но не лично, этих ребят больше всего заботит стабильность галактики и интересы своих рас. Хо… я, кажется, знаю, что им можно сказать.
Моё долгое молчание явно не идет на пользу этой троице. Вон как уже стали переглядываться.

— Господа, — и голос помрачнее, — это угроза?
Прежде чем Тевос попыталась ответить, Валерн её опередил, за что получил гневный взгляд от неё.

— Понимайте, как хотите. Совет не потерпит грубого нарушения галактического законодательства. Ваша страна в составе Альянса подписывала все полагающиеся соглашения, налагающие, в том числе и на вас, обязательства.

— Хм, неужели? А скажите, советник Валерн, откуда у вас эта информация и изображения?

— Это не является большим секретом. Данная информация предоставлена ГОР, — уже Тевос опередила своего лягушачьего коллегу, сдавая того с потрохами.

— Тогда, если я правильно понял, то ГОР несколько недель наблюдало, как Батарианская Гегемония, через своих карманных пиратов, вырезала целую туманность? Почему ни Союз, ни Совет на это не отреагировали даже тогда, когда появились первые данные о нападениях?

Валерн, что-то хотевший сказать, захлопнул свою варежку. Видимо, под таким углом на эту ситуацию он не удосужился посмотреть.

— Советник Валерн, — пока троица не пришла в себя, я продолжил, — открою вам небольшой секрет — у каждой расы и народа есть свой скелет в шкафу. У кого-то хлам с поверхности Яртара, в качестве трофея после уничтожения пиратов, и который никому не был нужен последнюю тысячу лет.

Выждав несколько драматических секунд, продолжил.

— Но, у кого-то скелет угрожает существованию целой расы, и этот «скелетодержатель», не уведомляя своих коллег, этот скелет совершенствует, — подойдя к голограмме Валерна, вперил в него насмешливый взгляд, намекая на генофаг и его несанкционированный апгрейд Саларианским Союзом.

Правда это или нет — не так важно. Может они это еще не сделали, этот момент в каноне я не помню. Мне главное время выиграть, пока они будут это выяснять.

— Кто-то глубоко зарыл свой скелет на чужой планете и, в случае чего, эту планету в состоянии уничтожить, — более вежливо, подойдя к Спаратусу, намекнул на бомбу на Тучанке, эта штука точно существует.

— И наконец, — приблизился к голограмме напряженной Тевос, и азари достанется, пусть вон, вместо России, шпионов ГОР половят, — у кого-то, скелет прямо под носом, гарантирующий превосходство над другими, хозяевам данного скелета.

Произведя нужный эффект, я отошел от голограммы троицы, развернувшись к ним лицом.

— А теперь, господа, подумайте о том, кому может быть интересен в галактике хлам из системы Дис? Открою очередной секрет — никому. Ведь в этот же миг в галактических СМИ появятся более интересная информация, которая может изменить эту галактику до неузнаваемости. Вам это нужно?

Советники, явно не ожидавшие подобного поворота событий, тревожно, с ноткой недоверия, переглядывались.

В конце концов, Валерн не выдержал.

— Это угроза? — может быть, мой «палец в небо» достиг цели.

— Понимайте, как хотите, — и улыбочку пошире.

Пока лягух не сказал лишнего, Тевос вмешалась.

— Думаю, нам стоит взять определенный перерыв в данном вопросе, и продолжить его обсуждение в следующий раз. Вполне возможно, что при личной встрече.

— С удовольствием, советница Тевос, — с максимальным обаянием попытался ответить, — признаться, я никогда не бывал на Цитадели, и с удовольствием её посещу… приблизительно, через пару месяцев, у меня достаточно плотный график.

— Хорошо, — Тевос все же выдавила из себя улыбку, когда остальные еще приходили в себя от явной и, чего греха таить, мощной угрозы, — спасибо за уделенное внимание, Ваше Императорское Величество.

— Прощайте, но запомните, — смотрю прямо на азари, — я всегда готов пойти на диалог и компромисс, но давления не потерплю.

В ответ я получил лишь внимательный взгляд и короткий кивок Тевос.

***


— Ложе в смятении и тревоге, — перед Тевос возвышалась голограмма матриарха Бенезии Т’Сони, одной из авторитетнейших матриархов Республики, — но сомнений быть не может, русский император намекал именно на храм Атаме и спрятанный в нём маяк протеан.

— Госпожа Т’Сони, но откуда люди могут знать об этом?

— Это и пугает больше всего. В Ложе все чаще звучит слово «предательство».

— Но это невозможно! — Тевос была возмущена, матриархи азари никогда не действовали во вред расе, это претит их природе чуть ли не на генном уровне.

— Всё может быть на просторах Вселенной, — умиротворяющее проговорила Бенезия, — но также понятно и то, что данный секрет известен лишь русскому царю. Иначе бы люди давно использовали свой козырь.

— А разве русский царь его уже не использовал? Совет разделен взаимным недоверием! — не смогла сдержать недовольство Тевос.

— Совет всегда разделен! — Бенезию также стал напрягать данный разговор. — Если бы ты не позволила саларианцам сделать то, что они сделали, данной ситуации бы не было. Русский правитель прав, кучка хлама не стоит того хаоса, который возникнет в случае раскрытия нашей тайны. Ты должна была предвидеть, хоть и не такой, но конфликт, и предотвратить его в зародыше. Тебе стоило сделать запрос в Империю заранее, лично перед переговорами, но ты этого не сделала. Ты в первую очередь дипломат, а не политик.

— Простите, — приняла обоснованный упрек Тевос со всем достоинством, — вы правы, я недооценила последствия.

Немного надавив на нее взглядом, Т’Сони неспешно продолжила, сбавляя градус напряжения:

— Также стоит ожидать активизации деятельности ГОР и разведки Иерархии. Мы не должны остаться в стороне, ведь русский царь поделился полезной информацией и с нами. Твоя задача — максимально долго оттягивать решения Совета по данному вопросу. Ложа предоставляет тебе полную свободу действий.

— Как скажете, госпожа. Но позвольте поинтересоваться, что дальше предпримет Ложе?

— Хм… что касается утечки, то уже ничего, — ухмыльнулась матриарх, — Юстициары уже начали расследование, разумеется, не спросив, как всегда, само Ложе, и если это предательство, то виновник будет найден и наказан по заслугам.

Юстициары. Древний и могущественный орден законников, судей и палачей в одном лице, обладающий практически абсолютной властью внутри общества азари и следящий за ним из тени. Единственное, что не позволяет ему злоупотреблять этой властью и вмешиваться в повседневные дела Республики — Кодекс Юстициара, регулирующий все аспекты жизни члена ордена. Основная цель существования ордена, это охота на Ардат-Якши — чудовищ, питающихся ментальными убийствами разумных, превращаясь в маньяков и, по совместительству, являющихся одним из самых оберегаемых секретов азари.

— Что касается русского царя, — продолжила Т’Сони, — то у меня есть близкая подруга, великолепный дипломат и переговорщик, которая была… близка к династии правителей этой империи. Думаю, она не откажет моей маленькой просьбе, ведь Александр четко дал понять, что он готов говорить.

***



— Мистер Лоусон, лорд-канцлер готов принять вас. — Голос секретаря вывел гостя из полудремы.
Генри Лоусон, прождавший почти час, в нетерпении направился в кабинет. Лорд-канцлер Великобритании, первое должностное лицо в империи после короля. В связи с затяжным конфликтом с парламентом, лорды-канцлеры стали выполнять функции премьер-министров при дворе, управляя владениями короля (а это, в данный момент, девяносто девять и девять десятых процентов всей территории Британской Империи). В Британии уже давно ходит анекдот, что британский парламент управляет только Вестминстерским дворцом, что отчасти правда. В кабинете Лоусона уже ждал явно не молодой чернокожий мужчина в дорогом костюме, Томас Уоллер.

— Милорд. — Визитер слегка наклонил голову, стремясь показать почтение.

— Мистер Лоусон, рад вас видеть, — по лицу лорда-канцлера это было не особо заметно, — Что вас привело ко мне?

— Срочное дело. Я хотел бы узнать, когда Его Величество примет меня.

— Никогда. — Сказал, как отрезал, Уоллер.

— Простите?

— Его Величество отклонил вашу… инициативу.

— Признаться, я не совсем понимаю.

Лорд-канцлер тяжело вздохнул. Он уже понял, что от визитера так легко не отделаться.

— Ладно, присаживайтесь. Может кофе или чай?

— Нет, благодарю.

— Отлично, тогда к сути. Что вам не ясно, мистер Лоусон?

— Почему Его Величество отверг предложение нашей организации?

— Хорошо, постараюсь объяснить вам. Видите ли, у нас намечается война. Война, которая решит судьбу Британии. Война, подготовка к которой требует от нас максимум усилий и вложений. Наше общество расколото, а наши американские «некогда союзники» отвернулись от нас. Тут появляетесь вы, с предложением попытаться вместе свергнуть русского царя. Ключевое слово здесь — «попытаться». Его Величество, как и я, не верит в успех вашей авантюры. Многие пытались и до вас, и многие будут пытаться после вас. А нам новый враг сейчас не нужен. То, что Россия сейчас нейтральна к нам — уже подарок судьбы.

— Цербер всегда оказывал помощь Британии. Разведданными и силой, как в Траверсе, так и в Терминусе, если бы не мы, то азиаты заполонили бы Скилианский Предел…

— Не забывайтесь, — лорду-канцлеру были не особо приятны собеседник и его тон, и он этого не скрывал, — мистер Лоусон. Это было не в одностороннем порядке. Если бы не Британская Империя, то ваш Цербер до сих пор был бы второсортной конторкой популистов. Также вам не стоит забывать, кому конкретно вы обязаны своим положением. Его Величество выделял вам астрономические средства на ваши проекты, но где результат? Где ваши «люди будущего»? Вы смогли добиться ограниченного результата, но и этот «результат» сбежал от вас! Плюс ко всему, Империя активно закупает импланты, полевое медицинское оборудование, панацелин для армии и флота у «ЛоуКорп», хотя на рынке есть и более выгодные предложения.

Переведя дух, канцлер решил поставить точку в разговоре уже более спокойным голосом.

— Открою вам небольшую тайну. Всё ракетное вооружение в Империи куплено у русских, либо производится по русской лицензии. Почти шестьдесят процентов закупаемых ядер…

— Но русские свернули экспорт нулевого вещества?

— Руды, а не готовых изделий. Я убежден, что Церберу уже известно о супердредноуте «Оверлорд», который мы спешим достроить. Так вот, все четыре сверхтяжелых двигателя куплены в России так же, как и ядро. А российские банки — единственные, которые не заламывают для нас процент. И стоит нам, сейчас, хоть искоса не так посмотреть на Россию, как мы столкнемся с жестким противодействием, и США нам в этот раз не поможет. Мы не имеем права рисковать. Я понятно вам объяснил позицию Его Величества, мистер Лоусон?

— Да, милорд, мне всё предельно ясно. Прощайте.

      Направляясь к выходу из правительственного комплекса, Лоусон сохранял невозмутимое лицо, когда внутри кипел ненавистью и гневными мыслями. Этот чертов негр забыл о своем месте. Призрак явно будет недоволен, без поддержки Британии провернуть задуманное будет сложнее. Сложнее, но не невозможно. Уже подойдя к двери, Генри неожиданно улыбнулся, видимо, от пришедшей на ум мысли: «Король умер. Да здравствует король!».
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.