Кувыркаясь вместе (Tumbling Together) +641

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Стрела, Флэш (кроссовер)

Автор оригинала:
RedHead
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/4119645

Основные персонажи:
Айрис Уэст, Бартоломью "Барри" Аллен (Флэш), Леонард Снарт (Капитан Холод), Лиза Снарт (Золотой Глайдер), Мик Рори (Тепловая Волна), Эдди Тоун
Пэйринг:
Леонард Снарт/Барри Аллен, побочные пейринги по ходу сюжета
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Юмор, Повседневность, AU, Дружба
Предупреждения:
Нецензурная лексика, ОЖП, UST, Элементы гета
Размер:
Макси, 508 страниц, 36 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Невероятно. Спасибо. » от Anri.
«Это было крекрасно)» от Valanga
«Спасибо автору и переводчикам!» от Natsu Reiko
«Один из лучших фиков по Флэшу)» от Lana_red
«Это прекрасно! Благодарю! » от Giotto_Primo
«За невероятные эмоции! ❤ » от Джекселент де Вильде
«За прекрасный перевод!» от Inferno
«За долгожданный секс!:))))» от Reverse Flash
«ЛУЧШАЯ работа!» от Лучше_КэтриН
«Замечательная работа!» от Coldflash
Описание:
Когда Барри и Лен внезапно обнаруживают, что случайно стали соседями, им приходится привыкать к новой жизни, проходя через недоразумения и удивительно большое количество точек соприкосновения.

Посвящение:
Автор посвящает работу bealeciphers, автору «Негодяев Z»

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания переводчика:
Арт Aquafolie
http://aquafolie.deviantart.com/art/Tumbling-Together-625999369

UPD-1: с 15-й главы с нами переводчик Milena Econ
UPD-2: с 17-й главы с нами переводчик vera-nic (она же бета/гамма)
UPD-3: с 22-й главы с нами переводчик Pretty Penny
UDP-4: с 23-й главы с нами переводчик Icy_mint

**Обращение ко всем тем, кто упорно тащит текст на свои окололитературные сайты с текстами - размещение запрещено, читайте шапку! Я не перестану жаловаться и требовать удалять перевод с ваших ресурсов.**

Глава 34. Неожиданные союзники

23 августа 2017, 15:25
Примечания:
**Переводчик: Kotokoshka**

По сюжету Эобард Тоун aka Харрисон Уэллс не признавался в убийстве матери Барри - RH начала писать фик еще до начала второго сезона.
ПБ вся ваша, Вероника отдыхает:)
К субботе Барри начал переживать, что Лен никогда больше не будет с ним разговаривать. Это казалось немного драматичным, но было четыре часа утра понедельника, и он не считал себя терпеливым человеком.

Ну и… это было больно.

Барри не знал, что делать, не знал, что из случившегося хуже. Он не чувствовал себя облажавшимся, ведь Мик убил человека, даже если тот был злобным ублюдком. Барри было бы проще самому поймать Льюиса Снарта, когда тот попытался сбежать, но Лен его в свои планы не посвящал, так что это был не вариант. И Мик собирался прикончить полицейского, да и не одного, скорее всего, а, может, и самого Барри или Акселя, напряжение между ними нарастало, и кто-то должен был что-то сделать.

И не похоже было, что Лен облажался. Между тем он не доверял Барри настолько, чтобы предупредить его держаться подальше, если это было необходимо (не то чтобы он прямо рвался туда, просто позвонил Циско и сказал, что Джо и Эдди уехали на место преступления). И тогда Лену не пришлось бы стрелять ему в спину, вместо этого Барри просто забрал бы Мика и убежал.

Как так получилось, что Барри намного лучше Лена разделял работу и личную жизнь?

Предупреждения Джо на День благодарения начинали его преследовать.

Было бы лучше, если б он больше спал. Барри изучал потолок, убеждая себя, что не нужно стучать в дверь квартиры Лена, что стоит уважать его личное пространство. Он даже дошел до квартиры Лена, зная, что стучать нельзя. Соседка, сама того не подозревая, помогла ему избежать глупостей — она поймала Барри, расхаживающего взад-вперед по коридору, закудахтала и утащила его пить чай и смотреть Jeopardy. Получился отличный отвлекающий маневр, несмотря на то, что она бормотала себе под нос, что Барри влюбленный дурак, но все равно очень милый. Она закатила глаза, когда Барри начал возмущаться, но когда он пообещал прийти снова, чтобы еще раз посмотреть телевизор и выпить чай, то не стала ничего произносить вслух.

Но Барри должен был понимать, что эта беготня от Лена не может продолжаться вечно, и рано или поздно они все равно столкнутся.

В субботу утром Барри отправился на работу, чтобы решить кое-какие сверхурочные дела, и стоял в очереди в Кроссроадс, переминаясь с ноги на ногу и надеясь, что он не опоздает. Он решил не использовать свои силы близ своего района (Джиттерс для таких забегов подходил больше, Барри заскакивал туда в обеденный перерыв, но сейчас он не хотел тревожить бариста в Кроссроадс и выдавать себя с головой).

Но всего лишь через минуту Барри почувствовал знакомое присутствие за спиной. Ему даже не пришлось оборачиваться, чтобы понять, кто это.

— Лен.

— Барри.

Прелесть. И никакой неловкости. Конечно, Лен был слишком упрямым, чтобы развернуться и уйти, когда его заметил.

— Ты собираешься со мной разговаривать?

— Нет.

— Тогда не мог бы ты уйти?

— Пардон, что?

— Я надеюсь насладиться чашкой ароматного кофе перед работой.

Краем глаза Барри покосился на Лена. Он казался немного удивленным, хоть и прикидывался злым, но кончик его носа порозовел. Это из-за простуды или из-за холода на улице? Лен кашлял, так что, да, он все еще был простывшим.

— Не будь ребенком. — Тон его голоса определенно был холодным.

Барри обернулся.

— Если ты со мной не разговариваешь, то не получишь Кроссроадс пока мы… как бы это ни называлось.

Он почувствовал, что бариста на них смотрит. Лен наклонил голову и выгнул бровь.

— Мы не договаривались, что ты получишь эту кофейню при разводе.

— Мы, вообще-то, не были женаты!

— Мы и не расстались. Это фигура речи.

— Потому что нормальные люди не игнорируют своих бойфрендов целую неделю из-за разногласий.

Лен моргнул. Барри закатил глаза и усмехнулся.

— Эй… Барри? Твоя очередь заказывать.

Барри запнулся и оглянулся. Глаза стоявшей за прилавком Ширли были размером с блюдца.

— Привет, мне как обычно.

— Конечно… секунду.

— Спасибо.

Ее взгляд метнулся между ними.

— Эм… ребята, вы… расстались?

— Нет…

— Нет!

Они оба осеклись и молча уставились друг на друга. Через мгновение Барри вздохнул и взглянул на Ширли.

— Видимо, нет.

— Это просто ссора.

Барри почти закатил глаза.

— Скорее мы просто взяли небольшой перерыв.

Почти сразу же он услышал, как Лен фыркает.

— И ты еще меня называешь драматичным.

— Ох, прости. Это просто обычная ссора обычной пары, потому что мы оба ведь такие обычные, правда, Лен? И ведь именно нормальные парни обвиняют своих бойфрендов в том, в чем они не виноваты!

— Э-э-э-э… — Ширли недоуменно моргнула, и Барри почувствовал себя последним ослом. Ему стало стыдно за то, что он запунцовел от злости, да еще и повысил голос прямо в кафе. Он опустил в специальную емкость огромные чаевые сразу после того, как расплатился.

— Простите.

— Все в порядке? — Барри услышал, как Ширли обращается к Лену мгновение спустя, когда тот отошел, чтобы подождать свой американо.

Лен громко чихнул, прикрываясь локтем, а затем кивнул с самым мрачным видом.

— Замечательно.

Он посмотрел на Барри, и тот отвернулся слишком быстро. Барри точно не пялился. Ни в малейшей степени.

— Хм, эм-м-м… Приятного, хм, дня.

Лен приблизился и встал рядом с ним. Барри совсем не дулся. Он вел себя как взрослый, стоял молча и…

— Не могу понять, почему ты не можешь пойти в другое кафе. Ведь это ты не хочешь меня видеть.

У Лена хватило наглости ответить:

— То же самое я могу сказать и про тебя.

— Вообще-то, это ты сказал, а не я.

— Сначала мне нужно все исправить, Ба…

— Нужно исправить? И сколько месяцев это займет?

— Это ты поставил свою репутацию выше…

— Репутацию? С чего ты это вообще взял? Это ничего общего не имеет с…

— Двойной американо! — окликнула девушка за баром, которая во все глаза за ними следила, и Барри снова почувствовал себя неловко. Даже Лен успокоился, уткнувшись носом в замотанный на шее шарф.

— Спасибо, — пробормотал Барри, поборов желание оставить еще больше чаевых, и поспешил прочь, даже не оглядываясь.

***



— Сколько раз я должна тебе объяснять поведение моего брата, Барри? Он эмоциональный тормоз. Хоть причины и вески, но это ничего не меняет, дорогой.

Барри понятия не имел, что теперь делать, поэтому пошел после работы выпить кофе с Лизой. Он увидел вполне ясное желание Лизы дать им обоим по башке.

— Я не понимаю, как все это исправить.

Барри переживал намного больше Лизы.

— Тебе придется подождать. Потерпи. Ленни думает, что если он с тобой, пока Мик за решеткой, то это расценивается как предательство лучшего друга. Он вообразил себе, что в заключении Мика виноват именно он.

— Он виноват? Он меня обвиняет.

— Не будь дураком, он винит себя самого. Он злится на тебя, потому что его план пошел в зад, он не мог отступить и исправить это тоже не может. — Лиза сказала это с заметным разочарованием в голосе. Барри знал, она измотана так же, как и он, а, может, и хуже. Она ночью сидела с Эйден, которая сейчас спала в ее квартире. — Послушай, сбылась самая ужасная вещь для Ленни: ему нужна помощь от того, о ком он заботится, а он обжигался на этом. Обжигался, Барри. И это было ужасно.

Барри знал, что она говорила о Мике, но…

— Он полагался на меня. Что я не буду таким, какой есть.

— Лен знает, какой ты, Барри. Остынь хоть на минуту! Думаешь, он не наказывает себя тем, что вы не видитесь?

— Откуда мне знать?

Лиза бросила на него уничтожающий взгляд.

— Это же Лен.

Барри сделал паузу и выдохнул.

— Точно. — Прошло две секунды. — Он правда просто… ждет?

— Он вытащит Мика так быстро, как сможет. Как только он это сделает, он обязательно увидится с… — она неопределенно махнула рукой в сторону Барри, свет блеснул на ее ногтях.

— И он не может быть со мной, пока Мик в тюрьме? Что, если он не виноват в этом? А я виноват?

Лиза пожала плечами.

— Тогда ему было бы все равно. Но это не та ситуация.

— Я не смогу жить, думая, что мне нельзя нарываться на Негодяев, потому что это может стоить мне отношений с человеком, которого я люблю.

Лиза замерла и затихла, ее брови поползли вверх.

Барри почти закатил глаза.

— Ты должна была понять, что я его люблю.

— Он знает?

— Да. — Барри будто бы переживал тот разговор заново. Он съежился, обнимая пальцами свою кружку. — Он знает. И он по-прежнему холоден со мной, так что вполне очевидно, что он не чувствует…

— Вау. В смысле, я знаю, что он может быть тем еще засранцем, но это для него прямо новый уровень. Пока ты не ляпнул это в качестве аргумента…

— Это было в его день рождения, и наверняка это не аргумент… Но он сказал, что не может сказать того же самого мне, и я не знаю, вдруг он… — Барри замолчал, не слишком уверенный в том, что хочет произнести.

— Тьфу. Послушай, Барри, мне жаль. У Лена сейчас полный хаос. Но он хочет быть с тобой. Просто дай ему неделю, чтобы он привел голову в порядок, хорошо?

Барри засопел, пытаясь взять себя в руки, и кивнул.

— Да. В смысле… — он тихо, пожалуй, даже самоуничижительно, рассмеялся. — Я не буду ничего делать. Он знает, где я живу.

Лиза улыбнулась, и в этот раз от души.

***



Лен сомневался целую неделю, но случайная встреча с Барри в Кроссроадс помогла ему принять правильное решение. Даже если сейчас все было в полном дерьме, Лен собирался продолжать придерживаться первоначального плана.

И в полдень он пришел к дому Джо Уэста.

Когда детектив распахнул дверь, было ясно, что Лен был последним человеком, которого он ожидал увидеть. За мгновение его лицо из удивленного стало неодобрительным.

— Ты пытаешься самоубиться, или просто проверяешь мое терпение?

— Немного из столбца А, немного из столбца Б, но идем к двери номер три, так?

Уэст посмотрел на Лена, взглядом ясно говоря, что его совсем не порадовал настрой Лена, что в принципе было справедливо, но он шире открыл дверь и оглядел улицу, прежде чем впустил Лена и закрыть за ним.

— Давай быстрее, Снарт.

Лен с трудом подавил желание сказать Уэсту, что скорость у него черепашья. Если бы у Уэста было чувство юмора, то он уже бы продемонстрировал его Лену, а Снарт совсем не хотел выводить детектива из себя (даже если все происходящее пока что указывало на диаметрально противоположное).

— Я пришел, чтобы выразить благодарность…

— Не надо.

— И у меня кое-что, что я могу дать вам, Уэст.

— Оставь виски при себе.

Лен хмыкнул.

— Речь не совсем об этом. Вообще-то, это даже не для вас.

— Хм?

— Я просто не могу передать это Барри сам.

— Потому что ты с ним не разговариваешь?

Значит, Уэст об этом знал. Достаточно честно.

— Даже если так. Не думаю, что он это использует, но ему стоит это сделать.

Наконец стало понятно, что Уэст заинтригован. Он скрестил руки на груди и расправил плечи.

— И ты собираешься сказать мне, что это?

— Видео с признанием в убийстве его матери.

Это зацепило внимание Уэста. Он в замешательстве поднял брови.

— Как…

Но Лен заметил момент, когда выражение лица Уэста озарилось пониманием.

— Твой отец.

— Бинго.

— Мы оба знаем, что Льюис не убивал мать Барри.

— Знаем, — протянул Лен. — Но между первой и второй отсидкой в Айрон Хайтс, он убил около семи человек. Вы можете поспорить, но он не помнил деталей всех убийств. Я дал ему лист с его признательными показаниями, датами, временем, и вставить туда имя матери Барри было проще простого. — Его старик даже не обратил внимания на лишнюю дату, потому что он несколько раз врывался в дома, чтобы убрать случайных свидетелей, один раз это точно было, Лен был уверен.

— Ты знаешь, что признание под давлением не пройдет…

— Посмотрите видео. Решите сами, сработает ли оно. На экране нет веревок, одна рука свободна и в пределах видимости, видно, что он делает это по своей воле.

Уэст вдумчиво кивнул.

— Давай посмотрим.

Лен вручил диск Уэсту, и тот не стал терять времени, сразу вставил его в ноутбук. Он наблюдал за признанием Льюиса, и Лен сам удивился, насколько он был напряжен. Он не понимал, как сильно надеялся на Уэста и в то, что он поддержит его сумасшедший план. Он был человеком, которому Лен планировал сдать Льюиса, копом, которому Лен доверил сокрытие своего имени от участия во всем этом, но сидя рядом с ним на диване, Лен понял, что… действительно по-настоящему доверяет Уэсту.

Доверяет и честно признает, что видео может сработать или не сработать, доверяет сделать для Барри правильные вещи, даже если они будут нарушать закон. Доверяет ему и просит помочь.

Дерьмо.

Лен почувствовал себя не в своей тарелке, но свалил это на поднявшуюся температуру.

— Тебе повезло, Снарт, — сказал Уэст, поставив видео на паузу. — Если бы Льюис был жив, то ему пришлось бы подтверждать все это, подписать признание, рассказать подробности. То, что теперь он вне игры, дает шанс видео сработать. Хорошо, что ты позволил Рори его убить.

— Скажите это Барри.

Уэст уставился на него и пристально смотрел какое-то время, казалось, что он приходит к какому-то решению.

— Я сейчас считаю себя великодушным, поэтому дам тебе совет, как один старик другому.
Лен настроил сам себя. Упоминание возраста значило только то, что Уэст собирается его еще раз предупредить. Лен заслужил это, но…

— Барри может относиться к тебе холодно. Черт, у него отлично получается изображать отстраненность, я сам видел. Он может заставить тебя на него злиться. Но он очень отходчив и быстро прощает. В какой-то момент тебе придется понять, что злость на людей, которых ты любишь, за вещи, которые они не контролируют, это плохо. Иногда так бывает, ты должен делать то, что лучше для тебя. Иногда ты просто заставляешь себя страдать, потому что считаешь, что ты это заслужил.

Лен чувствовал себя напряженным, подозрительным, смущенным и поставленным в тупик одновременно. Информации было слишком много, чтобы принять ее вот так сразу, поэтому он подозрительно посмотрел на Уэста и ляпнул, не зная, что последует за этим:

— Вы действительно даете мне советы насчет отношений, детектив?

Уэст вздохнул и поднялся с дивана.

— Не надо к этому привыкать. А теперь убирайся из моего дома. Мне нужно придумать хорошую легенду о том, где я взял это видео, и выяснить, как скормить ее Капитану без посвящения Барри во все это до тех пор, пока Сингх не одобрит.

Лен замер возле входной двери.

— Я тут вспомнил… если вдруг будете изучать доказательства по делу смерти матери Барри…

— Ты не мог.

— К вам в полицию не так уж сложно забраться.

— Я должен об этом знать?

— Я могу быть незаметным, не стоит поднимать шум.

— Ага, незаметным, как кирпичная стена. Убирайся, пока ты не признался в других преступлениях прямо в моей гостиной.

Лен фыркнул, но согласно кивнул и выскользнул за дверь, чувствуя приятную легкость.

***



Когда Барри вернулся с патруля ночью, у Лена дома играла музыка. Он услышал ее с пожарного выхода, когда поднимался к себе, и остановился на секунду, потому что песня привлекла его внимание.

Барри напел себе под нос и только потом понял, что это была за песня.

Нет, ты просто должен будешь дождаться.
Она говорила, что любовь не приходит легко,
Но это игра, в которой отдают и принимают.


У него пересохло в горле. Барри присел на холодные жесткие ступеньки пожарной лестницы и облокотился о холодную стену, совсем не чувствуя этого.

Но когда я чувствую, что не могу продолжать путь,
Что ж, эти заветные слова помогают мне идти дальше.
Я помню, мама говорила:
«Нельзя торопить любовь.
Нет, ты просто должен будешь дождаться».
Она говорила, что любовь не приходит легко,
Но это игра, в которой отдают и принимают.


Он так устал от этой песни. Оттого что пел ее в душе. Оттого что слушал ее на повторе целых три дня месяц назад. Лен включил ее, чтобы что-то сказать или просто поиздеваться?
Барри было все равно. Он просто сидел и слушал. И когда песня кончилась, снова заговорило радио, а диктор анонсировал следующую песню, Барри вытер слезы и наконец зашел домой.

***



— Ты виделся со своим партнером? У тебя не должно быть такого угрюмого выражения лица.

Барри вздохнул и приземлился на диван миссис Томпсон — наступил понедельник, на который и была запланирована их следующая тв-встреча.

— Мы можем просто посмотреть викторину?

Миссис Томпсон сама принесла поднос с чаем и печеньем, перед этим отказавшись от помощи.

— Можем, но она еще не началась.

С этим он не мог поспорить. Кот запрыгнул к Барри на колени как раз в ту же секунду, когда он раздумывал поспешное отступление к двери под предлогом воображаемых незаконченных домашних дел.

— Это не потому, что он жулик? Знаешь, все хорошие партии — те еще жулики.

— Нет, не в этом дело, он просто… стойте, откуда вы знаете? И давно вообще?

— Мне семьдесят три, я еще не умерла. Я смотрю новости. — Миссис Томпсон фыркнула, подбирая свое вязание. Она выглядела как странная карикатура на все, что присуще бабушкам. Плюс ее печенье оказалось удивительно вкусным и совсем не черствым, а с того момента, как Барри лишился выпечки Лена, его потребность в сладком возрастала просто непомерно.

— И… вы не против жить рядом с Капитаном Холодом?

— А ты, кажется, совсем не против танцевать с ним горизонтальные танцы.

— Вы просто… вау, окей. Эм. Моя сексуальная жизнь всего этого не касается, и его преступная жизнь не была проблемой. То есть, не проблема.

— Тогда в чем дело?

Барри вздохнул. Он и правда собирается открыться странной леди из квартиры ниже? Правда?

— Возможно, я помог арестовать его лучшего друга.

— Его лучшего… только не того красавчика!

— Вы про Мика?

— Конечно!

— Вы считаете его красавчиком?

— Ты видел, какая у него линия челюсти? Как я уже сказала — я хоть и старая, но еще не умерла.

— Эм… да, о нем и речь. Я помогал полиции, и… это случилось. Но это не моя вина, даже если Лен так считает.

— Милочка, они с тем парнем были почти женаты, когда появился виляющий бедрами ты в своих джинсах в облипочку…

— Я не думаю, что я вилял…

— А я думаю, что перебивать невежливо.

Барри вздохнул и сунул в рот печенье.

— Требуется много любви, чтобы быть верным кому-то много лет, в романтическом смысле или нет. Почему ты совершил такую глупость — посадил за решетку отца маленькой девочки?

— Вам и правда нужно так давить на мое чувство вины, Долорес? — Она неотрывно за ним наблюдала. Барри посмотрел на кота, лежавшего у него на коленях, и сдался. — Ладно, хорошо. Он кое-кого убил.

Казалось, что миссис Томпсон мысленно взвешивает его слова.

— Да что ты говоришь! Хах. Не говори, что это первый раз. У него или у твоего красавчика.

Барри поморщился. Она правда знала, кто такие Негодяи?

— Нет, но… но больше такого случаться не должно.

— Жизнь не изменится в одночасье. Заметь, за исключением случаев, когда это все же бывает. Но это бывает редко.

— Мик заслужил арест за то, что натворил.

Долорес исподлобья взглянула на Барри и поправила очки, садясь чуть прямее.

— Я думала, что дела жуликов тебя не касаются.

— Я просто не мог позволить ему избежать ответственности за убийство.

— Это твоя работа, привлекать к ответственности?

— Я… хм, в каком-то смысле, я работаю с полицией.

— Ты ходишь по кругу, дорогой. Все равно тебе или не все равно, но ты коп, встречающийся с преступником, и ты не можешь делать вид, что заботишься об одних вещах и плюешь на другие. В прошлом или настоящем, все равно.

— Для меня это не так.

— И в чем же отличие, на самом деле?

Эта женщина все усложняла.

— Отличие в том, что я заключил сделку с Леном, чтобы убедиться — он и его Негодяи не убивают людей. Прежде было по-другому.

— Значит, дело в тебе.

— Нет!

Миссис Томпсон взглянула на него поверх вязальных спиц, и Барри почувствовал себя подсудимым, извивающимся, как уж на сковородке.

— Послушайте, Лен, совсем не безупречен...

— Я этого и не говорила. Просто подумала, вдруг ты хочешь извиниться, вот и все.

Барри застонал. Официально: Долорес была самым ужасным в мире собеседником для просмотра Jeopardy.

В дверь постучали.

— Что…

— Не волнуйся. — Долорес тронула его колено, сама начиная вставать. — Я открою.

— Эм…

Кот на его ногах тоже заморгал. Оставалось надеяться, что за дверью не окажется…

О да, это был именно он. Лен. Держащий мешок муки. Просто прекрасно.

— Я принес… — он запнулся, заметив Барри, который виновато заерзал вместе с котом, комфортно расположившимся у него на коленях.

— Спасибо, дорогой! Просто поставь его на стол.

— Конечно, — прозвучало невозмутимо.

Миссис Томпсон вернулась к Барри.

— Я попросила его принести мне немного муки в восемь, я как раз планировала быть дома. Кажется, я потратила свои запасы на вот это печенье, которое ты ешь.

— Вы предательница, — прошипел Барри, когда Лен прошел мимо него на кухню.

Она подмигнула и снова села.

— Леонард, будешь печенье?

— Нет, спасибо, Долорес. Я до сих пор лечу простуду, не хочу кормить ее сахаром.

— Простуду? О, у меня есть кое-что…

— Ты до сих пор болеешь? — Барри нахмурился. — Уже много времени прошло.

Лен насторожился, и Барри тоже, ругая себя на все лады за то, что ляпнул.

— Я в порядке.

Это было правдой? Насколько Барри знал, Лен никогда не заботился о себе должным образом. С его везением он мог бы еще один раз зимой оказаться в заливе просто ради веселья. Барри поднялся прямо с котом на коленях; тот жалобно мяукнул, недовольно замахал хвостом и свалился на пол.

— Я тебя провожу?

— Ты разве пришел не к Долорес и мистеру Сникерсу? — Лен качнул головой в сторону кота (он знал его имя? Барри даже думал его спрашивать), но это не прозвучало как отказ.

— Наше шоу уже заканчивается. Ты можешь идти, Барри.

Серьезно, какое коварство. Барри задался вопросом, не скрывается за выпечкой и спицами криминальное прошлое Долорес Томпсон. Хотя, учитывая то, что Лен делал прекрасную выпечку, а Мик отлично готовил, тут могла быть какая-то общая тема и…

Барри сошел с дистанции.

Он выскользнул в холл вслед за Леном.

— Мы можем поговорить?

— Я думал, ты меня избегаешь.

— Я? Избегаю тебя?

— Ты быстро слинял из Кроссроадс.

О. Точно.

— Ты сказал, что не хочешь меня видеть, пока Мик за решеткой.

Лен оглянулся, и Барри припомнил слова Лизы о том, что Лен эмоциональный тормоз. Он последовал за ним в его квартиру, тщательно подбирая слова.

— Я тоже по тебе скучал.

— Я не могу…

— Я знаю. Пока ты не вытащишь Мика. Может, потом мы сможем поговорить?

Лен резко кивнул, впиваясь в Барри взглядом. Барри почувствовал себя обессиленным.

— Ты был у врача?

— Мне становится лучше.

— Кейтлин была бы не против.

— Я не в настроении принимать подачки от твоих друзей, Барри.

Его голос был ледяным, и Барри с трудом подавил желание огрызнуться в ответ.

— В четырех кварталах отсюда есть клиника. Просто пообещай, что съездишь туда.

— Ладно.

Барри кивнул, надеясь, что эту маленькую словесную перепалку можно счесть за победу.

— Ты же все понимаешь, да? Что я не хотел, чтобы так вышло? Не хотел, чтобы Мик угодил за решетку. Я не хотел, чтобы так случилось.

— У тебя есть силы, ты мог бы это остановить.

— Я сделал это не ради своей репутации, что бы ты там не думал, Лен. — Барри занял немного обороняющую позицию, вспоминая слова миссис Томпсон. Лен фыркнул. — Он убил человека. И это не было похоже на самооборону.

— М-м-м-м. А если бы копов там не было? Или даже Акселя, давай представим. Ты, я, Мик и тело. Тогда бы Мик попал в тюрьму?

Барри замялся.

— Я… я не знаю.

— Так я и думал.

Это было не ради репутации Флэша… или все же было?

— Отпустить его было неправильно, — припечатал Барри.

— Было неправильно его запирать. Ну… — Лен наклонил голову. — было правильно. Но не из-за этого.

Барри посмотрел на свои руки. Да. Потому что Лен и Мик были преступниками, и всегда ими будут. Потому что Льюис не был невинным человеком, но они убивали невинных раньше. Даже если Мик пытался перевернуть страницу, начать новую жизнь с Эйден, и даже если Лен и другие Негодяи приняли правило не убивать, кроме случаев самообороны, это не отменяет факта, что все они виновны. Факта, который Барри принял давным-давно, когда дело коснулось Лена.

Но опять же, Барри бы не позволил Лену угодить в Айрон Хайтс за убийство Льюиса. Не теперь. Были бы копы свидетелями или нет, он должен…

Он уже давал Лену сбежать. Поймал и отпустил. Он сказал Лену, что доверяет ему. Черт, он еще сто лет назад пообещал Лену в случае чего вытащить его из Айрон Хайтс, если его отправят туда по ошибке.

Но теперь он был здесь. Они были. В тупике.

— О чем ты думаешь? — с намеком на шутку спросил Лен, и до Барри дошло, что он до сих пор таращится на свои руки.

— Ты прав, — вздохнул он. — Вот, что я думаю. Ты прав. Если бы там были только мы трое… я не… никогда не смирюсь с убийством. Но я не должен был решать этот вопрос наручниками.

Лен кивнул.

— Но у Флэша не должно быть любимчиков.

— Это не… это не так. Я вовсе не боялся того, что подумают люди, Лен. Я просто… погорячился. И… я думал, что легче сделать что-то правильно, когда на тебя смотрят. Правила проще менять, когда мы вдвоем. Только мы.

Лен немного грустно взглянул на Барри.

— Ты все еще думаешь, что это было правильным решением.

— Я думаю, что Тепловая Волна заслуживает быть в наручниках не за это убийство, а за другие совершенные им преступления. Но я думаю, что Мик Рори заслуживает возможность загладить свою вину, а не гнить за решеткой, заслуживает шанс дать Эйден жизнь, которую она заслуживает… И я считаю, что Льюис заслужил смерть за все то, что сделал.

— Когнитивный диссонанс — это так забавно, правда, Барри?

— Именно. — Барри гулко и печально рассмеялся, а потом скривил губы в усмешке. — Но я также думаю, что ты мудак, потому что ты меня подстрелил. Вы с Миком оба. Ваши пушки причиняют боль.

К его удивлению, Лен выглядел чуть-чуть виноватым.

— Когда люди смотрят, легче следовать сценарию.

Барри кивнул, и они на мгновение замолчали.

— Сейчас это ничего не изменит, но… мне жаль. — Ему не очень-то хотелось извиняться, но это меньшее, что он мог сейчас сделать, чтобы все исправить. Такие корявые сожаления всегда причиняли Барри дискомфорт. Он скорее предложил бы денег, чем извинился, и нашел бы способ избежать расставания. Но Барри не знал, что еще сделать, но подумал, что Лену, возможно, понравятся его слова.

— Если тебе действительно жаль, то держись подальше от меня и моих Негодяев, пока я не вытащу Мика. Я не планирую долго тянуть. Эйден заслуживает увидеть своего отца до праздников.

Так быстро? Барри немного удивился и заволновался. Но он вовсе не собирался говорить «нет».

— Ладно.

На мгновение снова стало тихо, и Барри все понял.

— Полагаю, мне стоит сейчас оставить тебя в покое.

— Скоро увидимся, Барри.

— Надеюсь.

***



В среду вечером состоялись вечерние кино-посиделки дома у Джо, веселые и такие же полные энтузиазма, как и всегда, но в этот раз у Барри не было совершенно никаких сил на веселье. Он все еще перебирал в уме детали разговора с Леном, прикидывал какие-то другие решения, вспоминал те, что принял за последнее время, и никто не обращал на его молчание никакого внимания.

Но это был канун Рождества, всего лишь два дня до праздника, и почти неделя до Нового года — то есть, до свадьбы Айрис и Эдди. Барри изо всех сил старался качественно изображать радость и предвкушение. Несмотря на то что он был другом невесты, он не виделся с Айрис с девичника, потому что она сосредоточилась на своих делах в редакции, чтобы закончить все до медового месяца в январе.

— Редактор сегодня жаловался, что не знает, как быть без меня, когда мы с Эдди уедем — я уверена, что в грядущем году получу повышение.

— Старший журналист звучит здорово, — согласился Барри, отдирая этикетку от бутылки с пивом.

Айрис глянула на него и закатила глаза.

— Так, ладно, выкладывай.

— Что выкладывать?

— Ты весь вечер сидел угрюмый!

— Это просто… это все Лен. Не стоит портить настроение.

— Он все еще с тобой не разговаривает? — прогудел Эдди, сидящий на диване рядом с Айрис. Барри устроился в кресле напротив них.

— Все уже… лучше. Мы вчера говорили. Но это все еще…

Они оба глубокомысленно кивнули.

— Я просто… я понимаю. Но продолжаю думать, что… — Барри покачал головой и откинулся в кресле, чувствуя себя мудаком из-за нытья.

— Что, Барр?

— Что он не любит меня. Это одностороннее чувство, и я глупый, раз думал, что он когда-либо… — Он осекся, встал и залпом допил пиво. — Извините меня, я не хочу быть занудой, я пойду.

— Ты не зануда, сын. — Джо возник со стороны двери в кухню с миской чипсов в руке. — Ты неправ.

Он вошел в гостиную, и Барри с тоской посмотрел на дверь. Это напутственная речь или не напутственная речь?

Так всегда случалось, когда Барри был не настроении выслушивать проповеди — и сейчас эти напутствия были неизбежны, так что он вполне мог это пережить, потому что привык.

— А насчет чего я неправ?

— Этот парень любит тебя, Барри. Кажется, что даже больше, чем понимает, что с этим делать. Он намного старше тебя, мошенник, и ты мог бы выбрать в… — Джо начал загибать пальцы. — В сто? В тысячу раз лучше? Но он любит тебя.

Барри усмехнулся и покачал головой.

— Угу.

— Я серьезно. Он, конечно, чокнутый, но… хочет сделать все правильно.

Барри замер и оглянулся на Эдди и Айрис, чтобы удостоверится, что они были в меньшем замешательстве, чем он.

— Откуда ты можешь знать, Джо?

Казалось, Джо весь подтянулся и напрягся — видимо, ему и правда было что сказать.

— Я собирался показать тебе это после того, как документы дойдут до судьи, будут подписаны и заверены печатью, но это случится уже завтра, и Капитан не видит причин для отклонения…

Он поднял плед и вытащил из-под него ноутбук, а миску с чипсами сунул Эдди на колени.

— О чем ты говоришь, Джо? Показать что?

— Снарт… он пришел ко мне домой несколько дней назад и показал, что именно он делал на тех складах в ту ночь.

Джо включил видео, и Барри уставился в экран.

Через какое-то время у него затряслись руки, и Барри повернулся к нему.

— Это… это же…

— Судебное предписание будет завтра. С этим видео и, хм, некоторыми доказательствами, которые… сами по себе попали в хранилище для улик, есть все шансы на успех.

— Он влез в департамент? — спросил Эдди, удивленно приподняв брови.

Барри рассмеялся и всхлипнул одновременно.

— Вот ублюдок. Вот что он делал той ночью...

Джо нахмурился.

— Я надеялся, что ты ничего не знал. Не знаю, почему я беспокоился.

Айрис была в шоке, но открыто демонстрировала свои восторги.

— Папа Барри действительно сможет выйти из тюрьмы?

Сердце Барри забилось со скоростью тысячи миль в минуту, когда он без колебаний повернулся и посмотрел на Джо.

— Последнее слово будет завтра, сейчас документы в обработке, но Капитан все ускорил, так что… да. Выглядит так. — Джо коротко усмехнулся, будто не мог сам в это поверить, а для Барри это было уже слишком.

Потом они начали обниматься — Айрис и Барри в основном, потом он обнял Джо, потому что не смог сдержаться, а потом снова Айрис, на что Эдди — Барри мог поклясться, — еле слышно фыркнул. Затем все еще шокированный Барри сел на диван, его ноги были как желе, через тело проходило слишком много чувств сразу, он хотел, кричать, бегать, орать и плакать в самом лучшем смысле этих слов.

Ему стало необычайно легко на душе.

Айрис присела рядом и осторожно коснулась его руки, привлекая к себе внимание.

— Барр?..

— Я в порядке. Все хорошо. Так хорошо. Потрясающе. Я не… вау. Не помню, когда последний раз себя так чувствовал.

Айрис тепло улыбнулась ему, ее улыбка была похожа на солнечный свет.

— Так что ты собираешься теперь делать?

— Делать?

— Дальше.

— С моим отцом?

— Со всем этим.

— Я собираюсь… собираюсь вытащить Мика Рори из тюрьмы.

Бутылка пива вывалилась из рук Джо и покатилась по полу.

— Так, Барр, ладно, дай мне сначала выйти из комнаты, прежде чем вы начнете организовывать заговор с целью совершения преступления.

Барри чувствовал себя слишком счастливым, чтобы переживать об этом.

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.