Ночь откровений 17

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Волков Александр «Волшебник Изумрудного города»

Пэйринг и персонажи:
Кау-Рук/ОЖП, ОМП/ОЖП, Ильсор/Кау-Рук, каноничные менвиты, упоминается Урфин Джюс.
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Ангст, Драма, Фантастика, Психология, Философия, Повседневность, POV, Hurt/comfort, Songfic, Первый раз, Дружба
Предупреждения:
OOC, Насилие, Изнасилование, ОМП, ОЖП, Underage, Кинк, Нехронологическое повествование, UST, Гуро, Беременность, Смерть второстепенного персонажа, Элементы слэша
Размер:
планируется Макси, написано 60 страниц, 11 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Алена Арцеулова2
Описание:
Звёздная беллиорская ночь. Кау-Руку не спится. Ильсор, которому тоже не спится, приходит составить ему компанию. Кау-Рук делится историей из своей жизни.
Несколько месяцев до отлета Диавоны, прием в доме Баан-Ну. День рождения Кау-Рука. Сослуживцы преподносят ему необычный подарок...

Посвящение:
Всем поклонникам мира Рамерии и рамерийцев.
А также выражаю огромную благодарность моим читательницам MadameD, Веронике, Yull, Кларинде, Джене Флай, Кшиарвенн и Саблезубой. Спасибо, девушки, за поддержку и комментарии.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Скелет в шкафу звёздного штурмана...
Все каноничные персонажи принадлежат Александру Мелентьевичу Волкову, оригинальные - мои.
Много тяжёлых моментов.
Много ООС-а.
Я предупредила.

Идея о рабоче-накопительных лагерях для арзаков заимствована у автора Ассы Радонич.
Я сама отчасти наделяю героев своими идеями об устройстве мира...


Первые трудности

9 марта 2018, 05:27
Внизу показалось редколесье, затем длинная открытая болотистая прогалина, и Кау-Рук последним усилием угасающего двигателя направил машину туда. Он судорожно схватил рацию, попытавшись подать сигнал бедствия, но в ответ раздавались только писк и далёкий треск. Мужчина досадливо повесил рацию на пояс - времени не оставалось.
- Мы падаем, - повторил он. Лаона испуганно ахнула и судорожно вцепилась в края своего кресла.
- Что теперь... - побледнела девушка.
- Что теперь? Теперь нам придётся действовать без промедлений и срочно покинуть вертолёт, выбора нет! Идём на риск!
- Как?
- Прыгать!
- Как прыгать, господин? - ещё больше побледнела она.
- Молча! И без вопросов, это приказ! - Кау-Рук сильно сжал её руку. - Чувствуешь, пахнет горелым? Как только мы упадём, будет взрыв! Не хочешь гореть - прыгай, слушай меня, времени совсем нет!
- С... слушаюсь...
- Подбородок прижми к груди, скрести руки, согни ноги в коленях, не напрягай мышцы в момент падения. Открывай дверцу и прыгай, когда я скажу, не медли!
- А вы, господин? - ни жива ни мертва воскликнула девушка, приоткрыв дверцу кабины и увидев стремительно приближающуюся землю. Мужчина открыл дверцу со своей стороны.
- Да не беспокойся ты за меня! Я за тобой! Раз, два, три... давай!
- Ой, мамочка! - тихонько воскликнула Лаона и зажмурилась. Небо, пусть со мной будет что будет, но пощади его!
И прыгнула, постаравшись максимально последовать данным инструкциям и сжаться в комочек.

На какое-то мгновение она была оглушена ударом о землю, но тут же пришла в себя, услышала недалёкий грохот - это их злосчастный вертолёт ударился о землю и разломился на части, хвост отлетел и наполовину погрузился в болотистую вязкую почву, а от быстро загоревшегося и уже полностью охваченного пламенем фюзеляжа поднимался в небо столб чёрного дыма. Лаона, за несколько мгновений оправившись от первоначального шока, почувствовала острую боль в плече. Судя по ощущениям, никаких переломов у неё не было, ей повезло упасть на бок на большую кочку, где рос кустарник, смягчивший удар о землю, вот только растения были колючими и девушка потратила несколько мгновений, чтобы освободиться от колючек и встать сначала на четвереньки. Арзачка судорожно ощупала голову, руки и ноги, убедилась, что может стоять, и встала на ноги. Первое, что бросилось ей в глаза - горящий неподалёку фюзеляж вертолёта и уходящий в небо дым. Да, невозможно было там уцелеть! При этой мысли её мгновенно охватил холод.
- Господин Кау-Рук! Господин Кау-Рук! - испуганно и громко, как только могла, выкрикнула девушка. - Мой господин, где вы?

Вблизи, в зарослях тростника, плотным кольцом окружавших крохотное болотистое озерцо, началось движение и послышался ответный крик: "Я здесь!" Девушка, не сразу осознавшая, что не дышит, выдохнула с чувством несказанного облегчения. Вскоре заросли раздвинулись и из них показалась рослая фигура менвита в местами промокшей одежде. Кау-Рук упал на мелководье, густо поросшее тростником. Голова по счастью была защищена прочным шлемом, он быстро проверил позвоночник, руки, ноги, грудь, убедился, что ему повезло не получить переломов, и услышал полный тревоги и затаённого отчаяния девичий крик. Менвит также выдохнул с облегчением, убедившись в том, что его спутница жива, и сейчас быстро, насколько мог, однако осторожно выбирался из зарослей, стараясь не увязнуть во влажной пружинящей почве. Как только он вышел на более-менее твёрдое место и встретился взглядом с встревоженной арзачкой, они бросились навствечу друг другу так стремительно, что чуть было не столкнулись, и застыли, вглядываясь друг в друга так, будто опасались, что это только обман зрения и их спутник вот-вот исчезнет. Так продолжалось несколько мгновений.

- Ты жива...
- Вы живы, слава небесам!
Эти слова вырвались у них одновременно, и они продолжали некоторое время вглядываться друг в друга. Девушка ещё вздрагивала от пережитого, мужчина также осознал размер постигшего их несчастья, обернувшись к всё ещё горевшему вертолёту.
- Испугалась? Прости...
- Я за вас испугалась, господин Кау-Рук. Испугалась, что уже никогда не увижу вас, что не успели выпрыгнуть и вы... там, - содрогнувшись, Лаона указала рукой на разбившийся вертолёт. - Как вы, мой господин? Ничего не сломали?
- Ничего, вроде цел. Да, только переломов мне сейчас и не хватало! А ты как себя чувствуешь?
- Неплохо, мой господин, у меня тоже, как я чувствую, нет переломов. - Между тем на рукаве арзачки проступала кровь, а на щеке у менвита была длинная кровоточащая царапина, переходящая на шею.
- Нам повезло угодить в болото, и растения смягчили удар. Вот если бы мы упали на камни, то последствия были бы куда серьёзнее, хотя с теми же переломами можно дать о себе знать и добраться до ближайшего поселения, главное, чтобы были целы череп и позвоночник, а с ожогами, тем более сильными, это крайне затруднительно. Никогда в жизни не совершал столь безумный поступок!

- Это вы простите меня... - поспешно добавила девушка. - Это всё из-за меня.
Она увидела в его глазах некоторое непонимание и продолжила:
- Это из за меня, господин, мы попали в такое бедственное положение. Если бы вы не увезли меня так далеко, этого бы не случилось! Простите, что дала волю своим желаниям!
- Ладно, хватит рассыпаться в извинениях и винить во всём себя в твоей привычной манере, девушка, - заметил несколько успокоившийся менвит. - Я же должен был чем-то порадовать тебя.
- Для меня самая большая радость, господин Кау-Рук, видеть вас живым и в добром здравии, - с жаром ответила Лаона. - Учитывая случившееся, это самое радостное событие на сегодня.

- А в моей жизни сегодня произошло одно из самых грустных событий, - заметил мужчина и вздохнул. Девушка осознала его печаль и решила утешить его, насколько могла.
- И часто они так... падают? - тихо спросила она, указав головой в сторону того, что осталось от вертолёта.
- Периодически, - вздохнул Кау-Рук. - Не так часто, как листья осенью, но... Бывают неполадки в двигателях, пропеллер задевает какое-либо препятствие или изредка в него попадает птица. Иногда повреждённый вертолёт падает камнем и лётчики даже не успевают осознать... нам с тобой повезло, что падение не было мгновенным, не то у нас не было бы шансов, признай.
Девушка содрогнулась всем телом.
- А у меня такого не случалось никогда, - продолжил Кау-Рук.
- Что доказывает, что вы хороший лётчик, мой господин, - Лаона отчаянно старалась подобрать нужные слова. - Ведь это не ваша вина, что в двигателе возникли неполадки и в итоге он сломался!
- Ты просто пытаешься... сложить с меня ответственность за случившееся, девушка, - просёк её мысли менвит. - Ты не представляешь, что значит для лётчика потерять вертолёт...

- Господин, да не сокрушайтесь вы так об этом вертолёте! Забудьте вы о нём! - с чрезмерной, как ему показалось, горячностью воскликнула юная арзачка. - Это ведь просто бесчувственная машина!
- Для меня - нет, - резко ответил лётчик. - Как тебе объяснить? Когда я за штурвалом, я словно сливаюсь с вертолётом в единое целое... он словно продолжение моего тела и покоряется мне, а я доверяюсь ему, и такое чувство эйфории, свободы, простора! Кажется, будто весь мир внизу раскрывается для тебя в своём многообразии! Я с детства мечтал испытать эти удивительные чувства! Разве ты не испытала ничего подобного, Лаона, пусть и в качестве моего пассажира? Разве не испытала? - пытливо всмотревшись ей в глаза, спросил он.
- Да... испытала, я действительно испытала чувство эйфории, полёта... но не из-за вертолёта... вернее, не только из за него, - девушка сильно смутилась.
- Из-за чего же тогда? - снова пытливо и с нетерпением спросил он.
- Из-за... из-за красот моря и земли. Благодарю, что раскрыли их передо мной. А небо - небо ваша стихия, небо любит вас. Кто поднимается вверх - всегда рискует упасть, но вас небо пощадило. Простите мне мою дерзость. Пусть вертолёты значат для вас очень много, но ни один из них, как и никакое другое транспортное средство, не стОит человеческой жизни... а тем более вашей, господин Кау-Рук. Ваша жизнь дороже тысячи вертолётов, - твёрдо сказала она, затем снова смутилась и опустила глаза. Он мягко приподнял её голову.
- Спасибо на добром слове.

- Не грустите, мой господин. Самое главное, что вы живы и здоровы. А вертолёт - не переживайте, один разбился - другой соберут, у вас будет десять ещё лучших. Кто будет на них летать, если не будет лётчиков?
- Как же у вас, у арзаков, всё просто. "Один разбился - другой, мол, соберут". Убийственная логика! Хотя по поводу отсутствия лётчиков я с тобой согласен.
- Вы переживаете, как это крушение скажется на вашей карьере и репутации лётчика, господин? - набравшись храбрости, спросила девушка. - Не стоит СЕЙЧАС переживать из-за этого. Сейчас вам следует подумать о себе и смотреть вперёд, а не назад. Нам нужно подумать о том, что есть сейчас. Выбраться из этого болота, искать воду, позаботиться об укрытии, пока не стемнело.
- Да, - словно бы очнулся от своих невесёлых мыслей и спохватился Кау-Рук и указал на висящую на поясе рацию. - Когда мы взлетали, она прекрасно работала. Но я снова подам сигнал и за нами прилетят, не бойся. - Также в руке он сжимал ручку маленького чемоданчика, на который Лаона обратила внимание только сейчас - аптечки, которую он успел схватить в последний момент перед прыжком и которая была им теперь так нужна. Арзачка, услышав повторное упоминание о рации, внезапно сникла, что не укрылось от менвита, по обыкновению улавливавшего любые перемены её эмоций, но на этот раз истолковавшего их не совсем верно.
- Сейчас выберемся из этого болота и отдохнём. Что же, пойдём, старайся идти за мной след в след. - Он в последний раз бросил взгляд на разбившийся вертолёт и резко отвернулся.
- Пойдём! - и уже не оглядывался.

Они выбрали в качестве ориентира огромное раскидистое дерево, растущее на краю болотистой прогалины и возвышавшееся над кронами других деревьев, и пошли по направлению к нему. Всякий раз, как сделать шаг, Кау-Рук тщательно прощупывал почву сорванным сухим стеблем тростника, Лаоне он вручил такой же стебель.
- Осторожно, - заметил он. - Нам ещё раз повезло, что мы не увязли и не утонули.
Однако болото простиралось куда дальше, чем они рассчитывали, и было обширнее, чем казалось на первый взгляд. Вскоре оно принесло потерпевшим другой неприятный сюрприз - привлёченные запахом крови из полученных ими при падении повреждений, на людей налетели многочисленные крупные москиты, процветающие в видневшихся тут и там маленьких стоячих озерцах, и этих назойливо пищащих голодных насекомых становилось всё больше, они так и вились вокруг целыми тучами. Кау-Рук и Лаона только и успевали отмахиваться от них.

- А этим созданиям точно всё равно, менвит ли перед ними или арзак, - заметил мужчина. - Им всё равно, из кого пить кровь. Держи, - оценив масштаб нового бедствия, он быстро отдал девушке свою плотную кожаную лётную куртку, в которой Лаона, конечно же, сразу утонула, а также перчатки, которые девушка судорожно старалась не потерять, ведь её ладони были вдвое меньше его.
- А вы, господин?
- Обойдусь! Они тебя больше кусают и без неё тебя живьём съедят. Не расчёсывайся, только хуже будет.
Он чувствовал себя виноватым за то, что при падении получил куда меньше повреждений, чем девушка, на которой была одна лёгкая блузка, тонкие брючки и безрукавка. И старался продвигаться вперёд как можно скорее, не забывая постоянно оглядываться - идёт ли за ним Лаона, не отстала ли она. Вдруг арзачка, постоянно оглядывающаяся вокруг, словно что-то искала, увидела кое-что в стороне и просияла, и сразу стремительно бросилась туда.
- Осторожней, Лаона, осторожней! Не забывай почву проверять! Что там такое?
Девушка между тем обрывала крупные листья и молоденькие веточки с какого-то остро и свежо пахнущего растения.
- А вы заметили, что эту траву москиты облетают стороной? Они не выносят её запах!
Вернувшись к спутнику, она отдала ему несколько листьев и маленький букет веточек.
- Разотрите листья в ладонях, сильно, чтобы они отдали больше запаха, и потрите открытые части тела тела. И обмахивайтесь веточками, тогда они и близко не подлетят к вам, - и арзачка с энтузиазмом растёрла в ладонях свои листья и энергично похлопала себя по лицу, рукам, шее и волосам, менвит последовал её примеру.
- Очень хорошо! - не мог не восхититься и впервые улыбнулся после случившегося Кау-Рук, когда они, размахивая букетиками, продолжили свой путь, а надоевшие москиты быстро улетели с раздосадованным гудением. - Не зря ты изучала растения, Лаона. Что же, твои знания пригодятся здесь как нельзя кстати.
- Рада помочь вам, господин Кау-Рук, - девушка приосанилась и слегка поклонилась.

- Что же, используем твои знания, - Вот, например, - Кау-Рук указал на видневшуюся вблизи кочку, обильно поросшую невысокими растениями, покрытыми довольно крупными и соблазнительно выглядевшими ягодами ярко-фиолетового цвета, собранными в длинные узкие грозди. - Их можно есть?
- Ни в коем случае, господин! - воскликнула Лаона. - Это болотный виноград, он не ядовит, но эти вкусные на вид ягоды довольно кислые и у них очень сильный... выделительный эффект. Их только животные и птицы едят, когда хотят быстро избавиться от неудобоваримой пищи или токсинов. А также в большом количестве они вызывают галлюциногенный эффект. Представляете?
- Да уж... Исчерпывающие сведения! С тобой действительно не пропадёшь, девушка, - похвалил он её. Арзачка просияла, но тотчас же её лицо приняло озабоченное выражение - чем же накормить господина? Она пристально огляделась по сторонам.
- Ищешь что-нибудь съедобное? Не беспокойся, сейчас наша главная задача - выбраться из болота и дать о себе знать.
- Хорошо, господин, - она старалась не отставать от него.

Наконец пружинящая под ногами влажная почва уступила место более сухой, кромка леса приблизилась, и они с воодушевлением ускорили шаг. Вечер между тем вступал в свои права, жара уступала место предсумеречной прохладе. С последнего озерца, попавшегося им на пути и расположенного почти на окраине прогалины, из тростников, взлетели две крупные длинноногие ярко-розовые птицы, их длинные крылья словно бы расцветили небо предзакатными красками. Лаона проводила их взглядом и вздохнула, совсем тихо, но Кау-Рук услышал её и её мысли. Не нужно быть особенно проницательным, чтобы понять, что эта девушка при виде летящих птиц, над которыми никто не властен, думает о свободе, которую она, судя по всему, не забыла.

Птицы прочертили небо ярким росчерком и виднелись вдали уже как два розовых пятнышка на небесном фоне. Лаона, заворожённая их красотой, смотрела им вслед до тех пор, пока они не превратились в крохотные точки и совсем не растаяли в небесной синеве. Только тогда Кау-Рук заговорил снова.
- Да, красивый полёт. Почти дошли. Ты устала, Лаона?
- Нет, мой господин, - девушка всем своим видом продемонстрировала энтузиазм и желание как можно скорее дойти до цели, он только головой покачал. Наконец потерпевшие приблизились к дереву, росшему на небольшой травянистой лужайке, за которой постепенно начиналась кромка леса. Вблизи протекал тонкий ручеёк, впадающий в то самое озерцо, приютившее великолепных птиц. Они с облегчением опустились на землю, прислонившись к огромному узловатому стволу. Только сейчас юная арзачка почувствовала, как она устала. По мере того, как первоначальная эйфория от радости видеть господина живым и здоровым уступила место усталости, девушка сильнее почувствовала боль от ушибов и в местах, которые пострадали от колючего растения. Особенно болело плечо, которое, очевидно, было повреждено острым сучком.
- Cними куртку, я посмотрю твоё плечо, оно, конечно, сильно болит, - не переминул заметить мужчина. Девушка поспешно стащила куртку - рукав светло-голубой блузки был немного разорван, и на нём проступило несколько крупных пятен крови, распространившихся уже на всё плечо. Также крупные капли крови проступили там, где кожа, очевидно, была проколота колючками.
- Потерпи немного, - Кау-Рук почувствовал себя ещё более виноватым. - Сейчас я осмотрю тебя и обработаю твои повреждения, - и деловито открыл аптечку.


Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.