Любовь может спасти даже темнейшие из душ 87

Polina Moscow автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
— Боже, они ещё и пьяные в хлам, — обращая взор к потолку, промычал де Мартел.
— Хм... Не сказала бы, что так уж и сильно они пьяны, — протянула Майклсон-старшая, рассматривая Кэролайн, Кэтрин и Аврору.
— Это потому что их ещё штырит от наркотиков, — устало усмехаясь, ответил вампир.
— Хочешь сказать, они не просто пьяны, но ещё и под наркотой? — изумился Клаус, быстро переводя взгляд на блондинку.
— А то! Причём, судя по всему, у них в организме и наркотиков, и алкоголя напополам...

Посвящение:
Шикарной дружбе трёх шикарных вампирш в лице: Кэролайн, Кэтрин и Авроры.

Клаус и Кэролайн always and forever в моём сердце.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Промежутки между выходом глав будут очень-(возможно)-очень-очень большие. Заранее извиняюсь.

Таймлайн 3-его сезона "Первородные", 6-7-ого сезона "Дневники вампира", 3-его сезона "Сумеречные охотники" и 4-ого сезона "Люцифер".
Хронология сериалов в соответствии с действиями фанфика местами нарушена. В принципе, как и сюжет.

8 глава. "Пророчество, часть 1".

8 марта 2019, 05:55

Слова провидцев бесплодными судьба не оставляет.

***— Падение Ангелов. И как по команде, к голубоглазой блондинке, до этого лениво-настороженно наблюдавшей за происходящим вокруг, обратилось пять пар удивлённых глаз.*** — Что?.. — глухо переспросила Кэролайн, обратив на провидицу затуманенный взор голубых глаз. Что только что сказала эта ведьма? — Подожди, Алексис. — тут же встрял Люсьен, вставая между блондинистой подругой и шатенкой. — Ты сказала, что пророчество о Майклсонах... Но причём тут Кэролайн? — спросил он, заглядывая в глаза ведьмы, будто так пытался найти ответ на свой вопрос. — Я... Я не знаю. — нервозно отозвалась шатенка. — Я лишь видела, что ваши семьи что-то связывает. Видела, что всех вас ожидает Смерть. — с жалостью посмотрев на всех первородных, добавила она. — Стоп! — словив взгляд ведьмы, воскликнула Кэролайн. Ей ещё не хватало, чтобы всякие маленькие ведьмочки жалели её. — Я не в настроении слушать весь этот бред! — проговорила она, отпихивая от себя Люсьена и Алексис. — Кит, пошли домой! — Но, Кэр, разве тебе не интересно, что скажет эта провидица? — не на шутку обеспокоенная словами ведьмы, спросила брюнетка, не сдвинувшись с места ни на миллиметр. — Она только что сказала, что не видела ничего вразумительного. — скептично посмотрев на подругу, сказала голубоглазая. — Так что я не вижу причин для того, чтобы и дальше оставаться в этом городе. — по особому выделяя последние слова, будто они несли только для неё самой и Кэтрин какой-то особый смысл, изрекла она. — Как знаешь... — устало выдохнув, согласилась кареглазая, обходя Майклсонов и подходя к подруге. — Но ты не можешь просто так уйти! — спохватившись, выкрикнула Алексис, наблюдая, как первородная сделала шаг по направлению к выходу. — И почему же? — складывая руки под грудью и с интересом оглядывая ведьму, спросила херувим. — Пророчество касается всех нас, ты должна остаться и помочь мне разобраться в том, что нас ждёт! — сбивчиво проговорила шатенка, надеясь, что охотница внемлет её словам. — Во-первых, я никому ничего не должна. — хмуро проговорила Кэролайн, недовольная тоном провидицы. — Во-вторых, вы сами сказали: Пророчество о Майклсонах. Вот и разбирайтесь друг с другом, что вас ждёт. Мне же это совершенно не интересно и участвовать во всей этой мракобесии я не собираюсь. Так что, аu revoir, messieurs*. — отвесив саркастичный поклон, вымолвила голубоглазая и резко развернулась по направлению к выходу. Но только стоило им с Кэтрин сделать первые шаги к выходу из этого ужасного бара, как тут же блондинка наткнулась на нежданно появившегося перед ней Первородного гибрида, что прожигал её взглядом своих серо-зелёных глаз. Не желая так быстро сдаваться на милость этим... Людям Вампирам, Кэролайн сделала аккуратный шаг влево, пытаясь обойти живую преграду. Но конечно, о том, что её хитрость ей удастся, не могло быть и речи. Никлаус идеально отзеркалил её движение, загораживая своим крепким телом проход. Шаг вправо. Безрезультатно. "Да он просто издевается!" — глухо простонала в своих мыслях блондинка, устало закатывая глаза. — Что тебе надо? — прямо спросила она, больше не желая церемониться и играть с ним в переглядки. — Меня вообще-то ждут. — Подождут. — нагло изрёк Майклсон, обводя херувима настороженным взглядом. — Ведьма сказала, что видела тебя в пророчестве, значит, ты остаёшься и мы разбираемся, что это значит. — Ага. А ещё я должна сплясать и спеть для вас. — ядовито отозвалась охотница, недовольно складывая руки под грудью. — Речь идёт не только о моей семье. Но и о твоей. — бросив беглый взгляд на Катерину, напомнил гибрид, пытаясь надавить на чувства голубоглазой. — Мы можем помочь друг другу. — Однако, я вполне смогу защитить её сама. — сходу понимая, в какие дебри этим разговором может затащить её русоволосый, заявила девушка. — Но только подальше от этого города. — Ник прав, Королева моего сердца. — видя, как темнеют глаза старого друга, поспешил вмешаться в спор Первородных Люсьен. — Грядёт что-то ужасное. Алексис уже предсказала Майклсонам их недалёкое печально будущее, а сейчас она увидела в своих ведениях тебя... Может, твоё присутствие всё изменит? — Или усугубит. — недовольно буркнула Ребекка, определённо не восхищённая мыслью, что Форбс (или Сатрин, как там её правильно?) здесь задержится. — Кэр, Люся прав. — поспешно согласилась с брюнетом Катерина. — Если пророчество Майклсонов сбудется, оно может затронуть и всех нас. Речь идёт о нашей семье. — схватив подругу за правую руку, давила на больное кареглазая. Никлаус, видя, что голубоглазая охотница мечется в сомнениях, решил действовать более мягко. И поэтому, когда херувим кинула на него свой неосторожный взгляд, он начал: — Кэролайн, помоги моей семье. Помоги мне. — едва ли не через силу выдавил из себя мужчина. — Пожалуйста. Услыхав, что их Король снизошёл до просьб к малолетней девчонке, вампиры Нового Орлеана недоумённо уставились на столпившихся Первородных, пытаясь понять, почудилось ли им или же всё произошло взаправду. Нет. Всё же взаправду. Никлаус и Кэролайн стояли друг на против друга и сосредоточенно смотрели прямо друг другу в глаза, будто ведя немой диалог. — Хорошо. — тяжело выдохнув, ответила на уговоры друзей и недо врагов девушка. — Чем я могу помочь? — Ты должна выпить моей крови. — ответила Алексис, послушно протягивая блондинке запястье. — Так я смогу войти в твоё подсознание и увидеть, что тебе предначертано. — тут же пояснила она, словив прищуренный взгляд херувима. Сатрин, не восторженная тем, что придётся пить кровь из вены, и уж тем более впускать в подсознание чужого человека, нервозно огляделась вокруг, замечая заинтересованные взгляды вампиров на себе и своих спутниках. — Мы можем заняться этим в более приватной обстановке? — предложила она, пытаясь хотя бы так обезопасить себя. Понимая, что девушка не хочет выставлять свою жизнь на всеобщее обозрение, Никлаус громогласно прокричал: — Все вон!!! И как по команде, все вампиры, что до этого спокойно сидели на своих местах и выпивали, тут же исчезли из бара, оставив после себя лишь запах алкоголя и табака. Хотя, в баре находились и те, кому, судя по всему и закон не писан, и приказы Короля фиолетовы... — Тебе нужно особое приглашение? — хмуро спросила Кэтрин, сложив руки под грудью и смотря куда-то в район барной стойки. Кэролайн перевела взгляд туда же, куда смотрела подруга. За барной стойкой стояла зеленоглазая блондинка, лет двадцати пяти. Одета она была в лёгкое светло-голубое платье, поверх которого была накинута джинсовка без рукавов. Неброский макияж и пара простецких браслетов придавали ей нежное очарование. Зелёные глаза упрямо и гордо смотрели на её подругу, будто этим взглядом она пыталась что-то ей доказать. — Не тебе решать, где я должна быть. — спокойно ответила блондинка, окидывая Пирс недовольным взглядом. Видимо, брюнетка уже успела пообщаться с этой барменшей. — Боюсь, моя старая знакомая права, Камилла. — неожиданно проговорил Клаус, кинув на О'Коннелл непонятный взгляд. — Мы должны остаться наедине. — Это та самая Камилла? — пока русоволосый разбирался с барменшей, как только могла, тихо спросила Кэролайн у своей подруги, видимо, пытаясь не привлекать ничьё внимание. Но среди кучи Первородных вампиров этот шёпот не услышали разве что Алексис и сама Камилла, которая была отвлечена разговором. Катерина в ответ лишь положительно качнула головой. — Нормальная девушка... — прокомментировала херувим, с интересом оглядывая вампиршу. — Не понимаю, почему Рори так на неё взъелась. "Обычные женские разборки". — пытаясь не усмехнуться и не закатить глаза, понял для себя Майклсон-средний, продолжая разговор со своей девушкой. — ... Но я просто не понимаю, чем могу вам помешать? Почему я не могу быть с тобой рядом, когда открывается твоё будущее? — схватив первородного за руки, вопрошала блондинка, пытаясь убедить мужчину в своей правоте. — Камилла, в данный момент не я решаю, кто должен быть со мной рядом. Это просьба Кэролайн. Она хочет остаться наедине. — устало проговорил гибрид, бездумно пытаясь сбросить со своих ладоней руки барменши. — Желательно без тебя и твоей семьи. — не преминула не залезть в чужой разговор и вставить своё слово охотница, всё ещё надеясь, что сможет отвязаться от этой чёрной гангрены по имени "Никлаус Майклсон". — Это даже не обсуждается... — "My Angel" неосознанно хотел добавить он, но вовремя осёкся, смекая, что на это прозвище негативно отреагирует уже не сама херувим, а вампирша, мёртвой хваткой вцепившаяся в его руки. — ... Кэролайн. — Тогда может ты уже избавишься от лишнего свидетеля? — возмущённо отозвалась она, прожигая парочку сердитым взглядом. — Я уже отдала приказ подготовить самолёт к отправке, малышка Ди, наверняка, уже готова возвращаться домой, все ждут только нас. — показав на Петрову рукой, гневно изрекла охотница, стараясь побыстрее сбежать из ненавистного города. — Камилла, иди. — понимая, что блондинка не собирается никого ждать, приказал русоволосый. — Но, Клаус!? — попыталась возразить зеленоглазая, но тут же осеклась, захлопнув рот, чуть не прикусив себе язык. Недобрый, откровенно гневный, испепеляющий взгляд был ей ответом. — Иди. — приглушённо, будто если попытается повысить голос, то несомненно сорвётся на крик, повторил гибрид. Ничего не ответив, О'Коннелл тут же на вампирской скорости покинула стены бара. — Теперь мы можем продолжать? — поинтересовался Никлаус, сбрасывая с себя раздражение и разворачиваясь обратно к своей семье и их дорогим гостям. — Теперь, да. — качнув головой, согласилась Кэролайн. И повернулась к провидице. — Ну и... Что я должна сделать? — спросила она, заинтересованно разглядывая шатенку. Кого-то ей эта провидица напоминает... Вот только кого же? — Пей. — протянув своё запястье голубоглазой, ответила ведьма. — И впусти меня в своё подсознание. — добавила она, чувствуя, что херувима оберегают непонятные чары, которые могут препятствовать её магии. Сатрин осторожно взяла ведьму за руку, нерешительно посматривая на неё. Бросив вопрошающий взгляд на рядом стоящих Кэтрин и Люсьена, она мысленно задала вопрос: Стоит ли ей это делать? И получив синхронные утвердительные кивки, позволила фиолетовой сеточке вен разойтись по лицу, а длинные острые, как бритва, клыки потопить в нежной коже ведьмы. На языке горячей волной раскатился знакомый пряный аромат крови, отдающий лёгкой горчинкой. Провидица откинула голову немного назад, будто наслаждалась тем, что ей сейчас закусывает вампир и, в неумелой стихотворной форме, начала вещать то, что предначерталось Сатрин, а в голове самой Первородной поочерёдно сменяя друг друга, в бешеном ритме, заплясали разноцветные яркие картинки. — Судьбы златые нити сплелись в один клубок. То, от чего бежала, настигнет, как злой рок. Клаус и Кэролайн выходят на улицу из церкви Святой Анны и бегут в тот самый переулок, где обнаружилась первая жертва Амамата. Картинка поменялась. Теперь они же стоят возле прачечной и пытаются договорится между собой. — Жестокий бой на равных, двух проклятых сердец, Покажет, кто достоин носить царский венец. Бойня. Точнее её внутренний двор. Весьма печальное зрелище. Повсюду сломана мебель, перевёрнут обеденный стол, разбросаны осколки стекла, видимо, до этого бывшие чрезвычайно дорогой и старинной вазой, бесхозно валяется (Господи, покарай людей, допустивших такое кощунство!!!) боевое оружие: арбалет, рядом с которым разбросаны переломанные окровавленные стрелы, длинный стальной меч, которым когда-то Клаус поубивал всех своих гибридов, пара кастетов, наспех сымпровизированные деревянные, окровавленные, колья и даже валялась одна бита для бейсбола. "Видимо, тут разыгрался нешуточный бой." — галопом проскакала мысль у Кэролайн, но тут же она отвлеклась на дальнейшее повествование ведьмы. — Готовится к реваншу, не дремля старый враг, И собирает войско отчаянных салаг. А тот, кто был так близок, продал тебя ему, Он жаждет отмщенья сеньору своему. Какое-то неизвестное заброшенное здание. Вокруг сплошная темень и лишь в отдалённом углу, под тусклым светом старой лампы, стоят два человека, весьма крупного телосложения, скорее всего оба мужчины, и о чём-то тихо переговариваются. — Прикрывшись маской друга, всё ждёт тот день и час, Когда свершив ошибку, ты потеряешь власть. Неизвестное помещение. В центре которого стоит сама Кэролайн, а вокруг неё столпились в тесное кольцо то ли люди, то ли сверхъестественные существа. Охотница стоит перед небольшой лестницей, на которой величественно возвышается какой-то мужчина. Знакомый, или нет, блондинка так и не смогла понять, ведь разобрать хотя бы приблизительные черты лица хоть кого-то из этой толпы, кроме, разве что, себя любимой, ей не удалось. Она о чём-то разговаривает с этим мужчиной. По своей же мимике Кэролайн видит, что её эфемерная копия напряжена. И тут происходит то, что сама Кэролайн не совершила бы даже под страхом пыток и самой болезненной смерти, которую могли бы ей придумать. Она снимает с пальца лазуритное кольцо... И... Аккуратно вкладывает его в руку своего собеседника. Не выдержав этого потрясения, Сатрин резко отрывается от своей трапезы и едва ли не рычит: — Что это за чушь?! — Зачем ты это сделала? — недоумённо воскликнула Алексис, медленно приходя в себя от видений. — Я не разрешала тебе прерывать меня. Я ещё не увидела всего пророчества. — Мне с лихвой хватило того, что ты мне так любезно показала! — огрызнулась херувим, круто разворачиваясь на своих каблуках и отходя в сторону Катерины и Люсьена. — Ты не можешь уйти! Я увидела лишь половину, нам нужно больше! — пыталась образумить древнюю провидица, делая шаг по направлению к ней. — Просто смирись, что меня не впечатлили твои неумелые стишки и яркие картинки. — съязвила Сатрин, упрямо стоя на своём. — Да, возможно, некоторые из них и были правдоподобны, но скорее всего, лишь потому что я впустила тебя к себе в голову, что сделала несомненно зря. Но дальнейшие причитания голубоглазой были наглейшим образом прерваны внезапно ворвавшимся в бар вампиром. — Клаус, Элайджа, там на улице произошло убийство!!! — сбивчиво прокричал темноволосый, шокированным взглядом осматривая помещение. — Джош, мой впечатлительный друг, — в своей манере лениво произнёс гибрид, вальяжно поворачиваясь к кареглазому. Видно, таким образом пытался показать, что полностью контролирует ситуацию. — В этом городе вечно кто-то гибнет. Видимо, один из новичков вампиров не справился со своей жаждой, и скоро он будет наказан. А ты уже должен знать, что в таких случаях должен прибирать за одним из своих собратьев. — Н-нет... Т-ты не понял... Это был не вампир. — запинаясь признался парень, бегая ошалелым взглядом по помещению. — А кто же? — спросил теперь уже Элайджа, интуитивно понимая, что в городе начинает что-то назревать. — Это был обычный парень, обычный человек. — полувнятно бормотал мальчишка, нервозно заламывая кисти рук. — Но потом он вдруг ни с того ни с сего напал на свою девушку... Он, он... Вырвал ей сердце.

***

— Я так понимаю, это снова Амамат? — безэмоционально поинтересовался Майклсон-средний, наблюдая, как охотница капается в грудной клетке очередной несчастной девушки. Второй раз за вечер, кстати говоря. Они стояли посреди оживлённой улицы Французского квартала. Место убийства было опечатано полицейской лентой, и по всему периметру стояли их машины. Пытаясь разобраться в случившемся происшествии, вампирам пришлось внушить правоохранительным органам, чтобы они отпугивали от места происшествия любопытных зевак и не лезли к ним, пока они не закончат. Тут же стояли и Катерина, и его старший брат, и младшая сестра. Люсьен и Алексис, как ни странно, пожелали остаться в баре. — Да. — устало согласилась девушка, вынимая руку из раны трупа и вставая с корточек. — А кто такие Амаматы? — своевременно полюбопытствовала Ребекка, отстранённо наблюдая за происходящим. — Демоны, которые могут принимать человеческий облик. И пока их жертва ничего не понимает, нападают на людей, лакомясь их сердцами. — благодарно кивнув Элайдже, что весьма учтиво предложил ей свой платок для того, чтобы вытереть руки от крови, просто ответила голубоглазая. — За прошедший день по всему Орлеану произошло около десяти нападений. — проинформировала их, с горем пополам прорвавшаяся к ним Камилла, хотя и была лично вызвана по профессиональному долгу, чтобы установить психологический портрет убийцы. — Семь из них с летальным исходом. — Звучит весьма утешительно. — прицокнув языком, изрекла Кэтрин, не задерживая взгляд на незаурядной вампирше. — Семь человек погибли жестокой насильственной смертью, по-твоему это звучит утешительно? — тут же взвилась блондинка. — Учитывая, что из рук Амамата практически нельзя сбежать, и по всем законам жанра, жертв должно быть намного больше, да ещё и все с летальным исходом, да, то, что из десяти погибло семь, звучит, практически, волшебно. — недовольно отозвалась Пирс, пытаясь не съязвить и не закатить глаза. — Она права. — видя, что О'Коннелл уже хочет ответить что-то, что точно не понравится подруге, заявила Сатрин. — Демоны не оставляют своих жертв просто так. Либо их что-то отвлекло, либо они очень слабы. — объяснила первородная. Но немного поразмыслив над своими же словами, спросила: — Где происходили убийства? Камилла удивлённо уставилась на блондинку, не понимая зачем ей нужна эта информация. Но, впрочем, не желая спорить на эту глупую тему и задавать лишних вопросов, достала из кармана тёплой куртки сотовый телефон и начала просматривать сообщения. — Первое убийство произошло на Ерсулайнс-авеню, потом Север-Рампарт-Стрит, парк Джексон-сквер, аэропорт "Луи Армстронг", Бурбон-Стрит, Дамейн-Стрит, не поверите, но убили владельца одной из прачечных, прямо в его кабинете. — поделилась своим впечатлением девушка, перечисляя все места убийств. — И сейчас, опять Бурбон-Стрит, возле бара "У Руссо". — Кэр, это же... — догадалась, что происходит Катерина, но договорить свою мысль так и не смогла, так как древняя её перебила: — Да. Места, где мы успели побывать. — подвела она печальный итог. — Хочешь сказать эти твари шли за вашей семейкой? — удивлённо спросила Ребекка. — Нет. Только за мной и Риком. — поправила первородную голубоглазая. — И почему же они охотятся на вас и вашего брата? — не понимая, что к чему, спросил Элайджа. — Скажем так, для них люди - это просто повседневная пища, а охотники - деликатес. — ответила блондинка. — А как же Давина? — уточнил он. — Она трибрид. И может скрывать свою сущность. — быстро выпалила Сатрин. — Подождите, какие ещё охотники? — переспросила Камилла, которая так пока и не узнала всей правды. — Неважно. — небрежно отмахнулась от вопроса херувим. — Главное, что теперь моя семья должна срочно уехать, пока на наш запах не пришли ещё сотни голодных озверевших демонов. — Но, мисс Сатрин, вы ещё не до конца помогли нам с нашей небольшой проблемкой. — вежливо напомнил ей Майклсон-старший, забирая у девушки свой платок, который до этого она нервно мяла в руках. — Неужели, нет никаких способов повременить с ваши отъездом? В конце концов, как вы проживаете в других городах, если там Амаматов, наверняка, не меньше, чем в Новом Орлеане? — Вообще-то, в других городах этих тварей, практически, нет. — с капелькой язвительности проговорила Катерина, сложив руки под грудью и гаденько ухмыляясь. — И почему же? — не преминула не спросить Майклсон-младшая, с презрением и раздражением оглядывая двойника Петровой. — Практически во всех крупнонаселённых городах строятся специальные институты, где охотники учатся и работают, следя за нормой проявления нечистых сверхъестественных сил в своём городе. И когда случаются подобные случаи, — брюнетка кинула выразительный взгляд на труп маленькой девчонки. — Охотники тут же разыскивают этого демона, или любого другого жителя Нижнего Мира, и расправляются с ним. — Тогда, если следовать вашей логике, в Новом Орлеане тоже должен находится подобный институт. — протянул Клаус, задумчиво оглядывая закадычных подружек. — Должен. — согласно кивнув головой, ответила Кэролайн. — Но его здесь нет. — Но почему? — любопытствующе спросила Беккс. — Неважно. Это долгая и неинтересная история. — снова отмахнулась херувим, посмотрев на свой сотовый телефон. — Нам пора, Кит. — обратилась она к подруге. — Конечно, уходим. — согласилась кареглазая. — Всем пока! — радостно объявила она, радуясь, что они, наконец, покидают этот город. Кэролайн подошла к Катерине, уже твёрдо намереваясь смыться от Майклсонов подальше, но тут же, с печальным вздохом, поняла, что и эта попытка сбежать нещадно провалилась. — Серьёзно?! Вы, что, издеваетесь?! — чуть ли снова не врезавшись в среднего брата семейки Майклсон, возопила голубоглазая, тут же отмечая, что его старший братец уподобился ему и также преграждает им дорогу. — Я же сказал вам, мисс Сатрин, нам нужна ваша помощь. — галантно проговорил Элайджа, впрочем, не спуская хищного взгляда ни с неё самой, ни с Китти-Кэт. Хотя, конечно, больше он следил за вампиршей. — Голодающим детям Африки тоже нужна человеческая помощь, однако, никто не торопится им помочь, предпочитая сосредотачиваться на своих желаниях. — язвительно бросила охотница, пытаясь сдержаться и не посворачивать им всем шеи к чертям собачьим. — Вообще-то, каждый год, я отсылаю им довольно крупную сумму денежных средств и, несмотря на репутацию плохого вампира, забочусь о них. — честно признался первородный, вызывая приступ хохота у подруг. — Я не это имела ввиду, Элайджа. — стараясь унять смешинки в глазах, произнесла древняя. — А к тому, что я не собираюсь вам больше помогать, так как попросту не верю в весь этот бред. Нам надо просто вернуться домой, и это, в первую очередь, в ваших интересах, так как сейчас на мой запах собираются все изголодавшиеся демоны Нового Орлеана. Ваш город кишит жителями Нижнего Мира, и я неуверенна, что вы хотите с ними всеми встретиться. — Плевать на этих демонов, sweetheart. — категорично произнёс Никлаус. — Сейчас речь идёт о нашем будущем, которое приоткроет свою завесу, только если ты будешь с нами. — Нет, у меня серьёзно такое ощущение, что ты издеваешься... — тяжело выдохнув, пролепетала девушка, вновь вспоминая ту ужасную картинку, которую ей показала Алексис. — Я уже сотню раз проговорила, что не буду в этом участвовать! Разбирайтесь с проблемами своей семьи сами! — Кто здесь и изгаляется над чужими нервами, то это только ты, deary. — недовольно отозвался мужчина, отмечая, что охотница весьма встревожена. Видно, увидела что-то и впрямь нехорошее. — Ты должна остаться и помочь Алексис. — хмуро вынес он вердикт, даже не собираясь выслушивать желания блондинки. — Что прости? — удивлённо приподнимая бровь, тупо переспросила девушка. — Серьёзно считаешь, что отдал мне приказ и я как послушная овечка поспешу его исполнить? Я не одна из твоих миньонов, Клаус. И я больше не желаю здесь находится. В этом городе. Так что пропусти меня сейчас же! — Кэролайн, чёрт возьми, в опасности все мы! Твоя необъяснимая неприязнь к моему городу здесь излишня! — раздражённо рявкнул Никлаус, спокойствие которого было уже на грани. — Мне плевать на твоё королевство, Клаус! И плевать на вашу семейку! — в тон ему, прокричала херувим. Петрова предупредительно дёрнула подругу за рукав пальто, таким образом пытаясь предупредить дальнейшие слова и действия блондинки. Но Сатрин было уже не остановить. — Моя задача состоит лишь в том, чтобы сохранить свою семью, желательно подальше от Вас и этого города!!! — хмуро закончила первородная, упрямо смотря в глаза русоволосого. — Ах вот оно как, My Angel? Хочешь сбежать от лишних проблем, переложив свои обязанности на наши плечи? — наигранно-удивлённо произнёс гибрид, лишь одним усилием воли ещё не накинувшись на неразумную блондинку. — Но, как ты поэтично заметила, Новый Орлеан - Моё Королевство! — опасно прошипел русоволосый, даже не заметив, что их лица с голубоглазой охотницей разделяют лишь пара жалких сантиметров. — А значит, пока ты находишься здесь, ты обязана подчиняться мне. Я Твой Король! — свирепо воскликнул он, уже не пытаясь сдержать утробного рычания. — Я. Никогда. Тебе. Не. Помогу! — свирепо прошипела девушка, сверля первородного ненавидящим взглядом. — Ты мне Никто! Так что не смей так со мной разговаривать и даже не думай указывать мне, что делать! — тут же резко выпалила древняя, совершенно не впечатлённая ни заявлением мужчины, ни его подтекстными угрозами. — Иначе, ты узнаешь, какого это, — она снизила голос до интимного шёпота, намеренно приближаясь к губам Майклсона. — Быть жертвой Первородного Сумеречного Охотника. От ураганом клокотавшей внутри злости, глаза Никлауса затопило раскалённым янтарным золотом, наглядно показывая, что Первородный Гибрид достиг апогея своей ярости. И что на милостивую казнь рассчитывать просто не стоит. Фиолетовая сеточка вен, шаловливыми змейками, угрожающе расползлась по его лицу. А острые волчьи клыки были готовы вгрызться в тонкую белоснежную шейку ангела. Элайджа где-то на периферии сознания ещё пытался образумить брата, практически, умоляя его не совершать глупостей. Но Майклсона уже было не остановить. Он готов рвать и метать, лишь бы образумить наглую идиотку. Маленькая дура, как она не может понять, что они все находятся в опасности? Из его горла раздалось шипящее утробное рычание, а тело было готово ринуться вперёд, чтобы напасть... Впрочем, всего этого спектакля и не понадобилось. Кэролайн неожиданно отпрянула от мужчины, будто тот её (мог ли?) ударил и невидящим остекленелым взглядом уставилась в пустоту перед собой. Внезапно, ставшая смертельно-бледной, когда-то молочно-белая кожа стремительно покрылась уродливой сеточкой бледно-серых вен. Сознание немедленно отпустило блондинку. А тело, подчиняясь всем возможным законам физики, начало безвольно падать вниз. И лишь сильные мужские руки подхватили голубоглазую, не дав позорно свалится на землю, прямо посреди улицы, крепко прижимая её к собственному телу.
Примечания:
Au revoir, messieurs* (франц.) — Прощайте, господа.

Дорогие девочки, хочу поздравить вас всех с 8 марта!!! Пожелать любви, счастья, удачи, здоровья, чтобы каждая из нас получила в этот день все самые желанные подарки, пусть, наконец, выйдут новые главы всех наших любимых фанфиков, которые можно ждать, судя по всему, целую вечность (ха, сама-то не лучше... н-да...). В общем, всего-всего Вам и побольше!!!

Праздничной веселой лихорадкой,
Нынче все охвачено кругом,
Пусть прекрасный День 8 марта,
Радостью наполнит каждый дом!

Дорогие читатели, оставляйте отзывы, нравится ли вам вообще моё творчество, а то, может, я просто так пишу тут вхолостую, нервы и время своё трачу, а у меня итак полная задница в этом году(((

Ставьте "нравится" этому фанфику, вам не сложно, мне приятно)

Всем заранее спасибо!!!)))

На мою безграмотность, обращаю ваше внимание, публичная бета ВСЕГДА(!) включена, и я не отключаю её ни при каких обстоятельствах.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.