Любовь может спасти даже темнейшие из душ 95

Polina Moscow автор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
— Боже, они ещё и пьяные в хлам, — обращая взор к потолку, промычал де Мартел.
— Хм... Не сказала бы, что так уж и сильно они пьяны, — протянула Майклсон-старшая, рассматривая Кэролайн, Кэтрин и Аврору.
— Это потому что их ещё штырит от наркотиков, — устало усмехаясь, ответил вампир.
— Хочешь сказать, они не просто пьяны, но ещё и под наркотой? — изумился Клаус, быстро переводя взгляд на блондинку.
— А то! Причём, судя по всему, у них в организме и наркотиков, и алкоголя напополам...

Посвящение:
Шикарной дружбе трёх шикарных вампирш в лице: Кэролайн, Кэтрин и Авроры.

Клаус и Кэролайн always and forever в моём сердце.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Промежутки между выходом глав будут очень-(возможно)-очень-очень большие. Заранее извиняюсь.

Таймлайн 3-его сезона "Первородные", 6-7-ого сезона "Дневники вампира", 3-его сезона "Сумеречные охотники" и 4-ого сезона "Люцифер".
Хронология сериалов в соответствии с действиями фанфика местами нарушена. В принципе, как и сюжет.

15 глава. "В гостях у Дьявола".

29 февраля 2020, 09:33

— Как видишь, дьявол действительно носит Prada. Из телесериала "Люцифер".

— И до чего мы докатились, Кэрри? Раньше мы ездили в Лос-Анджелес, только чтобы повеселиться, а теперь пытаемся найти разгадки пророчества, — с хорошо разыгрываемым тяжёлым вздохом протянула Аврора, отводя взгляд от лобового стекла к окну, за которым мелькали высокоэтажные дома и яркие вывески магазинов. Она искренне любит город Ангелов всем сердцем за то, что он не раз привечал их с сёстрами во времена их страшных попоек, однако вернуться сюда для столь важного дела было для них в новинку. — Так это здесь вы пропадали прежде, чем неожиданно нагрянуть в Новый Орлеан? — полюбопытствовал у неё Никлаус, плавно ведя машину вперёд по трассе. — Да, — легкомысленно согласилась с ним вампирша, поворачивая голову влево и изучающе разглядывая собеседника. — И что это ещё за обвинительный тон? — возмущённо добавила она. — Ты ведь не предупредила своего дорого братца о том, где напиваешься, а он отыгрался на нас, обвиняя в твоём похищении, — недовольно пояснил гибрид, вспоминая с чего вообще началась вся эта катавасия. — Никто вообще не должен был знать об этом, в этом и вся суть наших гулянок, так ведь, сестрёнка? — повернув в ожидании голову к заднему сидению автомобиля, спросила рыжеволосая. — Угу. — Послышался весьма исчерпывающий ответ. Де Мартел смерила подругу недовольным прищуром и цокнув языком, чтобы ещё больше показать своё расстройство, отвернулась обратно, приговаривая: — Нда, можно было и не спрашивать. Никлаус привлечённый этой репликой, непонимающе посмотрел сначала на свою бывшую, а потом на блондинку. Кэролайн, максимально удобно расположившись на заднем сидении, тихо посапывала, заткнув уши наушниками и слушая какую-то классическую музыку. Очевидно, отвечала на любой из их вопросов она просто рефлекторно. На "отцепись", как говорится. — Она уснула? — удивлённо спросил он, предусмотрительно переводя взгляд обратно на дорогу. — Дремлет, — поправила зеленоглазая. — Но в таком состоянии ей абсолютно плевать на окружающих, — зачем-то прибавила она. Вероятно, надеясь, что сможет вызвать своего неожиданного оппонента на откровенный разговор. Не зря ведь она буквально в последний момент села этим двоим на хвост, выпрашивая отправиться в поездку вместе с ними. Ей и Клаусу давно пора было всё прояснить и расставить точки над "и". У них итак достаточно странные отношения, чтобы вся эта мракобесия наслаивалась своими проблемами ещё больше, пока они в ней не потонут. Поэтому вампирша решила принять самые скорые меры. А где, как не в совместной поездке, это можно сделать лучше всего? Тем более, пока охотница находится где-то в забытье. Поэтому стоило бы набраться духу и говорить. На что она уже давно решилась. — Ник, — внезапно произнесла Аврора после долгого молчания. — Ты и я... — Это пройденный этап, Аврора, — не дав ей договорить, жёстко отрезал мужчина, прекрасно понимая куда клонит девушка. Как чувствовал, что рыжеволосая красавица не просто так умоляла взять её с собой. А он ведь с самого начала был против. Но равзе один своенравный ангел его послушала? Конечно, нет. Слишком сильно он разбаловал её — теперь вот, наслаждается её вседозволенностью... Пора это прекращать. — То, что была между нами, было тысячу лет назад. И больше этого не повторится. Тебе стоит найти новый объект твоей странной симпатии и выбросить меня из своей жизни, — нравоучительно произнёс он, надеясь, что сквозь призму своего безумия, девушка всё же поймёт и примет посыл его слов. — Мы исчерпали друг друга. — Это всё из-за Камиллы? Ты действительно её любишь? — спросила она, внимательно следя за сероглазым. Услышав вопрос рыжеволосой, Никлаус ни капли не удивился ему: оно было кристально ясно, что это первое, о чём поспешит поинтересоваться хрупкая неуравновешенная женская натура, но поневоле, серьёзно задумался действительно ли у него такие глубокие чувства к барменше, как он говорит всем вокруг. Ками — хороший человек и подруга, не раз приходившая к нему и его семье на помощь. Не раз спасавшая его жизнь. Она принимает его таким, какой он есть, со всеми его недостатками, демонами и тьмой, что почти уже сожрала его душу. И это достойно похвалы. Как и говорила несколько дней назад Кэролайн, найти такого человека — всё равно, что сорвать куш. Он оказался в выигрыше, он это чувствует. Камилла — женщина, достойная его уважения. Вот только не путает ли он свою влюблённость в неё с благодарностью за всё то, что она ему сделала? Отчего же на языке так приторно горько растекается вкус его проигрыша? — Ты сейчас пропустишь поворот, — неожиданно раздался за их спинами недовольный полусонный глухой голос. Клаус бросил быстрый взгляд на зеркало заднего вида, где отражалась херувим. Кэролайн, проснувшись как раз вовремя, заметила, что они подъезжают к пункту назначения и убрала наушники вместе с телефоном в свою маленькую сумочку через плечо. Майклсон завернул на парковку и, не без труда отыскав свободное место, припарковал машину. Де Мартел тут же поспешила выпрыгнуть наружу, так как постоянное сидение ей уже надоело и, осмотрев свой внешний вид, поняла, что не прогадала, надев чёрные брюки и пиджак, а также замшевые сапожки под них. Взлохматив волосы, придавая им больший объём, она осталась довольна своим внешним видом. — Может, немного развлечёмся сегодня? — невинно предложила она, с удовольствием и предвкушением осматривая модный ночной клуб, на входе которого горела большая вывеска "ЛЮКС"[1]. Что уже звучит весьма иронично. — Я бы с удовольствием, но у нас есть надзиратель, — отозвалась охотница, кинув многозначительный взгляд на Клауса, которого заставил с нею ехать Хенрик, потому как сам он поехать не мог, а отпустить недавно вернувшуюся из запоя сестрицу в город вечеринок и алкоголя — дело чреватое последствиями, и продолжила подтягивать ткань своих тёмно-серых джинсов вверх, оправила короткие, до локтя, рукава более светлого серого пиджака и осмотрела сапоги на наличие пыли. Что ж, вроде всё чисто, всё прилично. Спасибо тёплому климату Лос-Анджелеса за то, что им не пришлось тащиться сюда в зимних пальто — это было бы слишком неудобно. Скорее бы и в Орлеан пришло потепление. — Честно говоря, я до сих пор не понимаю, почему мы ищем твоего деда здесь, — с явным скепсисом проговорил Никлаус, следуя за вампиршами, которые, ловко обогнув мёртвую очередь, поспешили сразу же к охранникам, не торопящимся запускать посетителей. На удивление, безмозглым громилам даже не пришлось ничего внушать: они без слов пропустили закадычных подружек, а вместе с ними и их провожатого. — Есть три составляющие его повседневного образа жизни, — легонько усмехаясь, пояснила блондинка, вместе со счётом оттопыривая пальцы. — Работа, музыка и шлюхи под хорошую выпивку. — Я не ослышался, мы ищем точно твоего деда или всё же Тириона Ланнистера? — на всякий случай решил уточнить гибрид. Если он и рисовал у себя в голове прародителя своей ангелессы, то это обязательно должен был быть скрюченный в три погибели старик с пледом на ногах и курительной трубкой в руках в кресле-качалке у камина. А под пледом у него ангельский меч и арбалет для охоты на вампиров. — На самом деле они не далеко друг от друга ушли, — лукаво поведала ему Аврора, что с улыбкой ребёнка, получившего от Санты свой самый заветный подарок на Рождество, спускалась по небольшой лестнице вниз, где веселились люди. — И да, он слишком трепетно относится к своему возрасту. Из больших колонок доносились современные клубные хиты, люди, забыв о всех своих заботах, бездумно двигались под такты музыки и некоторые даже подпевали, алкоголь повсюду лился рекой. Про себя Клаус отметил, что "Люкс" как и внешне, так и внутренне выглядит куда дороже и элегантнее, нежели тот гадюшник, где в прошлый раз распевали караоке его спутницы. Об этом свидетельствовали и дорогая кожаная мебель, расставленная по периметру зала, и недешёвая выпивка на витринах за барной стойкой. — А я-то думала он и дальше продолжит залечивать своё разбитое сердце своими гнусными завываниями, — задумчиво протянула Сатрин, закусив от досады щеку и рассматривая рояль, стоявший на возвышении в самом центре зала. — Может, он у себя в лофте? — предположила её подруга, пробираясь к барной стойке и следя за тем, что первородные следуют за ней. — Хей, Арчи! — привлекла она внимание одного из барменов. Молодой человек, широко улыбнувшись, что-то ответил ей, явно обрадованный такой персоне. — Хозяин дома? — Сквозь громкие биты музыки долетел до волчьего слуха голосок его бывшей. Блондин-бармен отрицательно покачал головой и отправил вампиршу на поиски какой-то там Мейз. — Тебе придётся подождать нас здесь, Ники, — обернувшись обратно к подруге и бывшему любовнику, заявила рыжеволосая. — Нам надо найти одну проблематичную особу, которая точно знает, где нам искать нашу пропажу. — И почему я не могу пойти с вами? — задался вполне ожидаемым вопросом мужчина. — Ты хочешь с нами в женский туалет? — с долей сарказма поинтересовалась она. — Идите, — поняв, что в женской компании ему делать нечего, отпустил их на вольный ветер вампир. Закадычные подружки удалились, а Никлаус, заказав бокал бурбона, принялся их ждать. Но уже через десять минут терпеливого ожидания (вот это рекорд!) у Майклсона начали сдавать нервы, и он активно пытался дозвониться до Кэролайн, рассчитывая, что она будет в состояние объяснить столь долгое их отсутствие. Однако, не получив ответа и в третий раз, твёрдо решил, что с него хватит, и уже было развернулся, чтобы пойти и лично найти беглянок, как его неожиданно остановили: — Никлаус, дружище, ты ли это? Перед гибридом предстал высокий кареглазый брюнет, одетый, как всегда, с иголочки, в чёрный костюм тройку, и стоявший приветливо раскинув руки и широко улыбаясь. Люцифер Морнингстар собственной персоной. — Люцифер? — немало удивившись, протянул Майклсон. И в честь приветствия обнялся со старым знакомым, похлопав того по плечу. — Давно тебя не видел, — присаживаясь рядом с вампиром у барной стойки и давая простой знак обслуге наполнить бокалы дорогим алкоголем, сказал брюнет. — Какими судьбами ты в городе Ангелов? Неужели тебе наконец наскучил трон в твоём дражайшем Французском квартале? Никлаус по доброму усмехнулся, припоминая, что этот элегантный джентельмен всегда умел с лёгкостью считывать все внутренние желания и мысли тех, с кем говорил. Но в то же время он не старался залезть куда-то глубоко в душу, чтобы как-то поддеть и уколоть, оставаясь всегда — почти всегда — доброжелательным. И любвеобильным. О его похождениях в семнадцатом веке говорила чуть ли не вся Англия, где они и познакомились. — Разве власть может наскучить? — задался риторическим вопросом древний. Но увидев насмешливый взгляд друга и его снисходительную улыбку, которые так и кричали: "Может-может", — отвернулся лицом к бармену, повторил заказ. — А твоя жизнь как? Всё такой же кутила? — спросил он, переводя тему. — А ты в этом сомневался? — сопроводив свои слова негромким коротким смехом, поинтересовался у него старый друг. — Всё это, — он развёл показательно руками. — Моё. — Ты держишь клуб? — искренне удивился сероглазый. — Не думал, что у тебя хватит на это выдержки. И встретив вопрошающий взгляд оппонента, сопровождающийся удивлённо приподнятой бровью (на секунду вампиру даже показалось это жутко знакомым), решил объяснить ход своих мыслей: — Ты ведёшь достаточно разгульный образ жизни, — взглядом указав на белоснежный воротник рубашки Морнингстара, где красовались весьма красноречивые следы от губной помады... разных оттенков. — Когда тебе следить за клубом? Люцифер, поняв куда клонит первородный, весело рассмеялся, приговаривая: — Именно поэтому я совмещаю работу со всеми своими пристрастиями, — и прихватив со стойки бокал со скотчем, он поманил старого друга за собой, направившись к дверям лифта. — Пошли, мой дорогой друг, со мной. Я разрешу тебе рассказать мне все секреты твоей жизни, да и выпивка у меня в пентхаусе куда постарше нас с тобой будет. — Весьма заманчивое предложение, но я здесь не один... — начал было древний, но в то же время рассудил, что раз дед Кэролайн так часто веселится в этом клубе, а Люцифер является его владельцем, то они наверняка пересекались, и если он сможет разболтать друга — это весьма сократит их драгоценное время. — Твои братья тоже здесь? — вероятно, рассчитывая на интересное времяпрепровождение с мужской частью семьи Майклсон, не дав договорить русоволосому, пребил его кареглазый. — Нет, я с девушкой... девушками, — поспешно исправился Клаус, вспоминая, что их с ангелом одиночную поездку прервала рыжая красавица. — Дама сердца? — кажется, лишь ещё больше распаляясь, с недвусмысленной ухмылкой поинтересовался кареглазый, для себя сделав акцент на словах друга о "девушке". — Нет, она мой... друг, — снова исправился мужчина. Хотя друг — это громко сказано. Первородные ещё сами не определились с тем, кто они друг для друга — времени на это всё никак нет и нет... — Друг? — не веря ни единому жалкому оправданию, переспросил брюнет. — Друг, — уже твёрже повторил гибрид. Но по всепонимающей улыбочке джентльмена было ясно, что тот не верит ни едином слову. — Ну, раз тебе удобнее думать так, то пожалуйста, — коротко усмехнувшись, согласился с его словами старый знакомый, видимо, всё-таки найдя какую-то совершенно мизерную брешь в железной броне Майклсона. Широкие двери лифта распахнулись и о своём прибытии на верхний этаж известили громким звонком. — Добро пожаловать в мою скромную обитель, — разведя руками и пройдя внутрь своей богато убранной квартиры, произнёс хозяин дома. Первым, что бросилось в глаза, стали большие — во всю стену — окна, которые закрывались тёмными длинными шторами; из-за хорошего освещения особенно ярко выделялись светлые кожаные кресла и диван, стоящие на таком же светлом паласе, между ними маленький стеклянный журнальный столик; а всё остальное в комнате было сплошь в тёмных цветах и оттенках: стены, отделанные каменной кладкой или же мраморный чёрный пол. У той же стены, где был расположен лифт, стоял во всю стену бар с разносортной и очень дорогой выпивкой. — Ты как всегда заметно "преувеличиваешь" свой достаток, — прокомментировал Никлаус, посреди комнаты замечая большой чёрный рояль. Очевидно, друг не изменил своим старым привычкам и всё также преклоняется перед музыкой. Особенно перед истинной классикой. Посмеиваясь над лёгкой шпилькой древнего, Люцифер, зайдя за барную стойку, разлил по бокалам содержимое одной из своих ценнейших бутылок и, протянув стакан русоволосому, продолжил разговор: — Так и всё же, что заставило тебя наконец-то покинуть твоё скучное королевство и присоединиться к праздной жизни Лос-Анджелеса? — Моя подруга ищет здесь одного своего родственника, который, как мы надеемся, сможет помочь нам с расшифровкой одного пророчества, — облокотившись на стойку напротив кареглазого и пригубив хорошего виски, туманно поведал вампир. — Пророчества? — удивлённо-насмешливо переспросил Морнингстар. — Да, — согласно качнув головой, подтвердил гибрид. — Столько мороки с ним, сколько не было во время Сухого закона. Брюнет на это лишь глухо рассмеялся, однако решил смолчать на эту реплику, будучи не совсем уверенный, какая обстановка была в стране в то время — слишком был занят своими прямыми королевскими обязанностями. — Малыш, ты наконец вернулся, у меня для тебя есть небольшой сюрприз, — неожиданно пропел ласковый девичий голос. Никлаус отправил другу насмешливый взгляд, явно смекая, что сейчас их компанию потревожит какая-нибудь горячая штучка, и в ожидании повернулся на звук шагов. Из арки, ведущей в спальню хозяина, выглянула миниатюрная девушка, одетая лишь в красные кружевные бюстгалтер и стринги, тоненькими ремешками соединённые с длинными чулками. Брюнетка застыла в приглашающей позе: спиной облокотившись о косяк, подтянула правую ножку, поставив туфлю на уровне левого колена, и закинула левую руку за голову, пока страстным взглядом искала своего любовника. Однако вместе с ним наткнулась на заинтересованный, изучающий, искушающий взгляд глубоких серо-зелёных глаз. Но вместо ожидаемого Никлаусом смущения и стеснения в глазах горячей красотки заплясали чертята, и, лукаво улыбнувшись, она, словно кошка, грациозно оторвавшись от своей опоры и соблазнительно покачивая бёдрами, прошла по гостиной пентхауса, пристроившись рядом с мужчинами. — Люци, ты пригласил своего друга развлечься вместе с нами? — явно заинтригованно спросила она, тоненькими пальчиками проведя по плечу и свободной от хенли шее гибрида. На такое смелое действие Майклсон лишь ухмыльнулся и, перехватив маленькую ладошку брюнетки, медленно поцеловал её тыльную сторону. — Меня зовут Никлаус, — представился он, заглядывая в светло-карие глаза прекрасной особы. — Но прошу, зовите меня "Клаус". — Клаус? Клаус Майклсон?! — уже больше с удивлением и некоторым беспокойством, нежели со страстью поинтересовалась девушка, скоротечно вырвав руку из его несильного захвата и переводя недоумённо-вопрошающий взгляд на своего любовника. Один раз она уже позарилась на то, что принадлежит семейке Сатрин. Ничем хорошим ни для кого из героев драмы это не обернулось. — Вы обо мне наслышаны? — с непринуждённым и понимающим смешком, полюбопытствовал на её вопрос вампир, смахнув её внезапно возникшее напряжение на то, что она боится его, как Древнего Гибрида. Что, в принципе, и не удивительно. Его имя всегда боялись даже вслух произносить. — О, поверьте, в последнее время на Небесах только о Вас и ведётся речь, — разочарованно вздыхая, ответила брюнетка, всё же пообщавшись немыми взглядами с Морнингстаром. — На Небесах? — непонимающе переспросил сероглазый, смиряя странным взглядом сначала новую знакомую, а потом и своего друга. Люцифер с явным укором посмотрел на проболтавшуюся девушку, после чего непринуждённо ответил: — Ева, боюсь, Нику не интересно слушать рассказы о Небесах или Аде, видишь ли, он не из тех, кто верит в ангелов и демонов. — Я бы не был так категоричен, старый друг, — прервал его древний, понимая, что снова вернулся к обществу людей, осведомлённых об устройстве Мира. — Если ты говоришь о Сумеречном Мире, то меня уже уверили в его существовании. — Ты знаешь о нашем Мире? — явно удивлённый этой информацией, спросил Люцифер. — Знаком с парочкой ангелов, — пояснил русоволосый. И тут же, словно напоминая о своём существовании (будто бы он мог о нём забыть), зазвонил его телефон, а на дисплее высветилось имя его ангела. — Куда ты, чёрт возьми, провалился? — грозно рявкнула блондинка на том конце трубки. — Я встретил старого друга, — посмеиваясь ответил ей вампир, представляя, как сильно не понравилось ей то, что она не осведомлена о его местоположении. — Мы ушли недалеко. — Куда именно? — отчего-то тяжело вздыхая, уточнила херувим. А на заднем фоне кто-то протяжно застонал. — Мы на верхнем этаже "Люкса", в его пентхаусе, — внимательнее прислушиваясь к посторонним звукам в телефоне, пояснил мужчина. — Оу, — явно сбитая с толку, протянула она, внезапно растеряв весь свой запал, который надеялась выплеснуть на нерадивого сопутешественника. И тут же, одновременно, как и в трубке, так и в лофте разлетелся громкий звонок, извещающий о прибытии новых гостей. Двери лифта разъехались по разным сторонам, и на пороге появились охотница и вампирша, которые под руки тащили на себе какую-то третью девушку. — Никогда бы не подумала, что вы знакомы, — только и прокомментировала Сатрин, не удостоив никого из троицы даже взглядом, и как к себе домой, прошла внутрь квартиры. Вместе с Авророй, они с трудом прошли до дивана и с громким возгласом облегчения скинули с себя совершенно бездвижимое тело незнакомой Никлаусу шатенки. Майклсон с удивлением посмотрел на старого друга, который явно насмехался над всем происходящим и ни капли не протестовал против двух — точнее трёх — внезапно завалившихся к нему в дом девушек. С которыми, вроде как, совершенно незнаком. Или же это просто Первородный чего-то не знает? Посмотрев на Еву, он увидел, что та отчего-то напряглась ещё больше, и пытаясь скрыть нервозность, сложила руки под грудью, бегло оглядывая все поверхности дома, видимо, в поисках хоть какого-нибудь клочка ткани, в надежде прикрыться. В то же время Аврора с тяжким вздохом облокотилась руками на спинку дивана, нависая над своими спутницами. — Мы прибыли в пункт назначения, пьянчужка, — в свою очередь, известила Кэролайн, присаживаясь на диван сбоку от почти-трупа неизвестной. Незнакомка же, громко простонав от боли и еле разлепив веки, недовольным взглядом окинула рыжую и блондинку, всё же больше внимания уделив ангелессе. — Ты просто дьяволица, — подытожила она. — Прямо как твоя мамаша... и он, — скосив глаза на где-то в далеке стоящего Люцифера, добавила она. — Да, спасибо, что вспомнила о моих злодейских корнях, — недовольно скривившись, изрекла херувим. Бросив ещё один недовольный взгляд на демонессу и удостоверившись, что она уже отключилась, провалившись в свои сладкие сны, наконец обратила внимание на притихшую троицу, которую уже с минуту рассматривала недовольно Аврора. Ведь почти полуголая неизвестная девка стояла рядом с её Ником. Может, сероглазый и сказал, что между ними всё кончено, она ещё не смогла отпустить свои навязчивые чувства. Кэролайн, поднявшись с удобного диванчика, показательно сложила руки под грудью и грозно уставилась куда-то за спину своего провожатого, не забыв раздражённо добавить: — И почему, позволь узнать, ты не отвечаешь на звонки? За спиной гибрида раздался приглушённый кашель, а после сухое: — Я потерял телефон. — Оу, правда, что ли? — в своём любимом жесте приподняв выразительно бровь (вот откуда это так ему знакомо), иронично поинтересовалась девушка. — И где же ты его посеял? — задалась она вполне очевидным вопросом, впрочем не требуя на него ответа, потому что знала его: — В трусиках очередной своей шлюшки? И перевела уже горящий праведным гневом взгляд на рядом стоящую девушку. Ева ещё сильнее сжалась в напряжённый комок, из под лба разглядывая опасную охотницу. Но внимательнее всмотревшись в знакомые черты, блондинка наконец узнала стоящую перед ней прародительницу всего человечества, а потому растеряла весь свой пыл, и переводила непонимающий обескураженный взгляд то на Морнингстара, то на брюнетку. — Только не говори, что ты и эта... — махнув в сторону полуголой брюнетки, начала говорить Сатрин, внимательно смотря на хозяина апартаментов, но не закончила. Итак всем вокруг было понятно, что в одном нижнем белье ненавистная ей женщина стоит тут далеко не из-за того, что они с Люцифером здесь в шарады играют. И даже не в шахматы. Может, тогда в покер? — О, ангелы... — проблеяла она, и, видимо, не в силах закончить и эту фразу, просто отвернулась от них, рассматривая пейзаж города за незашторенным окном. — Я бы попросил не сквернословить в моём доме, дорогуша, — наконец подал голос Люцифер, доставая из нижних шкафчиков ещё несколько бокалов для алкоголя. Им всем нужно немного расслабиться. И серьёзно поговорить.

* * *

Итак, если до недавнего времени, не так давно пришедший в Сумеречный Мир, Клаус знал, что имеют место быть ангелы, демоны и ещё какие-то там волшебные твари, а также их потомки, то сегодня эту невзрачную завесу незнания приоткрыли для него ещё чуть-чуть. Что ж, теперь всем верующим с гордостью можно сообщить, что у всех них есть один единственный Создатель — Бог. А также его жена, уже вроде как бывшая. И вместе Бог и Богиня являются родителями первых архангелов. В число которых входит и его старый друг — Люцифер. Который-таки оказался самим Дьяволом во плоти. В общем, всё строго, ну, возможно, с небольшими отклонениями, по древнему-древнему тексту Библии. А он-то наивно полагал, что Морнингстар просто ради забавы играет эту роль. Боже, он был на короткой ноге с самим Дьяволом. Какой отвратительный оксюморон на самом деле. Но разве это был бы его, Клауса Майклсона, день, если бы на этом шокирующем знании всё закончилось? Конечно, нет. Было бы слишком просто. А Госпожа-Судьба не любит, когда кому-то очень легко живётся. Поэтому в дополнение к уже известной информации прибавилось ещё и то, что на самом-то деле у Правителя Ада есть дочь. Лилит. Демонесса, создавшая целый легион разносортной нечисти, против которой сражаются современные сумеречные охотники. Ох, и ещё одна новость дня: у Лилит тоже есть ребёнок. Двое. Девочка и мальчик. Вы уже догадались кто это? — Но если ваша мать — демон, как вы можете быть ангелами? — сделав ещё пару глотков виски, полюбопытствовал Клаус, изучающим взглядом осматривая девушку напротив. Как и внешне, так и внутренне она ангел во плоти... Какое тогда, к чёрту, родство с прародителями чистейшего Зла?! — Изначально мама была ангелом, как и де... Люцифер был архангелом... до своего падения, — словив недовольный прищуренный взгляд не любящего, когда упоминают о его возрасте, Морнингстара, пояснила Кэролайн. — Лилит пала? — Когда Королева Фейри создала Еву и сосватала её Адаму, Лилит стала третьей лишней в Эдеме[2], и ей пришлось бежать на Землю, где она обратилась ко злу, чтобы отомстить обидчикам, — блондинка тоже отпила чуть-чуть алкоголя, невидящим взглядом уставившись на ковёр перед собой. — Она начала создавать демонов, разные проклятия, использовала чёрную магию... в конце-концов она потеряла свою ангельскую сущность и стала той, кем все её знают сейчас. — Хорошо... А где она сейчас? — Правит Эдомом[3]. Это место, где обитают все демоны. Клаус только снисходительно качнул головой, пытаясь рассортировать всю новую информацию по полочкам. Если бы это у него ещё выходило. — Так значит, первой женой Адама была всё же Лилит. А потом уже появилась ты и все эти библейские истории, — он посмотрел на Еву, которая уже быстренько приоделась, и теперь сидела подле Люцифера на диване. — К сожалению, — ворчливо отозвалась девушка. — Адам никогда не мог забыть Лилит. Даже после нашей свадьбы. — Однако, перед этим ты попортила ей достаточно крови, — ядовито огрызнулась херувим, смиряя первую женщину на Земле гневным взглядом. А Ева, не найдя, что возразить в ответ, лишь уныло потупила глаза. На правду не обижаются, а она действительно сделала жизнь своей соперницы в Эдеме невыносимой. В то время она была лишь глупой, наивной девчонкой, слепо выполняющей все приказы и указания, которые давала ей её создательница, увещевая, что только Адам сможет сделать её счастливой. Откуда же ей было знать, что Адам — ленивый, инфантильный чурбан, чей эмоциональный диапазон сравним разве что с зубочисткой? И шибко счастливой-то в браке с ним она не была: он всегда относился к ней так, будто она всего лишь служанка на его кухне да сиделка для детей, в то время, как сам он не утруждался работой. Зато за всю их совместную жизнь не было ни дня, когда бы он не сравнил её со своей бывшей. Лилит это, Лилит то, Лилит умела превращать обычную воду в вино, Лилит могла бы лишь взмахом руки создать грозовые тучи, которые оросили бы их засеянные поля дождём, Лилит создала армию демонов и с их помощью собирается захватить Мир. Агрх!!! От одних лишь воспоминаний на душе становится тошно. Ещё и этот взгляд стальных ледяных глаз, так поразительно похожих на глаза черноволосой дьяволицы, вводил её в дрожь. — Прекрати трястись, не съем я тебя, — слыша, как сердечные ритмы брюнетки набирают обороты, сделала попытку успокоить её Кэролайн. В воспоминаниях матери она ясно видела, что та любила Адама. Может и не той великой, преодолевающей любые преграды любовью, но чувства её были также глубоки и искренны. И хоть сама Сатрин не симпатизировала бывшему матери, всё-таки уважала её чувства, слава Богу, уже ушедшие. И знание, что когда-то женщина, сейчас спокойно сидящая перед ней и, видимо, состоящая в каких-то (по крайней мере, сексуальных точно) отношениях с её дедом, живёт расслабленной и весёлой (разгульной) жизнью, пока её мать вынуждена безвылазно сидеть в демоническом Аду, угнетало её. Сколько бы они с матерью не ругались, она навсегда останется ребёнком, защищающим честь своего родителя, а Лилит — матерью, готовой уничтожить целый Мир, ради защиты своей плоти и крови. — Так и зачем же вы приехали? — обратив внимание присутствующих на себя, поинтересовался Люцифер, в надежде соскочить с щекотливой темы. Впрочем, многообещающий взгляд внучки дал понять, что разговор между ними ещё не окончен. — Помнишь, я говорил тебе о пророчестве? — поддержал его идею Клаус, также решив, что женские разборки им сейчас ни к чему. Если Кэролайн и выглядит миролюбиво (ну, почти именно так), то это не значит, что у неё нет желания (и возможности в том числе) оттаскать не приглянувшуюся ей особу за волосы. — Оно предвещает всем нам гибель. — Кому "всем"? — уже с некоторой заинтересованностью переспросил Морнингстар. — Нашей семье и Майклсонам, — пояснила Аврора. — Наша знакомая ведьма показала Кэрри будущее, где все мы оказались мертвы. — Хах, забавно! — неожиданно засмеялась черноволосая, с чего-то вдруг нашедшая во всей этой противной ситуации какие-то крупицы веселия и становясь более расслабленной, и вдруг выдала: — Люциферу тоже рассказали о пророчестве. На бывшего Короля Ада уставились три пары удивлённых глаз. — О каком пророчестве говорит эта облакоголовая? — с нажимом полюбопытствовала херувим. Вечно жизнерадостная брюнетка её уже немного подбешивала, хотя в Кэролайн и было сильно развито человеколюбие и социальная активность. — Ничего особенного, — недовольно отмахнулся кареглазый. — Всё как и всегда, меня снова сделали Величайшим Злом этого Мира. — Нет-нет-нет, — несогласно протянула его... кто? Старая знакомая, подруга, девушка, любовница или же просто шлюха? Кэролайн бы очень хотелось в этом разобраться. — Отец Кинли сказал, что существует пророчество о том, что когда Дьявол встретит свою первую любовь, из глубин Ада вырвется Величайшее Зло, которое поглотит этот Мир, — вдохновенно заключила она, очевидно, со своей стороны романтизируя на самом-то деле не такие уж и радужные строки. — А эта самая "первая любовь" — это ты и есть? — с явным скепсисом поинтересовалась блондинка. — Да брось, Кэролайн, всё это не более, чем бред, — резко подскакивая со своего места и направляясь прямиком к бару, заявил дьявол. — Сколько в нашей жизни было таких пророчеств? Нам и целого дня не хватит, чтобы всё пересчитать. — Но не тогда, когда и мне было предсказано будущее, — подпрыгивая вслед за ним, воскликнул девушка. — Неужели ты не понимаешь, что сейчас всё серьёзно? — Детка, наша семья и Майклсоны — могущественнейшие сверхъестественные существа этого Мира. Нам ничто не угрожает. — Пару дней назад моё сердце едва не пронзил кол из белого дуба; это пророчество имеет место быть, — непреклонно заявила она. — Не понял, — круто разворачиваясь на одних пятках в сторону полуангела, громко выдохнул Люцифер, вероятно, поражённый таким заявлением. — Что это ещё значит? Сатрин поспешила прикусить свой болтливый язык, а Ава где-то за спиной выразила её внутреннее состояние негромким очень ругательным словом. Фигура мужчины выражала змеиное спокойствие; можно было предположить, что его особо-то и не затронуло данное сообщение. Однако, взгляд его помрачнел и в нём то и дело плясали алые всполохи да яркие вспышки молний. Может, дед и ведёт себя, как подросток (распиздяй), у которого удовлетворение своих мелких прихотей — первостепенная задача, но когда дело доходит до безопасности семьи, он превращается в терминатора готового сокрушить любое препятствие, любое зло, угрожающее его близким. — Нет-нет-нет, ничего сверхъестественного не произошло, — обеспокоено залепетала вампирша, пытаясь своей мягкой улыбкой, которая всегда обезоруживала самого Дьявола, отвлечь его внимание на то, что всё хорошо. И искать кого бы то ни было, чтобы содрать с него шкуру, чтобы отомстить за свою излишнюю самонадеянность, совершенно ни к чему. Она ведь и сама виновата, что не удержала свой длинный язык за зубами, провоцируя тем самым гибрида на то, к чему вся та неприятная ситуация их потом привела. И уж точно не стоит говорить дедуле, что чуть не убил её его старый друг. Она нисколько не умоляла силы ни одно из них, зная, что каждый имеет некий шанс на победу, если бы они сошлись в бою. Но тогда бы пострадал весь мир. — Мы немного повздорили, а потом разошлись с миром. — Ей одной кажется, что у неё чересчур слащавый надломленный голос? — Ты хочешь сказать, что ещё и оставила своего обидчика в живых? — забавно наблюдать за тем, как Дьявол сатанеет прямо на глазах. — Чёрт возьми, Кэролайн, а если бы он (или она) убил бы тебя?! И что тогда? Пророчество бы обрело реальную силу?! Морнингстар зол. Очень-очень чертовски зол. — На меня и моего... знакомого наложили древнее заклинание. Ты должен помнить его: "Искажение реальности". — Надо сейчас же исправлять эту дурацкую ситуацию. — Мы не отдавали себе отчёта в своих действиях. — И ты решила, что раз он не успел прикончить тебя в первый раз, то этого больше не повторится?! — Сколько же яда в одной только фразе. — Не убил сейчас, так доделает своё грязное дело позже! А ты сердобольная идиотка только и сможешь, что принять смерть с распростёртыми объятиями! Как быстро они перешли с того, что новое поколение ругает старое за забывчивость, к тому, что старость бранит молодость за непредусмотрительность. Впрочем, это длилось недолго. — Это был я, Люцифер, — встав рядом с блондинкой, даже немного (почти всю) загородив её собственным телом, размеренно произнёс Никлаус. Лучше пусть Морнингстар отыгрывает свою злость на нём. Сказать, что брюнет был удивлён — ничего не сказать. — Я всё объясню, — поспешила заверить родственника девушка, в предупреждающем необдуманные действия жесте выставляя ладонь перед собой. Дед, конечно, далеко не идиот... Он не стал бы нападать на Первородного Гибрида, который вполне может потягаться с ним в своей боевой мощи. И, нет, не потому что он опасается его, а потому что это чревато не самыми положительными последствиями для всего жалкого их мирка, который и без того с великим трудом вынашивает их ненормальные семейки. Но он, по крайней мере, в данный момент, и не трезвый, здравомыслящий мужчина. Мало ли, что взбредёт в его пропитую, прокуренную голову... Однако над сложившейся ситуацией никто не успевает хорошенько подумать: громкий (очевидно, спасительный) звоночек извещает об очередном нежданном посетителе лофта, двери громко разъезжаются по сторонам и в помещение влетает, насколько ей это позволяет уже довольно большой живот, элегантная разбушевавшаяся злая блондинка, за которой несмело плёлся ещё один представитель их ангельской семейки — Аменадиил. — Люцифер! — громкий стальной окрик, и даже Мейзикин сквозь своё сладкое забытье слегка вздрогнула от немой угрозы, кристально-чисто слышавшейся в нём. — Какого чёрта ты игнорируешь мои звонки и сообщения, смея пропускать наши занятия?! Заметив непонятную троицу она чуть-чуть поумерила свой пыл, стараясь показаться более уравновешенной. Хотя какой там? Вот повелась со всей этой небесной братией, от них и набралась всякой дряни. — Ох, мой милый доктор к нам пожаловал, — как будто щёлкнул по переключателю и уже принял более добродушный вид Морнингстар (поругаться с внучкой и старым другом он успеет позже), поворачиваясь лицом к своей беременной подруге и соединяя перед собой пальцы рук попарно. — Как же давно мы не виделись, а как подрос твой живот, видимо, у нас будет довольно крепкий малыш. Может ты чего-нибудь хочешь? Апельсиновый сок, мороженное, солёные огурцы, грибы, шампанское? Заваливать человека кучей вопросов в одну только секунду — семейное. — Мне нет дела до твоих угощений, — строго произнесла блондинка, стараясь не закатить глаза на его последнюю реплику. — Я пришла поговорить с тобой о том, что ты без уважительной на то причины пропускаешь наши занятия. И насколько ты помнишь, я уже говорила тебе, что так лечение не пойдёт. — Но оно мне больше не нужно — я вылечился, Линда, — уверенно подытожил мужчина, расцепляя руки и разводя их по сторонам, будто хотел наглядно показать: Смотри, вот он я, и я полностью здоров. — "Вылечился"? — как-то глупо переспросила блондинка, кажется, раздосадованная таким ответом. — Целый месяц ты ныл мне в плечо о том, что Хлоя тебя бросила, а сейчас ты вдруг вылечился? Каким таким чудотворным образом, позволь узнать? — уперев руки в бока и не собираясь сдвигаться со своего места, пока не услышит ответы на все свои вопросы, добавила она. — Извините, но кто вы такая? — непонимающе спросила Кэролайн, оценивающим взглядом окидывая стоящую перед ней женщину. Глубоко в мыслях благодаря её за своевременное появление. Блондинка также странно посматривала на неё и её друзей в ответ, видимо, не понимая, что это за сборище такое нагрянуло в гости к её пациенту. Очередные извращенцы, которым нравятся оргии? — Ох, да, простите, дамы, — наконец, очнувшись и понимая, что не исполняет своих прямых обязанностей гостеприимного хозяина, пробормотал Люцифер. — Познакомьтесь, это Линда — мой психотерапевт... бывший, — с некоторым усилением добавил он, видимо, так надеясь заверить доктора в том, что она действительно ему больше не нужна. — Линда, это моя внучка — Кэролайн и её друзья: Аврора и... — Он с явным негодованием посмотрел на приятеля. — Никлаус. — Внучка? — Психотерапевт? Не заставили себя ждать два изумлённых голоса. Однако, к ним добавился, откуда-то из-за спины ангелессы, ещё и третий, когда Рори, не сумевшая сдержать всю силу своего негодования при себе, вслух возмутилась, едва не простонала: — Боже, серьёзно?! У вас злодеев на психологов какой-то фетиш что ли? Всемирный флешмоб? И стоило бы посмеяться с этой фразы, но было не до смеха. — Я бы попросил, юная леди. Подобные слова запрещены в моём доме! — тут же осёк её Морнингстар, недовольный столь частым за последний час упоминанием всех своих облакоголовых родственничков. — Я надеюсь, что это хотя бы не ты заделал ей ребёнка? — вспоминая, как фривольно позволяла себе говорить с её дедом блондинка и словосочетание: "наш малыш", — случайно брошенное им же, пробормотала Кэролайн. — Вообще-то, он мой, — аккуратно подходя ближе и обнимая очередную психологиню за талию, признался Аменадиил, гордо улыбаясь во все свои тридцать два белоснежных зуба. Сатрин искренне думала, что за сегодня лимит её бесконечного удивления давно исчерпан. Но было бы глупо надеяться на это, когда твоя семья, друзья и знакомые — все, поголовно ненормальные фрики. — Хуже Санта-Барбары, честное слово, — только и выдавила из себя охотница.

* * *

— Так значит, вы с Хлоей до сих пор в ссоре? — медленно потягивая бурбон из бокала и рассматривая чудесные пейзажи, которые открываются с балкона лофта, констатировала Кэролайн. Что ж, теперь хотя бы стало понятно, почему дед в таком раздрае. — Что? Умоляю тебя, какая ссора?! — наигранно возмутился Люцифер, пристраиваясь рядом с блондинкой после того, как закрыл стеклянные двери балкона, чтобы создать хотя бы видимость уединения. — Мы с детективом в прекрасных отношениях. Всё также мило общаемся, раскрываем преступления, наказываем грешников... — И всё это без какой-либо романтической подоплёки? — не дав ему закончить, в лоб спросила девушка. Не могла же она ошибиться? — Конечно, — заглядывая прямо в глаза собеседницы, будто пытаясь таким образом уверить её в правдивости своих слов, непреклонно согласился брюнет. — Между мной и детективом не может быть чего-то подобного — мы просто друзья, — как итог, подвёл он. — Это из-за того, что она спелась с тем фанатичным священником, поэтому ты отталкиваешь её? — не прекращая давления, задалась очередным вопросом херувим. — Что? Нет! — негодующе выкрикнул мужчина. Однако от его внучки не укрылось с какой силой он сдавил балконные перильца. Значит, не ошиблась. — Тогда почему ты таскаешься по кабакам с этой... с Евой, хотя сейчас середина рабочей недели и ты должен быть в участке, вместе с Декер? Раз о пророчествах, проклятиях и грядущем будущем они уже поговорили, приняли во внимание все (или же не все) знаки Судьбы, пообещали держаться на связи (Кэролайн даже купила своему незадачливому родственничку телефон и предусмотрительно забила в него все нужные контакты), даже обсудили то, что Клаус едва её не прикончил, хотя, конечно, с поддержкой Аменадиила Люцифер не собирался так быстро успокаиваться, и только сейчас, пока гости города Ангелов ожидают своего самолёта, охотница решила, что будет правильным поговорить с Люцифером по душам. Пусть и все в их семье утверждают, что не любят, когда в их чувства лезут посторонние, но никто никогда не отказывался от того, чтобы обсудить с близким свои проблемы. — В моём рабочем контракте не говорилось о том, что я должен безвылазно сидеть в этом пчелином улье, — достаточно строго пояснил кареглазый. — Так что свои выходные я трачу на веселье, то, чего мне крайне не хватает со всей этой погоней за грешниками. — И ты веселишься с ней? — скептически поинтересовался блондинка, в привычном жесте приподнимая бровь. Одна только мысль о тандеме Люцифер слэш Ева вызывала у неё нешуточную тошноту. — Кажется, час назад ты говорила, что ничего не имеешь против неё. — Я сказала, что не порву ей горло за всё то, что она сделала маме, — упрямо возразила Сатрин. — Как ты вообще обратил на неё внимание после всего, что было? — И это было тысячи лет назад, Кэролайн, — примирительно заявил Морнингстар. — Тем более я уже отомстил и ей, и Адаму. — Соблазнив её, — с некоторой издёвкой закончила за него девушка. — Весьма находчивая и изощрённая месть. — Мой папаша выгнал их из Эдема — вполне себе равноценная плата, — сказал в свою защиту мужчина. Охотница отвернулась от него, понимая, что в чём-то он прав, ведь после изгнания из райских садов жизнь Евы и Адама пошла под откос. Их несчастье — самая малая цена, которую они могли заплатить за падение Лилит и её разбитое сердце. Ох, кстати, о разбитых сердцах. — Ты ведь любил Декер... — неуверенно протянула было голубоглазая, но её перебил раздражённо-грозный тон: — Это была ошибка! Я счастлив с Евой! — А твоё сердце в курсе? — горько усмехаясь, спросила херувим. Она ведь далеко не слепая, и прекрасно видела, каким взглядом Люцифер смотрел на свою партнёршу по расследованию преступлений. Так на короткий любовный (или сексуальный) интерес не смотрят. Морнингстар с некоторым удивлением взглянул на оппонентку, вероятно, не зная, чем таким весомым можно было бы ответить на её колкую шпильку. Плотно сжал тонкие губы и перевёл взгляд на яркие многотысячные огни ночного города. Отхлебнул ещё пару глотков виски. — Вам пора в аэропорт, — предварительно сверившись со временем, пресёк дальнейшее копание в его душе дьявол. На сегодня с него достаточно нравоучений. Что психолог, которая всё пытается его отчего-то там вылечить, хотя он уже не раз сказал ей, что полностью здоров, что собственные родственнички, которых хлебом не корми, они всё равно залезут в чужую душу (своей что ли нет?), что Хлоя, которая продолжает его необоснованно дичиться и сторониться, как открытого огня, что детектив-кретин, который сегодня практически выпер его с их совместного задания (и почему их постоянно отправляют вместе?), — все как будто сговорились в том, чтобы потрепать ему нервы, постоянно указывая на то, что хорошо, а что плохо. Он, что, маленький что ли? Сам не знает? Сам не разберётся? — Да, ты прав, — неосознанно качнув головой, согласилась девушка, заторможенно переведя взгляд на собственные руки, в которых держала стакан. Но тяжело вздохнув, видимо, понимая, что прародитель не намерен продолжать разговор, допила содержимое своего бокала, оторвалась от перил и посмотрела на гостиную пентхауса. Аврора сидела на диване и о чём-то задушевно разглагольствовала с праматерью человечества, иногда им поддакивала постепенно приходящая в себя Мейз. А Клаус заметно сошёлся в интересах с Аменадиилом, и они вместе выпивали за баром. — Кэрри, — обратился брюнет к внучке, когда та уже подошла к стеклянным дверям и была готова выйти к своим друзьям. — Даже если ты и носишь имя матери, помни, что у нашей семьи один девиз: "Если я не смогу низвергнуть Небеса,.. — ... я подниму Ад!" — закончила за него херувим, наконец, расплываясь в робкой улыбке. Что ж, если встреча с родственниками и не раскрыла ни один из секретов, которые уготовило им будущее (зато прибавило парочку новых), то она точно вдохновила её идти вперёд. Она готова к войне.

***

— "... с восстаньем Монстра дней грядущих, погибнет вся твоя семья / И восхождение Его ознаменуют Небеса — Паденьем Ангелов-Господень", — прочитал последнее предложение пророчества старший архангел, держа перед собой листок, вдоль и поперёк исписанный размашистым почерком племянницы. Их недавние гости уже давно поспешили вернуться к себе домой, Линда также не стала утруждать никого своим присутствием, и теперь бывшие небожители и демон могли заняться своими делами. Но, конечно, с новостями о том, что каждого из них в будущем ждёт смерть или её подобие, было не до самих себя. — Последние строки заставляют беспокоиться более всего, — напряжённо добавил темнокожий, пока все собравшиеся пытались вникнуть в тайный смысл послания. Люцифер был задумчив, Ева отрешённа, Аменадиил сосредоточенно искал какой-то двойной подтекст в писанине блондинки, и только Мейзикин особо ни о чём не задумывалась, пытаясь бороться с жуткой головной болью (оказывается, даже бессмертные страдают похмельем). Ещё и тёмно-зелёные тона большого нижнего зала, в который они спустились из лофта, пока провожали гостей, давили своей мрачностью и пустотой, оставленной после ухода посетителей. Поэтому, пока все сидели угрюмее грозовой тучи, она проделала недолгий путь до барной стойки, которая уже была вычищена до блеска. Спасибо, что хоть тех. персонал успел убрать всю грязь, которая обычно остаётся после многочисленной толпы. — Да бросьте, никто ведь ничего не понял, — насмешливо фыркнула шатенка, ставя перед друзьями пустые бокалы и полный графин с алкоголем (клин клином вышибает, как говорится). — И вообще, стоит ли воспринимать все эти завуалированные стишки буквально? Может, ты прав, Люцифер, может, всё это только образ? — Отчего-то мне думается, что всё же лучше задуматься над этим, как над чем-то буквальным, — вместо брата ответил ей Аменадиил. Демонесса разлила по бокалам янтарный напиток и каждый поспешил взяться за свою порцию, надеясь найти некоторое облегчение на дне стакана. — Но тогда получается, что существует Монстр, в силах которого уничтожить и Первородных, и Ангелов, и Демонов, — вторила словам черноглазого Ева, прихлёбывая при этом приличную порцию виски. На самом деле было просто невозможно представить себе столь могущественное существо. За исключением самого Бога, конечно. — Никлаус и Кэролайн сошлись во мнениях, что этот Монстр и есть то самое Великое Зло, которое фигурирует в моём пророчестве, — со всей серьёзностью, которая, наконец, к нему вернулась, произнёс Люцифер, старательно припоминая все те бредни, которые ему исповедовал отец Кинли. Конечно, теперь, когда к ним заявилась Кэрри, всё обрело какой-то другой смысл. По крайней мере, теперь всё было куда значительнее и весомее. Вот только всё также не появилось ни капли понимания происходящего. Какой-то идиотский замкнутый круг. — А мы можем хотя бы предположить, что это за Монстр? — ожидаемо полюбопытствовала Ева, неуверенно поджимая губы. — Пф, наш Отец за своими экспериментами создал немало игрушек, которые вскоре выкинул в Чистилище за ненадобностью, — с глумливой насмешкой поделился Морнингстар, сделав пару обжигающих глотков из своего бокала. — Возможно, кто-то из них точит на нас зуб. — Но тогда причём тут Майклсоны? — не видя в рассуждениях брата особой логики, опроверг его идею темнокожий. — Попали под горячую руку? — также весело предположил мужчина. — Нет, это глупо, — упрямо не соглашался с ним архангел. — Возможно, есть что-то, что нас связывает? — Маловероятно, — теперь не согласился дьявол. — Ничего столь провокационного между нашими семьями нет. У нас просто неоткуда взяться общим врагам. — Откуда ты можешь быть в этом так уверен? Кэролайн и Хенрик прожили достаточно, и сотни раз пересекались с Майклсонами, или же Катерина и Аврора, они тоже могут быть не последними личностями, которым пытается отомстить неизвестный враг. — Тогда нам предстоит это выяснить, — вновь возвращаясь к своему серьёзному облику, подытожил Люцифер и тут же добавил: — Главное, сейчас не распространять информацию о том, что Майклсонам и Сатринам что-то угрожает; врагов у каждого из нас предостаточно, и если они узнают о возможном падении тех или других — это создаст волну напряжения. Сокрушённо вздохнув, архангел, дьявол и демон, не чокаясь, залпом осушили свои бокалы. Однако, только вечно позитивная Ева не унывала и не спешила больше наполнять желудок крепкой отравой. — Знаете, незадолго до того, как я сбежала на Землю, в Раю был устроен настоящий переполох из-за воссоединения Никлауса и Кэролайн, — растянуто проговорила она, неуверенная, значит ли эта информация вообще хоть что-то. — Может, всё пророчество на самом деле завязано на них? Я имею в виду, что, может, это их воссоединение дало ему толчок? — Но причём здесь это? — обескураженно спросил Люцифер, во все глаза уставившись на свою любовницу. Мейзикин и Аменадиил тоже приковали к ней своё внимание. Особенно старший архангел впитывал её слова, как губка, с каждой секундой становясь всё задумчивее. Возможно, он знает, в чём здесь дело. — Они мейты, — внезапно пробасил он, пока младший брат пытался вытащить ещё хоть что-то конкретное из брюнетки. — Никлаус и Кэролайн — соулмейты. Кажется, это был нокаут. Дьявол явно не ждал такого откровения. Сказать, что он был ошеломлён — ничего не сказать. Его внучка и его друг... Который недавно чуть её не убил! — Невозможно! Просто. Не. Может. Быть. Нет. Такого нельзя допустить. — Ты же знаешь, ангелы более других существ склонны к этой связи... также, как и оборотни, — напомнил ему черноглазый. — Но это не значит, что Кэрри и Клаус — мейты! — упрямо воспротивился мужчина. — Им нельзя быть соулмейтами! Они и без этой треклятой связи пытались убить друг друга... — Кажется, он просто не знал, какой ещё аргумент стоит привести, чтобы убедить всех в своей правоте. — Они ведь просто несовместимы! — Разве не на этом ли и строится эта идиотская связь? — в свою очередь задалась вопросом демонесса. Она переводила взгляд с одного брата на другого, впрочем, даже не ожидая ответа на свой вопрос. Всем итак доподлинно известно, что мейтами бывают в большинстве случаев только те люди, которые, казалось бы, и не должны никогда были бы пересечься в этом Мире. — Но, что в этом плохого? — непонимающе, поинтересовалась праматерь человечества, пока архангел и дьявол играли между собой в гляделки. Сатанеющий взгляд Люцифера, и призывающий к спокойствию — Аменадиила. И с чего бы только ему злиться? Ведь если связь соулмейтов соединяет тех людей, которые являются половинками друг друга, то почему же все воспринимают её в штыки? Разве это не счастье найти того, кто предначертан тебе самой Вселенной? — Эта связь подобна смертному приговору, — грозно пояснил кареглазый, одним залпом прикончив свой виски. И с громким звенящим стуком опустил его на стеклянный столик, принявшись красочно расписывать девушке то, как в разы ухудшилось положение их и без того отвратительных дел с этой новостью. Впрочем, тонкий женский силуэт, незамеченной тенью скользнувший от начала лестницы и до выхода из клуба, всей этой злобной симфонии уже не услышал. А ей и не нужно было. Она и без колоритных подробностей брюнета всё это прекрасно знает. "Соулмейты", — про себя повторила девушка, растягивая губы в довольной, предвкушающей улыбке. Что может быть лучше, чем безумная любовная связь между двумя сумасшедшими? Люцифер был прав, когда говорил, что эта связь и есть смертный приговор. Особенно тогда, когда её можно превратить в болезнь. Нужно лишь найти правильные точки опоры. И тогда финальная трагедия будет разыграна лишь в двух ведущих действиях.

***

— Говорят, что эти Сатрины происходят от самих ангелов. — В глухом шуме раздался грубый мужской голос. Его обладатель стоял посредине большого мало освещённого зала в окружении своих собратьев. — Всё это брехня! Ангелов не существует! — воспротивился кто-то из толпы. — Вампиры, по идее, тоже бабушкины сказки! — Проголосили в отместку. — Точно, — поспешил кто-то с ним согласиться. — А ещё мы слышали, что они Первородные и являются главным козырем в спасении Майклсонов от пророчества. По залу тут же пробежались возбуждённые шепотки. — Нет, Сатринам, видно, также угрожает опасность, поэтому они и спрятались под боком у Майклсонов; они ищут защиты и помогают расправиться с пророчеством, — возразил кто-то в ответ на прошлые слова. — Ага, так помогают, что едва не прикончили друг друга, — добавил кто-то скептически. В народе проскочил недовольный ропот. — А ведь если бы прикончили, вместе с ними могли умереть и мы! — подхватил за кем-то главный оратор, внимательно осматривая собравшуюся толпу. Мужчины, женщины, подростки — всё это были представители одной из главных фракций Нового Орлеана — вампиры. На свой страх и риск они собрались в одном из самых неприметных баров города, о существовании которого не знает никто из Первородных, и принялись обсуждать все происшествия последних месяцев, а главное, недель. — Вот именно, Сатрины — реальная угроза нашему виду! И вместо того, чтобы избавиться от них, наш Король, — смачно сплюнув, выражая своё небывалое отвращение, заговорил ещё один из смельчаков, выходя на середину зала, к своему призывающему народ к революции другу. — Клаус спелся с ними и шатается по всему городу вместе с этими грёбаными охотничками. — Так может стоить припугнуть всю их плешивую семейку? — Послышалось чьё-то наивное предложение. — Скажем, чтобы убирались из нашего города, если жизнь им дорога! — Ты что, не слушал? — возмутился кто-то ещё. — Они тоже Первородные, с ними не так-то легко справиться! — Да! Ведь даже Клаусу это было не под силу. Говорят, одна из них почти пронзила его сердце колом из белого дуба, когда они находились под каким-то древним заклятием! Нефелимы опасны для всех нас! — Надо с этим что-то делать. До того, как чёртовы охотники доберутся до нас! — Но раз ни Клаус, ни Элайджа до сих пор не вышвырнули их блядскую семейку за пределы города, значит, Майклсоны не в силах им противостоять! — Тогда к чёрту такого Короля, как Клаус Майклсон, он не в силах защитить свой народ! А Королём должен быть тот, кто сможет! — Но кто? — Марсель! Вспомните, в двадцатые годы, когда ангельские выродки пытались захватить здесь власть, он изничтожил каждого из них, так пусть же сделает это снова! — Да! Марсель должен быть Королём Нового Орлеана! Кто с нами, ребята? — Марсель! Марсель! Марсель! — заскандировала возбуждённая толпа, соглашаясь со своими предводителями. И лишь один единственный вампир, совсем ещё мальчишка, боязливо оглядывался вокруг, негромко поддакивая всеобщему галдежу. И искренне надеялся, что никто не заподозрит в нём изменника.
Примечания:
[1] Люкс (лат.) — свет. В сериале "Люцифер" является отсылкой к имени самого Люцифера, которое означает "свет приносящий".
[2] Эде́м — райский сад в Библии (Быт. 2:8), место первоначального обитания людей.
[3] Эдом — демоническое измерение Ада, место обетования всех демонов.

Кто-то, например, я, очень давно ждал продолжения. Вот оно, прошу наслаждайтесь)
Ребят, всем спасибо за отзывы, отметки "нравится" и, конечно, вашу поддержку, это всегда очень приятно и необходимо для того, чтобы я продолжала работу дальше.)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Реклама: