Любовь может спасти даже темнейшие из душ 87

Polina Moscow автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
— Боже, они ещё и пьяные в хлам, — обращая взор к потолку, промычал де Мартел.
— Хм... Не сказала бы, что так уж и сильно они пьяны, — протянула Майклсон-старшая, рассматривая Кэролайн, Кэтрин и Аврору.
— Это потому что их ещё штырит от наркотиков, — устало усмехаясь, ответил вампир.
— Хочешь сказать, они не просто пьяны, но ещё и под наркотой? — изумился Клаус, быстро переводя взгляд на блондинку.
— А то! Причём, судя по всему, у них в организме и наркотиков, и алкоголя напополам...

Посвящение:
Шикарной дружбе трёх шикарных вампирш в лице: Кэролайн, Кэтрин и Авроры.

Клаус и Кэролайн always and forever в моём сердце.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Промежутки между выходом глав будут очень-(возможно)-очень-очень большие. Заранее извиняюсь.

Таймлайн 3-его сезона "Первородные", 6-7-ого сезона "Дневники вампира", 3-его сезона "Сумеречные охотники" и 4-ого сезона "Люцифер".
Хронология сериалов в соответствии с действиями фанфика местами нарушена. В принципе, как и сюжет.

12 глава. "Проклятие".

14 сентября 2019, 17:51

— А как снять проклятие? — Его не снимают. От него бегут. Дин Винчестер "Сверхъестественное".

— Проснись и пой, соня!!! — будто сквозь толщу воды донёсся до Клауса знакомый певучий голос. Всё ещё сомкнутые сонные глаза ослепила яркая вспышка света и раздражающий писклявый голос что-то бормотал на периферии его сознания. Гибрид с колоссальнейшим трудом разлепил веки, впрочем, тут же желая снова их закрыть, ибо спать ему хотелось неимоверно, и огляделся вокруг. Его комната, недавно бывшая погружённой в полумрак, из-за плотных тёмных штор, которые не пропускали через себя яркое солнце, сейчас была полностью освещена его болезненно-ослепительными лучами. Он лежал на большой деревянной кровати, из тёмного дерева, которая была всё также заправлена чёрным хлопковым покрывалом и слегка примята в тех местах, где он лежал. Видимо, он лёг спать даже не удосужившись её расстелить. Слева от кровати стояли пару шкафов для одежды, тон в тон подходящие к кровати. На дверце одного из них висело большое зеркало. Напротив кровати находился большой стол по своим внешним характеристикам идентичный кровати и шкафу. На столе было разбросано множество исписанных бумажек и незаконченных рисунков, которые он всё старался довести до ума эти несколько месяцев, пока маялся от недостатка вдохновения. И слава Господу-Богу, вчера оно наконец-то к нему вернулось!!! С каким только упоением он держал в руках свою любимую кисточку и как плавно выводил ею родные черты лица его белокурого ангела! "Кстати, надо решить, что делать с картиной. Отдать её Кэролайн или оставить себе?" — сам у себя мысленно спросил мужчина, раздумывая над дальнейшей судьбой своего творения. Но от дальнейших раздумий его отвлекла его любимая младшая сестрёнка, которая сновала по комнате туда-сюда, собирая его, в хаотичном порядке, разбросанные вещи, и что-то быстро-быстро лепетала о том, каким безалаберным грязнулей он стал. Клаус лениво усмехнулся. Кажется, только его родственнички могут так беззазорно врываться в чужую обитель, с утра пораньше, и начинать отчитывать его за какие-то мелкие провинности. — Ребекка, Бога ради, что тебе нужно от меня в такую рань? — не в силах больше терпеть назойливый голосок своей младшей сестрёнки, спросил русоволосый, теша себя мыслями о том, что сейчас она уйдёт, и он снова сможет окунуться в глубины своих раздумий или, что ещё лучше, прекрасного сна, из которого эта нахальная девица его так жестоко вытянула. — Я тебя умоляю, Ник, какая рань? — резко остановившись напротив кровати полуспящего брата, с издёвкой вопросила Майклсон. — Вообще-то уже доходит два часа дня. Обед. — Два часа? — удивлённо переспросил сероглазый, правой рукой пытаясь нашарить свой мобильный телефон на прикроватной тумбочке. — Ты должно быть шутишь?! Но не найдя вещицу на ощупь, резко повернул голову в сторону тумбы, желая поскорее найти нужную вещицу, чтобы удостовериться, что сестра его не разыгрывает. "Чёрт!!! Да где же он?!" — гневно вопрошал в мыслях гибрид, подрываясь с кровати и бегло осматриваясь вокруг. — "Неужели забыл в студии?" — Если бы я хотела над тобой посмеяться, Ник, обязательно придумала бы что-то более изощрённое, — простодушно заявила блондинка, не обращая особого внимания на возню брата. — Почему вы меня не разбудили раньше!? — даже не пытаясь сдержать явное раздражение в голосе, спросил Клаус, быстрым шагом преодолевая расстояние от кровати до двери и вышел вон. Пошёл в свою мастерскую, попытать счастья найти мобильный там. Благо идти надо лишь до соседней комнаты. — Ты так сладко спал, пуская слюни на подушку, что я не решилась тебя будить, — негромко крикнула вампирша, зная, что брат её услышит. — Мало ли, вдруг бы ты решил меня за это убить? — не без издёвки добавила уже чуть тише она. — А куда такая спешка? — Вчера я пересёкся с Хенриком Сатрином, — проговорил Майклсон, заходя обратно в комнату и кидая свой новый телефон, который предательски показывал тринадцать часов и пятьдесят три минуты, на кровать, полез в недра своего шкафа в поисках чистого полотенца. — Мы договорились сегодня встретиться и поговорить насчёт пророчества. Мы ведь так и не узнали, что Алексис нагадала Кэролайн, — прежде, чем скрыться в ванной комнате, договорил он. — А где вы собрались встретиться? — весьма опрометчиво поинтересовалась первородная. — У них дома. — Сквозь шум бегущей воды донёсся голос Клауса. — Хм... А что же они к нам не придут? — снова поинтересовалась блондинка. Но её вопрос остался без ответа, из-за чего девушка только чванливо цокнула языком и поняв, что комнату старшего братца она привела в более-менее что-то похожее на порядок (остальным пусть занимается прислуга), ушла вниз к обеденному столу. *** — Фрея, передай мне соль, пожалуйста, — разнёсся по молчаливой столовой спокойный голос младшей Майклсон, которая с удовольствием поедала овощной суп и салат "Цезарь". За обеденным столом сидели только они с сестрой. Элайджа ещё спозаранку ушёл куда-то по своим делам, вроде как, разбираться, что же ему делать с обществом "Неясыти". Кол уже который день без отдыха и без просыха (ладно, возможно, короткие остановки и были) разгуливал по барам и кабакам Нового Орлеана, пытаясь заглушить свою боль по малолетней ведьмочке. А Ник всё ещё был в душе. — Фрея, — после продолжительного молчания заговорила Ребекка. — Ты не узнавала у Хейли, когда она и Хоуп собираются нас навестить? — непринуждённо спросила она, откладывая в сторону опустевшие тарелки и беря в руки чашку с чаем. — Прошло уже больше недели, как они уехали. — Я с утра ей позвонила, — ответила блондинка, намазывая кусочек белого хлеба ягодным джемом. — Она и Джексон сейчас очень заняты делами стаи, поэтому не могут так быстро вырваться с болот. Думаю, мы не увидим их до конца следующей недели, — делая аккуратный глоток горячего чая, заключила она. — Пф... Ну да, конечно, я и забыла, что она каждый день занята своими королевскими делами, — раздражённо выпалила вампирша. — Вот, что интересно, она вечно собирается пропадать на болотах с моей племянницей? — искренне недовольная таким раскладом вещей спросила она. — Вини в этом нашего благородного братца, — ответил ей гибрид, спускаясь по лестнице вниз, к обеденному столу, и натягивая на себя серую хенли. — Если бы не он и его слабость к волчице, Хоуп бы осталась с нами, а её мамаша со своим муженьком и дальше беззаветно могли бы тусоваться на своих много обожаемых болотах, — презренно выплюнул он, вспоминая, как Маршалл посмела требовать от него, чтобы его дочь жила с ней. А он, как последний дурак, под натиском старшего брата и его речей о том, что он должен быть лучшей версией себя, и что Хоуп будет гораздо лучше рядом с матерью, согласился. — Или, если бы ты, в содействии с нашей много обожаемой тётушкой, не проклял её стаю, она бы осталась здесь, а не бежала прятаться на болотах, пытаясь сохранить свою жизнь и право быть с дочерью, — саркастично добавила древняя, напоминая братцу о его грехах. — Вот именно, "бежала прятаться на болотах", разве так поступают королевы, коей она себя возомнила? — искренне полюбопытствовал Майклсон, принимая из рук обслуги бокал с кровью. — Когда появилось это чёртово пророчество, она, поджавши хвост, сбежала на болота, беспокоясь о собственной шкуре и надеясь, что там я не смогу её достать, пока буду слишком занят разрешением наших проблем. Вот только как бы далеко она не убежала, я всё равно её найду. Так что, будь добра, Фрея, донеси эту простую информацию до этой королевы-оборотней, потому что я хочу как можно скорее увидеться с дочерью. А теперь, прошу меня простить, но мне пора, — допивая свежую кровь, произнёс он и, рывком поднявшись со своего места, направился к выходу. — А куда ты собрался? — недоумённо спросила ведьма, смотря младшему брату вслед. — Меня ожидает семейство Сатринов, нам надо решить несколько вопросов, — поворачиваясь к сестре лицом, договорил гибрид, сетуя о том, что он уже просто безбожно опаздывает. Всегда пунктуальная и ко всему готовая Капитанша-всё-под-контролем будет в восторге. — Тогда будь так добр, забери у Давины мой гримуар о древних проклятиях, — вдогонку крикнула девушка. — Несколько дней назад она его у меня позаимствовала, обещала вернуть до конца недели, — договорила она, вновь припадая к пончикам и чаю. — "О древних проклятиях"? — с сомнением переспросил русоволосый, истуканом застывая на проходе. Вчера Хенрик клятвенно его заверял, что маленькая ведьма занята поисками информации о пророчествах. Ни о каких проклятиях речи не было. — Да, — согласилась с ним ведьма Майклсон. — Проклятие привязанности. Или что-то в этом роде. — Зачем оно ей понадобился? — вновь обратился он к сестре. — Не знаю. Она лишь сказала, что это вопрос жизни и смерти, — воспроизводя в воспоминаниях, как жалобно Сатрин-Клэр упрашивала её одолжить ей древний гримуар Далии, сказала она. — И насколько мне известно, ведьмы Квартала так же заняты поисками этого проклятия, — тут же добавила голубоглазая, припоминая, как вчера одна из ведьм жаловалась ей, что Давина в последнее время заставляет их работать практически без отдыха лишь бы найти какое-то заклинание о привязке и как его можно разрушить. Майклсон нечитаемым выражением лица посмотрел перед собой, задумавшись. Вот почему Сатрин-младший был вчера так неразговорчив и всё пытался от него что-то утаить. Они заняты совершенно не поисками решений ИХ проблемы, а пытаются удовлетворить собственные интересы. Неужели Кэролайн и Хенрик ведут какую-то двойную игру? — Похоже о спокойном разговоре с этой семейкой следует забыть, — глухо прокомментировал русоволосый, думая лишь о том, как бы вытрясти с Сатринов правду. — Придётся допытываться всего по плохому, — заключил он. — Хах... Тогда я с тобой, дорогой брат, — весело произнесла младшая сестрица, уже сейчас предвкушая горький вкус семейных разборок.

* * *

— Здравствуй, Клаус, — кивком головы приветствуя гибрида и пропуская его в дом, проговорил Хенрик и тут же обратился к его сестре. — Милая Ребекка, рад, наконец, с вами познакомиться безо всяких эксцессов, — целуя изящную ручку девушки, почтительно добавил он. Да, первая их встреча прошла весьма ужасно, подумала Ребекка, вспоминая, как тогда его сестра разбила ей голову. — Проходите в залу, а через неё выйдете на кухню, — проинформировал их херувим, закрывая за ними дверь. — Мы как раз пьём чай, хотите с нами? — спросил он, пока они шли до кухни. — Я бы не отказался от чего-нибудь покрепче, — отозвался Никлаус, медленным взглядом обводя большую кухню, на которой собралась почти вся семейка. Во главе стола, ближе к окну, восседала голубоглазая блондинка, справа от неё сидели Катерина и Аврора, а слева Тристан и рядом с ним один пустующий стул, который видимо был отведён для маленькой ведьмы Ди, которой, кстати, по близости не наблюдалось, а также ещё одно незанятое седалище, прямо напротив охотницы, только уже предназначенное для Хенрика, сделали вывод Майклсоны, отмечая, что на этом месте стоит кружка с чаем. — В обед никому не наливаем, — едко произнесла Катерина, немного откидываясь на спинку стула, чтобы было удобнее наблюдать за внезапно нагрянувшими гостями, и сатирически посмотрела на гибрида, заключая: — Так не долго и спиться. — По себе судишь, darling*? — иронично подбросила шпильку блондинка Майклсон. — Я недавно пересмотрела все видео на ютубе, где ты и твои подружки развлекаетесь... Что ж, там вы определённо не следили за временем, так стремительно бегущем вперёд вас, — удовлетворённо отмечая, что лицо вампирши-двойника из надменно-весёлого превратилось в презрительное, заключила она. Аврора, как и её темноволосая подруга, кинула на вампиршу недовольный взгляд, абсолютно точно не обрадованная тем, что первородная начала острить на эту тему. — Говоришь, пересмотрела все наши видео? Понравилось то, как классно мы умеем проводить время? — не без издёвки пролепетала она, закидывая в рот очередную карамельную конфетку. — Ну да, тебе-то, пол жизни проведшей под крышкой гроба, вероятно не знакомо, что такое веселье. Клаус, явно не ожидавший, что если возьмёт с собой сестру, то придётся выслушивать женские колкости, неразборчиво хмыкнул. Хенрик и Кэролайн одновременно издали что-то на подобии смешка. Тристан закатил глаза к потолку, промычав что-то нечленораздельное. Кэтрин благодарно посмотрела на подругу, которая вовремя подключилась к их маленькому спору. А Ребекка же была готова уже сейчас перегрызть рыжеволосой ведьме глотку. Впрочем, даже изничтожающий взгляд Древней вампирши не остановил нахалку и дальше плескаться ядом: — Знаешь, я бы могла предложить тебе в следующий раз отправиться на веселье с нами, — заискивающе проговорила она, взглядом снисходительного родителя окидывая блондинку. — Мы бы показали тебе, каково это, веселиться сутками напролёт, да так, чтобы потом было о чём вспомнить. Как думаешь, Кэрри, мы бы могли взять с собой малышку Беккс? Сатрин с интересом поглядела сначала на озлобленную, и явно оскорблённую словами подруги (да, что-что, а язвить их сладкая, но острая на язык, карамелька умеет) вампиршу, а потом перевела его на молчаливого Клауса, что так же, как и она, внимательно следил за разыгравшимся представлением. — Обязательно, — лукаво улыбнувшись, подтвердила херувим, ловя серьёзный взгляд серо-зелёных глаз, что теперь прожигали её насквозь. Гибрид явно чем-то недоволен. Вот только это маленькое обеденное представление здесь ни при чём... Что-то определённо не так. — Думаю, Ребекка, наша небольшая женская компания плодотворно повлияет на тебя, разогнав весь этот животный тестостерон, тысячу лет окружающий тебя, — добавила свою лепту Катерина (ну, не могла она просто промолчать!), со смешком отмечая, что Майклсон начинает злиться пуще прежнего. — Прекратите! — подал голос старший де Мартел. — Ваша словесная баталия может продолжаться до бесконечности, вот только это сейчас не главное, — всё ещё помня о проблемах насущных, добавил он. — У наших семей одна общая проблема, которая требует немедленного решения, а именно Монстр, о котором в пророчестве было поведано каждому из нас. — Именно, — поддержал его Хенрик, галантно уступая своё место гостье, и относя свою пустую чашку в раковину. После этого он подошёл к тому столу, что предназначался для готовки на нём пищи, и, облокотившись на него руками, продолжил разговор: — Этот неизвестный Монстр угроза для каждого из нас. И самое сложное то, что найти о нём что-то более стоящее, чем то, что он просто существует и станет концом для всех нас, просто невозможно. Ни одна ведьма, находящаяся в подчинении у малышки Ди, ни, тем более сама Давина, не дали конкретного ответа на вопросы: "Кто он?" и "Что из себя представляет?" — по сути мы даже не знаем с чем нам придётся столкнуться, а о том, как его победить, не может быть и речи. — Может, вся проблема в том, что ни Давина, ни её ведьмы не искали этого самого Монстра? — более-менее спокойно проговорил Клаус, стараясь продержаться по максимуму долго, ведя этот неприятный разговор. Он руками облокотился на высокую спинку стула, куда уселась сестра, и, стоя за её спиной, наблюдал за реакцией на его слова всей закадычной семейки. — Ведь, насколько мне известно, на самом деле они занимались даже близко не поисками расшифровки пророчества, — медленно, опасно растягивая каждое слово, продолжил он. — Зато они потратили несколько суток на поиски информации о неизвестном проклятии, которое никак к нашей проблеме не относится. Ответом на его выпад были лишь напряжённые, переглядывающиеся между собой, взгляды. Они определённо что-то скрывают. Вот только ещё бы знать, что именно. — Мы будем играть в молчанку? — так и не дождавшись ни от кого из присутствующих объяснений, грозно спросил он. — Или я наконец получу объяснения на заданный вопрос? — Это наши личные проблемы, Никлаус, — первым прерывая гнетущее молчание, высказался Тристан. И только хотел продолжить свой монолог, как был тут же перебит нетерпеливым гибридом: — Вы в самом деле считаете, что у вас есть такие привилегии, как действовать у меня за спиной? — яростно вопросил первородный, с силой сжимая спинку стула, стараясь всё ещё умерить в себе люто беснующегося зверя. Всё-таки устраивать сцены не входило в его планы. — Это сложно, Ник, — отрицательно покачивая головой, подхватила за братом рыжеволосая вампирша, всё ещё надеясь соскочить со столь щекотливой для них темы. — Просто поверьте, что это никоим образом не касается вас... — Это касается нас в первую очередь, прекрасная Аврора, — вперив в девушку грозный взгляд, едва ли не прорычал Майклсон. — Всё, что так или иначе происходит с вами, в первую очередь отражается на моей семье! — Ты устраиваешь ненужную драму, Клаус, — недовольно посмотрев на русоволосого, тихо проговорила Кэролайн. — Если мы сказали, что это вас не касается, значит, так оно и есть. Не суйте свой нос в чужие дела. — "Чужие дела"? — недовольно повторил вслед за девушкой мужчина. — Мы, кажется, уже говорили об этом, Кэролайн. Мы повязаны. А значит, и дела у всех нас общие. — Ты берёшь на себя слишком много, тебе так не кажется? — раздражённо заявила охотница, начиная потихоньку закипать. — Наша общая главнейшая задача разобраться с пророчеством и спасти наши семьи от падения, остальные наши проблемы не имеют друг к другу никакого отношения. У нас у всех есть право на частную жизнь. — Больше нет, — со смешком изрёк гибрид. Больше нет. Теперь они зависимы друг от друга. И пусть охотница не хочет этого признавать, но Майклсон видит в её взгляде, что она его прекрасно понимает. Понимает, но не хочет принимать этот факт. Не хочет от него зависеть. Не хочет связывать их жизни в одну. А ведь ведьма предупреждала их: Судьбы златые нити сплелись в один клубок. — Мы зависимы друг от друга, — будто читая её мысли, не переставал говорить русоволосый. — И должны держать друг друга в курсе всех событий. А так выходит, что вы от нас что-то скрываете, — хмуро добавил он. А если скрывают, значит, играют по тёмному. Измена? — Может, ты решила пойти против меня? — решил уточнить внезапно посетившую его догадку первородный. — Ищешь способ помочь нашим врагам одолеть мою семью, а взамен выкупаешь себе свободу? — Не смей! — резко подрываясь с насиженного места, прикрикнула блондинка, левой рукой опираясь на столешницу, а второй намеренно тыкая в гибрида указательным пальчиком. — Не смей обвинять меня в подобной низости. — А что я должен думать, my Angel? Вы скрываете от меня правду, давая просто огромное пространство для разгула моих догадок, — едко произнёс сероглазый, отрывая от спинки стула руки и разводя ими по сторонам. — Мне назвать все из них или того, что ты затеяла измену будет достаточно? — Ник... — едва ли не физически ощущая, как воздух в комнате стал наэлектризовываться, пробормотала первородная, пытаясь отвлечь брата от просверливания дырки в голубоглазой охотнице. — Заткнись, Ребекка, — глухо прорычал в ответ он, даже не отрывая от Сатрин глаз. Майклсон послушно примолкла. Тон её психопата-братца не предвещал ничего хорошего. Значит, ещё минута и эта цистерна гнева взорвётся. Древняя обвела взглядом всех присутствующих. Двойник Петрова сидела едва ли не вжавшись в стул, так как была ближе всего к Кэролайн, которая, казалось, одним только взглядом могла заставить полыхать над всеми ними молнии. Аврора придвинулась ближе к подруге, опасаясь, у кого же из древних первым лопнет терпение и чей гнев падёт на невинных окружающих. Тристан отодвинулся от стола чуть-чуть подальше, вероятно так же пытаясь предугадать, кто сейчас опаснее, и втихаря перебрасывался непонятными взглядами, будто вёл с ним немой диалог, с Хенриком, которому несказанно повезло, ведь он стоял дальше всех и наблюдал за происходящим с неподдельным интересом. — Ну и что же ты молчишь, love? — устав играть в очередную молчанку и прерывая уже порядком затянувшуюся на добрые минуты две-три тишину, цинично спросил Клаус. — Или я угадал, и сейчас ты лихорадочно пытаешься придумать себе оправдание? — Я дала тебе слово, Никлаус: мы на одной стороне, — мысленно пытаясь себя успокоить, проговорила блондинка, делая глубокий вдох. — Твои нелепые догадки ничего более, как бред, говорящего в тебе параноидального маньяка. Серьёзно? Она назвала его параноидальным маньяком? Серьёзно?! Ребекка аккуратно обернулась и посмотрела на брата, ожидая увидеть как минимум пару светящихся янтарём глаз и четыре острых, словно бритвы, клыка. Каково же было её удивление, когда вместо всего этого, или может ещё чего похуже, она увидела ничем не скрытые смешинки в его глазах и лукаво-ироничную ухмылку. Её сумасбродный братец убивал и за меньшее, а тут, такое ощущение, будто он наслаждается этой руганью между ними. Или... ... Эти двое, что, таким образом флиртуют? Совсем больные придурки что ли? Блондинка посмотрела на двойника, единственного человека, который, помимо неё самой, знал о весёлом времяпрепровождении её братца и белобрысой охотницы, и дождавшись, когда Пирс ответно посмотрит на неё, спасибо долго ждать не пришлось, кинула выразительный взгляд сначала на херувима, потом на мужчину позади себя, а после удивлённо приподняла тонкую бровь, таким образом задавая раннее вспыхнувший в её голове вопрос. По взгляду вампирши, девушка сделала вывод, что Петрова поняла её правильно. Катерина, предварительно проверив, никто ли не наблюдает за ними с Майклсон-младшей, исподтишка с интересом оглядела двух гибридов. И после вновь обратилась к первородной, немного скомкано пожимая плечиками, что означало: "Не знаю". Обе девушки тут же вернулись к дальше продолжающемуся спору. — ...ожно, deary, — охотно согласился со своей оппоненткой мужчина, вспоминая, что эта блондинка всегда умела находить те точки, которые могут в два счёта оставить его безоружным. — Однако этот самый маньяк столько раз уберегал меня от смерти, что не довериться ему сейчас было бы просто глупо. — Серьёзно? — раздосадованно взвилась Сатрин. — Поклянёмся на мизинчиках? — язвительно предложила она, просто не представляя, как заставить несносного сумасброда ей поверить. — Заключим договор на крови? Или быть может мне стоит преклонить перед тобой колени, чтобы показать свою преданность, о, My King? — О, поверь, поставить тебя на колени было бы куда уместнее в другой ситуации... — бархатным голосом прошелестел древний, своим британским акцентом добавляя в эти слова какой-то сексуальной перчинки. Теперь уже Кэтрин намеренно ловила удивлённый взгляд голубоглазой вампирши, стараясь одной лишь мимикой показать, что этот откровенный, давно не детский флирт пора заканчивать. Потому что ещё немного и то, какие в самом деле отношения связывают ярых спорщиков, станет понятно не только им с Ребеккой, но и всем собравшимся. А малышка Рори ещё не готова узнать такую правду. Поэтому, одними губами приказав вампирше присмирить её больного братца, что та поспешила исполнить, обернувшись к мужчине, и тихим шёпотом заставляя одуматься; Петрова, в свою очередь, несильно, но весьма ощутимо, наступила каблуком изящного сапожка на ногу херувиму. Издав нелепое глухое шипение, Кэролайн рассерженно посмотрела на подругу, в ответ же получая красноречивый взгляд, намекающий остановить эту словесную потасовку. И кажется, только сейчас вспоминая, где, с кем, и когда она находится. Сатрин вперила нервный взгляд в стену напротив стола, пытаясь привести собственные мысли в порядок. Чёртов Майклсон!!! И вот обязательно ему было именно сейчас вспоминать все подробности того самого дня X?! Кэролайн нервно облизнулась, попутно пытаясь прояснить собственную голову от тех порочных воспоминаний. Вот только этот её жест не был упущен одним голодным серым волком, мозг которого пустился в те же дебри, в которых до этого пребывала светловолосый ангел. А уж когда между её слегка пухлых губ показался кончик розового язычка, он был едва готов не зарычать, вспоминая, насколько эротично эти самые розовые губки были растянуты вокруг его плоти, а шаловливый язычок проходился по всей его длине, иногда вырисовывая какие-то только ей одной понятные узоры. Тогда на его вопрос о том, где же девятнадцатилетняя провинциальная девчонка научилась так хорошо и слаженно работать своим телом и доставлять своему партнёру такое блаженство, блондинка открестилась от него парой фраз, что пересмотрела достаточно фильмов и сериалов подобного содержания и прочла немало книг, откуда черпала знания. Но теперь-то, когда он знает, что та девятнадцатилетняя девчонка была лишь отголоском Древней вампирши, стало понятно, что знания свои она получила далеко не из книжек и современного кинематографа, что, в свою очередь, означало, что у его бескрылого ангела любовников было едва ли немногим меньше, чем у него самого любовниц. Нет. Он, как любой здравомыслящий человек, конечно, понимал, что за тысячу лет у неё могло быть десяток сотен поклонников, но от мысли, что многие из них побывали в её постели, жуткому собственнику (который, в принципе, и высказать-то ничего не может, они ведь просто друзья, чёрт бы их побрал!) хотелось немедленно впиться в чью-нибудь глотку клыками и разорвать её к чертям собачьим, предварительно осушив того несчастного до последней капли крови. Поэтому, не имея возможности выплеснуть собственный гнев привычным способом, гибрид решил пойти в наступление. (А потом можно будет пойти и осушить парочку туристов). — Мы отвлеклись от темы, — холодно-цинично произнёс русоволосый, наконец, возвращая себе самообладание. — Я всё ещё жду твоих объяснений, sweetheart, — язвительно напомнил он. — И тебе лучше всё мне рассказать, пока не стало хуже. Что бы там ни было, он выбьет правду из этой семейки. — Серьёзно? Думаешь, включил роль плохого копа и я сразу выложила тебе все свои карты? — нисколечки не впечатлённая грозным тоном гадко усмехнулась херувим. И только хотела уже что-то добавить, как вдруг теперь влезть в их разговор захотелось её младшему братцу, которому уже порядком надоело наблюдать за этим театром, отчего он попытался обратить внимание ссорящейся парочки на себя: — Кэрри, Клаус, за вами, конечно, безумно интересно наблюдать, — растянуто проговорил он, отмечая, что это возымело свой эффект, и теперь гибрид и херувим немного отвлеклись от своего спора. — Но время идёт, а пока что-то более значимое, чем ваша неприязнь друг к другу, мы так и не выяснили. Поэтому прошу... — Помолчи, Хенрик! — нагло перебив его, попросила охотница, для большего эффекта выставив правую руку с вытянутым вверх указательным пальчиком, призывая к тишине с его стороны, а после вновь обратилась к своему оппоненту: — А ты, будешь выделываться перед своими миньонами, Клаус. Со мной твои угрозы не пройдут, — жёстко отчеканила она. — Кэролайн, не буди во мне зверя, — не на шутку распаляясь, предупредил сероглазый. — За всё то время, что мы находимся под прицелом этого несчастного пророчества, я только и делаю, что пытаюсь вдолбить в твою очень миленькую, но всё же слишком глупенькую головку, что мы должны работать на одной стороне! Между нами не может быть секретов!! Не на пороге войны!!! — прокричал он, наконец, признавая, что дела обстоят куда хуже, чем может показаться с самого начала. — О! Так ты ещё и в гущу боевых действий меня затащил? — немного удивлённо проговорила голубоглазая, вспоминая, как Рори, Трис и Люся вскользь упоминали о том, что в Орлеане грозит начаться война кровных линий. Чёрт его дери! Она ведь совершенно не интересовалась, как обстоят дела в Новом Орлеане, предпочитая игнорировать ненавистный город, в котором, тем более, поселился этот... этот... Первородный. И вот теперь всё это ей выходит боком. Ну, конечно, могло ли быть иначе? Это же она, Кэролайн - мать его - Сатрин, самый невезучий человек вампир на планете. Только на неё одну, на всей Земле, в один присест могло свалиться разом столько бед. — И ты всё ещё думаешь, что я обязана выдать тебе всю свою подноготную? Особенно зная, что грядёт война, — иронично заметила она, слегка приподнимая бровь. — Кэролайн!!! — вместе с произнесённым именем издал устрашающий низкий утробный рык первородный, впрочем, оставаясь стоять пригвождённым к своему месту, с силой сжимая несчастную многострадальную спинку стула, по которой уже пошли трещины. Ещё немного и он что-нибудь сломает, помимо этого несчастного стула, которому уже требуется замена. Как вдруг... — Она проклята! — как гром среди ясного неба, раздался мелодичный звонкий голос возле большой арки, соединяющей зал и кухню. — Мама проклята, — уже тише повторила маленькая ведьма, когда к ней обернулись несколько пар ошарашенных взглядов. Одни были удивлены так легко раскрытым секретом, другие его содержанием. — Давина! — возмущённо прикрикнула блондинка, абсолютно не ожидавшая такого исхода их с Майклсоном спора. Она-то надеялась, что ещё немного побесит его, и он уйдёт со своей сестрицей, так и не получив ответы на свои вопросы. Зато её тайна бы осталась неприкосновенной. — Нам нужна их помощь, если мы хотим освободить тебя от твоего бремени в ближайшее время, а не по намеченному плану... — оборвала себя шатенка, не в силах произнести дальнейшую возможную судьбу матери. И запустила пятёрню себе в волосы, немного оттягивая их и устало вздыхая. Она так устала за эти дни. Часами просиживать за древними книгами и манускриптами, пытаясь найти хоть отголосок чего-то похожего на недуг матери. Хотя когда-то она и испробовала нечто подобное на Майкле Майклсоне, привязав его тело к своему браслету, при помощи которого ей удавалось его контролировать, но это детское заклинаньице не идёт ни в какое сравнение с тем проклятием, что лежит на её матери. Ни одна из прочитанных ею книг, как назло, не содержала ни одного похожего проклятия. Будто его и не существовало вовсе. Будто его взяли из воздуха. И только сейчас, точнее минуты двадцать три назад, она нашла небольшую подсказку. А после со всех ног понеслась домой, предпочитая обговорить сначала обо всём с матерью, тётями и дядями прежде, чем бежать за помощью к Майклсонам. Вот только застав любимую матушку за ожесточённым спором с Клаусом, поняла, что лучше будет всё провернуть здесь и сейчас, экономя драгоценное время. И прежде, чем Клаус окончательно озвереет и поверженный (что-что, а спорить и побеждать в этих самых спорах её мать умеет, как никто другой) уйдёт от них, затаив обиду, да так, что откажется помогать, когда она так близка к разгадке, малышка Ди вмешалась, беззазорно сдавая секрет матери. — Проклята?.. — глухо переспросил Никлаус, возвращая льдисто-серый взгляд на своего бескрылого ангела. Вся его злость разом куда-то улетучилась. Охотница, поймав его озадаченный взор, лишь устало усмехнулась и закатив небрежно глаза, уселась обратно на свой стул. — Да, проклята... — хмуро повторила девушка, взяла в руки кружку с недопитым чаем, что уже успел остыть, пока она пререкалась с Майклсоном, и начала делать маленькие глотки, пытаясь хоть чем-то занять руки. — Но, как такое возможно? — заинтересованно спросила Ребекка, даже не представляя, какую можно было бы шпильку придумать на этот раз. Хотя, судя по резко омрачившемуся настроению всех собравшихся, лучше было бы и не лезть сюда со своими колкостями. Сатрин-старшая аккуратно сняла со своего указательного пальчика лазуритное кольцо и положила его на стол так, чтобы их гости могли его видеть. — Это кольцо... Меч, — после этих слов кольцо неожиданно засветилось нежно-голубоватым свечением и вместо него поперёк столешницы теперь лежал длинный именной меч, который Клаус имел удовольствие держать в руках не так давно. — Моя душа привязана к нему, — через силу выдавила из себя девушка, бросая на клинок взгляд полный отвращения. "Как и вся её семейка", — отметила про себя Ребекка, замечая, что при упоминании привязанной к мечу души блондинки Аврора недовольно скривилась, Кэтрин отвела отсутствующий взгляд в противоположную стенку, Тристан ровным счётом не выдавал ни одной эмоции, а Хенрик смотрел на меч с лютой ненавистью. Каков был взгляд Давины девушка не увидела, маленькая ведьма скрылась на втором этаже дома. — Что значит, "твоя душа привязана к нему"? — с искренним интересом спросила голубоглазая Майклсон, не совсем понимая, что пытается эта семейка до них донести. — То и значит, — с ироничной усмешкой сказала Кэролайн. — Моё тело, моя воля — они привязаны к этому мечу-кольцу, — как-то даже обречённо пробормотала она. — То есть пока меч в моих руках, пока я им владею, я властвую и над собственными телом, и над волей. Но стоит ему оказаться в чужих руках, и я становлюсь безвольной марионеткой чужого театра. — Что означает, что если это кольцо Всевластия попадёт в чужие руки, в руки наших врагов, — в свою очередь снова вмешался Хенрик, чтобы донести до Майклсонов одну простую информацию (а-то сестрёнка ведь умолчит о подобных деталях). — Кэролайн фактически сразу же станет нашим врагом номер один. — Потому что она досконально знает все наши слабости, — поддерживая друга, продолжил его мысль Тристан. — И иметь такого врага никому из нас не выгодно. — Но она мало чего знает о нас, Майклсонах, — с сомнением пробормотала древняя, переведя взгляд на ухмыляющуюся девушку. — Мы прожили в одном городе больше года, Ребекка, — отсекая её предположения на корню, изрекла она. — Возможно конечно, накопленных за это время знаний мало, но... — Никто не исключает, что будет достаточно и этого, — согласился Никлаус, складывая руки на груди. — Вот, что имела в виду маленькая ведьма, — наконец, понимая смысл нечаянно брошенных Давиной слов, рассуждал он. — Если ты будешь представлять большую опасность, самым лёгким способом предотвратить твой переход на сторону врага будет устранить тебя. Золотой клинок с пеплом белого дуба в сердце и под крышку гроба. Сатрин лишь покачала головой. Отрицать столь очевидные вещи бессмысленно. — Неужели у какой-то ведьмы хватило духу привязать тебя к нечастной железке? — даже слегка сочувствуя херувиму, спросила Майклсон, пытаясь разрядить затянувшееся молчание. — Ты же Первородная! Какая безмозглая ведьма вообще могла пойти на такое? Противостоять Древнему Вампиру?! — Я не знаю, кто меня проклял. И не знаю, проклятие ли это на самом деле, — глухо пролепетала охотница. И словив озадаченный взгляд обоих гостей, пояснила. Да так, как будто вынесла приговор: — Оно со мной с рождения, — слегка поникнув головой, будто ей было стыдно признаваться в подобном. Посмотрев на неё, Никлаус в очередной раз удивился насколько ангелесса может быть разной. Тремя минутами ранее, она едва ли не сцепилась с ним в мёртвой схватке, лишь бы отгородить от себя и своих тайн. Насколько же сильной и властной она казалась в тот момент. А сейчас, словно трусливый страусёнок, спрятала голову в песок, показавшись ему до безобразия хрупкой и беззащитной. Неужели действительно есть такое проклятие, способное полностью подчинить человека чужой воле? Привязать всё его существо к бездушной, неживой безделушке. Ведь если с внушением вампира или заклинаниями подобного характера ещё можно бороться, то здесь Кэролайн точно дала понять, что бороться бесполезно. Каким монстром надо быть, чтобы обречь живое существо, ангела!, чёрт бы его побрал, на такое?! И как она живёт вот так вот, уже тысячу лет? От громкого навязчивого звучания мыслей в голове, пытаясь хоть как-то их заглушить, Клаус, на свою бедовую голову, внезапно, спросил: — Как это работает? Ответом ему послужил лукавый взгляд Катерины, которая ненавязчиво взяла меч, который тут же стал обратно кольцом, в свои руки, и прежде, чем он понял, что в этом взгляде черти отплясывают брейк-данс, отдала приказ: — Кэрри, напади на Клауса. Мгновение, и вот он уже стоит прижатый к стенке; длинные каблуки охотницы дают ей прекрасную возможность без труда поравняться с ним, пусть она и всё ещё ниже его сантиметров на пять; на его горле находится её правое предплечье, а левой рукой она удерживает его в области грудной клетки. — Кэтрин! — раздражённо прорычала блондинка, понимая, что без приказа она его не отпустит, а значит уже дольше положенного нарушает их интимную зону. Причём, уже не первый раз подряд. И почему это вообще он даже не пытается атаковать её в ответ?! Подняв глаза на Клауса, охотница встретилась с изучающим её лицо взглядом. А после до неё донеслась короткая усмешка: — Тебе не кажется, что это уже становится нашей фишкой? — спросил он так тихо, чтобы слышала только она. — У нас нет никакой фишки, — выдала заученную фразу херувим, ответно изучая его лицо и втихаря вдыхая запах его одеколона. — Но "мы" -то есть, — внезапно произнёс он, отмечая, что она ничего не ответила про эту часть предложения. — Что здесь происходит? — раздался удивлённый голос малышки Ди, что, застав такую картину маслом, снова застряла в проходной арке, вернувшись на кухню за своей семейкой. Пора, наконец, притворять её план в действие!

***

— ...шей крови, чтобы создать заклинание поиска, — аккуратно приотворяя дверь в смежную с прихожей комнату, вход в которую шёл через коридор, и, пропуская Майклсонов зайти первыми, проговорила Давина. — Быстро же вы управились, — отметил Никлаус, вспоминая, какой бардак был в этой комнате, когда он увидел её впервые. С того раза, когда он был здесь первый и единственный раз, комната претерпела колоссальные изменения, приняв из простого чулана вид обширной современной оружейной. Сама комната была выполнена в тёмных: чёрных, синих и серых тонах. Все стены были обклеены тёмно-синей мраморной плиткой, потолок остался таким же, как и был, однако его также перекрасили в более тёмный цвет. На стене, которая была соединена с дверным проходом, на специальных крючках висело несколько видов оружия: лук с колчаном стрел, арбалет, несколько мечей разных размеров, такое же многообразие кинжалов и две пары деревянных и металлических бо**. Всё оружие было изготовлено из адамасовской стали и имело замудрённые витиеватые очертания. Возле второй стены расположились два деревянных стола, один из которых был сенсорным и сейчас на нём отображалась некоторая часть карты Нового Орлеана, в особенности Французский квартал, а на втором стояло два компьютера, сейчас отключённых. На этой же стене висел средних размеров белый экран-доска для проектора, а в нескольких метрах от него, под потолком висел проектор. Третья стена, смежная со второй, ничем примечательным не выделялась, разве что, здесь располагалось большое пластиковое окно, снаружи заделанное простой сетчатой решёткой, изнутри оно было прикрыто лёгким белоснежным тюлем и занавешено чёрными светонепроницаемыми шторами, на которых присутствовал небольшой принт, в виде вставок из другой ткани более светлого оттенка чёрного, роз. Зато возле четвёртой стены, которая соседствовала с первой и третьей, стоял небольшой тёмно-серый шкаф, наполненный разномастными гирями и гантелями, рядом с ним стояла новая беговая дорожка и скамья со штангой, на которой лежали перчатки для битья груши, которая, кстати, висела чуть ближе к центру комнаты. — Нужно было действовать быстро, поэтому мы наняли рабочих, — простодушно поделилась информацией Кэролайн, вставая рядом с гибридом возле сенсорного стола, который по большей мере привлёк его внимание. — Зачем вам эта карта? — удивлённо спросила Ребекка, словно ребёнок рассматривая интересную игрушку, и невесомом проводя пальчиками по дисплею стола в том месте, где должна находиться Бойня. Но и этого мизерного прикосновения хватило, чтобы в следующую секунду вместо обычного сенсорного изображения появилась объёмная однотонная голубоватая 3D картинка её дома, сантиметров тридцать в высоту и столько же в ширину. — Какие технологии, — со смешком заметил русоволосый, внимательно осматривая изображение. И натыкаясь на некую несостыковку. — Что это за рисунок? — указывая на большую закорючистую руну, выделяющейся на фоне всей Бойни более светлым свечением, что разместилась на стене его дома, и от которой исходила непонятная ему пульсация, спросил он, переводя заинтересованный взгляд на охотницу. — Руна отслеживания, — охотно пояснила девушка, вынужденно придвигаясь к мужчине ещё ближе (и снова она нарушает их личное пространство!!) и нажимая на пару кнопок под картинкой из-за чего та стала ещё больше. — Она помогает охотникам отследить проявление демонической активности. Мы нанесли эту руну на многие здания в городе, — снова лёгкая манипуляция пальчиками, и теперь перед Майклсонами предстали парк Джексон-сквер, аэропорт "Луи Армстронг", бар "У Руссо", Бурбон-Стрит и остальные многочисленные улочки, на которых были нанесены руны. — По всей его площади, для большего удобства в отслеживании Нижних. Так что, если где-то по близости будет засечён демон, мы сможем без проблем его уничтожить. — Когда вы успели всё это проделать? — Искренне удивился первородный. — Да ещё и у меня под носом, — вновь возвращая внимание к Бойне, спросил он. — Мы умеем быть незаметными, когда это нужно, — поворачивая голову к мужчине, с лёгким смешком изрекла херувим. — Малышка Ди неким образом усовершенствовала способности этой руны, и теперь все они невидимы, не только для примитивных, но и для жителей Сумеречного Мира, так что никто не пройдёт незамеченным по улицам этого города, — смотря прямо в его серо-зелёные глаза, и получая такой же пристальный и изучающий взгляд, проговорила она. — Правда, всё же у них есть один небольшой минус: они недолговечны, — предупредительно добавила голубоглазая. — Поэтому каждые недели через две их придётся перерисовывать. — Только не забудь меня об этом предупредить, — назидательно проговорил мужчина, совсем слегка улыбаясь. — Возможно, я даже мог бы составить тебе компанию, — ненавязчиво добавил он, с удовольствием рассматривая небесно-голубые глаза. — Я всё ещё жду, — напомнила о своём существовании маленькая ведьма Ди, с недовольством разглядывая мать и брата своего бывшего. Кажется, эти двое способны ворковать о чём-то между собой часами напролёт, не обращая ни на кого из посторонних своего драгоценного внимания. И с чего бы это вдруг между ними образовалась такая заинтересованность? Отвлекаясь на призыв дочери, Кэролайн скоропостижно отвела от русоволосого свой взгляд и поспешила уйти на безопасное расстояние. Между ними, как минимум, должно быть метра три, чтобы не дать им вот так вот пересекаться и отключаться от всего мира!!! — Что тебе нужно, маленькая ведьма? — недовольный от того, что их так беспардонно прервали, хмуро спросил вампир, обращая наконец взор на неё. Девушка по середине комнаты сидела на коленях перед низким журнальным столиком, который она выкатила откуда-то из под больших столов, на этом столике были расставлены толстые восковые свечи, лежала большая карта Северной Америки и один из древних гримуаров его тётки Далии. Рядом с ведьмочкой сидела его младшая сестрёнка, которая с озорством и интересом разглядывала взаимодействие двух первородных, это он понял по её наглому заинтригованному взгляду, который так и вопрошал: "И это всё? Конец представления?!" А возле окна встала и сама херувим, предпочитая находиться во время процесса колдовства дочери в стороне. Больше никого в комнате не было. Давина, не смотря на все жалобные просьбы своих тётушек пустить их на огонёк, никому лишнему не разрешила переступить черту порога этой комнаты, аргументируя это тем, что ей нужно больше пространства и свежего воздуха, которого будет катастрофически не хватать, если к ним присоединится вся семейка. — Я уже говорила тебе, Клаус, — язвительно бросила ему в ответ Сатрин-младшая, устав повторять одно и тоже по сотне раз. Впрочем, злобный взгляд гибрида, направленный на неё, заставил девочку вспомнить, что перед ней не один из её одногруппников на художественном факультете, а Древний кровожадный Гибрид, в общении с которым она и так позволяет себе слишком много. — Мне нужна твоя и Ребекки кровь для того, чтобы найти вторую часть этого гримуара Далии, — кивком головы, указав на лежащую на столе вещицу, заявила шатенка. — У него есть продолжение? — удивлённо поинтересовался Клаус, видимо, ранее упустив все слова девушки на этот счёт. — Да, — пустясь в одни и те же объяснения по сто первому кругу, устало выдохнула зеленоглазая. Она открыла древнюю книгу на первой странице и указала своим маленьким ноготочком на абсолютно пустую страницу. — И? — поторопил её русоволосый, требуя немедленного продолжения. Девушка неразборчиво прочитала какое-то заклинание себе под нос, и на странице медленно проявилась одна большая цифра "один", изображённая на римский манер. — Это невидимые чернила, — терпеливо пояснила херувим, теперь уже пристально следя за тем, что Майклсон её слушает. — И если произнести правильное заклинание, они проявятся. Ненадолго, — поспешно добавила она. — "Один". Эта цифра обозначает, что это лишь первая часть гримуара. Есть и вторая и, может быть, даже третья. И, возможно, именно в ней есть что-то о проклятии привязки души, поэтому, сейчас я начну читать заклинание, а ты и Ребекка прольёте на карту немного своей крови, так как здесь большую роль играет кровная связь. Мы поняли друг друга? — спросила она, дабы удостовериться, что гибрид снова не пропустил всё мимо ушей. Древний лишь согласно кивнул, подходя ближе к столику. Девочка щелчком пальцев зажгла все пять свечей, послушно взяла в руки гримуар Далии и, прикрыв глаза, певуче зачитала одно из поисковых заклинаний. Когда на одном из тяжёлых моментов прочтения ведьмочкой заклинания, внезапно, свечи разом вспыхнули ярче, чем было до этого, Давина сделала едва заметный кивок, таким образом говоря, что пора. Клаус и Ребекка одновременно надкусили свои запястья и, поднеся их над картой, пролили в разных местах пару капель древней крови. И одновременно, каждая из капель двинулась куда-то вперёд, оставляя за собой только кровавую дорожку. Медленно-медленно они ползли куда-то. Голос ведьмочки становился всё звонче и сильнее, свечи то потухали, то снова загорались ярким пламенем, а две алые капельки крови всё так же продолжали двигаться теперь уже навстречу друг другу. Но резко всё стихло. Свечи погасли окончательно, возвещая окружающих о том, что заклинание закончено. Кэролайн неуверенно двинулась ближе к столу, пытаясь рассмотреть, куда же всё-таки привело их заклинание. Две кровавые тропинки, шедшие из абсолютно разных частей света, соединялись в одной точке. В одном знакомом и самой Кэролайн, и Никлаусу, и Ребекке штате не по наслышке. И каждый из них уже точно знал, в какой именно город (пусть его даже и нет на этой чёртовой карте, потому что он слишком мал), охотнице нужно ехать, чтобы отыскать этот чёртов гримуар. — Кажется, Мистик-Фоллс не намерен отпускать нас так просто, — со смешком изрекла Ребекка, в упор глядя на штат Виргинии, где две кровавые дорожки сошлись.

* * *

— Знаешь, ты был совершенно не обязан ехать с нами, — монотонно произнесла Кэролайн, смотря на быстро мелькающие деревья и кустарники за окном автомобиля. — И тем более тащить с нами свою неугомонную сестрицу, — всё же с лёгкой желчью добавила она. — Малышка Беккс очень сильно соскучилась по квотербеку, не так ли, сестрёнка? — лукаво поглядывая через зеркало заднего вида на блондинистую особу, которая расположилась на заднем сидении, прямо за ним, скорее утверждал, нежели спрашивал мужчина. А в ответ получил лишь показательно высунутый ему язык. — А ты? — в очередной раз переспросила херувим, бросая на русоволосого, который буквально заставил её, взять его и Ребекку с ней в Мистик-Фоллс, недовольный взгляд. — Я? — глупо переспросил первородный, наигранно-недоумённо смотря на девушку, сидящую рядом с ним на переднем сидении автомобиля. — Нет, я! — ещё больше кипятясь на его дурачество, прикрикнула Кэролайн. — Это же я, едва ли не с ножом у горла заставила тебя взять меня с собою в Мистик-Фоллс, — раздосадованно пробормотала она, вспоминая, какие нелепые причины за одну только минуту придумал и сам Клаус, и его злостная надоедливая сестрица, лишь бы увязаться с ними. — Я тебе уже говорил, sweetheart, я безумно соскучился по братьям Сальваторе, — в очередной раз проговорил, уже давно заученную реплику, мужчина, нахальным взглядом обводя собеседницу. Впрочем, тут же удостаиваясь ответного очень раздражённого, очень злого, но, в его понимании, очень милого взгляда. — Тебе говорили, что ты очень миленькая, когда злишься? — не преминул не высказаться именно сейчас гибрид. Что ж, наверное, он единственный человек на всей Земле, который считает этот её полу убийственный взгляд милым. — Серьёзно?! — гневно прикрикнула охотница, понимая, что он лишь парой фраз смог вывести её из себя. Впрочем, как и она его, парой часов ранее. Может, именно в этом заключается их фишка? О, Дьявол, и о чём она только думает?! — Прекратите уже, голубки, — отвлекаясь от своего смартфона, лениво облизнувшись, строго произнесла Кэтрин. — Между вами двоими по всему салону уже молнии летают. А мне не улыбается быть поджаренной вашими жгучими флюидами. Недовольно сморщившееся личико первородной сестрицы, дало брюнетке сто процентный гарант, что её слова были по максимуму уничижительными. Хотя бы таким образом она сможет приструнить зарвавшихся, и особенно заигравшихся в свои брачные игры, древних. — Напомни мне, love, зачем мы взяли с собой твою подружку-двойника? — с некой злобой поглядывая на вампиршу, задал вполне уместный вопрос Майклсон. — Вообще-то, ехать с Кэрри я собралась куда раньше вас обоих, так что, по идее, лишние тут только вы, — съязвила в ответ острая на язык брюнетка. — Хотя, — всё же немного поразмыслив, неспешно протянула она. — Вы определённо нам пригодитесь. После того раза, не думаю, что хоть кто-то из этой пресвятой компашки захочет с нами добровольно разговаривать. — И как это понимать? — заинтересованно спросил сероглазый, медленно снижая скорость перед очередным поворотом. — Оу, вы же не в курсе... — будто только сейчас вспомнила какую-то старую историю, которую следует непременно рассказать, проговорила Пирс. — Ну, если в кратце, то в тот день, когда вы приехали посмотреть на мои предсмертные муки, и по известным нам причинам не пробыли со мной до победного конца, — мягким голоском, будто как минимум рассказывает волшебную сказку, задушевно вещала она, впрочем, тут же обращая горящий взор на первородную и давая ей чёткий наказ: — Кстати, Ребекка, напомни мне больше не отпускать этих двоих в лес в одиночку, а-то в прошлый раз, моя маленькая Красная Шапочка угодила в лапы большого плохого Волка и, судя по внешнему виду, была съедена им, как минимум, раз десять, — и под аккомпанементы весёлого смеха Клауса на пару с Ребеккой, которая клятвенно заверяла, что непременно поможет Петровой с этой проблемкой, и что-то приглушённо скулящей Кэролайн, которая стыдливо прикрывала ладошками горящие от смущения щёки и потихоньку скатывалась куда-то под сидение, беспристрастно продолжила повествование: — Я переселилась в тело Елены Гилберт, не спрашивайте как, это долгая история, — предупреждая вопросы со стороны Майклсонов, быстро-быстро пролепетала она. — И беззазорно пользовалась им на протяжении нескольких месяцев. — Боже, какая же ты всё-таки злодейка, Кэтрин, — удивлённо пробормотала блондинка Майклсон, заинтересованно поглядывая на девушку. — И что было дальше? — Оу, это было весело...

* * *

<<Flashback>>

— Кит, мы, кажется, уже об этом говорили, — полным не скрытого недовольства голосом проговорила Кэролайн. После тяжёлого рабочего дня по организации очередной университетской вечеринки, Кэролайн устало скинула свои длинные каблуки и с удовольствием плюхнулась на свою кровать. Не забыв, конечно, предварительно отчитать неразумную брюнетку: — Ты становишься слишком заметной, — монотонно продолжала девушка, наблюдая, как её подруга, сидя за письменным столом, красит ногти, полным ходом готовясь к студенческой вечеринке. — Сначала бросила Сальватора-старшего, не то, чтобы меня это сильно волновало, да и наблюдать за его каждодневными мучениями отрада для моих глаз, но то, что ты так быстро переключилась на Стефана уже наводит на кое-какие подозрения. — Кэрри, ты слишком заморачиваешься, — посмотрев на блондинку своим фирменным взглядом: "спокойно, у меня всё под контролем" — проговорила Петрова. — Это же простушка Елена. Вспомни, сколько раз она перебегала от одного Сальватора к другому за все эти три года? — обратилась она к херувиму, впрочем, даже не дожидаясь её ответа. — Правильно, слишком много, чтобы хоть кто-то смог уследить за тенденцией смены её кавалеров. Поэтому, сейчас, пока у меня есть эта волшебная возможность соблазнить Стефана, я ею воспользуюсь, а после мы счастливо ускачем в закат. — Знаешь... — смотря на то, как вампирша сушит ногти под специальной лампой, неожиданно мягко и полу-отстранённо промолвила она. — Стефан ведь не ОН. — Под "ОН" имея в виду одного конкретного человека, точнее вампира, отлично знакомого им обоим. Пусть сама Кэролайн была знакома с ним лишь косвенно. Катерина ничего не ответила, задумчиво уставившись на огонь в камине и, казалось, была заинтересована только им. — Вы нашли способ, как вернуть моё настоящее тело в его прежнюю ипостась? — после минутного молчания, наконец, произнесли она, беззастенчиво перескакивая с одной темы на другую. — Не хочу всю свою оставшуюся вечность прозябать в этом хиленьком тельце, да и я куда красивее, чем малышка Гилберт, разве нет? Сатрин в ответ лишь легкомысленно усмехнулась. Что ж, раз подруга не хочет обсуждать эту тему, она просто примет её желание. — Надя сейчас в Италии, ведёт переговоры с одним из старейших ковенов ведьм. Результаты мы скоро узнаем. А я позвонила с этим вопросом дедушке, надеялась, что, возможно, хотя бы ТАМ есть что-то, что сможет нам помочь. Но... — Но!?. — нервно перебила охотницу Катерина, не выдерживая этих долгих пауз. — Он не берёт трубку, — с поражением признала голубоглазая. — Возможно, занят своими делами по поводу его нового клуба в центре Лос-Анджелеса. — Что ж, это в его стиле, — ядовито усмехаясь, изрекла брюнетка. — Не беспокойся, — через силу отрывая свою задницу от мягкой постельки, пробормотала Кэролайн, подойдя к сидящей брюнетке со спины, обнимая её руками за талию и кладя свой подбородок на её левое плечо, в утешающем жесте. — Мы найдём способ вернуть твоё тело целым и невредимым, а так же в его истинной форме вампира. Просто на это надо чуть больше времени, чем мы предполагали. — Мы уже три недели с этим мучаемся. Хотя давно должны были покинуть Мистик-Фоллс, как и предполагалось, после выполнения задания, — откидывая голову назад, таким образом кладя её на плечо блондинки, лениво пролепетала Кэтрин. — Я устала от этого мистического городка, где на каждом шагу нас поджидает Смерть. Хочу домой, в Аликанте***. — Я тоже, — согласилась с сестрой девушка. — Осталось только найти Триса с Авророй. Рик говорит, что после того, как нас направили в Мистик-Фоллс, они в скором времени уехали в небольшое путешествие, которое длится уже три года. — Может, у Рори началось новое обострение? — с сомнением и тревогой в голосе предположила Пирс. — Вполне возможно, — тяжело согласилась с ней блондинка. — Но тогда, я могу лишь предположить, что этот идиот запер её в очередном безлюдном монастыре, среди кучки фанатиков-монахов, которые ничем не смогут ей помочь. — Надо будет как-нибудь его самого запереть в одном из таких монастырей, чтобы повадно не было нашу сладкую карамельку туда пихать! — злобно усмехнувшись заявила кареглазая. А потом помотала головой, раскачивая волосами, которые были собраны в конский хвост, таким образом прогоняя блондинку от себя. — Иди сейчас же в душ! — тоном, не терпящим возражений, приказала она. — Мы должны сходить на эту вечеринку и потанцевать. Иначе, когда ещё у нас будет такая возможность? — Хмм... Я не хочууу... — едва ли не прохныкала древняя. — Может, ты сходишь без меня? — И терпеть несчастную ведьмочку Бон-Бон в одиночку? Ну уж нет! Нет-нет-нет, deary, даже не думай, ты не отвертишься. Ты идёшь со мной! Так что мигом в душ! — жёстко отчеканила вампирша. — Есть, мэм, — лениво отдавая честь, Кэр с неохотой поплелась в ванную комнату, впрочем, на секунду затормозив. — А где Бонни? — Развлекается с малышом Гилбертом. Сказала, что подойдёт к нам не позже десяти, — отчиталась перед сестрой вампирша, взмахами руки подгоняя ту в душ. И пока Сатрин скрылась за дверьми ванной комнаты, Катерина подождав ещё минут десять, пока лак точно высохнет, отключила люминесцентную лампу, и наконец встала с неудобного стула, довольно потягиваясь. Подойдя ближе к шкафу с вещами Елены, девушка с недовольной моськой порылась в них, отмечая, что всё-таки у простушки Гилберт со вкусом не очень. Может, стоит порыться в шмотках у Кэрри? Подруга ведь не сильно обидится, если она возьмёт у неё взаймы какой-нибудь наряд? Хотя, с гардеробом у блондинки тоже не ахти. Пока она притворяется обычным подростком, приходится и внешне соответствовать этой теории. Разноцветные яркие наряды из дешёвого материала, которые всё же с умелой руки древней смотрятся не так, будто она новогодняя ёлка, вот основной стиль вещей голубоглазой. Но Кэтрин точно помнит, что у подруги припрятана пара элегантных шмоточек, которые будет не так стрёмно надеть. Вот только для кого интересно она старается? Наверняка ведь не для однокурсников малышки Елены. Может, стоит позвать Стефана? Как раз убьёт двух зайцев одним махом! И повеселится на вечеринке, и осуществит свой коварный план по соблазнению Сальваторе-младшего. Откладывая выбор наряда на попозже, Кэтрин с воодушевлением двинулась в сторону своей, точнее Елены, прикроватной тумбочки и взяла её телефон в руки, быстрыми движениями отыскивая контакты Стефана. Вот только прежде, чем она успела отправить сообщение, голова её, внезапно, отяжелела, будто наполнилась свинцом, и перед глазами поплыл весь мир, становясь на пару секунд совершенно чёрным. Кэтрин Пирс ушла на второй план. Елена Гилберт вернулась.

<< Flashback end>>

* * *

— А мне говорили, что я зло во плоти, когда я воспользовалась телом ведьмы, — разочарованно пробормотала Ребекка, слушая долгий рассказ Катерины. — Это они просто ещё тебя не видели, — недовольно буркнула она. — Подумаешь немного пожила в чужом теле, что тут зазорного? — удивлённо произнесла брюнетка, обращаясь ко всем своим попутчикам. — Я бы посмотрела на твою реакцию, когда бы тебя пытались изгнать из собственного же тела, — озорно произнесла Кэролайн, мысленно представляя, что если бы с вампиршей такое действительно произошло, то сам Ад содрогнулся бы от её гнева. — Эй, я же взяла его не на вечное пользование! — возмущённо промолвила девушка. — Так, просто попользоваться на пару месяцев, пока бы мне не вернули моё собственное тело. — Это ты сейчас так говоришь, смотря на всё случившееся со своей позиции, — в очередной раз повторила блондинка, мысленно подсчитывая: сколько уже раз провела с двойником эту поучительную беседу. — Для Елены же всё было по другому. — Ну да, возможно, — неохотно согласилась кареглазая, откидываясь на спинку сидения автомобиля. — Кстати, девочки, я всё хотела спросить, что значит: "Нам поручили отправиться в Мистик-Фоллс и следить там за порядком"? — полностью процитировав ранее прозвучавший монолог Пирс, спросила Майклсон. — Ну, не думали же вы, что Первородный Охотник и второй двойник, за которым Клаус охотился пять столетий, просто так, по счастливому стечению обстоятельств, оказались в этом городке? — небрежно фыркнув спросила Кэролайн. Ответом ей послужило гробовое молчание. Сатрин удивлённо приподняла бровь, удивляясь такой непредусмотрительности первородных. — Серьёзно? — с сомнением переспросила девушка, понимая, что эта семейка рассуждала именно в таком ключе. — Ну, чем Чёрт не шутит? — высказалась всё же Ребекка, признавая, что этой мелкой детальке они с семьёй уделили действительно мало времени. — У нас были немного другие проблемы, помимо откапывания вашего грязного белья в прошлом, — согласился с сестрой Клаус. — Ладно уж, слушайте, — недовольно закатывая глаза, ответила охотница. — Самой главной корпорацией, которой подчиняется весь Сумеречный Мир является Конклав или же Клэйв. Он объединяет все политические органы, в которые входят все активные Сумеречные Охотники. Клэйв охраняет и интерпретирует Закон, который представляет собой, скажем так, конституцию для всех жителей Сумеречного Мира, и принимает решения во всех важных вопросах, касающихся Нефилимов, чем задает развитие всей расы, — заученными текстом проговорила херувим, попутно вспоминая, что и по какому порядку лучше рассказать Майклсонам. — Разве главами Сумеречного Мира являетесь не вы с Хенриком? — заинтересованно переспросил русоволосый, вспоминая подробности из рассказа Кола, когда тот общался с Сатрином-младшим, да и сама девушка как-то упоминала, что Клэйв подчиняется им, в тот раз, когда Хенрик доставил их в лофт после бурной пьянки. — Лишь косвенно, — немного уклончиво пояснила голубоглазая, слегка пожимая плечиками. — Немногие охотники знают, кто я и мой брат на самом деле. Для всех мы просто королевская семья. — Потомки какого-то там Джонатана... которого все считают первым охотником, — беспардонно прерывая девушку, дополнил гибрид. — Но это на самом деле не так. — Именно, — согласилась она. — Мы создали эту легенду столетий семь-восемь назад, чтобы у сменяющих друг друга поколений охотников не было лишних вопросов о том, почему они должны подчиняться именно нам. Да и кто из нефилимов, потомков ангелов, захочет по доброй воле подчиняться такой нечисти, как кровососущая тварь, подобная тем, которых они сотнями убивают ежедневно? — задала Кэролайн риторический вопрос и тут же сама на него ответила: — Правильно, никто. Именно поэтому мы с Риком, Тристаном и Рори создали Конклав. Он публично управляет Сумеречным Миром, в то время, как мы находимся в тени. Но если, конечно, возникают сложные политические ситуации, мы тут как тут. Дальше идёт Совет. Они пишут законы, известные как Ковенант, которым должны подчиняться все существа Сумеречного Мира. А так же они рассылают распоряжения-приказы своим министерствам, которые в свою очередь отправляют их в институты, школы и детские сады, а там уже, в конце концов, попадают в руки к солдатам, то есть Охотникам, которые должны исполнить всё без исключения. — Да уж, и это всё скрывается у нас под носом, — задумчиво вытянув губы трубочкой, изрекла блондинка Майклсон. — Так, а как вы попали в Мистик-Фоллс? — так и не успокоившись без ответа на свой вопрос, спросила она. — Наши доверенные члены Клэйва, сообщили нам о том, что в Мистик-Фоллс находится мой двойник, — продолжила повествование Катерина, давая подруге время отдохнуть и смочить горло прохладной газировкой. — И предположили, что, возможно, скоро за девушкой придут люди Клауса, что несомненно грозило дезактивацией его проклятия и послужило бы началом для новой сверхъестественной расы, чего нам в тот момент было не нужно. Поэтому нас направили в Мистик-Фоллс для того, чтобы помешать этому случиться. В принципе, мы появились в Мистик-Фоллс на год с чем-то раньше вас. — Так вы нужны там были только для расстройства моих планов? — недоумённо переспросил Клаус. — Вот и верь после этого людям, — покачивая головой, недовольно добавил он. — Поначалу, да, — согласилась Сатрин. — Мы приехали в Мистик-Фоллс, обустроились там, создали правдоподобную легенду о том, что раньше я жила в Атланте, но теперь, после развода родителей, мы с мамой приехали в этот милый городок, потому что ей предложили здесь хорошую работу, Кэтрин пряталась где-то неподалёку, а я пыталась втиснуться в этот ненормальный клуб "Я без ума от Елены Гилберт!". Но потом там объявились братья Сальваторе, начали делить эту несчастную Елену между собой, Бонни только начала раскрывать свою магию, и это всё на уровне подростковых гормонов, и столько крови они мне выпили, что я просто плюнула на всё и уже собирала вещи, чтобы вернуться обратно, как вдруг... — Одна незадачливая задница угодила прямо в твои когтистые лапы, и весь план накрылся медным тазом, — скороговоркой вымолвила Петрова, обращаясь сначала к Майклсону-старшему, а затем к подруге: — Да, мамуль, я прекрасно помню все твои нравоучительные лекции на эту тему. — Умница, дочка, — весело улыбаясь, подытожила Кэролайн. И хотела было поставить на этом разговоре точку... Как вдруг, Кэтрин хищно ухмыльнулась и заговорила: — Но правда потом у нас был ещё один шанс сбежать из Мистик-Фоллс, которым мы поспешили воспользоваться. Однако, в самый последний момент, Красная Шапочка повстречала плохого Серого Волка, и весь план полетел в Тартарары, — задушевно поделилась впечатлениями девушка под смех Ребекки, довольную полуулыбку-полуухмылку Клауса и негодующее бормотание смущённой Кэролайн. — Язва ты, сестрёнка, — изрекла недовольная голубоглазая, наигранно насупившись, отворачиваясь от шатенки и с интересом разглядывая пейзажи за окном. — Кстати, что насчёт твоей матери, Кэролайн? Лиз Форбс, — заинтригованно спросил Никлаус, переводя взгляд с дороги на девушку. — Лиз Форбс? — удивлённо переспросила она, не понимая с чего это первородному стало интересна вся её подноготная. Получив его утвердительный кивок, голубоглазая с тяжёлым вздохом всё же ответила: — Лиз Форбс является одним из моих доверенных людей. — Она тоже охотник? — в свою очередь спросила Ребекка. — Да, как и её бывший муж, Билл Форбс. — Так они были кем-то вроде работников под прикрытием, когда строили из себя семью для тебя? — уточнил русоволосый, вдалеке рассматривая уже слегка виднеющуюся стелу с надписью: "Добро пожаловать в Мистик-Фоллс". Ещё немного и они будут у цели. — Ты сказал это таким тоном, будто бы я внушила им всё это делать, — посмотрев на сероглазого оскорблённым взглядом, пролепетала она. — Всё было на добровольной основе: я предложила Лиз помочь нам разобраться с этим делом, она охотно согласилась, потому что переживала в тот момент разрыв с мужем, и мы приехали в Мистик-Фоллс, притворяясь обычными людьми. — Но ведь Билл погиб, пока притворялся твоим папочкой перед всеми, — припомнил ей он, таким тоном, будто это, как минимум, она сама убила Форбса. — Да. По несчастливому стечению обстоятельств он был на полпути к обращению в вампира, — внезапно поведала херувим, устало вздыхая, вспоминая последние часы этого смелого охотника. — Руны исчезли с его тела, как только он очнулся после смерти, а это значило, что если он обратится, то должен будет покинуть ряды охотников, переселиться в Мир Примитивных. Он не хотел этого: человеком бы может ещё и передумал, обосновался бы среди людей, но только не вампиром, — отрицательно покачивая головой, изрекла древняя, наблюдая через лобовое стекло машины за всё более увеличивающейся доброжелательной надписью. Но чем ближе они становились к границе города, тем тяжелее становился воздух вокруг них. Кэролайн приоткрыла окно, впуская холодный воздух, надеясь хотя бы так прогнать от себя чувство, будто на её шею кто-то накинул петлю и медленно, будто специально решил её помучить, всё туже затягивал её. Что ж, лучше явно не стало. Из-за чего она устало сползла в кресле вниз, чувствуя, как всё её тело наливается свинцом. Переведя взгляд на Клауса, который продолжал уверенно вести автомобиль, девушка отметила, что его ничего не смущает. Ни эта невыносимая тяжесть в воздухе, ни непонятно откуда взявшаяся лёгкая ломота в теле, ни даже гнетущее чувство, будто кто-то пытается тебя задушить. Может, он такой непробиваемый из-за волчьей крови, которая, как известно, куда горячее крови ангелов, а из-за того менее восприимчива к разным несущественным катаклизмам? Кэролайн через силу посмотрела на заднее сидение. Кэтрин что-то быстро печатала на своём смартфоне, видимо, переписывается со своим англичанином, который всё ещё ждёт с ней встречи, а Ребекка лениво водила пальчиком по экрану, возможно, заседая в социальных сетях. И обоим им было хорошо. Ну, относительно её (Кэролайн) состояния. Так. Здесь определённо что-то не так! Почему это ей одной так плохо? — Кэролайн, — обратился, внезапно, к ней мужчина, замечая её моментально ухудшившееся состояние. — Что не так? В том, чтобы спрашивать: "Всё ли с ней в порядке?" — уже не было смысла. Первородный итак видит, что всё плохо. Две девушки с задних сидений также обратили своё внимание на них. На вопрос мужчины Кэролайн неразборчиво помахала головой сначала взад-вперёд, потом влево-вправо, и неожиданно резко вздрогнула всем телом, будто её прошиб холод, и громко приказала Майклсону: — Останови машину. Сейчас же! Гибрид, наблюдая такое нервное состояние девушки, послушно снизил скорость и уже через десять секунд полностью остановил машину. Всего в метре от красной черты, которую тут зачем-то провели, за которой находился город. А Кэролайн как только почувствовала, что машина остановлена, тут же поспешила покинуть душный салон, буквально выпрыгивая на прохладный воздух. "Прохладный, но всё такой же тяжёлый", — мысленно изрекла голубоглазая, облокачиваясь на переднюю дверцу автомобиля. — Что случилось? — своей тишайшей походкой подкрадываясь к девушке, поинтересовался Майклсон, с беспокойством осматривая её. Внешне она никак не изменилась. Выглядела всё такой же здоровой и полной сил. И только её ошалелый перебегающий туда-сюда взгляд говорил, что что-то не так. — Ты в порядке? — встревоженно осматривая подругу, спросила Катерина, как только выбралась из машины. — Не знаю, — искренне ответила ей херувим. — Разве вы этого не чувствуете? Будто воздух стал тяжелее? Дышать невозможно, — спросила она, заинтересованно поглядывая на брюнетку и русоволосого. — Нет, — ответила ей Ребекка, вылазя ко всем из машины. — Мы все в порядке, — предварительно осмотрев брата и вампиршу-двойника, добавила она. — Дрянь какая-то, — тихонько выругалась охотница, отталкиваясь от дверцы и проходя между троицей окруживших её людей. Она медленно, под гробовое молчание всех присутствующих, внезапно побрела в сторону откуда они только что приехали. И с каждым шагом ей, на удивление, становилось легче. Постепенно проходила и ломота в теле, и воздух переставал быть настолько тяжёлым, что даже лёгкие не могли его вдохнуть и выдохнуть. Первородная резко остановилась. Здесь определённо что-то не так! Крутой разворот на каблуках на сто восемьдесят градусов, и девушка жёсткой походкой возвращается к машине и вампирам, от которых отдалилась на метров пять-семь. Воздух и собственное тело снова потяжелели. А это значит, что хуже ей становится только при приближении к черте города. Это вообще нормально? — Кэролайн? — не выдержав гнетущего молчания, позвала её Катерина, подходя к девушке ближе. — Может, ты уже скажешь, что прои... — Нам туда нельзя! — беззазорно обрывая монолог вампирши, громко изрекла Сатрин. — О чём ты? — недоумённо переспросила у неё Петрова, не понимая ни действий, ни мотивов блондинки. — Нам нельзя за черту города. Что-то с ним не так, — задумчиво вглядываясь в противоположную сторону, пролепетала охотница. Никлаус удивлённо посмотрел на девушку, но против ничего не сказал. Медленно подойдя к красной черте, он осторожно присел возле неё на корточки, проводя по асфальту кончиками пальцев. Обычная красная краска. Но когда первородный случайно переместил руку за черту, он почувствовал болючие мурашки, будто сотни маленьких иголочек впиваются ему в кожу. — Что за бред? — возмущённо прикрикнула первородная сестрица, отвлекая сероглазого от раздумий. — Мы пол дня сюда добирались не для того, чтобы вдруг остановиться на финишной прямой! — Я сказала нельзя, значит, нельзя, — строго повторила херувим, которая совершенно не любит, когда её решения смеют оспаривать. — Серьёзно? Да что может с нами случиться? Мы Первородные, большинство из нас, бессмертные вампиры! — продолжала гнуть свою лепту девушка. Она порядком устала от всего этого мини-путешествия. Её телу нужен был срочный отдых от постоянного сидения, сначала в самолёте, потом в машине, а ещё она была жутко голодна и хотела быстрее утолить свою жажду крови. Поэтому долго не церемонясь, блондинка легко переступила красную черту, дабы показать, что охотница ошибается и всё с этим городом в порядке. Ну, по крайней мере в таком, в каком он может быть. — Видишь? Со мной всё хорошо, — подытожила она, для большего эффекта разводя руки в стороны. Впрочем, её триумф длился недолго, ведь совершенно внезапно, её бессмертное тело сотрясла крупная дрожь, и вампирша буквально подавилась воздухом. На животе разлилось что-то горячее, липкое, тягучее, и голубоглазая удивлённо посмотрела вниз. На кофте, под грудью, переходя на живот, расплылось большое пятно ярко-красной крови. А из горла вырвался хриплый кашель, который оставил привкус железа во рту.

* * *

— Как это понимать "магический антивампирский барьер"? — обескуражено спросила светловолосая вампирша, снимая с себя окровавленную кофточку, которую она приобрела даже близко не за дёшево, и надевая только что купленную, пытаясь как можно скорее прикрыть запястья длинными рукавами. Наверное, надо было бы сказать хоть "спасибо" Кэролайн и Кэтрин за то, что они сходили в магазин ей за сменной одеждой. Впрочем, переведя взгляд на закадычных подружек, у Майклсон сразу же отпала эта идея. Не будет она опускаться до любезностей с ними. И даже то, что они так мило пообщались, сидя там в машине, это не изменит. — То и значит, — ловко откупоривая графин с дорогим бурбоном, произнёс Деймон Сальваторе, ни на секунду не отводя от первородной вампирши взгляд льдисто-синих глаз. — Странники заколдовали город, поставили на него этот стрёмный барьер, из-за которого всякий вампир, который заходит за черту города обращается обратно в человека и умирает той смертью, которая настигла его в момент обращения. — В твоём случае это была смерть от кинжала, — задумчиво напомнил родственнице Никлаус, принимая из рук не то друга, не то врага стакан с выпивкой и вспоминая, как в ту страшную ночь, тысячу лет назад, Майкл, тот, которого все они считали своим отцом, кинжалом пронзил сердце его младшей сестрёнки прямо у него на глазах. — Странники? — вновь поинтересовалась голубоглазая, с тяжёлым сердцем выкидывая свою новую кофточку в мусорное ведро. — Разве они ещё существуют? Помнится, пару веков назад ведьмы всё хвалились, что скоро все странники сами себя изведут. — Ну, как ты можешь заметить, они всё ещё есть, — едко изрёк брюнет, вставая напротив всей четвёрки, чтобы было удобнее за ними наблюдать. — Среди вас, кстати, тоже, — посылая Кэтрин Пирс ядовитый взгляд, гадко добавил он. Мужчина до сих пор не забыл, как эта наглая психопатка посмела занять тело его возлюбленной и играла на их с братом чувствах, будто для неё рушить чужие жизни в пределах нормы. Хотя, так оно и есть. Если учитывать их прошлое, в котором Петрова также показала себя в самом непригодном свете. — Кэтрин? Ты странник? — следя за направлением взгляда вампира, удивлённо произнесла Ребекка, следуя примеру брата и наливая себе выпить. — Была им когда-то, когда ещё была человеком, — мрачно сообщила двойник, посылая Сальваторе уничтожительный взгляд. Нет, серьёзно? Он ещё смеет вот так вот на неё пялиться? Как будто бы она, как минимум, пролила детскую кровь на жертвенном камне. Ну, подумаешь, разочек решила поразвлечься на последок, перед тем как кануть навечно для этих братцев-кроликов в забытие. За свои века она с девочками и не так развлекалась. (И это даже не смотря на то, что Кэролайн постоянно строит из себя святую. Всё-таки разврат и склонность к блудодеянию у этой семейки в крови. Чего только стоит один их дед.) — Значит, странники, — растянуто изрёк Майклсон, отвлекая всех собравшихся от раздумий и приковывая их внимание к себе, по царски устраиваясь на диване братьев: кладя руки на спинку дивана и правую ногу закидывая поперёк левой. "Чёртов позёр!" — подумала Ребекка, со смешком посмотрев на брата, который одним только этим движением показывал всем и вся, что главный здесь он. — Что же эти несостоявшиеся ведьмы забыли в столь убогом городке, как Мистик-Фоллс? — задал новый вопрос первородный, желая поскорее разобраться с их проблемами. Чем быстрее они найдут один из гримуаров его матери, тем быстрее вернуться в Орлеан. У них, между прочим, ещё гора нерешённых проблем. — Ты не знаешь? — слегка удивлённо поинтересовался Деймон. — Вы равзе ничего им не рассказали? — теперь уже обращаясь к Кэролайн и Кэтрин, спросил он. Девушки переглянулись, как бы обговаривая, что можно говорить, а что нельзя, между собой. — Мы знали лишь то, что странники искали двух последних двойников Сайласа и Амары для своих замудрённых заклинаний, — откровенно призналась Катерина, выпрямляясь, будто так старалась показать свою силу, под тучным взором трёх вампиров. — Остальное нам самим неизвестно. — То есть вы привели этих ублюдков в наш город, даже не подозревая, какой план у них намечается против нас?! — раздражённо переспросил брюнет, с силой сжимая хрупкий стеклянный бокал в руке. Столько людей погибло из-за этих чёртовых недо-ведьм, которых в этот город привели эти две взбалмошные идиотки! — Скажем так, в тот момент мы не особо задумывались о чужих планах на этот городок... — неловко протянула Кэролайн, признавая, что впервые не задумалась о последствиях своих стремительных действий, поддавшись эмоциям: боясь потерять сестру. — Да, вы не задумывались, — вспыльчиво повторил голубоглазый, подходя ближе к креслу, на котором сидела Сатрин, чтобы было удобнее взирать на неё сверху-вниз. — И из-за этого погибли невинные люди, которые поболее вас были достойны жизни, — вспоминая мертвенно-серое тело младшего брата, не имеющую доступа к магии Бонни, которую ему пришлось оставить в том тюремном мире, а также Елену, что не справившись с эмоциями стёрла всё их общее более-менее счастливое прошлое, будто удалила старые фото из телефона. Это было так больно, так несправедливо по отношению ко всем ним, уже не раз пережившим эти отчаянные ночные кошмары. — Серьёзно?! — хмуро поинтересовалась охотница. — Собираешься обвинить меня во всех своих бедах? Да, я виновата в том, что привлекла странников сюда, но ты глупец, если считаешь, что этого могло и не произойти. Странники изначально занимались поисками твоей ненаглядной подружки и младшего непутёвого братца. Это был лишь вопрос времени, когда же они почтят нас своим присутствием. — Возможно и так, — охотно согласилась с херувимом нежданно появившаяся Гилберт, отвлекая брюнета и блондинку от их грызни. — Елена, — констатировала первородная поворачиваясь лицом к двойнику подруги. — Кэролайн, Кэтрин, Ребекка, Клаус, — обводя неожиданный союз долгим, полным презрения, взглядом, коротко поприветствовала всех вампирша. — Что вы здесь делаете? — своевременно поинтересовалась она, желая, чтобы эта четвёрка как можно быстрее убралась из города. У них и без того проблем хватает. Чего только стоит несчастная Бонни, до сих пор находящаяся в том мире, где один день совершенно не собирается сменяться другим. А ещё её нежелательным соседом является какой-то больной кретин, который, по словам Деймона, способен просто ради веселья сжечь её лучшую подругу. — Нам нужна ведьма Беннет, — вместо голубоглазой ответил Никлаус, вальяжно посматривая на девчонку-двойника. — По моим сведениям, у неё должен быть гримуар, принадлежащий моей матери. И я хотел бы его забрать. — Что ж, вам не повезло, — смотря прямо в глаза своей бывшей подруги, отчего-то горько произнесла шатенка. — Бонни мертва, — вынесла она вердикт. Хотя в её взгляде сквозило такое отчаяние, будто она только и хотела, что кинуться в объятия бывшей подруги и выплакаться у неё на плече. Годы, проведённые бок о бок не прошли даром, Елена всё ещё видела в этой статной девушке свою неуверенную подругу, которая боялась открываться окружающим, предпочитая показывать себя так, будто она очередная глупая барби-блондинка. Впрочем, Елена и сама не раз так думала. Кэролайн всегда вела себя как-то отстранённо. Будто была не живым человеком, а глупой куклой. И забота её о других по началу была слишком наигранной, как если бы она только училась правильно подавать себя среди всех этих людей. Что ж, теперь хотя бы понятно, что всё это была игра. Очередная умелая игра древней чёрствой стервы-вампирши. — Оу... — только и смогла выдавить из себя охотница, вспоминая молодую ведьмочку, что постоянно жертвовала собою и своим счастьем ради других. Видимо, и этот раз не стал исключением. — Но она ведь была якорем в Потусторонний Мир, — вмешалась Катерина, совершенно не понимая что и к чему здесь происходит. — Разве она могла умереть? — Она потеряла слишком много жизненных сил, будучи якорем, поэтому её уход не заставил нас долго ждать, — печально поведала шатенка, проходя вглубь комнаты, ближе к своему возлюбленному. — Вам нечего здесь делать. Уходите, — настойчиво повторила она. — Возможно, ведьма и мертва... — беспристрастно продолжил Клаус, ровным счётом едва ли не пропустив всю эту бесполезную информацию мимо ушей. Какое вообще кому дело до этой несчастной ведьмочки? — Но нам всё ещё необходим гримуар моей матери. И я намерен его получить, — заключил жёстко он. — Клаус прав, мы не уйдём без книги, — поддержала гибрида Сатрин, многозначительным взглядом посматривая на Гилберт. Как бы ей не было жаль ведьму Беннет, им всё ещё необходим древний гримуар, в котором, возможно, есть заклинание, способное снять с неё это древнее проклятие. — Бонни нет. И я не отдам вам её вещи, только потому что вы захотели их, — дёргано ответила вампирша. — Никто из вас не вправе приходить сюда и забирать то, что вам не принадлежит! — Серьёзно, Елена? Считаешь, что ты можешь нас так просто взять и остановить? — наигранно-скучающе произнесла Ребекка, рассматривая свой маникюр, и думая над тем, что пора бы уже сходить сделать новый. — Нам нужна эта книга, и какая-то мёртвая ведьма не остановит нас. А вы тем более. — Серьёзно?! Мало вам было разрушенных жизней, так вы ещё хотите побеспокоить и мёртвых? — гневно воскликнула Елена. — Чего только стоило то, как нагло ты, Кэролайн, засунула в меня душу своей подружки и заставила несколько месяцев прозябать на задворках собственного сознания!.. — раздражённо крикнула она, вспоминая, как низко с ней обошлась та, кого она считала одним из самых близких людей на Земле.

* * *

<<Flashback>>

***Кэтрин Пирс ушла на второй план. Елена Гилберт вернулась.*** Девушка с глухим стоном садится на свою кровать, боясь потерять равновесие и грохнуться на пол. Тело такое тяжёлое, будто на ней висит, как минимум, три мешка картофеля; все кости ноют, скрипят, а кожа чешется, вызывая раздражающий зуд, из-за чего хочется немедленно встать под обжигающий душ и жёсткой вехоткой разодрать её в кровь. Солнечные лучи нещадно бьют своим ослепляющим светом, не давая ей открыть глаза как можно шире, и наконец увидеть этот мир не через призму чужого сознания, а самой. Она наконец-то сделала это. Наконец-то смогла подчинить собственное тело своему разуму, и ненадолго избавиться от чёртовой Кэтрин - гореть ей в Аду - Пирс. Елена иронично усмехнулась собственным мыслям. Она ведь хотела как лучше: хотела попрощаться по-человечески, забыть все старые обиды, понимая, что смерть достаточно хороший урок. Наивная идиотка! Стоило ей ослабить бдительность, и эта пиявка мёртвой хваткой вцепилась в неё, занимая её тело для своего пользования, в угоду собственной прихоти. Наглая сука! Видимо, даже Смерть не способна исправить эту чёртову дрянь. Вампирша аккуратно привстала со своего места и медленно подошла ближе к зеркалу, всё ещё не веря, что спустя почти месяц заточения в собственном теле, она наконец свободна. Елена внимательно осмотрела себя с ног до головы. Всё то же лицо, та же фигура, та же внешность. Разве что, розовая прядка в волосах была снова выкрашена в русый цвет. Ну и ладно, зато это она, настоящая Елена Гилберт, которая властвует над своими разумом и телом. Шатенка, облокотившись руками по обе стороны от зеркала, облегчённо выдохнула, опуская голову на грудь и прикрывая глаза, дабы собраться с мыслями. Нужно немедленно предупредить всех друзей, что последние пару недель вместо неё с ними общалась Катерина, и то, что она до сих пор где-то на задворках её сознания. Главное, как можно дольше пробыть самой собой, а для этого надо как можно меньше пересекаться с теми, кто знает, что Кэтрин в ней. — Кит, с тобой всё в порядке? — раздался мягкий обеспокоенный голос некогда лучшей подруги. "Помяни Дьявола..!" — ядовито пронеслось в мыслях двойника. Елена лениво обернулась к блондинке, стоящей в проходе из ванной в спальную комнату в одном полотенце на голое тело, максимально стараясь воспроизвести мимику и жесты Кэтрин Пирс. Уж что-что, а быть пойманной на проколе из-за того, что сделала какое-то неправильное движение, она не хочет. Нужно как можно быстрее избавиться от общества Форбс и бежать к Деймону. Он наверняка придумает, что им можно сделать в этой ситуации. — Да, у меня всё просто отлично, — весело подытожила кареглазая, следя за тем, чтобы её голос звучал не слишком презрительно по отношению к бывшей подруге. И как только Кэролайн могла просто так взять и предать их? Они ведь были практически семьёй! А она так бесстыдно спелась с одним из самых злейших её врагов. Но, что могло сподвигнуть подругу на такое? Не могла же она, великолепная Мисс Мистик-Фоллс, лучезарная, никогда неунывающая, презирающая злодеев девочка-солнце, просто так взять и перейти на тёмную сторону. "Может, Кэтрин, на самом деле, заставила её ей помогать? Может, она как-то угрожала ей?" — мысленно спросила у себя Елена, впрочем, тут же отметая эту мысль. — "Угрожай она ей расправой, Кэролайн бы не стала так нежно сюсюкаться с ней, когда она заняла моё тело!" — вспоминая, какой радостной была блондинка, когда Кэтрин предстала перед ней в её теле. Кэролайн с сомнением посмотрела на подругу. Что-то с ней явно не так, и седьмое чувство ей активно об этом подсказывало, но девушка решила, что это просто уже её развивающаяся с геометрической прогрессией паранойя даёт о себе знать. Видимо, укусы Клауса не прошли для неё даром. — Как думаешь, какое платье мне лучше надеть? — пытаясь отвлечься от собственных домыслов, оживлённо спросила Форбс, скорее переводя тему. — То коктейльное розовое или лучше нежно-голубое? — легкой походкой подходя к своему шкафу с вещами, в которых уже бессовестно порылась одна наглая бестия, предположила девушка. — Ты обворожительна в них обоих, — заискивающе пролепетала Елена, отходя наконец от зеркала и придвигаясь ближе к своей кровати. Насколько она помнит, Кэтрин была с её телефоном, значит, ей нужно просто до него добраться, чтобы написать Деймону одно-единственное эсэмэс: предупредить и рассказать правду об их замечательной и сердобольной подруге. — Я знаю. Я в любом наряде выгляжу, как конфетка, — самодовольно изрекла вампирша, перебирая многочисленные вешалки с платьями. — Да уж, от скромности ты точно не помрёшь, — дабы поддержать непринужденную беседу, как могла, в стиле Кэтрин Пирс, насмешливо фыркнула в ответ двойник, поднимая с пола обронённый ранее мобильник. Разблокировав телефон, благо, пребывая в разуме Кэтрин, она наизусть знала её пароль, шатенка с неудовольствием отметила, что чёртова пятисотлетняя стерва активно соблазняла Сальватора младшего, предварительно, конечно, бросив старшего. Гилберт озлобленно поморщилась, вспоминая те последние секунды, когда она была в объятиях любимого человека, и взгляд Деймона, когда Кэтрин сказала ему о том, что между ними всё кончено. Гадкая дрянь!!! Чтобы черти в аду её жарили на медленном огне! — Куда уж мне? — озорно поинтересовалась Форбс, всё-таки остановив свой выбор на нежно-голубом одноцветном платье-футляр и бежевых лодочках на высоком каблуке, наверное, это одно из самых привлекательных её одеяний, учитывая её весьма безвкусный гардероб. — Ты выбрала себе платье? — всё же спросила она, оборачиваясь к подруге и наблюдая, как та что-то лихорадочно набирает на клавиатуре своего смартфона. — Да. Мне кажется, что то расклешённое чёрное мини с бусинками будет в самый раз, — на секунду отвлекаясь от сенсорного экрана, отрешённо пробормотала кареглазая, ладонью указывая на одно из платьиц, лежащих чуть поверх остальных. — Думаешь? Но у меня совсем нет к нему туфель, — задумчиво пробубнила блондинка, поглядывая на выбранную шатенкой вещь. — Но есть у меня, — хвастливо заверила шатенка, убирая мобильник в карман джинсов. И что-то в этой усмешки показалось Кэролайн до жути неправильным. Как будто в этой ухмылке было что-то не так. Обычно Катерина смеётся высокомерно, так, будто она одна знает ответы на все загадки этого мира. Но этот смешок был каким-то надломленным, неуверенным, как если бы... — Как думаешь, малышка Ди всё ещё обижается на меня за то, что я так некрасиво обошлась с её парнем? — непринуждённо полюбопытствовала голубоглазая, нарочито-медленно убирая все небрежно вываленные шмотки обратно в шкаф. Если это действительно её Катерина, то она непременно должна будет закатить ей истерику по поводу прошлых ошибок. И ещё раз сто упрекнуть за то, что Кэр всё никак не может собраться и помириться с дочерью. — "Малышка Ди"? — удивлённо переспросила Елена, совершенно не понимая о ком идёт речь. Что она могла пропустить? Кто такая эта "малышка Ди"? Может, это какая-то их с Кэтрин подружка-сообщница? И причём тут тогда вообще её парень? — Не знаю, — вовремя вспомнив, что молчит уже слишком подозрительно долго, произнесла кареглазая. — Пообижается да забудет. В конце-концов, не сердце же ты ему вырвала! — иронично добавила она, даже не представляя насколько оказалась права, впопыхах подхватывая на руки свою сумочку через плечо. Ей нужно срочно уходить отсюда. Всенепременно!!! — Мне написал Стефан, сказал, что очень хочет со мною встретиться, — стараясь говорить как можно менее торопливо, поведала она подруге, и дабы скрыть собственную нервозность, стала накручивать прядь волос на указательный пальчик. Кажется, именно так делала Кэтрин, когда о чём-то серьёзно задумывалась. — Я надеюсь, ты не сильно обидишься, если я подойду к празднику чуть позже тебя? — пытаясь состроить умилительную мину, чтобы Форбс ей точно поверила, поинтересовалась шатенка, уже разворачиваясь к бывшей подруге спиной и преодолевая такое мизерное, но сейчас кажущееся таким длинным, расстояние от собственной кровати до входной двери. — Я обещаю, что подойду не позже одиннадцати, — клятвенно заверила она, едва ли не бегом приближаясь к двери. И когда до заветного выхода оставалось сделать два несчастных шага, дверь внезапно закрылась. Просто взяла и захлопнулась прямо перед её носом!!! Как? Каким образом? Тут ведь никого нет, никто не мог её закрыть. — Ты серьёзно считаешь меня глупой барби-вампиршей, Елена? — хмуро, и как-то даже разочарованно, полюбопытствовала Кэролайн, вставая посередине комнаты, прямо напротив малышки Гилберт. — Мне казалось, за годы знакомства я удостоилась более высокого мнения о себе. Она издевается что ли? О каком "высоком мнении" вообще может идти речь, когда эта стерва так легко предела её? Предала всю их семью: Бонни, Стефана, Деймона, Джереми, Аларика, Мэтта, — да всех! Она променяла их всех, даже собственную мать, на какую-то чокнутую-стерву-вампиршу!!! И сейчас она ещё смеет говорить о том, что о ней должно было сложиться хорошее впечатление?! — Ты предала нас! — гневно воскликнула вампирша, резко разворачиваясь лицом к блондинке. Притворяться, что она это Кэтрин бессмысленно, блондинка раскусила её уже через две минуты. Что ж, хотя бы выскажет этой дряни всё, что о ней думает. — Спелась с нашим заклятым врагом! — продолжала кричать девушка, раздражённо размахивая руками. — Помогла ей забраться в моё тело и пользоваться мной на её усмотрение, будто я и не живой человек вовсе, а какая-то бездушная кукла! — Это всего лишь временные меры, Елена, — настоятельно произнесла голубоглазая, стоически стараясь сохранить беспристрастное лицо. Главное держать себя в руках и постараться не свернуть зарвавшейся пигалице шею. Охотница прекрасно понимала и разделяла чувства девушки. Да, когда тобою пользуются на своё усмотрение никому не понравится и никто не захочет терпеть это, но у них просто не было другого выхода. — "Временные меры"?! — истерично повторила двойник. — Ты сама-то себя слышишь, Кэролайн? Ты вообще понимаешь о чём ты говоришь? Ты-вселила-в-меня-моего-чокнутого-двойника! — едва ли не по слогам, с расстановкой проговорила она. — Ты не забрала у меня моего любимого плюшевого мишку и не сбила меня на машине, ты вселила в меня Кэтрин - гори она в синем пламене - Пирс!!! Это куда хуже, чем если бы ты устроила надо мной ряд пыток и истязательств. — Не строй из себя Королеву Драмы, — медленно начиная раздражаться от слов девчонки, резко оборвала её Форбс. — Ты просто появилась не в том мести и не в то время. Я и Надя искали для Кэтрин хорошее тело, которое она могла бы временно использовать, пока мы ищем способ вернуть её собственное тело к сущности вампира. Так уж вышло, что в тот день твой возлюбленный категорически отказался отдавать нам умирающую Кэтрин и покорно ожидал победного конца. Из-за чего по тихому переселить Кит у нас не получалось — пришлось довольствоваться тем, что есть. — многозначительно указывая на Елену, добавила она. — Так что будь так добра, прекрати истерику, осталось совсем немного, и скоро мы избавим тебя от сознания Катерины. — Тебе так легко об этом говорить, — мужественно пытаясь сдержать душащие её изнутри слёзы, выдавила из себя кареглазая. — Кэтрин разрушила мою жизнь. Ты же всё видела, всё знаешь. Она рассталась с Деймоном, снова пыталась соблазнить Стефана, издевалась над Мэттом и другими людьми, питалась ими, в конце концов! — Да-да, я знаю, Кэтрин не божий одуванчик, — примирительно приподнимая руки, согласилась со словами Гилберт блондинка. — Но я обещаю, как только мы вернём Кэт в её тело, мы покинем Мистик-Фоллс и больше никогда сюда не заявимся. Просто... Нам нужно больше времени, Елена. — "Больше времени"?! Ты смеёшься? — чуть ли не переходя на истеричный смех, прикрикнула шатенка. — Да что с тобой, Кэролайн?! Где та девушка, которую я знаю на протяжении многих лет? Где девушка, что была моей лучшей подругой? Девушка, что всегда меня поддерживала и не давала скатиться в пропасть? Что такого сделала Кэтрин, что ты так легко отреклась от нас? От меня? От Бонни? — Я никогда не была вашим другом, — твёрдо отчеканила херувим, с некой жалостью разглядывая разбитую девушку напротив. Всё же права была Китти-Кэт, когда говорила, что она слишком уж заигралась в семью с этими детишками. Вот каким боком теперь это для неё выходит. Елена недоумённо-шокировано воззрилась на бывшую подругу, не совсем понимая, что то, что она услышала, правда. И всё? Она вот так вот просто об этом говорит? После всех тех слёз и боли, что они вместе пережили? Она так просто отказалась от их общего прошлого? Забыла всё то, через что им пришлось пройти? Елена не могла пошевелиться. У неё просто не было сил. Сначала их забрала Кэтрин, когда вселилась в неё, теперь это сделала Кэролайн своими гадкими словами. Так и стояли две девушки друг напротив друга, сохраняя гробовое молчание. Каждая ожидала действия со стороны другой. Каждая тщательно продумывала свой дальнейший шаг. Но мёртвую тишину прервала внезапная ненавязчивая трель мобильного телефона, оповещающая о новом сообщении. "Деймон ответил", — галопом проскакала радостная мысль в голове у Гилберт. Сейчас главное избавиться от Кэролайн и без оглядки бежать к Сальваторе-старшему, он обязательно что-нибудь придумает. Вот только как вывести из строя барби-вампиршу? — Даже не думай сбежать, Елена, — размеренно произнесла голубоглазая, замечая мелькнувший восторг на лице двойника, когда той пришло сообщение. — Ты никуда не уйдёшь, пока Кэтрин находится в твоём теле. — Думаешь, ты сможешь меня остановить? — самодовольно поинтересовалась кареглазая, впрочем, не предпринимая никаких решительных действий. — Мне напомнить, что в прошлую нашу схватку, ты едва не рассталась с жизнью, и только лишь благодаря Стефану, который не позволил мне тебя прикончить, ты до сих пор дышишь? В ответ же Гилберт получила лишь презрительную усмешку. Кэролайн от души позабавили слова девчонки-двойника, решившей, что она, юная и неопытная вампирша-малышка, сможет тягаться с сумеречным охотником. Ощущение, как если бы на породистую бойцовскую овчарку тявкал безродный щенок. Впрочем, ей это простительно: она ведь не знает Кто на самом деле перед ней стоит. Лёгкий взмах рукой, и вот Елена какой-то неведомой силой уже прижата спиной к двери, через которую так отчаянно старалась сбежать. Она попыталась пошевелиться, чтобы хоть как-то избежать неудобного положения, и с ужасом поняла, что единственным движением, которое она может сделать, является поворот головой. — Что ты со мной сделала? — испуганно прошептала она, разглядывая приближающуюся к ней блондинку. — Как ты это сделала? — Не беспокойся, я всего лишь обездвижила тебя, — останавливаясь в полуметре от подруги, неторопливо произнесла она, присаживаясь на корточки и беря в руки обронённый вампиршей мобильник. Легко разблокировав его, так как Кит всегда доверяла ей все свои пароли, Кэролайн нажала на только что пришедшее сообщение от Деймона. 20:51 от Елена: "Кэтрин не умерла! Она переселилась в меня. 20:51 от Елена: "И Кэролайн с ней заодно!" Чётко, кратко, лаконично. Видимо, написать больше шатенка уже не успевала.

20:55 от Деймон: "Сейчас буду. Скорее избавься от общества Барби."

Ну а этот как всегда, чёртов герой-любовник. — Значит, ты уже всем растрепала о нас с Катериной, — недовольно заметила охотница, бездумно крутя мобильник двойника в руках. — Сейчас Деймон приедет, и тебе с твоей новой подружкой не поздоровится, — ядовито заявила вампирша, окидывая бывшую подругу презрительным взглядом. — Если, конечно, успеет до нас добраться, — с довольной ухмылкой заметила Форбс, стремительно преодолевая небольшое расстояние от двери до собственной кровати, беря в руки уже свой мобильник и что-то быстро-быстро печатая на его клавиатуре. — О чём ты? — растеряно уточнила девушка, совсем не удовлетворённая радужным настроем барби. — Мы едем в Италию, deary, — закончив печатать и откидывая телефон на кровать, весело подытожила она, неожиданно быстро приближаясь к всё ещё захваченной в ловушку девушке, и громко прошептав заветное: — Восстань.

<< Flashback end>>

* * *

***— Чего только стоило то, как нагло ты, Кэролайн, засунула в меня душу своей подружки и заставила несколько месяцев прозябать на задворках собственного сознания!.. — раздражённо крикнула она, вспоминая, как низко с ней обошлась та, кого она считала одним из самых близких людей на Земле.*** — Серьёзно? Мы же, кажется, уже объясняли тебе всю плачевность нашего положения в тот несчастливый промежуток времени, — словно заезженная пластинка, проговорила всё по новой Катерина, думая лишь о том, как сильно хочется ей придушить чёртову девчонку. — Ты была всего лишь жертвой обстоятельств, и то, что было, уже прошло. И как мне кажется, пора уже закрыть эту тему и не возвращаться к ней никогда, тем более, что ничего выходящего за рамки с тобой не приключилось, — строго подытожила она, вспоминая как Кэролайн просила её аккуратно относится к чужому телу. — "Закрыть"? — раздражённо переспросила Гилберт, обращая на Петрову взгляд полный ненависти. — Хорошо, давай закроем. Всё, больше мы не возвращаемся к этой теме, я забываю обо всём случившемся, а вы проваливаете из нашего города! Дальней вам дороги! — сурово указывая на входную дверь, практически прокричала вампирша, едва удерживаясь, чтобы не топнуть капризно ножкой. Только вот, зря она так распалялась, совершенно позабыв, что находится ни в кругу своего сумасшедшего фан-клуба, готового кинуться навстречу Смерти с улыбкой на лице ради неё одной, а среди давних врагов. Им по тысячи лет, девочка, с нервами да и, чего греха таить, с психикой тоже, уже давно не всё в порядке. Никто не успел и глазом моргнуть, когда стремительный поток пронёсся с одного конца комнаты на другой, и вот несчастный Сальватор уже стоит на коленях, а его сердце находится в ловушке в чужой руке. Елена прикрикнула от неожиданности и испустила судорожный выдох. — Тебе лучше начать сотрудничать с нами, sweethart, — удерживая вампира со спины, причиняя ему максимум боли, слыша щекочущие сознание жалобные чавкающие стоны и звук разрываемой плоти, опасно-вкрадчиво заговорил Клаус. Ему порядком надоела разыгрываемая драма. Серьёзно, сколько можно мусолить одну и ту же тему? Кэролайн настороженно приподнялась с кресла, опасаясь того, что может натворить взбешённый гибрид. Им ни к чему сейчас очередные смерти и обиженные, намеревающиеся мстить, враги. А Кэтрин и Ребекка явно забавлялись, смотря на развернувшееся представление. — Мой благородный брат, по своей глупости, отдал твоей мёртвой подружке один из гримуаров моей матери, я хочу его вернуть. Сейчас же! — повысив голос, изъявил своё желание сероглазый. — Я... Я не знаю, г-где искать... — со слезами на глазах пролепетала Елена, наблюдая как удерживаемый в руках древнего вампир становится бледным, а по подбородку стекает тонкая струйка крови изо рта. Ледяной страх сковал не только сердце, но и тело, из-за чего вампирша не могла даже пошевелиться. Боязнь потерять самого дорого человека в мире, что у неё остался (и вообще только недавно вернулся) росла в геометрической прогрессии. Жалобный взгляд на бывшую лучшую подругу, и кажется, есть надежда, что та их спасёт. Во взгляде Кэр плескалось недовольство. Она хотела поговорить по-человечески и договориться обо всём мирно. Но равзе этот сумасброд когда-нибудь спрашивал у неё о её желаниях? — Тогда тебе стоит начать искать, потому что моё терпение на исходе. Ещё немного, и ты, и младший Сальваторе будете устраивать очередные похороны, — клятвенно заверил её мужчина и для большей убедительности сдавил сердце брюнета. Раздался тяжёлый задыхающийся кашель и вампир сплюнул на пол сгусток алой крови. Послышался тихий скулёж со стороны девчонки-двойника. — У тебя есть время до заката, — дал ей небольшую отсрочку первородный, взглядом показывая, что она может прямо сейчас бежать и искать ветхую книжонку. Которых у Бонни было в избытке. — У гримуара Эстер, на внутренней стороне обложки, в верхнем углу написана первая буква имени: "D", — ты без проблем её заметишь, — увидев паникующий взгляд девушки, заверила её Кэролайн. Но Елена продолжала стоять на месте, как прикованная, и тряслась, словно осиновый лист на ветру. — Да иди уже, не видишь, что твоё время утекает? — рявкнула Ребекка, замечая, какие умоляющие взгляды кареглазая кидает на вторую первородную. Не ровен часом и блондинка сдастся, вызволяя бывших друзей из цепких лап её братца, и тогда можно попрощаться с искомой вещицей. Но Гилберт правильно расставила приоритеты и исчезла на сверхскорости с глаз долой. Никлаус выпустил Сальваторе из захвата и тот смог сделать столь желанный вдох. Однако его счастье и мнимая свобода длились не долго: послышался треск ломаемых позвонков и брюнет ничком распластался на полу. Сатрин смерила вытирающего руки о столовое полотенце первородного презрительным взглядом, на что тот ответил насмешливой ухмылкой и лукавым: — Отблагодаришь потом.
Примечания:
Darling* — Голубушка/Дорогуша.
Бо** (японское 棒: ぼう) — длинный посох из дерева или бамбука, иногда из металла либо обшитый металлом. Используется в боевых искусствах в качестве оружия.
Аликанте*** — также известный как Стеклянный город или Город стекла - это родной город Нефилимов. Это столица и единственный город Идриса. Здесь располагается Совет и несколько семей Сумеречных Охотников.

Привет, любимые читатели)
Знаю, с тем, как часто я радую вас новой главой смириться просто невозможно, но прошу простить мне мою медлительность. Время — это штука такая, его вечно нет и ни на что не хватает, а ещё и Муза постоянно ускользает от меня, когда она так необходима.
Вообщем, наслаждайтесь продолжением любимой истории и напишите пару строк о том, нравится ли вам вообще этот фик. А те, кто здесь впервые, ставьте отметку "нравится" — это, и комментарии, конечно же, тоже, очень мотивирует.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.