Ночь откровений +9

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Волков Александр «Волшебник Изумрудного города»

Пэйринг или персонажи:
Кау-Рук/ОЖП, ОМП/ОЖП, Ильсор/Кау-Рук, каноничные менвиты, упоминается Урфин Джюс.
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Ангст, Драма, Фантастика, Психология, Повседневность, Даркфик, POV, Hurt/comfort, Songfic, Первый раз, Дружба
Предупреждения:
OOC, Насилие, Изнасилование, ОМП, ОЖП, Underage, Кинк, UST, Гуро, Беременность, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета, Элементы слэша
Размер:
планируется Макси, написано 50 страниц, 9 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Звёздная беллиорская ночь. Кау-Руку не спится. Ильсор, которому тоже не спится, приходит составить ему компанию. Кау-Рук делится историей из своей жизни.
Несколько месяцев до отлета Диавоны, прием в доме Баан-Ну. День рождения Кау-Рука. Сослуживцы преподносят ему необычный подарок...

Посвящение:
Всем поклонникам мира Рамерии и рамерийцев.
А также выражаю огромную благодарность моим читательницам MadameD, Кларинде, Джене Флай, Кшиарвенн и Саблезубой. Спасибо, девушки, за поддержку и комментарии.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Скелет в шкафу звёздного штурмана...
Все каноничные персонажи принадлежат Александру Мелентьевичу Волкову, оригинальные - мои.
Много тяжёлых моментов.
Много ООС-а.
Я предупредила.

Идея о рабоче-накопительных лагерях для арзаков заимствована у автора Ассы Радонич.
Я сама отчасти наделяю героев своими идеями об устройстве мира...


Мечта сбылась

29 марта 2017, 22:45
Кау-Рук связался по рации с приятелем и сказал, что летит на Таассанское побережье.
- На Таассанское? - удивилась девушка. - Но это ведь так далеко, мой господин!
- Ничего, зато там дельфины ещё не пуганые! Я покажу тебе красоту моря и побережья.
Внизу как раз завиднелась серебристо-голубая морская гладь с белыми барашками волн. Кау-Рук долго летел вдоль береговой линии, и Лаона могла в полной мере насладиться красотой открывающихся видов. Девушка не могла отвести восторженного взора от открывающейся перед ними панорамы - то идущей вдоль побережья песчаной полосы, то живописных нависающих над водой скал, то приморских поселений, дома в которых казались с такой высоты маленькими-маленькими, то морской гладью, простирающейся до горизонта, то лесом, который постепенно начинался за побережьем, перемежаясь холмами и равнинами, то бесконечно-голубым небесным простором с лёгкими белыми облачками. Временами она украдкой поглядывала из-под длинных ресниц на господина, восхищаясь тем, как уверенно и свободно он чувствует себя за штурвалом. Кау-Рук боковым зрением ловил её взгляд. Интересно, как она отреагирует, если я сделаю "мёртвую петлю"* или поворот Ша-Куна? Нет уж, Кау, лихачить ты будешь потом, когда у тебя не будет столь... впечатлительного пассажира.

Наконец он выбрал место приземления - и опустился на узкой песчаной полосе, полумесяцем огибавшей море. Неподалёку от берега был небольшой живописный песчаный остров, покрытый деревьями.
- Прилетели. Здесь мы точно можем встретить дельфинов. Я заметил их ещё с вертолёта, как они там плещутся. У тебя есть шанс познакомиться с ними поближе.
- Спасибо, господин...
- Ты купальник взяла? Или ты в одежде собираешься купаться?
- Взяла, господин, вот он, - и Лаона достала из кармана брючек небольшой свёрточек. - Только где же мне?.. - арзачка растерянно огляделась вокруг, но вокруг был только пустынный пляж, полоса песка, где росло только несколько пальм и были кое-где разбросаны камни, а основной растительный массив начинался далеко от кромки волн.
- Да уж, это пустынный пляж, здесь нет благ цивилизации, но нам с тобой подходит это место, именно сюда я и хотел тебя привезти. Что же... - и он преспокойно отвернулся, а в следующее мгновение девушка увидела только светловолосый затылок. - Переодевайся спокойно.

- Слушаюсь, господин... - Лаона поспешно сбросила на песок безрукавку, стащила через голову свободную светлую блузку, затем настала очередь брючек и белья. Кау-Рук ничего не видел, только слышал звук ткани, скользящей по девичьей коже, и её взволнованное частое дыхание. Такое ощущение, что она сейчас сквозь песок провалится! Словно никогда не видела никого в натуральном, так сказать, виде! Другой, конечно, так и пошёл бы купаться. Что же, не буду её так... шокировать! И он спокойно снял лётный шлем и расстегнул молнию на куртке.
Девушка чувствовала, как кровь предательски приливает к щекам. Интересно... какими были бы его руки... его прикосновения... Такими же бесцеремонными и алчными, как у других избранников, или...
- Господин, а вы тоже собираетесь купаться? - не поворачивая головы спросила девушка.
- Да, а что такое? Почему бы нет? Становится жарко, а я уже и не помню, когда последний раз плавал в море.
- Хорошо... - Лаона торопливо надела купальный костюм. Ярко-красный купальник, надо сказать, довольно закрытый в соответствии со вкусами нового господина, облегал её тонкое тело словно вторая кожа. Юная арзачка мысленно возблагодарила небеса за то, что у неё нет никаких шрамов кроме оставшихся с тех времён, когда она, проведя ножом по венам, решила, что может получить свободу.
- Я готова, господин, можете смотреть.

Кау-Рук уже тоже почти избавился от одежды, повернулся - и поймал быстрый взгляд юной арзачки, скользнувший по его сильному телу от стройных ног до широких плеч.
- Ну что такое? Чего ты ещё не видела, девушка? Вон, - и он быстро указал рукой на морскую гладь. - Там есть кое-кто, кто больше, чем я, заслуживает твоего внимания! Видишь плавник? Вон ещё один! Дельфины резвятся и радуются жизни, тебе улыбнулась удача.
Лаона поспешила обратить взгляд на море. Господин красивый мужчина. И не только потому, что у него идеальное тело и правильные черты лица, нет. У всех менвитов благодаря ежедневным тренировкам стройные тела и у многих правильные черты лица, но всю красоту убивает ледяное презрительное высокомерие... и это выражение глаз... оно делает их уродливыми. А господин Кау-Рук красивый.
- О чём задумалась? Можешь войти в воду и начинать плавать. Кстати, ты хорошо плаваешь, Лаона? Спасать тебя не придётся?
- Нет, господин, я очень хорошо плаваю и не доставлю вам таких проблем.
- Кстати, вот, возьми, - и менвит снял с плавок булавку и протянул ей. - Если ногу сведёт...
- Спасибо за заботу, господин, - и арзачка приколола булавку к своему купальнику.

В это время со стороны моря послышался плеск - дельфины резвились в тёплых волнах мелководного залива. Эти свободные мирные существа, казалось, были в диком восторге от самого факта своего существования и вовсю радовались ясному солнечному дню. То и дело из воды выплёскивало то одно, то другое серебристо-голубое тельце, и, грациозно изогнувшись в прыжке и взметнув каскад брызг, снова погружалось в прозрачную воду. Дельфины играли, и, казалось, соревновались в том, кто подпрыгнет выше.
- Посмотри, как привольно им здесь, прыгай и резвись не хочу.
- Да, им здесь так спокойно и свободно, господин, - ответила восхищённая арзачка.
- Так плыви и поиграй с ними, тебя они точно подпустят к себе. К людям дельфины благосклонны, как только убеждаются в том, что у нас нет дурных намерений.
- Хорошо. А вы?
- А я пока останусь на берегу, Лаона. Мне любопытно, как пройдёт твоё знакомство с ними. Подплывай осторожно, не делай резких движений.

Девушка аккуратно, по колени, зашла в тёплую волну, смочила округлые смуглые плечи, а затем изящно скользнула в воду и поплыла по направлению к играющим дельфинам. Кау-Рук залюбовался её изящными, но в то же время уверенными движениями. Дельфины оставили свои прыжки, очевидно, заинтересованные тем, что это за человек заплыл в их владения, и уставились на юную арзачку добрыми и умными проницательными глазами. Вначале они очерчивали круги вокруг девушки, откровенно восхищённой их красотой и грацией, затем осмелели и стали подплывать поближе. Наконец самый крупный и сильный самец, очевидно, лидер группы, подплыл вплотную к девушке и что-то застрекотал, за ним и другие, Лаона не сомневалась, что у дельфинов есть свой собственный язык и что они приветствуют её в своей стихии. Девушка в ответ сказала несколько приветственных и восторженных слов, надеясь на то, что умное животное поймёт её интонацию, протянула руку и осторожно коснулась гладкой глянцевитой кожи на голове самца. Ему, очевидно, понравилось человеческое прикосновение, потому что он повернулся боком и забил хвостом. Лаона угадала его желание и погладила спинку, а потом начала гладить сначала один серебристый бок в голубоватых разводах, а затем и другой. А затем и другие дельфины попросили прикосновений, девушка постаралась погладить каждого и сказать каждому пару ласковых слов.

Тут один дельфин притащил откуда-то круглый комок водорослей и подтолкнул его носом в руки девушки. Арзачка радостно приняла предложение поиграть и стала подбрасывать водорослевый комок как мяч, дельфины невероятно оживились и приняли активное участие в игре, стараясь подкинуть импровизированный мяч повыше и попеременно передавая его друг другу и девушке. Кончилось тем, что после совместной игры лидер группы позволил Лаоне проехаться на нём верхом - и проплыл вдоль залива, неся юную арзачку на спине, и она, улыбаясь, помахала рукой господину. Кау-Рук, по пояс вошедший в воду, поймал себя на том, что откровенно любуется открывшейся картиной - и главным образом не дельфинами. Сама женственность... У неё прекрасное тело... и кожа, должно быть, такая же нежная и гладкая, словно лепестки цветка. Сейчас она по праву принадлежит мне, никто другой не имеет права касаться её. Но я не причиню ей боли как те... В этот момент лидер дельфинов и другой самец подкинули лёгкое тело арзачки в воздух и оно изящно ушло под воду, через мгновение над морской поверхностью мелькнули стройные девичьи ножки, а затем показалась черноволосая голова и Лаона снова помахала рукой в приглашающем жесте. Такая естественная, такая непосредственная... И грациозна, словно родилась из пены морской и всю жизнь плавала с дельфинами. Мужчина ещё долго любовался бы радостью девушки, её грацией и красотой, только она снова лучезарно улыбнулась и поманила его.
- Господин, плывите к нам!
Молодой менвит на мгновение отвернулся, чтобы посмотреть, как машет листьями маленькая пальма, и нахмурился. И как можно было изгонять из их глаз этот свет, эту радость? Это... это подло!

Он провёл рукой по лбу, словно отгоняя назойливые мысли, и подплыл к счастливой девушке и не менее довольным дельфинам.
- Приветствую вас, дети морской стихии. Привет, красавицы, - обратился он к двум сразу же подплывшим к нему и оживлённо застрекотавшим молоденьким самочкам.
- Вы понравились им, господин, - улыбнулась Лаона. - Просят, чтобы вы погладили их.
- А я заметил, что и ты понравилась им так же, как и они тебе, - ответно улыбнулся Кау-Рук. - Животные также не ведают людских социальных различий, не правда ли, Лаона?
- Да, мой господин, - тихо ответила девушка. - Животные, даже самые умные... они проще и естественнее, чем человек. Да, многие животные убивают друг друга ради пищи, но не делают своих собратьев и другие виды рабами, не получают такого удовольствия от страданий других, они не настолько жестоки как люди, как менвиты, считающие себя избранной расой Вселенной. Я бы много отдала, чтобы родиться дельфином и свободно плавать в этих водах. Дельфины - они сама естественность, само сострадание... и тонкий интеллект, полностью постичь который мы пока не в силах.

- Мы не можем пока постичь их интеллект и язык, - подхватил её мысль Кау-Рук. - Но я не сомневаюсь, что они считают и нас, людей, разумными созданиями. Только именно человеческий разум способен на самую изощрённую жестокость. Они догадались, что мы с тобой не причиним им вреда, поэтому доверяют нам. Не правда ли? - снова взглянул он на подплывших почти вплотную самочек.
- Погладьте их, господин, - и Кау-Рук начал осторожно и бережно гладить одной рукой одну дельфиниху, а другой - другую. Лаона вскоре присоединилась к нему, их руки случайно соприкоснулись на спинке разомлевшей от бережных прикосновений дельфинихи. Арзачка почувствовала, как по её руке от этого прикосновения пробежала искра, а на щеках сразу расцвёл лёгкий румянец.
- Простите, господин.
- Всё в порядке, давай-ка поиграем с дельфинами, они снова приглашают нас и, видно, готовы играть без устали целый день.

Они ещё некоторое время поиграли с дельфинами в импровизированный мяч, поплавали вместе, а потом Кау-Руку пришла в голову озорная идея. Он смерил взглядом расстояние от берега до островка и повернулся к девушке.
- Я заметил, Лаона, что ты сама плаваешь как дельфин. Давай-ка поплывём с тобой до того острова!
- А давайте, господин, замечательная идея! - загорелась энтузиазмом менвита юная арзачка.
- Ты доплывёшь? Не устала во время игры с этими столь дружелюбными и энергичными созданиями?
- Нет, господин! Поплывём! - с готовностью воскликнула Лаона.
- А если устанешь - держись за мои плечи, девушка.
- Но, господин, а как же ваше личное пространство? - недоумённо спросила арзачка. - Вы сказали, что вам не нравится, когда вас трогают! Это второе правило, которое я должна соблюдать.
- А ты всё хорошо помнишь, молодец. Да, говорил. Только я также сказал, чтобы ты не прикасалась ко мне или к моим личным вещам до тех пор, пока я сам этого не позволю. Сейчас особый случай, кроме того, я знаю тебя уже месяц. А еще скажу тебе откровенно - я заметил, что твои прикосновения не раздражают меня.
- Благодарю вас, господин. Поплывём?
- Поплыли!

И они, сопровождаемые дельфинами, неторопливо поплыли к острову. Чистая просвеченная солнцем вода была столь прозрачна, что сквозь неё виднелось дно моря. Кау-Руку пришла ещё одна озорная идея.
- Чтобы оценить красоту морского дна, нужно нырнуть поглубже, - заметил он. - Давно я не нырял. Как ты на это смотришь, Лаона?
- Хорошо, господин.
- Ты веришь мне? - серьёзно спросил мужчина, пристально вглядевшись в глаза девушки.
- Да, мой господин... я верю вам, - спустя несколько мгновений так же серьёзно ответила юная арзачка.
В глазах менвита появились озорные искорки.
- Тогда следуй за мной, и я покажу тебе всю красоту морского дна! Как нырнёшь, открывай глаза, не бойся, - с этими словами он взял её тонкую руку в свою и погрузился в тёплую воду, утянув девушку за собой. Нырнув, они встретились глазами, а затем посмотрели вниз.

И перед ними открылось морское дно во всей его красе и многообразии. Тут и там из светлого волнистого песка вырастали и извивались в толще моря пурпурные, оранжевые и светло-фиолетовые водоросли, поднимались причудливые заросли серебристых, почти белых, синих и ярко-фиолетовых кораллов, а также кое-где попадались редчайшие чёрные, добыча которых была запрещена. Разноцветные анемоны простирали свои щупальца и шевелили ими в надежде отхватить какую-нибудь неосторожную яркую рыбёшку из множества сновавших вокруг стаек. По дну деловито ползали крабики, вот из коралловой пещерки быстро высунулось ловчее осьминожье щупальце, схватило одного из них и так же быстро утащило домой, на обед. Кое-где по дну были разбросаны морские раковины самых причудливых форм и расцветок. Лаона восхищённо подняла одну из них, довольно крупную зубчатую раковину нежнейшего бледно-розового цвета снаружи и пурпурного внутри. Сидящий в ней обитатель оказался не в восторге от такого соседства. Потревоженный моллюск внезапно появился из отверстия, испуганно зыркнул на людей круглыми тёмными глазами и снова поспешно скрылся в своём доме, девушка осторожно положила раковину обратно на песок. Дельфины, новые знакомцы, плыли по обеим сторонам и сзади и чуть поодаль от людей. Когда менвит и арзачка вынырнули, чтобы набрать воздуха, Лаона улыбнулась.

- Я давно не видела такой красоты, господин.
- Природа - лучший художник, здесь я с тобой согласен.
Они вдохнули и вновь погрузились в прозрачную толщу воды. Проделав это несколько раз, они обнаружили, что уже подплывают к острову. Девушка, хотя и давно не чувствовавшая себя такой бодрой и освежённой, не могла удержаться от соблазна и, поколебавшись мгновение, обхватила широкие плечи господина.
- Устала? Держись, мы уже почти приплыли.
Вскоре они почувствовали под ногами дно и вышли на песчаный берег островка, а дельфины продолжили резвиться в тёплых волнах, некоторые, правда, после столь энергичного времяпрепровождения отправились на охоту. А люди присели на мягкий серебристый песок в тени нависающего над водой дерева, они молча сидели и смотрели на набегающие волны и противоположный берег, где виднелся маленький вертолёт. Девушка стала сыпать песок себе на ноги, а затем, очевидно, окружающий пейзаж подействовал на неё умиротворяюще, она прилегла на песок, положив руки себе под голову, и задремала. Кау-Рук присел рядом и стал внимательно всматриваться в нежное девичье лицо, ему показалось, нет, не показалось, а он был абсолютно уверен в том, что сон девушки стал более спокойным и ровным, её губы и ресницы не вздрагивали во сне, а по лицу не пробегала тень.
- Отдыхай спокойно, - тихонько прошептал он. - Пусть ничто не тревожит тебя.
Кау-Рук и сам не заметил, как окружающая обстановка подействовала и на него расслабляюще, он прилёг на песок и задремал. Когда он спустя некоторое время открыл глаза, Лаоны рядом не было. Лёгкие следы на песке вели к воде. И девушки нигде не было видно.

* "Мёртвая петля" - сложный приём, выполняемый пилотом вертолёта. Представляет собой замкнутую петлю в вертикальной плоскости. Петля называется правильной, если все точки её траектории лежат в одной вертикальной плоскости. Во время выполнения вертолёт практически переворачивается "вверх ногами".

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.