Не такая уж и тёмная сторона 1831

Kezef автор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Marvel Comics, Человек-Паук (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Питер Бенджамин Паркер
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 185 страниц, 29 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Вымышленные существа Мистика Насилие ООС Фантастика Фэнтези

Награды от читателей:
 
Описание:
Тёмная сторона. Она живёт в каждом из нас, но редко кто задумывается, что же она из себя представляет. Ведь тёмный не всегда означает плохой.

https://pp.vk.me/c631921/v631921371/533e3/UHEbUCMenSw.jpg - обложка фика

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Фик по заявке. Проды будут, но редко - как вдохновение нахлынет.

Работа написана по заявке:

Глава 18

21 марта 2019, 17:44
Примечания:
Я жив, спасибо всем кто беспокоился)
Сижу-пишу, но немного, так как времени мало.
      Это был тяжёлый бой. Очень тяжёлый. В основном, конечно, из-за численного перевеса противника и его технического оснащения, так как один на один я бы уделал любого из них. Но, к сожалению, они были не знакомы с кодексом рыцарских поединков, да и откуда, верно? Ха-ха!       Прошу прощения, это всё нервы. Отходняк после боя. Что-то он затянулся, к слову. Я уже пару дней в госпитале отдыхаю. Досталось мне прилично. Ну да, было несколько… десятков моментов, когда я вполне мог распрощаться с жизнью. Впрочем, ничего нового. Однако, выйти из такой передряги невредимым было выше моих сил. Синяки-ушибы даже учитывать не стоит, тем более, что они уже рассосались сами собой. А вот переломы, трещины и контузия от какого-то из взрывов уже серьёзнее. Но не то чтобы очень. В очередной раз убеждаюсь в том, что симбионт оказывает стимулирующее воздействие на регенерацию организма.       Кровь на ранах свернулась невероятно быстро, даже для меня. Повреждения на коже уже затянулись и лишь на местах особо крупных ран остались рубцы, которые также исчезнут со временем. Кости также срастаются очень быстро, а о трещинах можно уже забыть. Правда, за такую помощь в исцелении приходится платить – ем как не в себя. Ведь симбионт использует ресурсы моего организма, чтобы этот же организм залатать, так что ничего удивительного.       Проведу здесь ещё пару дней, чтобы восстановиться полностью, хотя уверен, что местные эскулапы захотят продержать меня здесь подольше. Но хрен им. Мне и так с Гвен объясняться нужно, ведь этот бой попал во все новостные каналы. Тот вертолёт, который так услужливо доставил меня к нужному месту всё заснял и даже наверняка показывал всё в прямом эфире. Во всяком случае до момента, пока не началось смертоубийство.       Кстати об этом. В том бою я убил трёх человек. Это был первый раз, когда я убил кого-то осознанно. Нет, не просто осознанно, я ещё и искренне этого желал. И, честно говоря, по началу не знал, что и думать. С одной стороны, я совершил убийство, чего прежде себе никогда не позволял. С другой… ну, моя совесть даже не почесалась. Разве что очень слабо. А после того, как узнал о личностях убитых даже испытал сильное облегчение. Стервятник скончался от полученных травм. Им был какой-то наёмник, на которого мне было бы плевать в любом случае. А двумя другими были Гарри и Мери Озборн. Как мне сказали, Гарри накачал её тем же дурманом, которым пыхал и сам, а посему крыша у них теперь ехала коллективно.       И нет, я не испытал радости от их убийства, мне не понравилось убивать, нет. Но я определённо почувствовал, что очень большой груз спал с моих плеч. Теперь я был официально свободен от гнетущего прошлого. Я хотел начать новую жизнь после всего, что случилось, но с этими двумя… ну, это было попросту нереально. Ключевое слово: «было». Ещё бы избавиться от ошейника, который на меня повесил один лысый и было бы просто чудесно. Но как это сделать я пока не представляю. Мне по-прежнему ничего о них неизвестно. Правительственная контора или частная? Если частная, то кому принадлежит? Зачем им нужен я? И ещё чуть меньше сотни вопросов.       Кстати о вопросах. Через пару минут должен прийти психолог, чтобы провести со мной очередную беседу, дабы убедиться в стабильности моей психики. Ну да, им для полного счастья не хватало только очередного психа со сверхспособностями. Вот и выясняет этот мозгоклюй, как массовое убийство повлияло на меня. А как я уже говорил – кроме облегчения, можно сказать, ничего и не почувствовал.       

***

             - Что ж на этом мы сегодня закончим. – сказал мужчина слегка за сорок с парой шрамов на лице и сединой в чёрной шевелюре, который и являлся моим психиатром.              Мы находились в моей палате. Вип-палата, к слову. Хорошая, просторная и… пустая. Четыре стены, окно, открывавшее вид с третьего этажа на город, телевизор на противоположной стене, два кресла и кофейный столик между ними. Впрочем, не знаю, что ещё могло бы мне здесь понадобиться. Для беседы с доком использовались кресла и столик.              - И сколько ещё бесед вам нужно? – усталый вздох вырвался сам собой.              Ну не люблю я больницы. В смысле, лежать в них. Так-то ничего против не имею. Только время здесь трачу. Нет, конечно, пара дней без беспокойств моей тушке мне была необходима, но сейчас-то необходимости лежать на койке у меня нет. Переломы срослись, а всё остальное заживёт и так. А у меня есть дела, которые необходимо сделать.              - Нисколько. – ответил вместо дока вошедший в палату лысый негр. Даже не постучался. – Можете быть свободны. – Мне показалось или док как-то излишне спешно покинул палату?              Лысый же в своём неизменном кожаном плаще приземлился в кресло, в котором несколько секунд назад сидел док. Смерил меня прищуром своего единственного глаза, после чего хмыкнул и откинулся в кресле, принимая расслабленную позу.              - И что это значит? – приподнял я бровь.              - Много чего. – ну, я не настолько глуп, чтобы ожидать от него прямого ответа.              - Может теперь хоть как-то представишься или мне так называть тебя «Лысым»? – но и не позволить себе лёгкую усмешку я не мог.              - Фьюри. Полковник Фьюри. – надо же, представился. Вполне возможно, что даже настоящим именем, хотя вряд ли. Но всё равно – уже что-то. Видимо кличка «Лысый» ему не понравилась, комплексует что ли?              - И что же вы здесь забыли, полковник? Ты же не думаешь, что я поверю в то, что ты явился только для того, чтобы справиться о моём здоровье? –              - Нет, конечно. – усмехнулся он. – Я здесь для другого. – я сделал вид, что внимательно его слушаю и жду продолжения. – Пришла пора тебе получить немного информации…              И он рассказал мне. Нет, не всё. Но, тем не менее, не мало. Во-первых, о том, куда я всё-таки вляпался, когда они пришли за мной. ЩИТ. Так называется их организация. Люди в Чёрном, короче. Защищают мир от всякого рода угроз и т.д. Настолько секретная внеправительственная организация, что о ней почти никто не знает. В общем, влип я крепко и без возможности выкарабкаться. Во-вторых, меня «обрадовали» тем, что скоро я стану полноценным агентом. Ну, как скоро? Полгода-год на подготовку и встану в строй наравне с остальными. Также упоминал про ранговую систему, но так – вскользь. И от этой «радости» мне уже никак не отвертеться. Никогда не мечтал стать супершпионом аля Бонд. Ну, в детстве, может и мечтал, но повзрослев понял, что слишком много минусов у работы на правительство.       Мне даже уже легенду придумали. Теперь я больше не работаю на ДейлиБьюгл, а являюсь сотрудником Министерства Юстиции. Неплохой карьерный скачок, да? Впрочем, может всё не так уж плохо. Как говорится, не можешь противостоять – используй. Посмотрим какие возможности предоставит мне эта «работа».       

***

             - Министерство Юстиций, значит… - Гвен с прищуром посмотрела на меня.              Сейчас мы были у меня дома. Пару дней назад меня выписали, так что я сразу же поспешил к Гвен. Она встретила меня на пороге своего дома с немым укором. На это я мог лишь слегка улыбнуться и сказать: «Эй, я в порядке». Ну, я даже не врал. Подумаешь рёбра ещё побаливали слегка, и то только если их как-то тревожить. И да, объятия одной блондиночки как раз попадали под это «как-то тревожить». И если удержать лицо в этой ситуации было легко, то от хорошего такого тычка под рёбра я чуть не взвыл прям там. Но кое-как удержал лицо. Женщины, да? Обнимают, потому что волновались, и бьют по больным рёбрам (то, что она этого не знала её нисколько не извиняет), потому что волновались.       Свою задержку мне удалось списать на беготню по разным инстанциям для устройства на новую работу. Мне поверили, но чувствую, что не полностью. Впрочем, не думаю, что смогу долго от неё скрывать, что работаю совсем в другом месте. Слишком уж она умная. Но для её же блага будет лучше, если она не ввяжется во всё это дерьмо.              - Да, один знакомый предложил работу, ну а я согласился. – общение происходило за завтраком. Омлет с зеленью, если кому интересно.              - Просто мне казалось, что тебе нравится быть фотографом. – точно подметила Гвен.              Фотографии – это моё хобби, тут она права. Мне нравится фотографировать, но…              - Так и есть, но это скорее любимое хобби. А тут и работа престижнее, и зарплата больше, и перспективы куда как более благоприятные. – врал я напропалую. Но, как и всегда, главное – уверенность. И держать совесть за горло покрепче, чтобы даже не пискнула.              - И тебя взяли туда без опыта работы в данной сфере, без соответствующего образования… - вот же ж…              - Ну, меня взяли под ответственность того, кто меня привёл, да ещё и с испытательным сроком. – на ходу придумал я что-то более-менее правдоподобное.              После этого Гвен замолчала. И повисшее молчание было весьма… «давящим». Не знаю, как правильнее описать. И с каждой минутой я ощущал, как это давление увеличивается. Как итог – совесть удержать не удалось.              - Ладно-ладно, всё это чушь. – сдался я. – Ну, как чушь? Официально, я действительно буду там работать, а вот неофициально… я пока и сам не знаю, что конкретно буду там делать. – я тяжело вздохнул. – Послушай, Гвен, меня втянули в какое-то секретное правительственное дерьмо, о котором никому знать не следует. Большего тебе не скажу, а ты не смей выяснять, договорились? –              - Но… - начала было она, проникнувшись моей серьёзностью.              - Никаких «но». То, что я рассказал уже ставит тебя под угрозу. – и я более, чем уверен, что мой дом находится под наблюдением. Жучки, камеры, наблюдатели… Пока ничего из этого я не нашёл, но это не значит, что их нет. Паранойя? Нет, просто здравое рассуждение. – Давай просто договоримся о том, что ты не будешь пытаться в это лезть. Всё слишком серьёзно. –              - Можно попросить отца, он поможет… -              - Гвен, пожалуйста. – я взял её за руку. – Не надо в это лезть и впутывать кого-то ещё. Я со всем разберусь, просто… нужно время. –              Два года спустя.              - Скорпион-1, я Жало-2, как слышно приём? – выйдя на позицию, вызвал я на связь координатора операции.              - Жало-2, слышу вас хорошо. Скорпион-2 и 3, на позициях, Жало-1 меняет позицию из-за поднявшегося ветра. Приём. –              - Понял вас, Скорпион-1. Жду приказов. Конец связи. –              Кто бы мне сказал пару лет назад, что я буду лежать ночью посреди богом забытой пустыни с винтовкой в руках…              Впрочем, лучше уж вкратце расскажу, что со мной произошло за эти два года. Из хороших новостей – я теперь женат. Да-да, Гвен теперь носит гордую фамилию Паркер и весьма этому рада, как и вся её семья. Даже её отец, несмотря на то, что постоянно хмурится, счастлив за неё. Ну и конечно, у нас с ним была откровенная беседа за бутылкой виски. Меня не пробрало, а вот его очень даже. Там-то он и пообещал мне натянуть глаз на одно известное место, если его дочурка будет несчастной. Я особо не беспокоился, так как делать Гвен несчастной в мои планы не входило.       Что ещё? Узнал немного больше о симбионте, но об этом чуть позже. Не знаю можно ли это назвать хорошей новостью, но я продвинулся по карьерной лестнице. Точнее после всей херни, через которую я прошёл, мне дали звание лейтенанта. Благодаря чему я последние полгода безвылазно торчу на Ближнем Востоке. Иран, Ирак, Афганистан, Саудовская Аравия… В общем, мотаюсь по пустыням и «несу свет демократии». Этакий охотник за головами. Точнее нас тут целый отряд таких. Потом расскажу подробнее.       А так, я полтора года проходил боевую подготовку. Постигал солдафонское искусство. Из-за имеющегося рычага давления на меня, дисциплину я не нарушал. Физическая подготовка… тут у меня было большое преимущество. Ну и теория, само собой. Куда же без неё. И так как дураком я никогда не был, то и тут всё было нормально. В общем, было предельно понятно, что готовят меня не как обычного солдата, больше упирая на действия в одиночку, либо малой группой в тылу врага, в отрыве от базы и снабжения. И, учитывая мои уникальные силы в купе с симбионтом, успехи я делал не малые. Потому уже полгода и мотаюсь из одной пустыни в другую. Однако хорошего солдата из меня сделать не получилось. Всё же характер не тот. Беспрекословное подчинение приказам? У меня есть своя голова на плечах, которую я использую не только для того, чтобы в неё есть. За меня думать не надо. Тем более, что я уже не раз доказывал, что могу и буду сам принимать решения, если не согласен с командованием.       Конечно, кого другого уже бы попёрли со службы, но не меня. Ведь не я к ним пришёл, а они ко мне. Но и палку я не перегибаю, так как приструнить меня они могут. Конечно, напрямую моей семье никто не угрожал, но и так было понятно, что в средствах они стесняться не будут.       Но вернёмся пока что, к реальности, где я лежу ночью посреди пустыни и жду появления своей цели – конвоя с весьма необычным грузом. Собственно, именно этим наш отряд и занимается. Изымает опасное оружие у террористов. Причём не какой-то там дешёвый кустарный огнестрел, хотя и он тоже есть, но мы охотимся за оружием более… разрушительным и опасным. Энергетическое, биологическое и ядерное оружие. Откуда местные бедуины его берут – неизвестно. Да и оружие это, скажем так, выглядит весьма и весьма технологично и футуристично.       Однажды мы упустили похожий груз. Разведка лажанула и навела нас на пустышку. Там тоже был конвой, но пустой. Только водители и те без оружия. А машины с грузом растворились в неизвестном направлении. Ошибка разведки стоила жизни почти двумстам тысячам человек.       Впрочем, думаю стоит сейчас немного окунуться в прошлое, чтобы объяснить как я дошёл до жизни такой. После событий двухлетней давности, когда я стал работником Министерства Юстиций.       В общем-то, для меня мало что изменилось. Просто теперь я больше проводил времени за обучением и тренировками, так как теперь это и было моей «работой». Месяца через три мне вручили удостоверение агента ЩИТа. Вернее, не агента, а стажёра. Приписали к агенту, с которым я следующие три месяца работал в Нью-Йорке. И, пожалуй, эти три месяца были самыми лучшими за всё время моей работы на них. Потому что в это время я занимался тем, что у меня неплохо получалось всегда – боролся с преступностью. Только гораздо, ГОРАЗДО более эффективно. Всё же обширная ресурсная база решает множество проблем. За эти три месяца нам удалось навести шороху на организованную преступность. Много кого засадили, много кого пришлось убить… Как итог – преступность снизилась на сорок три процента. Для Нью-Йорка результат просто невероятный.       После этой «практики» мне выдали полноценное удостоверение агента с шестым уровнем допуска. Этакая местная иерархическая система. Сколько всего этих уровней? Понятия не имею. Меня это не особо интересует, да и рассказывать никто не горит желанием. Но шестой – это, вроде как, неплохо. У моего «наставника» Клинта был седьмой. Он мне тогда ещё сказал: «Не зазнавайся, ты всё ещё щегол пестрожопый».       В общем, шестой уровень позволял мне участвовать в полевых операциях под чьим-либо руководством. Как сейчас. Вот собственно и всё.       За последние два года мне пришлось много кого убить, но, признаться честно, так и не смог к этому привыкнуть. Здесь, в пустыне всё просто – убей или будешь убит. Есть ты, есть враг. Они бы убили меня не колеблясь, так что и я не буду. Но это здесь. Например, в Нью-Йорке всё было иначе.       Каждый раз убивая кого-то, я как будто переступал через себя. Почти каждый раз. Бывали и такие мрази, которых я отправлял в иной мир без малейших сожалений. Думаю, это и к лучшему, что я не привык к убийствам. Видел я людей, которые привыкли. Всех их объединяло одно – неполноценность. Как будто с этой привычкой, что-то внутри них оборвалось. Умерло. Нельзя терять понимание ценности жизни – вот что я понял.              - Жало-2, через две минуты конвой пройдёт через контрольную точку. Задача для тебя и Жало-1 – остановить машины, убрав водителей, а затем прикрыть Скорпион-1 и 2, которые произведут захват грузов. – предаваться воспоминаниям, как обычно, никто не даст.              - Принял, Скорпион-1. Конец, связи. –              Конвой прошёл через контрольную точку через полторы минуты. Задача от этого не менялась. Ещё через полминуты колонна попала в моё поле зрения. Три грузовика в сопровождении четырёх хаммеров. Скорпионам будет жарко. Грузовик с грузом только один, а два других перевозят боевиков. То есть всего здесь около… девяносто боевиков плюс-минус. Видать груз особо ценный.              - Готов? – предварительно перейдя на третий канал рации, спросил я у Жало-1.              - Жду только тебя. – раздался спокойный голос.              - Бери на себя грузовики, я разберусь с сопровождением. –              - Понял. –              Первый выстрел произвёл мой коллега, поразив водителя впереди едущего грузовика, а заодно внося беспорядок в ряды противника. Его позиция была в километре к северо-западу от моей. Я тоже не мешкал. Водитель первой машины сопровождения так же был ликвидирован.       Конвой остановился и из машин повыскакивали боевики, занимая укрытия за машинами. Только пулемётчики остались на местах, вращая свои башни на крышах машин, пытаясь хоть кого-то найти. Из-за дюны позади них выехали две машины. Скорпионы вступили в дело. Четыре выстрела и пулемёты ликвидированы.       Дальнейшее, кроме как тиром, я назвать не могу. Боевики до самого конца так и не поняли, где мы сидели. У Скорпионов было, конечно, пожарче, но благодаря снайперской поддержке с нашей стороны, обошлись без серьёзных ранений. Сработали чисто и быстро.       Некоторое время были ещё слышны одиночные выстрелы. Производили контроль, чтоб уж точно не было сюрпризов.              - Начинаем проверку груза. Жало, на вас контроль периметра. – радировал Скорпион-1.              Вот так выглядит простая рутина. Я уже полтора года этим занимаюсь. Неожиданности, конечно, бывают, но нечасто и я этому только рад. И, к моему собственному сожалению, сегодня без сюрпризов не обошлось.       Ночная пустыня озарилась синим сиянием, исходящим из столба света, внезапно возникшего из грузовика. Попытки выйти с кем-либо на связь оказались тщетными, кроме помех я ничего так и не услышал. В оптику на винтовке я наблюдал как засуетились бойцы Скорпиона. Всё произошло очень быстро. В течение одной минуты.       Возникший столб света взорвался мощным импульсом и исчез. Взрыв был невероятной силы. Я мог видеть как ударная волна расходиться от того места и движется ко мне. Сделать что-либо я уже не успевал, поэтому меня, вместе с барханом, на котором я находился, снесло как пушинку. Песчаная буря невероятных размеров разверзлась там, где её никогда прежде не бывало.       Не знаю, сколько меня тащило и швыряло в воздухе, но в конце концов я во что-то врезался и потерял сознание. Пришёл в себя много позже.       Солнце уже перешло зенит, когда я очнулся. Лицо сильно горело, что говорило об ожогах. К счастью, это были не очень сильные солнечные ожоги. Каска защитила меня от солнечного удара. На этом хорошие новости заканчивались. Затем я потратил некоторое время чтобы отплеваться от песка откопать себя из него же, что было задачей отнюдь не простой. Множество ушибов, ссадин и мелких порезов по всему телу напоминали о прошедшей буре. А причиной сильной головной боли являлось то же, что и заставило меня потерять сознание. Правда, вокруг только песок. Видимо, меня ещё некоторое время протащило по пустыне в бессознательном состоянии, что неудивительно.       Рация, как и прочая электроника, благополучно издохла. В работоспособном состоянии остался только нож. Есть ещё пистолет, но в нём столько песка, что я ничуть не удивлюсь, если он будет клинить через каждый выстрел. Про песок забившийся во все возможные и невозможные места, даже упоминать не буду.       Сильная жажда и жара ничуть не улучшали настроения. Да и делать мне было нечего, кроме как вернуться к месту, где возник тот столб света. Что это было, кстати говоря? Конечно, я не раз видел как взрываются современные бомбы и такой эффект они могли также дать, но обычно это происходит без подобных спецэффектов. Не знаю, выжил ли кто ещё. Скорпион-то точно полегли все разом и в один миг, а вот Жало-1, ещё мог выжить.       Чёрт, ещё и симбионт сейчас пребывает в отрубе из-за звуковой волны, возникшей при взрыве. Так бы хоть подлатал меня, а сейчас он только и способен, что сохранять форму майки, под обмундированием.              «Просто ещё одна обычная ночная операция, в обычной пустыне» - высказался кто-то на брифинге перед операцией. Накаркал, падла.              Определить направление, в котором мне нужно было двигаться было не сложно. Волны песка, оставшиеся от взрывной волны давали довольно чёткое направление. Вопрос в том, найду ли я там что-то? Трупы хотя бы. Точек эвакуации у нас здесь нет, выбираться придётся в любом случае самому. Ближайшая страна, где есть отделение ЩИТа, кажется, Индия. Почти под боком. Нужно лишь пересечь половину этой страны, а затем и весь Пакистан. Всего лишь.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.