Ночь откровений 17

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Волков Александр «Волшебник Изумрудного города»

Пэйринг и персонажи:
Кау-Рук/ОЖП, ОМП/ОЖП, Ильсор/Кау-Рук, каноничные менвиты, упоминается Урфин Джюс.
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Ангст, Драма, Фантастика, Психология, Философия, Повседневность, POV, Hurt/comfort, Songfic, Первый раз, Дружба
Предупреждения:
OOC, Насилие, Изнасилование, ОМП, ОЖП, Underage, Кинк, Нехронологическое повествование, UST, Гуро, Беременность, Смерть второстепенного персонажа, Элементы слэша
Размер:
планируется Макси, написано 60 страниц, 11 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Алена Арцеулова2
Описание:
Звёздная беллиорская ночь. Кау-Руку не спится. Ильсор, которому тоже не спится, приходит составить ему компанию. Кау-Рук делится историей из своей жизни.
Несколько месяцев до отлета Диавоны, прием в доме Баан-Ну. День рождения Кау-Рука. Сослуживцы преподносят ему необычный подарок...

Посвящение:
Всем поклонникам мира Рамерии и рамерийцев.
А также выражаю огромную благодарность моим читательницам MadameD, Веронике, Yull, Кларинде, Джене Флай, Кшиарвенн и Саблезубой. Спасибо, девушки, за поддержку и комментарии.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Скелет в шкафу звёздного штурмана...
Все каноничные персонажи принадлежат Александру Мелентьевичу Волкову, оригинальные - мои.
Много тяжёлых моментов.
Много ООС-а.
Я предупредила.

Идея о рабоче-накопительных лагерях для арзаков заимствована у автора Ассы Радонич.
Я сама отчасти наделяю героев своими идеями об устройстве мира...


Неожиданный поворот

27 ноября 2017, 07:57
А Лаона пробудилась от лёгкого сна как раз тогда, когда задремал Кау-Рук. Девушка приподнялась на локте, всматриваясь в спокойное лицо господина, глядя, как мерно поднимается грудь, на которой были скрещены сильные руки, и через некоторое время поймала себя на том, что снова искренне любуется молодым менвитом и не может отвести от него глаз, а теперь он спал и она могла беспрепятственно смотреть на него. Только мужчина мог проснуться в любой момент. Юная арзачка поспешно отвела глаза. Нет, я не должна смотреть так на него, не должна!
При мысли о том, что господин может внезапно проснуться и поймать её взгляд, девушку бросило в дрожь и она судорожно обхватила себя руками за плечи, пытаясь выровнять дыхание. А через мгновение вскочила с мягкого песка, побежала к воде, поспешно погрузилась в тёплые волны и поплыла вдоль берега островка. Я не должна беспокоить его, пусть спит, пусть спит как можно дольше! А я могу хоть ненадолго остаться одна, не тревожа ни его... ни себя.

Лаона, несколько успокоившись, поплыла вдоль берега островка, упиваясь краткой свободой и любуясь красотой открывающихся видов, и вскоре увидела небольшой мысок, закрывающий от глаз наблюдателя переднюю часть острова. Охваченная любопытством, девушка обогнула мысок и обнаружила, что заплыла в небольшую очаровательную круглую бухточку почти правильной формы, на дне которой росли мягкие ярко-розовые и светло-фиолетовые водоросли, ровным ковром закрывающие серебристый песок и причудливо колыхающиеся от малейшего движения воды. Не успела она налюбоваться красотой своего открытия, как обнаружила, что она здесь не одна - в неглубокой прозрачной воде резвились двое дельфинов, молодой серебристо-синий самец и прелестная самочка более нежного голубого оттенка с разбросанными по гибкому тельцу несколькими белыми пятнышками. Пара дельфинов отделилась от остальной группы и, казалось, намеренно приплыла сюда, чтобы в полной мере насладиться обществом друг друга и чтобы никто их не потревожил.

Дельфины играли. Девушка, решив не тревожить этих прекрасных обитателей моря, отплыла за скалу, за которой начиналась бухточка, и осторожно выглянула из-за камней, желая ещё раз, пока это было возможно, полюбоваться умными свободными созданиями. Вскоре арзачка заметила, что движения дельфинов не хаотичны и обладают изящной упорядоченностью, парочка словно бы танцевала некий причудливый танец. Они то описывали в воде равные круги поодиночке или вместе, то их обтекаемые тела плавно огибали друг друга, образовывая словно бы живую спираль, а то они, обменявшись взглядами, синхронно выпрыгивали из воды на одинаковую высоту и также вместе погружались обратно в ласковую воду. При этом самец что-то оживлённо и звонко стрекотал своей молоденькой подруге. Лаона не сомневалась, что у дельфинов есть свой собственный язык, который она, как существо другого вида, понять не могла, но женским чутьём угадывала, что дельфин говорит подруге "ты самая красивая, грациозная и очаровательная во всём море и во всей Вселенной".

Через несколько минут парочка стала ближе. Они уже не описывали круги и спирали и не прыгали, оживлённо резвясь, а подплыли ближе друг к другу и вместе начали медленное плавное движение. Дельфины нежно и осторожно гладили друг друга плавниками и старались как можно чаще касаться шелковистой кожи друг друга, соприкасались рыльцами. Лаона не сомневалась, что у них это было как поцелуй у людей и что они так ласкают друг друга, получая восхитительные ощущения, и это было прекрасное зрелище. Юная арзачка была убеждена, что открывшаяся перед ней картина - одно из самых естественных и красивых зрелищ, которые ей когда-либо в своей недолгой жизни приходилось видеть. Дельфины между тем подплыли совсем близко друг к другу и слились воедино. Заворожённая Лаона не могла отвести глаз от любящих существ. Неужели то, что я вижу, и есть то, что называется "любовь"? А я и не знаю, что это такое... Как он нежно шепчет ей в ухо... наверное, "моя любимая, моя красавица..." Как они, должно быть, счастливы! Как бы я хотела родиться среди них, в этих водах, и чтобы кто-то касался меня так же нежно, ласкал бы не как игрушку, а как равное себе существо... я бы так хотела быть дельфином и быть на её месте...

Охваченная странной теплотой при виде любви детей моря, которую они питали друг к другу, зачарованная девушка представила себя дельфином, радующимся жизни и танцующим танец любви и жизни, и как её ласкает друг, даря ей нежность, радость и заботу. Юная арзачка, представив ласковые прикосновения, зачарованно провела кончиками тонких пальцев по волосам, щекам и полным губам - и тут же, вынырнув на миг из сладких мечтаний, напомнила себе, что она рождена человеком - к счастью ли? И тотчас же рядом с ней в её грёзах словно бы помимо её желания возник образ молодого мужчины с сильным телом, светлыми волосами и пронзительно-голубыми глазами... менвита... избранника, держащего её в своих руках, касающегося её кожи и ласкающего её осторожно и бережно... Её бросило в жар несмотря на то, что она была в воде, девушка прикрыла глаза и не сразу осознала, что она опустила лиф и одна её рука, проведя по шее и округлым плечам, спустилась к груди, погладила и слегка сжала упругую маленькую округлость, а другая провела по нежному бедру. Лаона запрокинула голову, с её губ слетел лёгкий стон...

- Лаона, Лаона! Где ты? - вторгся внезапно в её мечты громкий встревоженный голос господина, раздавшийся над островком.
- Уже плыву, мой господин! - как можно громче воскликнула девушка, судорожно поправила купальник и глубоко вздохнула. О, что бы было, если бы он увидел меня такой! При этих мыслях её ещё сильнее бросило в жар.
Она бросила последний взгляд на счастливых дельфинов, которые, казалось, не замечали никого вокруг, оттолкнулась от камня и быстро, как только могла, поплыла обратно. Кау-Рук, пристально осматривающий береговую линию в двух направлениях, облегчённо вздохнул, как только заметил торопливо плывущую арзачку.
А девушка мысленно корила себя. Размечталась! К несчастью, ты рождена не дельфином, а человеком, и ты - лишь красивая игрушка для избранников. Взгляни правде в глаза! Ты думала, раб может любить? Никогда!
Мысли о господине упорно возвращались. Только господин Кау-Рук не считает тебя игрушкой... Нет, нет, нет, перестань так думать о нём! Не дай ему завладеть твоими мыслями!

- Лаона, ну где ты была? - встревоженно и несколько укоризненно спросил Кау-Рук и вошёл в воду навстречу подплывающей девушке. - Это что ещё за вольности?
- Я... простите, мой господин, - выдохнула она.
- "Простите, мой господин". Ладно, так и быть, прощаю. Я уже не говорю о том, что другой на моём месте счёл бы твою самовольную морскую прогулку серьёзным проступком, заслуживающим наказания. Отдышись сначала.
- Слушаюсь, - она сделала несколько глубоких вдохов и выдохов. Кау-Рук сразу ощутил облегчение.
- Так, а теперь расскажи, почему это ты так самовольно меня покинула, не предупредив, - с притворной строгостью потребовал он. Если бы она только знала, как она заставила меня тревожиться! Куда это она направилась, интересно?

- Я, господин... - арзачка на мгновение опустила глаза. - Мне было любопытно и я решила исследовать остров... береговую линию.
- Ну и как, исследовала? Почему мне не сказала?
- Не решилась беспокоить вас, господин Кау-Рук, вы так спокойно спали...
- А надо было бы побеспокоить. Я бы не развалился.
- Вы бы... вы не отпустили бы меня. А я так хотела, чтобы вы наконец отдохнули без забот и тревог хоть несколько минут.
- Ну спасибо за твоё рвение. Только да, ты права, не отпустил бы, пришлось бы плыть с тобой. Я уже убедился в том, что ты прекрасно плаваешь. И в этих мелких прибрежных водах нет хищников, представляющих опасность для человека. Но всё же не стоит тебе плавать одной. Я ведь отвечаю за твою безопасность, девушка. В следующий раз, когда тебя потянет на исследовательские приключения, предупреди меня, договорились? А если захочется поплавать одной - плавай, разрешаю, только так, чтобы я видел тебя, ясно?
- Да, господин, слушаюсь...

- Кстати, - лукаво приподнял бровь Кау-Рук, - а как прошло твоё исследование острова? Что такое ты нашла и увидела, Лаона, что сейчас сравняешься по цвету со своим купальником?
- Простите, господин Кау-Рук, что купила красный, - заметила девушка. - Это был единственный... не такой открытый.
- Ничего, всё в порядке. Тебе очень идёт этот цвет, как и вообще все яркие и светлые цвета. Купи себе платье какого-нибудь яркого цвета, незачем всё время ходить в тёмном, я бы хотел увидеть тебя в красном или розовом. Тот пункт правил по поводу цветов одежды я отменяю, тем более что наступает лето и пора носить более светлую одежду.
- Хорошо.
- Да, что же ты нашла, скажешь мне?
- Я нашла очень красивую маленькую бухту, а там...
- Что?
- Там, господин...
- Да что же там такое? Явно нечто интересное. Я тоже хочу посмотреть! - и Кау-Рук решительно поплыл в том направлении, откуда приплыла Лаона. Девушке ничего не оставалось, кроме как последовать за ним. Она на пути к бухточке несколько раз нырнула, чтобы охладить всё ещё пылающие щёки.

Когда люди приплыли к бухточке и выглянули из-за скал, дельфины были всё ещё поглощены друг другом. Они завершили очередной цикл танца и их гибкие блестящие тела снова слились.
- Это их ты увидела?
- Да, мой господин...
- И что ты так смутилась? - приподнял бровь менвит. - Вечный круг возрождения жизни... И вправду красивое зрелище. Смотрите-ка, как будто бы ни во всём море, ни во всём мире нет никого, кроме них. Что же, поплыли, Лаона, не будем им мешать. Поплыли вперёд! Между прочим, из всех живых существ, кроме человека, только дельфины чувствуют радость от физиологической близости... но с ней об этом говорить не стоит, чтобы не расстроить её ещё сильнее. Сомневаюсь, чтобы она испытывала неописуемую радость от физиологической близости с кем-либо.
Менвит и арзачка осторожно пересекли бухточку и ещё раз оглянулись на дельфинов, мысленно пожелав им счастливой жизни, здорового потомства и процветания в этих цветущих водах. Кау-Рук увлёк Лаону за собой.
- Я хочу проплыть вдоль всего острова, - загорелся авантюризмом и он.

И они, увлёкшись плаванием, несколько раз обогнули весь островок.
- Ты устала? - спохватился менвит. - Я и не заметил, как время пролетело.
- Я тоже, мой господин.
- Давай отдохнём, Лаона, нам ещё плыть обратно. И нужно прилететь в город до того, как стемнеет.
- Хорошо.
Менвит и арзачка немного посидели на песке, поглощённые каждый своими мыслями, а затем переплыли к берегу, не упустив шанса ещё раз полюбоваться подводными красотами.
- Что же, обсыхай и одевайся, Лаона. Тебе понравилась сегодняшняя поездка?
- Да, господин Кау-Рук, очень, благодарю вас, - улыбнулась и слегка поклонилась девушка, мужчина не мог не заметить грусть в её глазах, когда она бросила взгляд на видневшийся вдали островок.
- И мне тоже понравилась. Давно я не видел моря и дельфинов вблизи и не видел, чтобы кто-то так искренне радовался. Я рад, что мне удалось исполнить твою мечту и порадовать тебя. Ну что же ты теперь расстроилась, девушка? Не надо. Обещаю, что хотя бы один раз снова привезу тебя на Таассанское взморье. А теперь полетели домой!

- Да, господин, мне нужно ещё приготовить ужин, - спохватилась Лаона.
- Не надо беспокоиться об ужине, ты меня совсем раскормила, старательная ты наша. Сама есть не забывай, когда меня нет дома, слышишь? Надеюсь, пока я на службе, ты не ешь один зелёный салат с фруктами?
- Нет, господин Кау-Рук, как вы велели мне, я ем то же, что и вы. Господин Са-Нор так рассердился бы...
- Нашла время вспоминать его! Забудь о нём сейчас, не омрачай себе этот радостный день. Никак не может полностью избавиться от власти тяжёлых воспоминаний хотя бы на один день! Но пока она со мной, я приложу все усилия к этому.
- Да, мой господин, вы правы, я не хочу омрачать радость этого дня.
Некоторое время они сидели на песке и обсыхали, глядя вдаль, затем оделись и Кау-Рук подсадил Лаону в кабину вертолёта. Юная арзачка слегка вздрогнула, охваченная внезапным сильным предчувствием, она не могла понять, хорошим или плохим. Менвит не мог не заметить перемены в её настроении, о которой она не переминула сообщить.
- Предчувствие? - несколько иронически спросил он. - Вечно вы, женщины, что-то предчувствуете! Что такое? Не совсем прошёл страх перед полётами?
- Я не могу сказать, связано ли это предчувствие с полётом или нет, господин.
- Ясно. Но по поводу полётов я тебя отчасти понимаю, с тобой же это впервые. Только по статистике, полёт на вертолёте безопаснее, чем поездка на автомобильном транспорте.
- Неужели?
- Представь себе. Автомобили разбиваются куда чаще, - и с этими словами он тоже взобрался в кабину.

- А звездолёты, мой господин?
- А звездолёты... с ними всё сложно, Лаона. Те, кто покидает Рамерию, кто идёт на эту авантюру, должны понимать, что всегда есть риск не вернуться. Звездолёт может попасть в метеоритный дождь, быть пленён чёрной дырой, сбиться с курса, могут возникнуть проблемы с двигателями... риск всегда есть, не говоря уже о том, какие условия ждут космонавтов на той планете, есть ли там жизнь или хотя бы подходящие условия для жизни. Это огромная ответственность, Лаона, вести корабль на другую планету, и быть в ответе за звездолёт и за весь экипаж.
- Я представляю, господин.
- Ты не можешь представить себе, какая гордость переполняет тебя, когда ты опускаешься на поверхность другой планеты и видишь чудо иной диковинной жизни... и осознаёшь, что на эту планету никогда не ступала нога человека или иного разумного существа! Когда ты оставляешь там свой знак с надеждой вернуться... - глаза Кау-Рука загорелись. - И двойная гордость охватывает тебя, когда ты возвращаешься домой и видишь серебристый рамерийский диск, и Рамерон встаёт над горами и приветствует начало нового дня и тех, кто ступил на поверхность до сих пор неизведанной далёкой планеты и вернулся здоровыми, невредимыми и полными новых знаний... О, я совсем заговорился, а нам надо лететь.
- Ничего, господин Кау-Рук, вы же знаете, что я всегда готова выслушать вас, - улыбнулась девушка. - Вы всегда так красиво говорите о чувствах, которые вы испытали. Когда мы прилетим в ваш дом, расскажете ли ещё о тех планетах, где побывали?
- Расскажу, - ответно улыбнулся менвит. - И не только расскажу, но и повезу тебя в музей, где хранятся различные образцы и фотографии, привезённые с Альмении и Эронелы, чтобы ты ознакомилась с ними, - и ещё шире улыбнулся при виде того, как загорелись восторгом глаза девушки.

Кау-Рук поднялся в воздух и стал набирать высоту.
- На этот раз мы полетим над лесом и срежем, так будет быстрее. В следующий раз снова полюбуешься красотой побережья.
На этот раз внизу расстилалась не серебристо-голубая морская гладь в обрамлении скал и песка, а серебристо-зеленовато-голубой причудливо сотканный из лесных крон ковёр, а море виднелось только на горизонте, и девушка наслаждалась новыми видами. Внезапно, через полчаса полёта, вертолёт тряхнуло, да так сильно, что Лаона даже подскочила в своём кресле, а Кау-Рук побледенел, закусил губу и сильнее стиснул штурвал.
- Что случилось, господин? - встревоженно спросила девушка. - У вас неполадки?
- Да, у меня неполадки с двигателем, - серьёзно ответил Кау-Рук, вглядываясь в приборную панель, на которой начали мигать многочисленные красные лампочки и быстро появлялись символы тревоги, а вертолёт резко пошёл на снижение. - Похоже, твоё предчувствие не обмануло тебя, девушка.
- У меня плохие новости, Лаона, - заметил он спустя минуту. - У нас утечка горючего, двигатель совсем выходит из строя и мы падаем.


















Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.