Вечное Лето, том I: Несовершенный рай

Гет
NC-17
Завершён
998
Размер:
262 страницы, 21 часть
Описание:
Куда пропали все люди с этого острова? Откуда тут взялся саблезубый тигр? Как отсюда выбраться? Кто за всем этим стоит?
**И почему, твою мать, мы?!**
[ЦИКЛ ЗАВЕРШЁН. ПЕРЕЗАЛИВ]
Посвящение:
Фанатам и любителям Choices, поскольку я знаю, что в русскоязычных странах эта игра не так распространена и дико жалею об этом; ребятам из Пиксельберри, которые умудрились слизать зачатки истории у LOST таким образом, что я это даже не сразу заметила; моей зарплате, которой я обязана возможностью делать внутриигровые покупки; и больше всего моей маме, которая двадцать лет назад отдала меня на английский. Мам, я тебя люблю.
Примечания автора:
**Группа автора ВК:** https://vk.com/catie.macrieve

🎶 https://vk.com/music/album/540288862_3

**Дисклеймер:** Работа является новеллизацией/доработкой сюжетной арки игры Choices: Stories You Play. Все права на персонажей и сюжет принадлежат не мне.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
998 Нравится 45 Отзывы 518 В сборник Скачать

III. 12. Враг приближается

Настройки текста
Примечания:
🌴**Коллаж к главе:** https://ibb.co/tB3sM1n
🎶**Тема компании:** P!nk — Can We Pretend [https://disk.yandex.ru/d/WvOdwPvA0__jQg]

Each night you hear the drums of war

      В полумиле от побережья Ла-Уэрты, стоя в моторной лодке между Шоном и Джейком под яркими всполохами молний посреди чёрного неба, я завороженно смотрю на нашу погибель.       Джейк резко выворачивает руль лодки — чуть не теряю равновесие, цепляюсь за скользкий от воды бортик, чтобы не упасть. Держаться сложно — стискиваю зубы, когда, уворачиваясь от выныривающей совсем рядом твари, Джейк снова совершает манёвр.       Змея издаёт громкое шипение, когда мы отдаляемся. От её движений поднимается волна, заливающая донышко лодки водой. Но мы всё ещё держимся на плаву.        — Целы? — кричит Шон.        — Пока да, — отвечает Джейк.       Морское чудовище всплывает на поверхность, разворачиваясь в нашу сторону. Могу разглядеть каждое колебание массивного чешуйчатого тела.        — Нужно возвращаться назад! — ору дурным голосом. Твою мать, твою мать, ТВОЮ-ТО МАТЬ, что это вообще за сучье отродье, откуда оно взялось по наши души, чем мы вообще заслужили такую охренительную честь кроме того, что вообще попали на этот гребучий остров!!!        — Думаешь, мы сможем обогнать эту штуку? — в панике спрашивает Шон.        — Мы не сможем, — просто говорит Джейк. От равнодушия в его голосе скручивает узлом, сковывает вены холодом. Как вообще можно быть таким спокойным, когда мы по уши в дерьме?       Монстр заныривает для очередной атаки. Джейк сворачивает в последний момент, и лодка едва избегает мощного удара, трясясь и дребезжа.        — Как нам одолеть её? — лихорадочно рассуждает Шон, когда змея снова лавирует в волнах.       Да — не похоже, чтобы у кого-то из нас был рыболовный крючок, соответствующий пропорциям этой херни!        — У меня есть ракетница, но вряд ли она сильно поможет против этой штуки, — достаю из лежащего на дне лодки рюкзака вещицу, найденную до этого Джейком. — Может, здесь есть что-то… — С этими словами поворачиваюсь к сидению, на котором планировала провести всё время несостоявшегося путешествия; под мягкой обивкой обнаруживается ниша. Копаюсь в содержимом этой ниши, пока Джейк и Шон заняты тем, что уводят лодку от атакующего нас существа. Стою по щиколотку в воде, и как мы до сих пор ко дну не пошли? Впрочем, это лишь вопрос времени…       Рыболовные снасти… Небольшая канистра с топливом… Спасательный жилет… И тут пальцы натыкаются на что-то весьма странное на ощупь.        — Ребята? — подхожу к ним и протягиваю находку. Не вполне понятно, что именно держу в руках, но как я могу списывать со счетов этот пластиковый пакет, не зная, что это такое? Тем более, что у меня есть смутное подозрение по поводу этой штуковины.        — Это то, что я думаю? — изумлённо протягивает Шон.        — Если ты действительно думаешь, что это полкило взрывчатки, то да, — кивает Джейк, глядя на пакет расширившимися глазами.        — Что? — на выдохе переспрашиваю я.        — Принцесса, у тебя в руках бомба, — с усталым раздражением поясняет Джейк. И тут до меня запоздало доходит — все яхты в гавани не были сожжены, как я изначально думала. Их попросту взорвали. Хотя теперь-то это совершенно неважно. — У неё, должно быть, не сработал детонатор.       Морская змея снова выныривает совсем рядом, и оранжевые электрические искры из её пасти едва минуют нашу лодчонку. Ужас сковывает горло при мысли, что именно искры, с шипением врезающиеся в водную гладь, могут сделать с нашей лодкой. С нашей кожей. С нами.        — Нужно подпустить её поближе, — вдруг говорит Джейк, прошу прощения, что?! — Кэп, ты сумеешь забросить взрывчатку прямиком в пасть к этой ерунде? Ты ведь хорошо бросаешь мячи.        — В движущуюся цель? С расстояния? — переспрашивает Шон, прежде чем кивнуть. — Разумеется, да.        — Принцесса, — Джейк поворачивается ко мне. — Тебе придётся взять на себя управление. — Он забирает ракетницу — я зачем-то продолжала держать её в руках. И по-прежнему не понимаю, что он задумал — детонатор не сработал, а значит… Значит…       И тут до меня доходит.        — Это самый безумный план из всех, что я когда-либо слышал, — замечает Шон. — Так давайте сделаем это.       Монстр, от которого мы успели отдалиться футов на триста, погружается под воду. Джейк нажимает какой-то рычаг, и лодка прекращает движение, оставаясь дрейфовать в бурлящей воде.        — Ты должна дождаться самого последнего момента, Марикета, — быстро говорит Джейк, — когда зверюга будет совсем близко, переключи рычаг и резко выверни руль вправо. Ты поняла?       Молча киваю. Что ещё остаётся? Шансы на то, что мы переживём следующую атаку змеи, ничтожно малы, но я готова цепляться за них, как утопающий за соломинку. Занимаю место Джейка, в напряжении вглядываюсь в поверхность воды, высматривая существо. Парни становятся по левому борту, каждый из них готовится исполнить свою задачу — а я паникую, волнуясь, что не сумею подгадать момент.       Новая воронка образуется совсем рядом с нашей лодкой. Сжимаю зубы от напряжения. Срывающийся дождь и пот застилают глаза, когда монстр показывается над водой, и я быстро меняю положение рычага, выворачивая руль, когда гигантские зубы едва не царапают борт лодки.       Шон точным, уверенным движением — словно всего лишь находится на футбольном поле — закидывает в распахнутую пасть пакет с взрывчаткой. Сердце замирает, но это попросту… Невероятно. Сила броска настолько велика, что даже ветер не меняет траектории полёта: взрывчатка попадает прямиком в пасть змеи и каким-то чудом застревает между её зубами.       Перевожу взгляд на Джейка. Несмотря на завывающий ураган, на бушующие волны, на рёв монстра прямо рядом с нами, Джейк спокоен, будто ничего из ряда вон выходящего не происходит. Он выверенным движением поднимает руку с ракетницей, прицеливается…        — Стоит чистить зубки получше, сучка.       …и стреляет. Сигнальная ракета попадает точно в торчащую в пасти бомбу, и раздаётся оглушительный взрыв. Мир вокруг нас вспыхивает ярким белым светом. Уши закладывает — едва слышу полный боли рёв змеи. Когда зрение проясняется, я вижу лишь бушующие волны, окрашенные кровью в красный цвет.        — Мы… сделали это? — просто не верю, что нам снова повезло.        — Мы… да, — изумлённо отвечает Шон.        — Сработало, — бормочет Джейк. Парни переглядываются, а потом стукаются кулаками. Мальчишки, чёрт возьми… Тяжело дышу, всё ещё не веря в то, что мы спасены. — Эй, мы только что выбили дурь из здоровенного морского монстра! — в восторге кричит Джейк, и Шон смеётся. Только слабо улыбаюсь, оборачиваясь к пристани, где могу разглядеть ребят — из-за всех этих манёвров мы оказались ближе к берегу.       И тут вода под лодкой бурлит, раздаётся устрашающее дребезжание где-то под днищем, и я вижу под поверхностью воды приближающееся облако света. Оно поднимается всё выше, выше…        — Что за…       Наша лодка взмывает в небо, и мы вместе с ней. Отчаянно визжу, оказавшись в воздухе, и в следующую секунду плашмя падаю в воду, удар выбивает почти весь кислород из лёгких. Мгновение ощущаю лишь холодную тьму вокруг, а после открываю глаза — вдалеке надо мной бурлят волны. Пытаюсь плыть наверх, к спасению, к воздуху — к жизни, но некая невидимая сила сводит попытки к нулю, затягивая в пучину океана.       Нет, это не может закончиться сейчас!       Ладонь перехватывают чьи-то пальцы; чувствую, как Джейк прижимает меня к себе. В неправильном холоде моря его кожа кажется совсем горячей.       Джейк прижимается своими губами к моим, делясь кислородом — но разве же это изменит то, что нас тянет на дно? Он прощается, я это чувствую. И отвечаю на полуспасительный поцелуй, сожалея о том, что это происходит только сейчас — в считанные минуты до нашей гибели. Перед смертью, говорят, проносится перед глазами вся жизнь — а я испытываю лишь ворох противоречивых эмоций… Как странно, что среди них одно из первых мест занимает боль от того, что я целую Джейка в первый и в последний раз.       Давление усиливается, затягивая нас вниз, в глазах темнеет, но мы всё ещё сплетаемся в объятиях. Это — «здравствуй» и «прощай», это наше последнее «прости» — изо всех сил мысленно прошу у него этого прощения — за то, что мы упустили столько времени.       Я больше не обниму Диего. Не услышу смеха Куинн. Не увижу усмешки Шона. Не удивлюсь тому, как улыбка преображает лицо Эстеллы. Не смогу сказать Мишель, как привязалась к ней за эту неделю. Не почувствую запаха свежей выпечки от рубашки Раджа. Не испытаю стыда за то, что смеюсь над злыми шутками Зары. Не вздрогну от мощного похлопывания по плечу рукой Крэйга. Не заслушаюсь объясняющим простые для неё истины голосом Грейс. Не узнаю, чувствует ли Алистер по отношению к остальным то же, что и я. Не задумаюсь, насколько Лейла искренна с нами.       Это больно, как закончившийся в лёгких кислород — так же давит, так же обжигает грудь изнутри.       Тьма поглощает меня, Джейка — и вместе с нами всё, что я когда-либо знала и любила.       

* * *

             Солнечный свет настойчиво пробивается сквозь слепленные солью веки. В заложенных ушах нарастающим эхом пробивается звук чьего-то надрывного кашля.       Сердце колотится рвано, на грани — пульс отдаётся глухим стуком во всём теле. С усилием вдыхаю морской воздух — в носу и горле тут же саднит от солёного налёта.       Я… Жива? Нет гарантий, что надолго. Не должна быть. Во всяком случае, я так думала.       Или это то, что происходит с нами после смерти?       События последнего часа проносятся перед глазами стремительно и хаотично. Лодка… Шторм… Монстр из самых безумных ночных кошмаров. Взрывчатка. Выстрел. Взрыв.       Багровеющие волны. Вспышка. Крики. Губы. Давление. Темнота.        — Марикета!       Не сразу понимаю, кто и кого зовёт, даже собственное имя с трудом узнаю. Только спустя несколько мгновений доходит: Джейк… Он жив. Пошевелиться или откликнуться кажется непосильной задачей — словно парализовало, прибило к мокрому песку. Будто вся вода Атлантического океана впиталась в тело и теперь растворяет каждую клеточку. Вздох — грудь вздымается тяжело и больно, кислород словно насильно заталкивают в лёгкие.       Пробую согнуть ногу в колене, и да, не кажется, — что-то действительно мешает. Не хочу смотреть. Спасибо, Ла-Уэрта, насмотрелась уже, по горло сыта твоими достопримечательностями и сюрпризами. До конца дней хватит.        — Мари!       Чей-то ещё голос, не тот, что прежде. Шон тоже пережил это. Пазл в голове складывается как-то сам собой, без моего участия.       Мысли становятся чуть яснее — они оба живы, это хорошо. Странно, что я даже не испытываю от этого реального облегчения. Не испытываю вообще ничего. Только одно наивное, навязчивое желание: открыть глаза и понять, что оказалась очень, очень далеко от этого места…       Может быть, так и будет? Может быть, это всего лишь ещё один сон, как тот, странный, в самолёте? Было бы чертовски неплохо.       А может, мы и вправду погибли в ту жуткую грозу в первый день? И всё это — наш общий ад?       Никогда не верила в такие вещи, а теперь уже готова поверить во всё, что угодно.       И когда я всё-таки открываю глаза, чуда не происходит. Надо мной — бескрайнее небо Ла-Уэрты, такое голубое, будто шторм мне действительно привиделся.       С трудом приподнявшись на локтях, осматриваю себя. На ногах — слипшиеся водоросли. Повсюду песок. На коже, на одежде, под ней, в волосах. По-моему, даже на зубах и в горле.       С усилием перевернувшись на живот, оборачиваюсь на голоса Шона и Джейка, целых и невредимых, лежащих на песке в нескольких футах от меня. Радость от того, что они живы, всё-таки запоздало накрывает тёплой волной.        — Ты в порядке! — выдыхает Шон хрипло, словно у него повреждено горло.       Мрачно киваю. Нет, я не в порядке. Никто из нас, блядь, не в порядке, посмотри уже правде в глаза! С того самого момента, как мы сюда прилетели. Если не дольше.       Но вслух говорю совершенно другое.        — Мы все в порядке, — утыкаюсь лбом в песок, удерживать голову на весу так сложно, будто вся из воды состою. — Но… как?       Парни молчат. С трудом поднимаюсь на ноги — колени дрожат, грозя подогнуться — и оглядываюсь. Ну точно: ни единого следа того, что не так давно мы попали в шторм.        — Последнее, что я помню — как меня затягивало под воду, — произносит Шон.       Джейк смотрит на меня долгим, пронзительным взглядом, прежде чем заговорить.        — Пустота. Ничто. Потом… я открыл глаза здесь. Это всё чертовски странно, только не подумайте, что я жалуюсь…       Еле передвигаясь на негнущихся ногах, прохожу разделяющие нас с ребятами несколько шагов и сажусь между ними.        — Это какой-то… рок, — говорю я наконец. — Что-то спасло нас — что-то или кто-то. И я думаю, это было сделано с какой-то чёртовой целью. Больше не верю, что здесь хоть что-нибудь может произойти просто так. Нельзя просто… тонуть, чтобы потом очнуться на пляже без единого повреждения, — в горле саднит от соли, так что к концу тирады хриплю и закашливаюсь.        — Как будто кто-то позаботился о том, чтобы мы остались в живых, — задумчиво протягивает Шон. — Так, и что нам делать теперь? Я даже не представляю, где мы находимся.       Джейк поворачивается к солнцу, выставляет вперёд ладонь на уровне глаз.        — Западное побережье острова, — наконец, произносит он. — Сложно сказать точнее. Даже не знаю, сколько времени мы провели без сознания.        — Тогда, наверное, нам стоит постараться добраться до отеля, — вздыхает Шон.       Пока сижу, становится почти хорошо. Слабость постепенно проходит… Как будто в меня вливаются силы. Спустя минуту или две встаю с песка, колени уже не дрожат. Подхожу к линии прибоя, с раздражением думая о том, что мой рюкзак потонул в пучинах вод. Самое, мать его, необходимое. Что я могла забрать, собираясь покинуть остров? Смена одежды, паспорт, деньги, телефон. Ну что ж, Карибское море поделило мои вещи на ноль. И добавило к ним ещё один мой кроссовок. И как прикажете передвигаться по джунглям наполовину босой? Впрочем, Джейк и Шон тоже остались без вещей, так что…        — Ладно, если Джейк прав и мы на западе — то, значит, нужно двигаться южнее и восточнее, — говорю я, — если мы хотим добраться до «Небожителя». Правда, это будет проблематично, — приподнимаю левую ногу и демонстрирую голую ступню.        — Прогуляемся вдоль побережья, — отмахивается Джейк. Обречённо вздыхаю и стаскиваю оставшийся на правой ноге кроссовок. В одном-то ещё неудобнее, чем совсем без обуви.       Мы выдвигаемся вдоль пляжа на юг. Босые ноги утопают в белоснежном песке, и это серьёзно замедляет скорость моего движения. Но ни Джейк, ни Шон не подгоняют меня, за что я им бесконечно благодарна.        — Как вы думаете, — нарушаю молчание минут через двадцать хождения по побережью, — что всё-таки произошло с нами в море?        — Помимо большеротого морского монстра? — уточняет Джейк.        — Должен сказать, это было что-то похожее на динозавра, — замечает Шон. — Судя по размерам и строению, но я, на самом деле, не видел ничего подобного.        — Совершенно уверен, что и о гигантских крабах тоже не слыхал, — парирует Джейк. — Хотите знать моё мнение? Эти штуки должны быть созданы людьми. Наверняка это всё — результаты экспериментов. Своего рода оружие.        — Да ладно тебе, летун, — улыбается Шон, — это уж слишком. Осталось только шапочку из фольги на голову надеть. И зачем бы Рурку…       Шон осекается, когда Джейк резко поднимает ладонь и разворачивается к нам, настороженно хмурясь. Он слегка подаётся вперёд и шепчет:        — Слушайте. Слева от нас, среди деревьев. Кто-то идёт сюда.       Поворачиваюсь налево, вслушиваясь. Действительно — чьи-то мягкие шаги раздаются из джунглей. На тигра не похоже, и всё-таки… Мы втроём замираем. Не свожу напряжённого взгляда с зарослей, задерживаю дыхание.        — Может, это наши? — шепчет Шон.        — Сильно сомневаюсь, — коротко отвечает Джейк.       В это мгновение листва расходится в сторону, и на пляж выходят две высокие фигуры.        — Боже, — изумлённый выдох срывается с моих губ. Эти люди, или кем бы они ни были, одеты в оставляющие мало пространства для воображения одежды. Что-то из лёгких тканей, едва скрывающее все, хм, половые признаки. Выглядит очень… первобытно? Но главная странность состоит не в их одеяниях, а в их внешности. Они… разноцветные. Шокировано разглядываю приближающуюся к нам девушку с волосами цвета свежей травы и бледно-зелёной кожей, и мужчину с синими узорами, покрывающими полуобнажённое голубое тело. На них обоих костяные маски — та, что на мужчине, изображает сову, а на девушке — череп.        — Это ещё что за аватары? — шипит Джейк, инстинктивно хватая меня за руку и прижимая к себе сбоку, словно в попытке защитить.       Они вооружены. К бедру мужчины пристёгнут колчан, из которого торчат стрелы, а в его руках — лук. Он держит его заряженным, и, когда они подходят ещё ближе, я вижу, что наконечник стрелы сияет знакомым янтарным блеском. Девушка прокручивает в руках пару кинжалов — их лезвия сделаны из того же самого материала.        — А нам не стоит убегать? — уточняет Шон.        — Поздно, — выдыхает Джейк.        — Что будем делать? — спрашиваю я.        — Надеяться, что они пришли с миром. А если нет — бороться.       Девушка поворачивается в сторону джунглей и выкрикивает что-то на незнакомом языке:        — Varyyn! Zhartell mishtok. En zallar.       Из джунглей выступает ещё один мужчина с синей кожей — он кажется даже выше и мускулистее тех, кто вышел ранее. Его лицо скрыто маской льва, и он тоже вооружён луком.       Узнавание приходит вместе с ползущим по спине неприятным холодком — это тот самый человек, что привиделся мне в банкетном зале, когда я искала алкоголь в компании Зары и Крэйга. Вот в этом я уверена совершенно.        — Khell, — бросает мужчина, поравнявшись со своими спутниками. Смотрю на него во все глаза, поражённая этим странным узнаванием.       Девушка указывает на меня кинжалом. Джейк прижимает меня ещё сильнее к себе.        — Mar nost, koh? Koh? — резко спрашивает она.        — Khell, — раздражённо повторяет мужчина в маске льва.       Он подходит к нам ближе, останавливаясь буквально в паре шагов, и я вижу под его маской яркие жёлтые глаза, заглядывающие, кажется, в самую душу. В голове странно покалывает, как будто мозги чешутся.        — Dell ast partico. Dell… ast partico, — говорит мужчина.       В голове проскальзывают образы — поднятая вверх ладонь, убранный в ножны меч, преклонённое колено на песке. В испуге отшатываюсь.        — Dell ast partico! — настойчиво повторяет обладатель маски в виде головы льва. На его шее надето ожерелье с ярко-голубым сверкающим камнем, отблески солнечного света танцуют в причудливой огранке.        — Слушай, Леголас, мы не говорим на твоём чёртовом эльфийском! — сквозь зубы бросает Джейк.        — Постой, — тихо говорю я, выбираясь из-под руки Джейка и делая шаг в сторону синекожего мужчины. — Кажется, он хочет, чтобы мы… сдались.        — Ты серьёзно? — спрашивает Джейк. — Но как…        — Поверь мне, — откликаюсь я.       Поднимаю руки вверх и медленно опускаюсь на колени, не сводя глаз с нашего странного собеседника.        — Dell ast partico, — старательно выговариваю я, и мужчина удовлетворённо кивает.        — Если выживем — расскажешь, как поняла его, Принцесса, — шепчет Джейк, и по шелесту песка позади себя я понимаю, что парни тоже опускаются на колени.        — Это точно, Мари, — подхватывает Шон.       Спутники мужчины подходят ближе. Девушка скрещивает кинжалы в воинственном жесте.        — Arkhalla tell mishrap, nostaron, — произносит она.        — Mishrap, — задумчиво протягивает мужчина в маске льва.       В голове вспыхивает новый образ — моё собственное тело, навзничь лежащее на песке, обескровленное, с перерезанным горлом. Издаю тихий возглас протеста.        — Мари, ты чего? — шипит Шон.        — Думаю, они хотят… они…       Мужчина в маске льва — явно лидер среди этих троих — подходит ближе и наклоняется, в любопытстве склонив голову, глядя прямо в мои глаза.        — Anlashokk, — произносит он, заинтригованный.       Чувство щекотки в мозгах усиливается, взрываясь болезненным удовлетворением — что-то в голове становится на место с глухим щелчком, как будто бы вспоминаю что-то давно забытое, спрятанное где-то в глубине подсознания.        — Принцесса, скажи уже что-нибудь, — голос Джейка, ввинчивающийся в уши, слегка мешает появившемуся ощущению всесилия, и я отмахиваюсь. А предводитель тем временем протягивает ладонь и помогает мне встать. Смотрю на скрытое маской лицо, напряжённо хмурясь. А мужчина касается ладонью моего лба, как будто знает, что происходит в моей голове. С его прикосновением всё тело, начиная от макушки и заканчивая пальцами ног, словно поражает разряд электрического тока.       Вновь падаю на колени, часто дыша.        — Марикета, что он сделал с тобой? — слышу голос Джейка, как через вату. — Если он тебе навредил, клянусь, я…        — Нет, постой, постой, — бормочу я, поднимая голову к мужчине в маске. В голове проносится очередной ворох видений — огромное дерево, скрывающее ветвями хижины и домики городка… Морщинистая пожилая женщина со странно знакомыми глазами, её лицо среди покрытых густой листвой веток… Фигура, облачённая в нечто вроде алого скафандра, расхаживающая вдоль пустынного пляжа… — Бог мой, — выдыхаю я, когда мельтешение образов в голове прекращается.       Мужчина делает шаг назад — и снова начинает говорить, но я слышу его голос словно через фильтр. Незнакомые слова срываются с его губ, отдаваясь в голове английской речью. Anlashokk.        — Говорящая мыслями, — слышится голос.        — Вы обо мне? — переспрашиваю я.        — Это невозможно, — выдыхает мужчина.        — Здесь всё… невозможно, — согласно киваю я.        — Я что-то пропустил, Принцесса? — возмущается Джейк. — Как ты его понимаешь?        — Не могу объяснить, — растерянно отвечаю я. — Словно… слышу его голос в голове…        — Это нехорошо, — протягивает Шон.       Обладательница кинжалов что-то шепчет на ухо предводителю, указывая кивком на Шона. Мужчина качает головой, пристально глядя на него.        — Орёл, — произносит он.        — Что он сейчас сказал? — растерянно спрашивает Шон. Не успеваю ответить — мужчина указывает в сторону Джейка.        — Волк, — поясняет он своим сопровождающим.        — Сам ты «люпус», долбанный смурф, — возмущается Джейк.        — Но кто же ты? — спрашивает мужчина, вновь глядя на меня.        — Я… Я Марикета, — растерянно отвечаю я. Мужчина качает головой.        — Я имел в виду другое.       Молчаливый мужчина с луком произносит что-то на ухо предводителя, бросая на меня недовольный взгляд. Вижу своё тело снова — пронзённое десятком стрел, бездыханное, на буром от крови песке.        — Послушайте, кем бы вы ни были — мы не представляем угрозы, — я нервно сглатываю.       Предводитель усмехается, словно мои слова звучат, как хорошая шутка.        — Все люди Гидры представляют угрозу, — замечает он.        — Мы не из «Гидры», чем бы она ни была, — возражаю я.        — Кэп, ты понимаешь, о чём они? Я потерял нить, — шепчет Джейк за моей спиной.        — Не понимаю, — просто отвечает Шон. — Но я доверяю Мари.        — Да, — соглашается Джейк. — Как и я.        — Послушайте, чего бы вы ни хотели… Если есть что-то, что я должна сделать, чтобы убедить вас… Просто скажите — и я это сделаю, — подбираю слова тщательно. Если есть шанс разрешить это миром… Упускать его нельзя.        — Ты должна пойти со мной. Вы все должны.       Растерянно открываю и закрываю рот.        — Что он сказал? — нервничая, спрашивает Шон.        — Он хочет, чтобы мы пошли с ними, — упавшим голосом перевожу я.        — Чёрта с два, — возмущается Джейк.        — У нас есть выбор? — говорит ему Шон. — Что-то подсказывает мне, что эти ребята неплохо владеют оружием.        — Или вы идёте с нами, или вас ждёт смерть, — просто говорит мужчина в маске льва.        — Почему для вас это так важно? — в отчаянии спрашиваю я.       Мужчина отступает на шаг назад и прижимает два пальца — средний и указательный — к собственному виску. Сознание заливает белым светом, а потом я вижу…       Меня поднимает над землёй — наблюдаю за стремительно уменьшающейся Ла-Уэртой из воздуха, пока меня тянет выше, выше и выше. Карибский бассейн, побережье Центральной Америки, Мексиканский залив, береговая линия на юго-востоке Соединённых Штатов. С другой стороны — бескрайняя синева Атлантического океана.        — Если вы не пойдёте…       Из некой точки в Карибском море раздаётся взрыв — извержение вулкана. Облако красноватой пыли покрывает всё видимое пространство, и, постепенно спадая, оставляет после себя выгоревший океан и пылающую землю.       Обхватываю голову руками и кричу, падая лицом вперёд на песок. Видение сдавливает виски стальным обручем… Чувствую, как мои плечи обхватывают тёплые руки Джейка, настойчивый, успокаивающий, его шёпот проникает сквозь пылающие алыми огнями картины погибающего мира, возвращая зрение — и возвращая меня, буквально, с небес на землю.        — Прекрати делать это с ней, смурф, — яростно произносит он, когда я немного успокаиваюсь. — Клянусь, я не посмотрю на твоих цепных псов и…        — Что ты видела, Мари? — обеспокоенно спрашивает Шон, подползая ближе к нам на коленях.        — Это было… Я имею в виду… Я… видела… — Глаза застилают слёзы. — Нам действительно стоит пойти с ними, ребята, — после затянувшейся паузы говорю я, — если мы не пойдём, то может… случиться кое-что очень плохое.        — Насколько плохое? — уточняет Джейк.        — Апокалиптически плохое, — выдыхаю едва слышно, боясь, что, если озвучу содержание видения целиком, оно станет явью.       Джейк и Шон обмениваются взглядами.        — Хорошо, — наконец, говорит Джейк. — Это полное безумие, но я пойду за тобой куда угодно.       Отчего-то кажется, что он только что сказал нечто очень важное.       Киваю, глядя предводителю в глаза. Женщина в маске-черепе скрещивает руки на груди, глядя на нас со злостью. Предводитель протягивает ладонь. Уже собираюсь встать, оперевшись на предложенную руку, как вдруг откуда-то справа раздаётся знакомый голос:        — Отошёл нахуй от них!       Поворачиваю голову, изумлённо глядя на приближающегося к нам Крэйга. Он поднимает с песка увесистый булыжник и что есть дури бросает в нашу сторону.        — Крэйг, нет! — Моё предупреждение запаздывает: камень достигает цели, попадая в маску на лице предводителя. Маска спадает, открывая странно привлекательное лицо — раскосые глаза, заострённые уши и полные губы. Одна из бровей мужчины пересечена шрамом. Несколько мгновений зачарованно смотрю на него, а потом его спутница достаёт из-за пояса кинжал и с диким рёвом бросает его в сторону Крэйга. Короткий полёт, секунда, в течение которой я замираю от ужаса, — клинок вонзается прямо в руку Крэйга чуть пониже плеча. Он, вопя от боли, падает на колени и выдёргивает кинжал из руки; поток неестественно алой крови заливает его футболку — и песок.       Шон, вскакивая на ноги, бросается вперёд, опрокидывая девушку на песок и выбивая из её руки второй кинжал.       Мужчина с луком собирается уже выстрелить, когда Джейк бросается в атаку, схватив прежде лежащее в семи футах от него внушительное бревно, и огревает мужчину по голове.       Золотисто-жёлтые глаза предводителя смотрят на меня с яростью.        — Предатели, — сквозь зубы выплёвывает он.        — Всё не так, — возражаю я. Мы смотрим друг на друга, словно вокруг ничего не происходит, и тут Джейк хватает меня за руку и тянет в джунгли, пока мужчина с луком валяется в отключке, а девушка с кинжалами не может добраться до оружия. Шон почти тащит на себе еле передвигающего ноги Крэйга.        — Давай, Марикета, беги! — разъярённо выкрикивает Джейк, а я чувствую себя так, будто это я, а не Крэйг, истекаю кровью.       Едва листва тропического леса скрывает нас, мы сталкиваемся с Раджем и Мишель. Шон коротко командует:        — Бегите.       Мы несёмся сквозь джунгли; мелкие камни впиваются в голые ступни, свисающие лианы и ветви деревьев бьют по плечам. Не могу оглянуться, чтобы узнать, есть ли за нами погоня — но чудится, что слышу шаги странных людей позади нас. А может быть, и не чудится. Скорее всего, так оно и есть.       Лёгкие горят, но я продолжаю двигаться вперёд так быстро, как только могу. Ступни немилосердно болят; ловлю кожей, кажется, каждый мельчайший камешек, на который имею неосторожность наступить. Интересно, смогу ли я потом когда-нибудь ходить? Кровь продолжает хлестать из распоротой руки Крэйга, и страх, что мы не успеем оказать ему помощь, неожиданно отгоняет все мысли о неудобстве и даже волнение за собственную жизнь — ведь сегодня я уже умирала. И это оказалось не так уж и страшно.        — Кто они? — спрашивает на бегу Мишель.        — Спроси у Марикеты — это она с ними мыслями обменивалась! — бросает Джейк.        — Она делала что? — переспрашивает, задыхаясь, Радж.        — Заткнитесь и бегите вперёд! — орёт Шон.       Спустя ещё какое-то время бешеной беготни по джунглям мы вдруг оказываемся на знакомой тропе. Ещё футов триста — и лес перед нами расступается, открывая вид на «Небожитель».       Земля под ногами сменяется бетонной подъездной дорожкой, раскалённой солнечным жаром до такой степени, что ступни буквально горят от боли.       Мы вбегаем на территорию отеля, Шон и Джейк запирают за нами тяжёлые металлические ворота, когда остальные члены нашей компании высыпают из-за стеклянных дверей нам на встречу.        — Что происходит? — кричит Куинн, подбегая к нам.       Обрушиваюсь на бетон, сдирая колени в кровь. Не могу двинуться даже, лёгкие как будто наполнены лавой. Мишель приходит в себя первая и уводит Крэйга в отель, чтобы, видимо, обработать его рану.        — Мы целы? Мы в безопасности? — задыхаясь, спрашивает Радж.        — В безопасности от чего? — в недоумении переспрашивает Лейла. — Что там произошло?       Из последних сил оборачиваюсь в сторону джунглей. Высокий каменный забор надёжно отгораживает нас от преследователей, но я едва не теряю сознание от стука в висках, когда в голове раздаётся голос их предводителя:        — Вы не можете спрятаться. Не можете сбежать. Мы заберём вас. Мы должны.       Обхватываю голову руками, и голос смолкает. Подняться на ноги невероятно сложно, но с задачей я худо-бедно справляюсь.        — Кто-нибудь объяснит, что происходит? — истерично восклицает Грейс; поворачиваюсь к ней — она нервно заламывает руки, переводя взгляд от одного из нас к другому.        — Враг приближается, — просто поясняет Джейк, указывая рукой на джунгли.        — За нами идут, — упавшим голосом добавляю я.       Ни расспросов, ни требований пояснить, что мы имеем в виду. Только молчание. Напряжённое. Пропитанное страхом.       
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты