Не такая уж и тёмная сторона 1841

Kezef автор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Marvel Comics, Человек-Паук (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Питер Бенджамин Паркер
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 185 страниц, 29 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Вымышленные существа Мистика Насилие ООС Фантастика Фэнтези

Награды от читателей:
 
Описание:
Тёмная сторона. Она живёт в каждом из нас, но редко кто задумывается, что же она из себя представляет. Ведь тёмный не всегда означает плохой.

https://pp.vk.me/c631921/v631921371/533e3/UHEbUCMenSw.jpg - обложка фика

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Фик по заявке. Проды будут, но редко - как вдохновение нахлынет.

Работа написана по заявке:

Глава 19

3 апреля 2019, 18:12
      Путь, судя по всему, предстоит долгий. Я уже несколько километров прошёл, но цель поисков даже на горизонте не появилась. Сильно же меня унесло. Удивительно, что живой и можно даже сказать невредимый. Мне, конечно, доплачивают за риски, но не настолько. Стрясу с них ещё, определённо.       Плохо, что воды с собой мало, да и еды тоже. Ну, как еды? Так, перекус на сегодня и всё. Затягивать эту операцию не планировалось. Ещё один хороший вопрос – что я найду, когда приду? В том плане, что этот взрыв должно быть было видно из космоса, так что туда должно слететься много народу. Самого разного и вряд ли дружелюбного.              - Как же меня это всё достало! – в приступе негодования пнул кучку песка.              Чёртов ЩИТ! «Да ты просто будешь работать на благо мира», «Ничего такого, чего бы ты не делал раньше» - говорили они. Нет, я не спорю, что я тут не фигнёй маюсь. Делаю весьма нужное и полезное дело. Но ведь его и до меня кто-то делал, и не менее успешно. Напомню, что я здесь отнюдь не по своей воле.       Ещё больше раздражения вызывает корпоративная пропаганда, согласно которой в ЩИТе плюнуть нельзя, чтобы не попасть в «хорошего парня». Все они там сплошь и рядом «хорошие». Полный бред. Конечно, на это ведутся только те, кто не участвует в боевых операциях. Вроде научного отдела, где почти каждый идеализирует ЩИТ.       Но рано или поздно этот ЩИТ доиграется. Серые кардиналы, блин. Главное, чтобы в момент их краха меня не зацепило. Но пока что мне из этой «трясины» не выбраться. Для этого нужны средства. Личная сила, какой-то рычаг давления…       Компромат на ЩИТ найти несложно. Например вот сейчас. Операция ЩИТа, в которой я участвую, абсолютно противозаконна. Не думаю, что их вообще волнуют какие-либо законы. В общем, компромат – не проблема. Использовать этот компромат – тоже легко. Использовать и остаться в живых – задачка сложная. Здесь нужна подготовка, причём длительная.       Компромата ЩИТ особо не боится, так как «ЩИТа» не существует. Официально. Пытаться их шантажировать раскрытием? Слишком круто. Можно, но долго точно не проживёшь. Слишком уж они дорожат своей «секретностью» и ради её сохранения могут пойти на крайности. Поэтому это не наш вариант. Наш вариант заключается в том, чтобы им проще было оставить меня в покое, чем выделять ресурсы на моё устранение. Либо же найти что-то конкретно на Фьюри, а это, пожалуй, даже сложнее. В общем, я пока импровизирую без какого-либо конкретного плана.              До эпицентра «взрыва» я добрался ближе к закату. Фляжка опустела, а запас еды иссяк. Одно хорошо – симбионт немного пришёл в себя, вновь покрыв тонкой плёнкой тело, а на голове симбионт принял форму подшлемника. Как хорошо, что в него встроена система климат-контроля – жара достала.       Местность, к слову, теперь было не узнать. В основном из-за глубокой воронки диаметром метров сто. Песок в этой воронке превратился в стекло. Вряд ли кто-то мог пережить такой взрыв. Но безлюдно тут не было, наоборот. Местность напоминала встревоженный муравейник. Очень много солдат и боевиков без знаков различия. Развёрнутый в центре воронки изоляционный купол, говорил сам за себя. Техника без конца гоняла в лагерь неподалёку и обратно. Пару раз прилетал вертолёт. Сейчас туда соваться не имеет смысла, лучше подожду ночи, а до того времени попробую найти Жало. Вдруг он всё же выжил.       

***

             Ночь вступила в свои права. Местность заметно убавила в активности, хотя тут всё ещё было оживлённо. Жало я нашёл, точнее его часть. В километре по направлению взрыва я нашёл руку торчащую из песка. Но это была только рука до локтя. Форма такая же, что и на мне, так что принадлежность было определить не трудно. В общем, я единственный выживший. Дерьмово.       Дальше по плану – проникновение в лагерь с целью выяснить кто все эти люди. Очевидно, наёмники, но чьи? Вот и узнаем. Лагерь обустроили грамотно, хоть и на скорую руку. Профессионалы. Проникнуть незамеченным было непросто. Совсем непросто. Как и перемещаться по лагерю. Очень много грамотно спланированных патрулей. Все говорили на английском, что не странно.       Командирскую палатку было найти несложно. Они всегда выделяются на общем фоне. Часовых у палатки пришлось нейтрализовать. Иначе попасть в неё незамеченным было нереально. Убивать их пока не стал, так как неизвестно кто они. Вдруг свои? Ну или союзники какие. Однако теперь я очень сильно ограничен по времени. Через минут тридцать они очнутся, а заметить их пропажу могут и того раньше. Тело спавшее в палатке также обезвредил. Затем затащил оставшихся снаружи часовых и связал всех троих.       Документы найденные в палатке многого не сказали. Конечно, отчёты по деятельности развёрнутой здесь были довольно информативными, но ничего не сказали о самих «деятелях». Они прибыли сюда сутки назад (видимо в песке я провалялся дольше, чем думал), нашли воронку и что-то на дне этой воронки, что здесь обозначено, как «энергетический куб». Предполагают, что именно он и был причиной мощной взрывной волны. Вокруг него и воздвигли изоляционный купол, где подключили к множеству сенсоров и сейчас снимают показания для дальнейшего анализа.       Хреново. Не похоже, что они «свои». Надо бы прикарманить этот «куб», чем бы он ни был. Я, конечно, ЩИТ не люблю, но уж лучше пусть такое оружие будет у него, чем у хрен знает кого. Хотя… Даже имеет смысл, чтобы такое оружие не досталось никому. Спрячу где-нибудь подальше от загребущих ручонок ЩИТа и кого бы то ни было.              - Где Дженкинс и Прайс? – услышал я возле входа в палатку.              Чёрт, пересменка пришла. Как не вовремя. Делать нечего, надо срочно валить. Разрезал заднюю стенку палатки ножом и поспешил удалиться. Правда, очень скоро в лагере объявили тревогу. Я быстро понял смысл фразы «разворошённый улей». Не попасться стало чересчур сложно, а свалить из лагеря незамеченным и вовсе невозможно. Кое-как удалось укрыться под одним из стоявших хаммеров, прицепился к днищу и разве что не молился о том, чтобы меня не нашли. Но, к сожалению или к счастью, именно на этом хаммере решил проехаться до купола тот самый командир, которого я немногим ранее связал в его же палатке. С ним было двое солдат. Кажется, те самые часовые.              - Проморгали диверсанта на посту! – кричал он на них всю дорогу.              Благо, проезжая через пост, машину командира не стали особо тщательно досматривать. Загляни они зеркалом под днище и точно бы меня обнаружили.              - Мотор не глушить. – отдал приказ командир и ушёл.              Я выбраться из-под машины не мог. По крайней мере, не мог сделать это так, чтобы остаться незамеченным. Но и долго скучать не пришлось. Очень скоро командир вернулся к машине, а рядом с ним кто-то бежал и голосил.              - Сэр, вы не понимаете. Перевозка «куба» сейчас может быть крайне опасной. Мы не знаем, что спровоцировало прошлый взрыв, но вполне возможно, что и тряски в автомобиле хватит для этого. – голос был крайне обеспокоенным.              - Операция скомпрометирована, лазутчик проник в наш лагерь, так что согласно инструкции я эвакуирую объект в условленное место. Поехали. – хлопнул он дверью, отдав приказ водителю.              Лучшего момента, чтобы перехватить «куб» и придумать нельзя. Всего их трое, а мы сейчас катим уже несколько минут по пустыне и вокруг нет никого. Дальше всё произошло быстро. Выбрался из-под машины сзади, прополз к задней двери, быстро ту сорвав, так как водитель и пассажир могли в любой момент меня засечь в зеркалах. На заднем сидении сидел этот самый командир. Быстро схватил его и наполовину вытащил наружу, приставив нож к горлу.       Машина затормозила и из неё выскочили те двое часовых, с которыми я сталкивался ранее.              - Прикажи им бросить оружие. – я стоял на крыше машины и держал в заложниках их командира. Но реакция у него была нестандартной.              - Не дождёшься! – воскликнул он. – Убить его! – он отдал приказ вытянув вперёд и вверх обе руки сжатые в кулаках. А те двое без раздумий начали стрелять из своих карабинов по мне через своего командира. Секундная замешка едва не стоила мне жизни. Шквальным огнём меня снесло с крыши и я упал позади машины на песок. Выскочившие с обоих сторон наёмники получили по пуле из пистолета своего командира, который тот носил набедренной кобуре.       К несчастью для них и к счастью для меня, моя реакция быстрее, чем даже у тренированного человека, хотя это не помешало мне схватить пулю в плечо, когда они решили расстрелять меня через тело своего командира.              - Твою мать… - сквозь зубы прорычал я, так как боль в плече была сильной.              Это вообще что за шизики были? Впервые вижу, чтобы наёмник так охотно расставался с жизнью ради выполнения задачи. Конечно, случаи бывали, но это даже рядом не стояло. Ради товарищей – возможно. Хотя тоже та ещё редкость, а тут вот так… Как фанатики какие-то.       Хрен бы пока с ними, надо валить и в темпе, потому как скоро здесь наверняка станет очень тесно. Быстренько пробежался по карманам трупов, но ничего особо полезного не нашёл, кроме нескольких фляжек с водой. Возможно в машине ещё что-нибудь найдётся, но её осмотр я оставлю на потом, когда свалю отсюда подальше.       Кейс, ради которого всё и затевалось лежал на заднем сидении, переложил его вперёд к себе поближе. Открывать его поостерегся – на суицид я не подписывался. Если по дороге не рванёт уже будет хорошо. Чёрт, симбионт видимо ещё не до конца оклемался. Рана всё ещё кровоточит. Надеюсь, прорвусь. Нужно лишь определиться с направлением.              Следующее утро.              Хаммер гнал по пустынным просторам. Нередкое зрелище в этих краях. Правда, обычно они ездят как минимум парами, так что сам по себе одиночный хаммер мог бы привлечь чьё-то внимание. Было бы чьё. Ещё одна странность была в манере езды. В пустыне не было дороги как таковой, так что все гнали по наикратчайшему пути, то есть по прямой, лишь изредка объезжая различные препятствия на пути. Этот же петлял из стороны в сторону, будто водитель за рулём был пьян. Что, в принципе, здесь так же было обычным делом. Правда, никто не напивался так сильно, чтобы не заметить большущий бархан на пути.       Машина на полном ходу въехала в большую кучу песка, на которой слегка подлетела и перевернулась и больше в течение длительного времени признаков наличия жизни не подавала.              - Кха-кха-кха… - чёрт, потеря сознание за рулём – не лучшее, что могло со мной случиться. Как и пробуждение от удушающего дыма. Бензобак протёк и самовоспламенился на солнце.              Кое-как выбил переднюю дверь, схватил чемодан и уковылял подальше. Наверняка в машине ещё осталось что-либо полезное, но достать это «что-либо» не представляется возможным.       Обильная кровопотеря сказалась на мне хуже, чем я думал. Симба только-только подлатал рану, а теперь она снова открылась. Долго я в таком ритме не протяну. Выжить-то выживу, а вот сознание держится только на жиденьком выбросе адреналина в кровь. Но мне ещё как минимум две границы пересечь надо, а в таком состоянии я даже до первой не дойду.              - [выкрики на арабском] – и мне в голову упёрся чей-то ствол автомата.              - Вот же ж су… - меня лишь хватило на усталый вздох, а затем предположительно удар прикладом выбил из меня сознание окончательно. И нет, меня не убили. Хотя вероятность подобного исхода была велика, но мою жизнь спас кейс с весьма интересным содержимым.              ***              Очнулся я подвешенным в какой-то пещере. Очнулся не сам. Мне помогли с чувством и расстановкой отхлестав по щекам. Хотя это тоже не сильно меня расшевелило, а вот палец, давящий на пулевое ранение в плече, мигом вернул меня из мира грёз в мир реальный.       Увидев, что я очнулся, мой побудчик широко улыбнулся, сказал что-то на своём и уставился на меня. Я обладаю множеством самых разных знаний и умений, но знание этого языка в них не входит, поэтому я совершенно не понял, что он там проблеял. Через некоторое время он повторил. Не знаю, сказал ли он то же самое или спросил что-то ещё, но для меня всё было одинаково непонятно.              - Тьфу… - влепил я ему хорошечный такой кровавый сморчок в половину рожи. Таким бы был мой ответ, даже если бы я понимал, что он говорит.              Грязный кафир мои старания не оценил. Разозлился как чёрт и давай лупить меня по рёбрам. Точнее он попытался. Сил на то чтобы разорвать путы на руках у меня не было, а вот ноги были свободны. Нехитрая комбинация движений и только что лупивший меня по рёбрам ишак стоит на коленях, а я держу его в удушающем захвате коленом. Но, как истинный демократ и альтруист, не стал мучить беднягу и избавил его от мучений, сломав шею. Двое охранников возле стальных ворот, врезанных прямо в камень пещеры тут же подняли гвалт, предварительно взяв меня на мушку. Хорошо, что я подвешен. После этого номера у меня, кажется, не хватает сил даже на то, чтобы стоять.       По всей видимости, мои охранники ждали чего-то или кого-то, но вот мне дождаться ни того, ни другого суждено не было. Я просто вырубился.              Следующая побудка была уже чуть приятнее. Мне даже пожелали доброго утра.              -… Как спалось? – напротив меня сидел лысый мужчина арабской наружности.              - У-а-а-а… - я показательно зевнул. – Честно говоря, так себе. – раз хочет поговорить – поговорим, а я пока изучу обстановку. – Хотя бывал я в отелях и похуже. – сижу прикованным к массивному стулу в уже, судя по всему, другой пещере. – Ваше же заведение могу отметить только за нестандартную тематику номеров в первобытном стиле. – какой-то дискомфорт в районе шеи. – Две звезды из пяти. Больше не дам. Полторы звезды и так подтянул только за необычный стиль. –              - Американцы… - сказал, хотя скорее, сплюнул мой визави. – Вечно хотите показать себя хозяевами ситуации. –              - Хорошо-хорошо… - «сдался» я. – Но только за твой неплохой английский я даю ещё половину звезды. Больше не проси. –              - Знаешь, что это? – он указал на устройство в руке, которое очень сильно было похоже на детонатор. – Это детонатор. – и миллион долларов уходит в копилку Паркера. – От этого прекрасного творения инженерной мысли на твоей шее. Килограмм пластиковой взрывчатки. Дальше, полагаю, объяснять не нужно.              Вот же ж сукины дети! Дела только что стали плохи, как никогда.              - Как щедро с вашей стороны, но я не принимаю подарков от незнакомцев, так что может заберёшь назад? –              Хреновое освещение не слишком большая помеха для моих глаз, однако в этой относительно небольшой пещерки ничего кроме меня, стула к которому я прикован, ещё одного стула, на котором сидит мой пленитель, лампы свисающей сверху и стальной двери не было.              - Спрошу всего один раз. – а он хорош. Полностью меня игнорирует. – Что в кейсе? –              - Что-то ценное?.. – предположил я.              Он демонстративно показал мне руку с пальцем, который медленно начал приближать к кнопке. Чёрт, а он, действительно, хорош! Такие игры с ним не пройдут, придётся действовать по-другому.              - Погоди, не кипятись. – лёгкий страх изображать не приходилось. Я очень сильно не хотел умереть в этой сраной пещере! – Я правда не знаю, что в нём. Знаю только то, что ради его сохранения люди охотно идут на смерть. – лишь бы он понял, что я что-то недоговариваю. Если нет, то мне пизд*ц!              - И ты не знаешь что именно? – и пальчиком по кнопке водит.              - Не совсем… - попытался соскочить я. Реакция была весьма жёсткой – частичной нажатие на кнопку, отчего мой ошейник издал характерный писк. – СТОЙ! – Чёрт, на мгновение подумал, что всё – капут. – Слышали о недавнем взрыве в пустыне? –              - Содержимое кейса как-то с этим связано? –              - Именно. –              - То есть это оружие? – а глазки-то сразу загорелись.              - Наверное. – на этом наш разговор как-то сам собой затух.              Мой разум судорожно думал о том, как выбраться из этой ситуации. Желательно живым, а ещё лучше одним куском. Решение этой задачи приходить не спешило. Стоит мне только как-то не так дёрнуться, как кнопка будет нажата, а моя жизнь кончена. Этот ублюдок очень внимательно за мной следит. При этом ещё о чём-то размышляя.              - Выглядишь крепким. Работа для тебя найдётся. – он подошёл к двери и постучал в неё несколько раз. Заслонка открылась, он что-то сказал на местном языке. Затем открылась дверь и, гремя связкой ключей, вошёл какой-то охранник. Эти бородатые боевики все на одно лицо, если честно.              Дальше интересного было мало. Меня чем-то накачали, я вырубился, а проснулся в очередной пещере. Ошейник по последнему писку местной моды с меня, конечно же, не сняли. К слову, в пещере я был не один. Со мной было ещё несколько пленников в таких же ошейниках. Сейчас они сидели за столом в противоположном от моей койки конце пещеры и перешёптывались, полагая что я их не слышу. Правда, от того, что я их всё-таки слышу ничего не менялось. Языков Ближнего Востока я не знал.       Так, а это что? Плечо обработали. Я оттянул футболку, которую с меня не содрали при обыске и посмотрел на весьма качественную обработку своей раны. Чёрт, а этот ошейник сильно мешается и зудит!       Вот они наконец перестали перешёптываться и один из них подошёл ко мне.              - Если не говорите на английском, то нам будет очень сложно найти общий язык. – предупредил я его сразу.              На это мой пока ещё не состоявшийся собеседник улыбнулся. К слову о нём: мужчина, ярко выраженная арабская внешность, сорок-сорок пять лет, лысый. Одежда на нём обычная гражданская, но, судя по её состоянию, он тут уже давно.              - Тогда вам повезло, что я знаю английский. Меня зовут Гассан Рабах. – он протянул руку для рукопожатия.              В целом он создавал видимость дружелюбного и доброго человека. Но доверять ему у меня причин не было.              - Джон. – коротко ответил я, проигнорировав его руку.              - Просто Джон? – не похоже, что его хоть как-то это задело.              - Просто Джон. – подтвердил я. – А твои друзья? – кивнул я в сторону оставшихся за столом «соседей», которые, кстати, на арабов похожи не были.              - Пойдём за стол, как раз ужин принесли, поешь заодно и познакомишься. – Еда, конечно, дело хорошее. Есть охота и это мягко сказано. Само собой, я не ожидал увидеть здесь в рационе хоть что-либо лицеприятное, поэтому ничуть не удивился местной баланде. Соплевидная бобовая каша – вкуснятина (нет).              - Я Джон. – представился я, сев за стол.              - Просто Джон? – спросил сидящий на против меня, судя по акценту и внешности, англичанин.              - Просто Джон. – подтвердил я, беря одну из четырёх мисок с кашей на столе.              - Меня зовут Стюарт. – представился англичанин.              - А я Дмитрий. – акцент его был мощным. В общем-то он и сам выглядел мощным, хоть и сильно измождённым.              Нам хватило лишь одного обмена взглядами, чтобы понять, что у нас много общего, так сказать. Стюарт и Гассан были типичными гражданскими. Гассан, скорее всего, вёл деятельность переводчика, так как его английский был просто отличным, а Стюарт… не знаю. Да и не важно это.              - Приятного аппетита. – пожелал я всем, начав хлебать свою кашу, которая на вкус была не такой мерзкой, как на вид. Но еда есть еда. У Стюарта забавно вытянулась морда, когда он увидел, как я ем эту кашу и не морщусь. Гассан тоже был весьма удивлён, а вот в глазах Дмитрия я явно поднял пару пунктов уважения.              - Как давно вы здесь? – есть я хотел сильно, поэтому свою порцию одолел быстрее всех.              - Неделю. – ответил Стюарт, который находился на стадии моральной подготовки к употреблению такой пищи, то есть пока что он лишь ковырялся в ней ложкой пытаясь смириться с неизбежным.              - Три. – коротко ответил Дмитрий. Думаю, он имел в виду недели.              - Два года. – печально вздохнул Гассан.              - И чем вы тут занимаетесь? –              - Чем скажут. – Поморщился Стюарт.              - Грязная и тяжёлая работа. – ответил Гассан.              - Бежать пробовали? –              - Возможно ты не заметил, но у нас у всех, в том числе и у тебя, на шее висят ошейники со взрывчаткой. – сыграл в капитана очевидность Стюарт.              - Раньше нас тут было больше. – более конкретно ответил на вопрос Дмитрий.              В общем-то что-то вроде этого я и предполагал с самого начала, просто хотел убедиться. Ещё бы узнать, к кому в плен попал…              - Кто-нибудь из вас знает… - тут я заметил несколько камер видеонаблюдения. Знакомые штуки, кстати. Дешёвая фигня – картинка так себе и даже звук не пишут. -… кто эти ребята такие? –              - Десять колец. – ответил Гассан. – Никогда не слышал о них? – увидев мою приподнятую бровь спросил он. – Местная банда боевиков, которая в последнее время очень сильно разрослась. –              - Их кто-то спонсирует. – вмешался Дмитрий. – Наверняка, американцы. – и нет, это было сказано не с презрением, просто логичное предположение. Уж очень любят американские предприниматели, да и американское правительство вести свои дела в этих краях через такие вот банды.              - Вполне вероятно. – согласился я. Это, кстати, подтверждает тот факт, что ошейники выглядят как продукт промышленности, а не кустарная поделка.              В общем, ничего особо интересного в этой беседе не было. Лишь подтвердил свои догадки. Вопрос прежний – как отсюда выбраться? На эту тему я разговаривал со своими сокамерниками до самого отбоя. Сегодня нас, что странно, никто не беспокоил.       Сеть пещер здесь была довольно обширная. Их использовали как жильё и склады, хотя, как сказал Гассан, гораздо больше всякого разного барахла они складировали снаружи в ущелье под масксетью. Боевиков тут было море – небольшая армия. Правда, армия не обученная. Это я подметить успел уже на следующий день, когда нас погнали работать. Как и было сказано – тяжёлая и грязная работа. Нас с Дмитрием отправили таскать тяжёлые штуки – вроде ящиков с боеприпасами и т.д. А Стюарта и Гассан подрядили на уборку сортиров и жилых помещений.       Так вот, во время всех этих дел я изучал обстановку. Как уже сказал – боевиков очень много. Правда, почти все держат оружие как палку. В общем, всё их знание о военном деле заканчивается на том с какого конца автомат стреляет. Но есть и обученные. Этих заметить легко. У таких и снаряга получше, и детонатор у некоторых на поясе имеется. В общем, в толпе их определить не трудно.       В таком темпе прошло несколько недель. Я не высовывался, не привлекал внимания, делал, что говорят. Во-первых, это хоть немного, но усыпит их бдительность, а во-вторых, всё это время я собирал информацию. Примерная численность гарнизона, где находятся посты, когда происходит пересменка, где отдыхает и ест личный состав.       Вечером же, когда нас загоняли обратно в камеру, я занимался изучением ошейника. Прежде чем придумывать план побега, нужно придумать как обезвредить эту штуку. Пока что всё было крайне безрадостно. Устройство ошейника было просто и элегантно. Кожаный ошейник, на нём взрывчатка. Всё это закольцовано электрической цепью. Если она как-то прервётся – БУМ! А приёмник был настроен таким образом, что он постоянно получал сигнал с детонатора. При прерывании этого сигнала – БАХ! При нажатии на кнопку посылался другой сигнал и исход был тем же.       Разумеется, я всё это выяснил не просто рассматривая ошейник. Стырил кое-какой инструмент из здешней мастерской и начал ковыряться. Найти слепую зону у камер в пещере было весьма непросто, но я справился. Гассан вызвался добровольцем, так как в собственном ошейнике мне ковыряться не с руки. Респект ему.       В общем, как обезвредить ошейники непонятно, поэтому дела наши не очень. Хуже всего то, что симбионт до сих пор себя странно ведёт. Он как будто в спячку впал или вроде того. На команды совершенно не реагирует. Просто облепил меня, как вторая кожа и всё. Это хреново. Но хоть не мешает.       Ещё был один проблемный элемент. Стюарт. Он всё ещё верил, что его спасут, ведь он не просто хер с горы, а целый хер с горы по имени Стюарт. Если быть точным, то он аудитор в какой-то компании. И так как он верил, что его спасут и очень сильно не хотел рисковать, мог нас всех подставить. Из-за этого приходилось ещё дополнительно следить за ним. Конечно, кто бы тут ни был главным, он точно понимает, что сбежать мы хотим, как и любой попавший в плен. Но пока что мы не демонстрировали какой-либо активности в этом направлении. А вот Стюарт вполне может нас сдать из-за опасения за собственную шкуру. А в этом случае убьют если не всех, то кого-нибудь одного так точно. Просто ради примера.       И, как мне кажется, Стюарт всё ближе и ближе к тому, чтобы нас всех сдать. Если присмотреться, то уже можно заметить его растущую отстранённость от коллектива. Может, это, конечно, паранойя, но я теперь глаз с него не спускаю. И остальных попросил о том же. Втайне от него, разумеется.       Мои опасения оказались вполне себе обоснованными. Спустя неделю, когда мы перешли к более-менее активным действиям. Точнее перешёл я и стянул у одного из охранников детонатор. Это было чертовски опасно и рискованно, но вроде никто ничего не заметил. Конечно, к нам нагрянули с проверкой после этого, но ничего не нашли, а наши честные глаза и уверения, что мы вообще тут не причём, вроде как были достаточно убедили их, поэтому нас сильно не трогали. Побили всех немного, но и только. Легко отделались можно сказать.       Стюарту это очень сильно не понравилось. Справедливости ради стоит отметить, что это не первый обыск, после которого нас хорошенько дубасят. Но это всё ещё не оправдывает того факта, что этот слизняк решил нас сдать. Хорошо, что узнать об этом удалось заранее. Подслушал его ночной разговор с охранником. Он договорился о встрече с кем-то завтра, кому и выложит всё, что знает. А знает он немало.       Пришлось устраивать обвал в пещере. До этого момента я пока не демонстрировал свои сверхчеловеческие возможности. А тут пришлось. Конечно, постарался сделать это с минимум свидетелей. Утром нас наружу сопровождал один охранник, а освещение в пещерах не очень. Плюс я специально выбрал участок, где охраны меньше всего. Проходя там, я знаками показал, остальным чуть-чуть отстать от Стюарта и охранника идущего перед ним. Благо потолки у пещерных переходов были низкие, так что дотянуться до них было просто. Один хороший удар в свод и начался обвал накрывший почти всех. Охранник и Стюарт умерли с гарантией. Остальных, в том числе и меня, сильно потрепало, но мы выжили.       Конечно, всё это выглядит подозрительно. Но взрывать нас никто не спешил, так что всё прошло более-менее успешно. За исключением сломанной руки у Дмитрия и сотрясения мозга у Гассана.              ***              Сколько я уже тут? Пару месяцев точно. Как же много времени в этой дыре мне понадобилось потратить, чтобы сбежать отсюда. Очень много времени я потратил на решение проблемы с ошейниками. Да и найденное решение было так себе. Я переделал украденный детонатор в мощный передатчик. В радиусе десяти метров он передавал свой сигнал, чем глушил сигналы с других детонаторов, в теории. Но я был готов рискнуть, как и остальные. Наша ставка в итоге сыграла. Дальше было дело техники. Моей и Дмитрия. Решили действовать стремительно и жёстко. Ночью я вышиб дверь нашей камеры, убив охранника, стоявшего за ней, после чего мы начали прорываться к свободе. Сначала у нас был один автомат, доставшийся от выше упомянутого охранника, но затем мы разжились ещё парочкой. Ночью здесь охрана не особо бдительна, поэтому нам удалось выбраться из пещеры до того, как кто-либо что-то понял. Удалось устроить небольшую диверсию испортив все имеющиеся машины, кроме той на которой мы и выбрались оттуда.       Крупно повезло, если спросите меня. Я готовился к худшему. Тем не менее, у нас всё ещё оставалась проблема с ошейниками. Теперь мы были буквально неразлучны. Ведь стоит отойти от детонатора больше, чем на десять метров и ошейник подорвётся. У Дмитрия, как и у Гассана идей по решению этой проблемы не было. У меня была лишь одна – ЩИТ. Сейчас нам только там смогут помочь. Но добраться до туда надо в кратчайшие сроки, так как батарея у детонатора не бесконечная. А когда она сядет – БАХ!. Конечно, пока с нами была машина об этом можно было не беспокоиться, так как зарядить её от генератора или аккумулятора не составляло большой проблемы. Но машину нам придётся в скором времени бросить, так как бензин в ней закончится.       Еды нет, воды нет, а путь неблизкий. Машина дотянула лишь до ближайшего населённого пункта. Какая-то мелкая деревушка. Еды там раздобыть не получилось, но нам повезло и местные поделились с нами водой. Не знаю сколько мы шли после этого, но вскоре Гассан не выдержал и его буквально пришлось нести на себе. Дмитрий держался, но тоже был на пределе. Как в общем-то и я сам.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.