Любовь может спасти даже темнейшие из душ 86

Polina Moscow автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
— Боже, они ещё и пьяные в хлам, — обращая взор к потолку, промычал де Мартел.
— Хм... Не сказала бы, что так уж и сильно они пьяны, — протянула Майклсон-старшая, рассматривая Кэролайн, Кэтрин и Аврору.
— Это потому что их ещё штырит от наркотиков, — устало усмехаясь, ответил вампир.
— Хочешь сказать, они не просто пьяны, но ещё и под наркотой? — изумился Клаус, быстро переводя взгляд на блондинку.
— А то! Причём, судя по всему, у них в организме и наркотиков, и алкоголя напополам...

Посвящение:
Шикарной дружбе трёх шикарных вампирш в лице: Кэролайн, Кэтрин и Авроры.

Клаус и Кэролайн always and forever в моём сердце.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Промежутки между выходом глав будут очень-(возможно)-очень-очень большие. Заранее извиняюсь.

Таймлайн 3-его сезона "Первородные", 6-7-ого сезона "Дневники вампира", 3-его сезона "Сумеречные охотники" и 4-ого сезона "Люцифер".
Хронология сериалов в соответствии с действиями фанфика местами нарушена. В принципе, как и сюжет.

3 глава. "Сумеречные охотники".

31 августа 2018, 20:23

Нас иногда называют Нефилимы. В Библии они были отпрысками людей и ангелов. –Ходж Старквезер, Город Костей.

***— Со­бирай­те ма­нат­ки, мы едем в Но­вый Ор­ле­ан за мо­ей до­черью!!! — раз­дра­жён­но объ­яви­ла Кэ­ролайн, стря­хивая с ру­ки ос­колки стек­ла.*** — Может, уже хоть что-нибудь да скажешь? Ты же прекрасно знаешь, твоё продолжительное гробовое молчание доводит меня до ручки. — проговорил Хенрик, присаживаясь в кресло, напротив своей сестрицы, самолёта, который Кэролайн заказала в аэропорте "Лос-Анджелес", чтобы как можно скорее добраться до Нового Орлеана. Маленький частный самолёт летел со скоростью девятьсот двадцать километров в час. И это ещё не предел... Салон был выполнен в светло-бежевом цвете. Рядом с кабиной пилота стояли четыре широких кожаных кресла, одно напротив другого. Позади кресел, стоящих возле левой - где и расположились Кэролайн и Хенрик - "стены", находился широкий диван, такого же качества, что и кресла, на котором устроились Аврора и Кэтрин, читающие модные журналы и тихо перешёптывающиеся между собой о том или ином писке моды. У правой стены расположился небольшой столик, на котором была предусмотрительно поставлена дорогая и крепкая выпивка с разнообразной закуской. А по борту летающего корабля бегает молодая стюардесса, латиноамериканского происхождения, готовая в любую секунду исполнить все желания дорогих (во всех смыслах слова) клиентов. И с того момента, как они вчетвером расположились в этом современном чуде, и самолёт поднялся в воздух, блондинка не произнесла ни слова, лишь медленно потягивая бурбон из своего бокала. Даже вон, с девчонками не разговаривает, хотя они в разыгравшейся драме совершенно ни при чём. — Ты же не будешь вечно молчать? — пусть и констатировал, но всё же вопросительно поинтересовался шатен, пытаясь вытрясти из девушки хоть слово. Серьёзно, когда она вот так вот просто (или не совсем просто) берёт, сидит и молчит, ему хочется застрелиться... А так же утопиться, повеситься, перерезать себе вены, сброситься с какой-нибудь многоэтажки вниз, ну или на крайний случай просто наглотаться таблеток, всё равно будет безопаснее и не так больно, чем, если свою расправу будет вершить она. Уж лучше бы кричала, обзывалась и материлась. Но никак не молчала. Потому что когда она вот так вот, как сейчас, по долгу сидит, пьёт и молчит, это значит, что в её милой, - но очень уж хитроумной, безжалостной, изворотливой, иногда садистской и кровожадной, - головке зарождается что-то до ужаса неимоверно плохое, что даже по демоническим меркам будет просто катастрофически глобальным. — Кэролайн, пожалуйста, — взмолился херувим. — скажи хоть что-нибудь! — Чего ты хочешь, Рик? — спокойно, безразличным тоном, поинтересовалась голубоглазая, плавно поворачивая голову от иллюминатора к брату. — Каких слов ты от меня ждёшь? — Я хочу поговорить... — радуясь, что она, наконец, пошла на контакт, начал было шатен, но был перебит: — О чём?! — негодующе спросила блондинка. Всё. Фитиль терпения перегорел, стоило ему завести болезненную для неё сейчас тему. — О том, что ты предал меня? Моё доверие?.. — стараясь не повышать тона, говорила девушка, поставив бокал с выпивкой на столик, разделявший их сиденья. — Я не предавал тебя! — горячо возразил голубоглазый, без устали поражаясь тому, как она переворачивает всё с ног на голову. Правду говорят, женщины способны даже из крохотного пустяка - ну ладно, в нашем случае, возможно, не совсем пустяка - устроить скандал. — А что ты тогда сделал? — заинтересовано переспросила его девушка. — Я попросила тебя лишь об одной услуге: приглядывать за малышкой Ди, потому что меня она не подпускает к себе, аж, на пушечный выстрел! А всех моих соглядатаев она нещадно швыряет по стенам и плавит им мозг. — всё-таки повысив тон, выпалила херувим, придвигаясь вперёд, к брату. — Ты был единственным связующим нас звеном! Единственным, кто хоть что-то мне о ней рассказывал. Я верила тебе, как самой себе!.. — покачивая головой, подытожила она. — Я лишь хотела, чтобы ты её защищал... — И я защищал её! Всеми силами, я защищал её! — громко ответил парень. — Так защищал, что она оказалась в объятиях Кола Майклсона?! — иронично подметила Кэролайн. — Тысячелетнего повесы, в чьей постели побывало столько шлюх, что и сотни лет не хватит, чтобы перечислить их всех? Серьёзно?! Это так ты защитил мою дочь, свою племянницу? — спросила девушка, беря в руки стакан и делая новый глоток бурбона. — Это был её выбор! — прокричал Сатрин, нервно сжимая подлокотники кресла. — Она влюбилась в Кола, что я мог поделать? Свернуть ей шею и увезти из Нового Орлеана?! — с сарказмом предположил юноша, всплёскивая руками. — Да хотя бы и так! — на полном серьёзе ответила ему сестра. — Я не ты, Кэролайн, я не мог с ней так поступить. — ответил шатен, отрицательно покачивая головой. — А оставить её наедине с психопатичным-серийным-первородным-вампиром-убийцей и его не самой благополучной семьёй, которые правят этим проклятым городом, ты, значит, смог? — ядовито поинтересовалась девушка, изящно приподнимая правую бровь. — Малышка Ди тоже не пальцем деланная. — защищаясь, подметил Сатрин. — И в случае чего, может за себя постоять. — По твоему ребёнок может противостоять силе, что появилась ещё за десять веков до неё? — замучено усмехнулась херувим, запивая своё негодование горячительной жидкостью. — Она трибрид. И ей уже девятнадцать лет, она не ребёнок. — возразил голубоглазый, сопровождая свою речь жестами. — И в состоянии принимать самостоятельные решения, с которыми мы, пусть ты и не хочешь этого принимать всеми фибрами своей души, должны мириться. — Вот родишь своих детей и будешь мириться с их "самостоятельными решениями". — строго ответила блондинка, немигающим взглядом наблюдая за братом. — А Давина - моя дочь, и в её воспитании ты должен следовать моим указаниям. — И что же по Вашему я должен был делать, Госпожа? — злясь на сестру за её упрямство, ядовито спросил шатен. — Да хотя бы просто позвонить мне и рассказать обо всём! Ты ведь даже этого не удосужился сделать! — взревела девушка, впервые с подозрением думая о том, что ещё может скрывать от неё родной брат. — А вместо этого, ты сговорился с моей дочерью у меня за спиной, и позволил ей жить в этом треклятом городе, рядом с Майклсонами. Это выходит за всякие рамки! — Это дом её отца. И ты сама позволила ей там остаться. — приподнимая ладонь и выставляя указательный палец вперёд, ответил херувим, давая понять, что не один он виноват в разыгравшейся драме. — Потому что думала, что ты её защитишь! — Мы уже проходили это, и я ответил тебе на подобный вопрос. — не ведясь на провокацию, заметил юноша. — А насчёт того, что я ничего не рассказал тебе, то это было сделано в целях сугубо общественной безопасности. — Поясни. — протянула в ответ голубоглазая, откидываясь на спинку кресла и закидывая ногу на ногу. — Расскажи я тебе всё тогда, ты бы тут же примчалась в Новый Орлеан и вырвала бедному пареньку сердце, а малышку Ди силой бы увезла оттуда. — привёл неоспоримые доводы Сатрин. — Да даже если и так, какая, к чёрту, разница?! — спросила его сестра, вновь придвигаясь ближе. — Чем мои "возможные действия" отличаются от выполняемых мною сейчас? — Разница в том, что сейчас мы с тобой обо всём поговорили. И я настоятельно прошу тебя не лезть на рожон к Майклсонам. Обдумай своё поведение. Что ты скажешь малышке Ди, после стольких лет вашей глупой разлуки. Просто остынь и думай трезвой головой. Ведь один раз, из-за своей горячности, ты уже разбила ей сердце и потеряла дочь на четыре года. — шатен так же придвинулся ближе к блондинке, проникновенно смотря ей в глаза. — Я бы не хотел, чтобы такое произошло ещё раз. — вставая с кресла, добавил он и удалился в другое крыло самолёта, оставляя сестру наедине со своими мыслями.

***

Широкие двери, ведущие в комнату, где Марсель Жерар поселил свою подопечную, с шумом открылись, пропуская в скромное жилище первородного гибрида, его старшего брата и их сестёр. Несмотря на свет яркого дневного солнца, лучи которого неустанно пробивались через большие незашторенные окна, и тусклое горение ламп и свечей, комната всё равно оставалась в магической полутьме. Кол Майклсон, до этого уютно лежавший на кровати ведьмы Клэр, принял сидячее положение, откладывая прочтение книги до следующего раза. А Давина, стоящая у мольберта, вся перепачканная краской, отложила кисть. — Дорогая семья, что вы тут забыли? — не стал медлить с допросом шатен, прекрасно зная, что они пришли сюда не просто так его проведать. — Да ещё и всем скопом? — он нервно осмотрел всех членов своей ненормальной семейки, готовый в любую секунду прикрывать от них Давину. — Успокойся, брат, мы пришли не к тебе. — ответил Майклсон-старший, проходя вперёд. — Давина, мы бы хотели с тобой поговорить. — сказал он, проницательно смотря на ведьму, убирая руки в карманы брюк. — О да, Элайджа, теперь ты меня полностью успокоил. — с сарказмом пробормотал кареглазый, вставая с кровати и подходя ближе к своей девушке. — Что-то случилось? — не обращая особого внимания на то каким взглядом смотрит на неё Клаус, - сотню раз уже проходили, с ней такое не работает, - спросила девушка. — Что-то с моими ведьмами? — нервно предположила она. — Или Хоуп? — Случилось... — загадочно ответил ей гибрид, складывая руки за спиной в замок и проходя чуть ближе к влюблённой парочке. — Только не с твоими ведьмами. И, слава Богу, не с моей дочерью. — Тогда... — протянула ведьма, озадаченно рассматривая Майклсонов. — Что случилось? Какая глобальная катастрофа могла привести всю первородную семью сюда, на этот неприметный чердак церкви? — Твои мать и дядя, которые на всех порах мчат сюда, узнав, что у тебя роман с моим братцем. — ехидно выпалила Ребекка, забираясь на кровать брата и его ведьмы. — Что?! — недоумённо воскликнули Кол и Давина. В голосе девушки проскользнула явная паника, которую, впрочем, она тут же попыталась скрыть. — О ком вы!? — непонимающе спросила шатенка, нервно сжимая кулачки, тем самым выдавая себя. — Из тебя вышла никудышная актриса. Врать ты совершенно не умеешь. — хмуро констатировал Клаус, наблюдая беспокойное состояние девушки. — Но если ты решила поиграть в партизанов, так и быть... Я просто предупреждаю, что скоро здесь появятся Кэролайн Форбс, со своими подружками, и братом, будь уверенна, радушно я их точно не встречу. — "Форбс"? — с удивлением переспросила зеленоглазая. — Я понятия не имею кто это. — Прости... — не понял её Элайджа, подходя чуть ближе. — Я никогда даже не слышала такой фамилии, и в моей родословной её точно нет. — твёрдо отрезала Клэр, складывая руки на груди. Все Майклсоны, кроме Кола, впали в ступор. Будучи совершенно уверенными, что Кэролайн, Аврора, Хенрик и Катерина ведут разговор именно об этой ведьме. Но было видно, что сама Давина не врёт о своём незнании Форбсов. — Но ведь они точно говорили о вас двоих... — отстранённо произнёс Клаус, с сомнением поглядывая на ведьму и брата. Что-то здесь не чисто... — Может, мы что-то недопоняли? — предположил Элайджа, обращаясь к брату гибриду и сёстрам. Ему было очень неудобно перед этой маленькой ведьмой за то, что они так яро обвиняют её во лжи, учитывая, что она бесчисленное количество раз помогала его семье справляться с их многочисленными врагами и проблемами, да ещё, плюс ко всему, теперь является любовью всей жизни его самого младшего брата. — Серьёзно?! — обескураженно спросила Давина, изящно приподнимая правую бровь. И это неосторожное действие невольно вызвало в памяти Клауса и Ребекки картинки с точно такой же репликой и способом её оформления, только уже с другой девушкой. — Вы вломились ко мне в дом, начали меня непонятно в чём обвинять, а сами даже неуверенны виновата я или нет? Хорошо, тогда слушайте и запоминайте... — строго произнесла девушка, выставляя перед собой руки в жесте "сдаюсь". Ей порядком надоело, что эта семья готова обвинить её во всех смертных грехах, только потому что больше обвинить им некого. — Я не знаю никого с фамилией "Форбс", более того, я никогда о ней даже не слышала. Так что, не знаю, что вы там себе нафантазировали и в какой клуб сатанистов меня приписали, но я в этом не участвую. Поэтому, по хорошему прошу, покиньте мой дом. — холодно выпалила она, для большего эффекта указывая Майклсонам на выход. — Ты делаешь усиленный акцент на фамилии... Может, мы ошиблись не в своих фантазиях, а как раз именно в ней? — заметила Фрея, вальяжно расположившаяся на кожаном кресле - приобретение её братца, который всячески обустраивает жилище ведьмы, так как, судя по всему, возвращаться жить домой совершенно не собирается - возле кровати. — Как насчёт фамилии "Сатрин"? Она тебе о чём-нибудь говорит? Озадаченное лицо ведьмы говорило само за себя. Они всё же пришли по нужному адресу. — Так значит, мы наконец докопались до истины. И теперь можем поговорить на чистоту, не так ли, Давина Сатрин? — ехидно ухмыльнулась Ребекка, склоняя голову к правому плечу. — Клэр. Давина Сатрин-Клэр. — раздражённо поправила её зеленоглазая. Стало совсем непривычно слышать свою полную фамилию. — Подожди, так они говорят правду? — удивился Майклсон-младший, повернувшись к ведьме лицом. — И ты не рассказала об этом даже мне? — оскорблённо спросил он. — Кол... — сожалеющим взглядом оглядывая парня, пробормотала шатенка. — Я всё объясню. — Уж, постарайся, дорогая. Нам всем хотелось бы услышать правду. — сказал Клаус, пристально изучая стоящую перед ним девчонку, которая открылась для него в новом свете. — Откуда вы вообще узнали о моей семье? — с досадой спросила девушка. — Мало кто знает нашу фамилию, а вы умудрились узнать ещё и имя моей матери. — Мы искали одну сумасшедшую-психопатку вампиршу, которая перешла нам дорогу, — тут же ответила Майклсон-младшая. — а она оказалась подружкой твоей матери. — И кто же эта вампирша? — искренне поинтересовалась Сатрин-Клэр. — У моей мамы много неуравновешенных подружек. — Аврора де Мартел. — без всяких предисловий пояснил Элайджа. — Рори? — невольно поразилась ведьма. — Но она не просто какая-то там левая подружка, она член семьи. Так что не смейте больше оскорблять её! — ревностно заявила она. — И Кэтрин Пирс тоже? — удивилась первородная, не пропуская мимо ушей то, как пафосно ведьмочка с ними заговорила. Эта малявка ещё и смеет им указывать?! Видно, находясь под тёплым крылышком её старшего братца, она совсем запамятовала о том, кто здесь хозяин. В принципе, это не очень-то и удивило первородную. Малолетняя ведьмочка копия своей матери. Та тоже вела себя слишком все дозволено и раскрепощённо, когда они жили в Мистик-Фоллс. Правильно говорят: "От осинки не родятся апельсинки". — Да. — кинув на блондинку скептичный взгляд, подтвердила зеленоглазая. Каждая, из этих двоих вампирш, растили её на ровне с матерью и дядей. Они одна семья. — И что же их свело с твоей матерью? — искренне полюбопытствовал Никлаус. Что могло свести такую девушку, как Кэролайн Форбс (или Сатрин, хрен его поймёт как правильно), с двумя ненормальными психопатками? — Они вместе с незапамятных времён. — честно призналась ведьма. — А какое это имеет значение? Что вам вообще нужно от моей семьи? — вспоминая, как они ворвались в её жилище, спросила девушка. — Я же уже сказал, что они узнали о твоей запретной связи с моим братом? И теперь на всех порах мчат сюда. — притворно поинтересовался Майклсон-средний. — Так вот, мне бы хотелось знать, стоит ли мне готовится к худшему и придумывать, как я поочерёдно их всех убью? — Вы ведь понятия не имеете о том, кем на самом деле являются мои мать и дядя, не так ли? — подытожила шатенка, с неким превосходством усмехаясь и покачивая головой. — Так может ты нам всё объяснишь? — полюбопытствовал Клаус, всё ещё держа руки за спиной. — Чего нам ожидать от приезда твоих родственничков? — Вам лучше просто не вмешиваться. — покачивая головой, ответила зеленоглазая. — Я встречусь с мамой и дядей, поговорю, попытаюсь доказать свою точку зрения, и они уедут. — заверила их девушка. — Просто дайте мне время. — попросила она. Лишние герои в этом амфитеатре им точно не нужны. Она ещё не успела помириться с матерью после того, что сотворили обе четыре года назад. А сейчас она делает не менее глупую ошибку. Так что, обсуждать свои личные отношения они должны только наедине. — Кажется, дорогуша, ты не совсем поняла, что именно я от тебя требую. — опасно проговорил гибрид, вновь подступая к ведьме. — Я следил за разговором твоей матери, не спрашивай, как это произошло, и услышал много чего интересного, на что хотел бы получить ответы. — И что же ты услышал? — поинтересовалась зеленоглазая, молясь всем известным ангелам, чтобы он не слышал того, чего не должен был. Но по взгляду первородного и без того было всё предельно понятно. Молится попросту бесполезно. — Кто такие херувимы? — вместо брата спросила Фрея, пытаясь, наконец, утолить своё любопытство. — И не вздумай лгать мне, ведьма. — тихо, но достаточно угрожающе, предупредил её первородный. — Как мы все уже поняли, врать ты совершенно не умеешь. А значит, я, при первой же твоей попытки соврать, всё пойму, и тогда, пеняй на себя. — Прекрати угрожать ей, Ник. — вставая между братом и девушкой, попросил Кол. — Я этого больше не потерплю. — предупредил он, посылая выразительный взгляд русоволосому и повернулся к ведьме. — Ди, просто расскажи нам правду. Пожалуйста. Девушка молчала, раздумывая над тем, стоит ли всё им рассказывать. Умом она понимала, что, конечно же, нет! Но с другой стороны, много кто из охотников рассказывает о себе людям. Хотя в законах Ковенанта чётко описано, что представители мира примитивных ничего не должны знать... А идти под трибунал, в свои неполные девятнадцать, не очень-то хочется... Точнее вообще не хочется! А если ситуация безвыходная? Как, например, сейчас. От неё ведь чуть ли не силой требуют ответов! Это оправдание могло бы сослужить ей хорошую службу, когда она будет каяться в своих грехах в городе Костей. Да кому она врёт? Её казнят прежде, чем она сумеет выдавить из себя хоть слово. Всё-таки правду она собирается открыть не просто какому-то обычному человеку, а Майклсонам, первородным вампирам! Причём, не кому-то одному из них, а всем сразу!!! Хотя, возможно, что от Инквизиторов её спасёт Рик и мама, с которой, к слову, (просто напоминание) она не общается уже четыре года!.. Но только лишь для того, чтобы самим свершить над ней расправу. А в этих делах они будут ещё пострашнее, чем Клэйв, Инквизиторы и Совет все вместе взятые... Хотя она всё ещё может воспользоваться магией и сбежать отсюда. Но тогда, что ей делать со своими чувствами к младшему Майклсону? — Давина, пожалуйста. — настойчиво повторил свою просьбу Кол, уже каждой клеточкой тела ощущая, как напрягается его старший братец гибрид. Злить Ника - себе дороже, даже несмотря на то, что он это активно практикует в особенно скучные дни. Да и в обычные дни тоже. — Херувимы... — всё же начала говорить Давина, понимая, что затянула паузу слишком надолго. — Это ангелы... Заступники людей. Они борются с демонами за человеческие души. Точнее боролись... — предплечье неприятно обожгло в том месте, где находится её первая руна, напоминая о клятве, которую она дала Безмолвным Братьям. — То есть? — уточнил Элайджа, вслушиваясь в каждое произнесённое слово девушки. — Вы просто не понимаете... Не знаете... — с трудом выдавила из себя ведьма, неосознанно тяня время. — Так объясни нам. — просто выдала Ребекка, принимая сидячее положение, тем самым показывая, что готова слушать. — Мы все хотим знать, что скрываешь ты и твоя семья. Вдруг вы собираетесь убить всех нас? А мы, по доброте душевной, впустили вас в свой город... — Это целый Мир! За жалкие пять минут я не могу поведать вам тысячи лет истории! — горячо возразила девушка. — Расскажи хотя бы азы, — предложила ей Фрея. — а мы потихоньку уж как-нибудь втянемся. — Хорошо. — выдохнула в ответ ведьма, запуская руку в волосы и оттягивая чёлку назад. — Помимо привычного вам мира... Мира людей, ведьм, оборотней, вампиров или, если уж на то пошло, гибридов... Есть и другой. Мой мир. Мы называем его "Сумеречный Мир". — А как же вы называете наш мир? — полюбопытствовала Майклсон-младшая, тем самым перебив рассказчицу, за что получила недовольные взгляды в свою сторону. — "Примитивный". — всё же ответила ей шатенка. — Как-то неоригинально... — фыркнув, протянула блондинка, доставая из под одеяла подушку, кладя её себе на колени и упираясь на неё руками. — Как есть. — подытожила зеленоглазая и продолжила повествование: — Так вот, Сумеречный Мир. К нему относятся ангелы, демоны и их потомки. — Подожди, под ангелами и демонами ты имеешь в виду... — теперь её перебила другая Майклсон. — Ангелов и демонов! Под ангелами и демонами я имею в виду ангелов и демонов! Без всякого двойного дна, чётко и по делу! — повысив тон, проговорила ведьма, глубоко вдыхая воздух, чтобы успокоиться. Она им тут рассказывает правду, которая веками хранится за семью замками и шестьюдесятью шестью печатями, а они её так бессовестно перебивают. — Прошу, больше меня не перебивать. Я знаю, вы новички в этом во всём, но если я называю вещи, то называю их своими именами. Если же я буду пользоваться аллегориями, я вас об этом обязательно предупрежу. Хорошо? — спросила она, осматривая всех Майклсонов. И получив от всех утвердительные кивки, заговорила вновь: — Хорошо. Так вот. Ангелы и демоны. Ангелы, как вы можете знать из Библии, являются посланниками Бога на Земле. Это солдаты, которые исполняют ЕГО волю. Они всегда защищали людей от демонов. А демоны это существа, которых создал один из архангелов - Люцифер. Но как вы понимаете, постоянно спасать человечество от всё время растущего числа демонов просто невозможно, и потому, где-то около тысячного года нашей эры, крестоносец, по имени Джонатан, призвал на Землю ангела Разиэля, чтобы просить о помощи. Но, как я уже сказала, ангелы не могут постоянно спасать людей, и потому, Разиэль, видя, что Джонатан чист душой, вознаградил его. — Давина, до этого просто стоявшая на одном месте, нервно заходила по комнате. — Он дал ему три Орудия Смерти. Среди них находилась Чаша, в которой Разиэль смешал свою кровь и кровь Джонатана и дал ему из неё испить. Тем самым, он дал начало такой сверхъестественной расе, как Сумеречные охотники. — заключила Сатрин-Клэр. Затянулась продолжительная пауза, так как девушка не могла определиться, как поведать вампирам дальнейшую историю. — Расскажи нам побольше о сумеречных охотниках. — предложил ей Элайджа, вспоминая, что Кэролайн тоже упоминала о сумеречных охотниках, и понимая смятение ведьмы, подходя к креслу, на котором сидит его старшая сестра, и садясь на подлокотник. — Сумеречные охотники - это люди, в венах которых течёт ангельская кровь. — приняв предложение первородного, продолжила она. — Или по-другому нас называют ещё Нефилимами. — Нефилимы... — протянул Элайджа. — Полуангелы - полулюди. — изрёк он, вспоминая тексты из Библии, в которых упоминалось о таких, как семья Сатрин. — Да. — слегка улыбаясь, согласилась с ним Давина. — Мы полуангелы - полулюди. И наша кровь позволяет нам использовать свои сверхспособности через ангельские руны. — Ангельские руны? — переспросила Ребекка, припоминая, что брат Кэролайн уже упоминал о них. — Да, — согласно кивнула головой Давина. — ангельские руны. Она подошла к деревянной резной тумбе, которая стоит за мольбертами для рисования, и выдвинув нижний шкафчик, который был предусмотрительно закрыт на ключ, что-то вытащила из него. — Это называется стеле. — она вернулась к своим слушателям и продемонстрировала им непонятный предмет. — Или можно ещё называть стило. — добавила девушка. Стило, похожее на тонкую ветвь, сделанную из светло-серого метала, было немного закручено и по бокам украшено несколькими вставками в виде семиконечных звёзд. — И зачем оно? — даже придвинувшись поближе, чтобы внимательнее изучить стеле, поинтересовалась Ребекка. — Это инструмент, при помощи которого охотники наносят на свою кожу ангельские руны, которые делают их сильнее. — просто пояснила шатенка. — Или же наоборот скрывают эти самые руны. Предусмотрительно одевшись в старую растянутую майку для рисования, Давина, взяв стило ребром, провела им по своему левому плечу, из-за чего уже через секунду по её телу прошла магическая рябь, показывая истинный облик. На руках, шее, ключицах и животе - пусть его и не видно - в хаотичном порядке были разбросаны множество меток, выдающих в ней охотника. — На Кэролайн и Рике были подобные татуировки. — медленно протянула Фрея, с ног до головы осматривая девушку. — Конечно, они ведь тоже охотники. — согласилась зеленоглазая, убирая стило в задний карман джинс. — Существует тысячи разнообразных рун, даже больше, это целый язык, на котором должен говорить каждый сумеречный охотник, чтобы смочь противостоять демонам и жителям Нижнего мира. — Нижний мир? — переспросил Никлаус, уставший бездельно стоять, и теперь сидевший на кровати Сатрин-Клэр рядом с сестрой. — Ах, да, совсем забыла. — спохватилась ведьма. — Как вы поняли, сумеречные охотники - это потомки ангела Разиэля, но и у демонов есть свои, скажем так, семейные древа. И именно потомков демонов называют жителями Нижнего мира. Например, оборотни, вампиры, маги и фэйри. Только прошу, не путайте полудемонов и примитивных сверхъестественных. Это две разные вещи. — Почему это? — поинтересовалась Фрея, закидывая ногу на ногу. — Неужели, непонятно? — спросила Давина, выразительно посмотрев на Майклсон-старшую. — Примитивные сверхъестественные были созданы при помощи магии, а в жилах существ Нижнего мира течёт кровь демонов. — Так значит, уже на протяжении тысячи лет по Земле ходят потомки ангелов и демонов и воюют друг с другом? — подытожила Майклсон-младшая, приподнимая бровь. — Они не просто воюют. — возразила оскорблённая девушка. — Если бы не сумеречные охотники, демоны уже давно бы заполонили этот мир. А так, благодаря нам, человечество не находится на грани вымирания. — Но почему мы ничего об этом не знали? — спросил Элайджа, вставая с кресла и заходив по комнате. — Шутишь?! Я уже на протяжении десяти минут пытаюсь вам вдолбить, что Сумеречный и Примитивный миры не должны пересекаться, а ты снова задаёшь вопрос, на который я уже раз двадцать ответила? — вспылила Сатрин-Клэр. — Что в моих словах непонятного?! — Нет, как раз наоборот, я всё понимаю. — заверил её Майклсон, приподнимая руки в примирительном жесте. — Просто, тысяча лет истории... Не думаю, что все так отчаянно охраняют вашу тайну, как это делаешь ты. Наверняка ведь были случаи, когда примитивным открывалась правда... Но почему же, тогда мы, тысячелетние древние вампиры ничего об этом не знаем? — Да, ты прав, Элайджа. — согласилась с ним шатенка, смягчаясь. — История не раз блещет россказнями о гибридах примитивных сверхъестественных и демонов или, даже возможно, ангелов. Бывали даже случаи, что сумеречный охотник становился вампиром, принадлежавшим к вашей родословной. Но если такое происходило, то он уже переставал быть охотником. Из-за смены сущности ангельские руны сами по себе исчезают, и Конклав изгоняет такого охотника из наших рядов. — Подожди, — прервал её Клаус, поднимаясь с кровати и подходя ближе. — Но разве твоя мать не является примитивным вампиром? — Да, так же как и дядя Рик. — ответила ведьма, складывая руки на груди, кажется, уже догадываясь куда клонит гибрид. — Я видел их всего лишь пару часов назад... — признался первородный, останавливаясь в нескольких шагах от девушки, которую всё ещё Кол загораживал от него. — И на их телах были руны. Но сейчас ты утверждаешь, что руны исчезают, когда сущность охотника меняется... Тогда, как они могут быть и вампирами и охотниками одновременно? Сатрин-Клэр весело усмехнулась, проникновенно смотря на Майклсона. — Так же как и ты, Клаус, можешь быть и вампиром и оборотнем одновременно. — медленно, растягивая каждое слово, заявила она.

***

— Я правильно сейчас тебя понял?.. — после затянувшейся паузы всё же проговорил Никлаус. — Ты имеешь в виду... — Ты просил правды, даже посмел угрожать мне, — упрекнула его Давина, еле сдержавшись о того, чтобы раздражённо стукнуть ножкой об пол, уловив в словах первородного недоверие. — И несмотря на это, я всё равно была честна с тобой. Прислушайся хотя бы к стуку моего сердца. Оно бьётся ровно. Может ли это значить, что я солгала? — Ты заявляешь, что твои мать и дядя Первородные Вампиры! Думаешь, мы поверим в этот бред?! — подскакивая с насиженного местечка, спросила Ребекка, скорым шагом подбираясь к ведьме и останавливаясь от неё в пяти шагах. Что за ересь несёт эта девчонка?! Кто такая эта Кэролайн и кто такие ОНИ. Они - Майклсоны! Первородные Вампиры, с тысячелетней историей! И ни Давина, ни Кэролайн, ни кто-либо ещё никогда не сравнится с ними! — Вы хотели услышать правду, вы её получили! — повысив тон, ответила шатенка, смотря прямо в лицо вампирше. — Не понимаю, какие претензии могут быть ко мне? — Претензии? Претензии лишь в том, что ты нам лжёшь! Ты ведь и сама прекрасно знаешь, что в вампиров нас превратила наша мать. Больше в этом кровавом ритуале никто не участвовал, а повторить такое никому не под силу! — прошипела блондинка, уверенная в том, что ведьмочка их обманывает и за их спинами строит козни. — Говори правду! — Ещё раз, для особо одарённых, повторяю, — нарочито-медленно выдавила из себя Сатрин-Клэр, делая глубокие вдохи и выдохи. — Я не лгу. В отличие от примитивных, наши родители учат нас искренности со всеми, кто этого даже и не заслуживает. — она окинула всю семейку Майклсонов презрительным взглядом, что изрядно взбесило Ребекку. — В самом начале вы спрашивали: "кто такие херувимы?" Вот вам ответ: "Херувимами, жители Сумеречного мира называют: мою мать, моего дядю и меня, - потому что мы не просто сумеречные охотники, но ещё и вампиры". Гибриды, если вам так будет удобнее. Повторяю по слогам: "Первородные гибриды". Всё ясно? Да как она только смеет!? Девчонка начинает переходить всякие границы дозволенного. Никто в этом мире не может позволять себе так разговаривать с семьёй Майклсон! Необразованная нахалка, точно такая же, как и её мать! Вот почему первородная сразу настороженно начала относиться к этой хамке. Как знала, что с ней что-то не так. Как чувствовала, что эта ненормальная схожесть в действиях и словах вампирши и ведьмы вызваны не её паранойей, а чем-то более глубоким. Её мамаша и так "выпила" у неё всю кровь за то время, которое они разделили между собой. Кэролайн была напыщенной, необразованной девицей, что привыкла крутить задом перед её братом гибридом и получать от него всё, что не заблагорассудится на блюдечке с золотой каёмочкой. Малолетняя куртизанка, что трахалась с каждым первым встречным, пока её парень этого не видел. Чего только стоит случай между ней и Клаусом в лесу Мистик-Фоллс, когда они с братом приехали посмотреть на безвременную кончину Катерины Петровой. Брат тогда весь провонял этой шлюшкой. А потом ещё несколько недель ходил, заряженный позитивом и добротой. Ну не идиот ли? Пускал слюни по этой мерзопакостной вампирше, позволяя ей вить из себя верёвки! И до чего они дошли? Их всех чуть не перебила Эстер... Финн и Кол погибли от её рук и рук её дружков. Клаус сам оказался на смертном одре, сдавшись её очарованию. Но братец смог простить ей даже предательство. А ей, его родной сестре, собственной плоти и крови, не смог простить то, что она (пусть и по глупости) навлекла на них Майкла. А ведь с того момента прошла сотня лет. Да, конечно, сейчас брат простил ей её тогдашнюю ошибку... Но коготки ревности и досады всё равно терзали её сердце. Будучи в праведном гневе, не контролируя себя, Майклсон-младшая выпустила клыки и утробно зарычала, кидаясь на ведьму, намереваясь вырвать ей сердце или какой-нибудь другой жизненно важный орган. Отыграется на дочурке, раз уж матери по близости нет! Но не дойдя до шатенки одного единственного шага, первородную кто-то схватил за горло, на огромной скорости припечатывая к противоположной стене, дезориентируя. — Ещё одна подобная выходка... — чужая рука с силой сдавила горло, лишая подачи кислорода, не заставляя жертву сомневаться в намерениях своего палача. Рядом с ухом раздался знакомый женский голос, с каждым словом понижающийся до зловещего шёпота: — ... И я перегрызу тебе глотку! Рывком отдёрнув руку, но всё ещё удерживая блондинку за шею, неизвестная с силой приложила голову вампирши о стену, на которой теперь появилась трещина и следы крови. Первородная, не выдержав удара, потеряла сознание, безвольно скатываясь по стене и ничком падая на пол чердака церкви. — Ну что,.. — лицом повернувшись к свидетелям драмы и сдувая со лба прядь окрашенных волос, спросила девушка. — ... Кто следующий? — изящно приподнимая тонкую бровь - видимо это их семейная черта - спросила голубоглазая блондинка. — Мама... — Кэролайн... Одновременно произнесли Никлаус и Давина, в ступоре уставившись на вампиршу.
Примечания:
Всех с предстоящим 1 сентября!!! Школьники, вам я желаю удачи! Родители, терпения!!!

Да поможет нам Бог. Аминь.

На мою безграмотность, обращаю ваше внимание, публичная бета ВСЕГДА(!) включена, и я не отключаю её ни при каких обстоятельствах.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.