давай всё 28

n.mandrake автор
GraceWolf соавтор
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Описание:
Жизнь Олега кардинально изменилась, тем самым добавив ему немало проблем. А тут ещё и секретарь, который будто был рожден, чтобы выводить его из себя!

Около офисное AU, где Олегу пришлось взвалить на свои плечи тяжелую ношу.

Посвящение:
Алексу и Двум Краснодарским Солнышкам.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
трататак. а вы не ждали нас, а мы приперлися

3.

4 июля 2019, 14:50
Примечания:
Драгни — 24 года.
Банкес — 22 года.
Аня — 16 лет.


очень ждём ваши отзывы)
Даня сосредоточенно просматривал письма, которые пришли на рабочую почту. Многие из них требовали немедленного ответа, чем Бурцев, собственно, и занимался. Иногда он открывал ящик стола и брал оттуда очередную вкусняшку, не отрываясь от рабочего процесса. Этим навыком Даня владел в совершенстве, как и многими другими. Но, видимо, сегодня был не его день, ведь не успел Бурцев в очередной раз открыть ящик, как услышал голос, который всегда его раздражал: — Будешь так много сладкого жрать — парни перестанут зад подставлять. — Ну, мне хотя бы дают, а ты только нагибаешься, — парировал Даня и подмигнул Лёше, который стоял за спиной у Драгни с каменным лицом. — Лёш, конфетку хочешь? Или, может, сникерс? — Он не будет, а вот я бы не отказался, — заявил Драгни и плюхнулся на стул, который стоял у стола Дани. — Будешь сладкое часто жрать — маленькие девочки перестанут билеты на концерты покупать, — самодовольно произнёс Бурцев и, словно издеваясь над Серёжей, закинул шоколадную конфету в рот. — Знал бы ты, как я хочу, чтобы тебя уволили и взяли на твоё место адекватного человека, — прошипел Драгни, сжав кулаки в порыве злости. Бить Даню он, конечно же, не собирался. Не сейчас и уж точно не здесь. Да и то, что Бурцев занимался боксом, останавливало Серёжу, который не хотел попасть в больницу с переломами всего, что только возможно. — Много хочешь, — ответил Даня и снова уставился в монитор, старательно делая вид, что присутствие Серёжи в приёмной его не раздражает. — Ну и как тебе новый босс? — поинтересовался Серёжа, который не собирался идти в кабинет начальства, пока не разузнает о нём побольше. И единственным, кто мог ему помочь в сборе информации, был Бурцев. Драгни понимал, что придётся сдерживать свою неприязнь к этому парню и вести себя любезно, иначе тот просто пошлёт его на три буквы и даст пинка для ускорения. Такой исход Серёжу не устраивал от слова совсем. — Сходи и посмотри. Авось и выживешь после встречи с ним. Хотя я не так сильно уверен в этом, — пробормотал Бурцев, который уже успел забыть о том, что перед ним сидит Драгни. У Дани и без него было полно дел. — Бурцев, блять, ты можешь хоть раз нормально ответить? Ведёшь себя как утырок последний, — Драгни никогда не умел сдерживать свои эмоции, особенно в разговоре с теми, кто был ему неприятен. Сейчас ему было тяжело, но он старался вести себя адекватно. Не так, как привык. — Кому я так насолил в прошлой жизни, что в этой мне приходится терпеть таких идиотов? — пробормотал Даня, глядя на потолок. Тяжело вздохнув, он свернул браузер и посмотрел на Банкеса, который стоял за стулом Драгни. На лице Лёши не отражалось ни одной эмоции, и Бурцев, по правде говоря, завидовал его выдержке. Не так уж и просто было работать с Серёжей, который психовал и бесился по поводу и без. — Он выглядит так, как Арнольд Шварценеггер в «Терминаторе»: такое чувство, что в детстве вместо соски родители давали ему гантели. Высокий и огромный, как Гена из «Универа». Короче, от такого «шкафа» тебя даже Банкес не спасёт. Беги, Серёжа, беги. — Ты прикалываешься, что ли? — спросил Серёжа, которому слабо верилось в то, что говорил Бурцев. Всё это казалось ему бредом сумасшедшего и откровенной насмешкой со стороны Дани. — Ты вот зря мне не веришь, Серёженька. Но я дам тебе шанс убедиться в моей правоте: сейчас я предупрежу шефа о твоём приходе, и ты сможешь пройти, чтобы высказать все свои пожелания, или зачем ты там вообще пришёл. Подожди всего пару минут, — Даня лучезарно улыбнулся и встал со своего кресла. Подмигнув Лёше, он подошёл к кабинету и, даже не постучав, вошёл внутрь. Драгни, который смотрел ему вслед, нервно сглотнул. — Зашибись просто, — пробормотал Серёжа, который хотел было сбежать, но понял, что это бессмысленно. Именно поэтому он остался на месте и нервно грыз губы, проклиная Даню, нового начальника и весь мир в целом. Ничего другого ему не оставалось.

***

Олег устало потёр виски и прикрыл глаза. Голова гудела от количества информации, которая всё равно была весьма поверхностной. Да, файлы содержали все факты из жизни и музыкального пути артистов их лейбла, но там почти ничего не было сказано об их личностях и характере. А это казалось Терновому более важным, чем количество мужей Евгении Майер, или сколько тарелок от «Муз-Тв» хранится у Драгни дома. Сейчас Олег нуждался в помощи человека, который бы ему всё разъяснил, но Трущёв явно был ещё занят, а беспокоить тётю Настю он пока не хотел. Он мог, конечно же, последовать совету дяди Серёжи и вызвать к себе Даню, но Олег решил, что ещё не настолько отчаялся. На самом деле Терновой просто не был уверен в том, что у них выйдет нормальный диалог, учитывая последние события. Всё это дико огорчало Олега, который уже был готов выть на Луну от безысходности. Вот только это вряд ли поможет ему сейчас. Терновой открыл глаза и встал с кресла. Размяв затекшие мышцы, он подошёл к одному из панорамных окон и посмотрел на Москву, которая была как на ладони. Город, с высоты тридцать четвёртого этажа башни «Меркурий», выглядел необычно, но по-прежнему не особо нравился Олегу. Он никогда не любил Москву, хоть и прожил здесь всю свою жизнь. Этот город был слишком шумным для человека, который предпочитал тишину и покой. Он бы очень хотел уехать отсюда, но его держала семья, которую парень не хотел оставлять. Особенно младшую сестрёнку, ведь та нуждалась в его поддержке ещё до гибели родителей. У них никогда не было времени на то, чтобы помочь ей с учёбой или с проблемами личного характера. В такие моменты Аня могла рассчитывать только на старшего брата, который был готов бросить ради неё все дела и тут же приехать, наплевав на последствия. Олег понимал, что, возможно, так балует сестру, но иначе он поступать не мог. Аня была самым близким для него человеком, и Терновой был готов ради неё на всё. Даже носить дурацкий розовый свитер, на котором был изображён енотик с печенькой. Олег с тоской вспоминал те редкие прогулки с родителями, которых они теперь были лишены навсегда. Терновой любил мать и отца всем сердцем, пусть они и частенько ругались. Он скучал по ним и жалел, что прежде не ценил то время, которое они проводили вместе. Но ничего уже было не вернуть. Терновой, за эти два месяца, научился особо не думать о том, что произошло. Времени на грусть у него не было, потому что нужно было заботиться о сестре, которая, в силу своего возраста, переживала всё намного серьёзнее. Да и с остальными проблемами, которые свалились на его голову, Терновой должен был справляться сам. Дядя Серёжа, конечно, помогал ему, как мог, но и он не должен был вечно нянькаться с Олегом. У него и других дел было полно. Из грустных воспоминаний Олега вырвал звук открывающейся двери. Обернувшись, он увидел Даню, который заметно повеселел с момента их последней встречи. Терновой вполне допускал мысль, что его секретаря так позабавила месть, которую он придумал для него. Даже не особо трусливый Олег нервно сглотнул. Ведь, если верить первому впечатлению и словам Трущёва, этот парень совсем не прост. — Даниил! Я как раз хотел вызвать Вас к себе. У меня есть парочка вопросов про наших артистов, — произнёс Олег, даже не дав Бурцеву шанса сказать что-либо. Потому что лучшая защита — это нападение. — Расскажите мне о них: характер, привычки, какие-то особенности, о которых мне стоит знать. Начните, пожалуй, с Драгни. — Зачем мне рассказывать о Драгни, если вы сами можете поговорить сейчас с ним и всё понять? — ответил Даня, которого такая прыть нового босса немного удивила. — Ну, а вдруг он решит показать себя в самом лучшем свете, а на самом деле окажется нехорошим человеком? — ответил вопросом на вопрос Олег, наблюдая за мимикой Дани, который старался не показывать своего любопытства. Бурцев во всём этом видел подвох, но никак не мог понять в чём же дело. — И вообще, я спешу напомнить, что являюсь вашим начальником, а это значит, что вы должны отвечать на все интересующие меня вопросы. — А, вы так хотите. Ладно, — Даню слегка покоробило такое отношение, но злиться на это он не собирался. Олег явно был не таким, как его отец, и всем придётся с этим смириться. — Серёжа с виду заносчив, вот только за маской уверенного во всём парнишки, скрывается тонкая натура, тяжело переносящая критику. Моментами ведёт себя как полный говнюк. Больше всех, в это время, страдает его охранник, Лёша. Кстати, Драгни единственный артист, у которого есть личный охранник. Я могу идти? — Этой информации мало, чтобы понять, кем является этот человек. Может, есть что-нибудь ещё? — с надеждой во взгляде спросил Терновой, которому почему-то показалось, что ему удалось наладить контакт с Даней. — Возможно, вам стоит пообщаться с ним самому, а не строить своё мнение о нём с помощью слов других людей? — настроение Бурцева стремительно падало, и от улыбки, с которой он вошёл в кабинет, не осталось и следа. Видимо, ему все-таки придётся воспользоваться советом Миши. Первой его частью. — Хорошо, Даниил, можете идти. Принесите мне ещё кофе. Только в этот раз добавьте туда три ложки сахара, — повернувшись к Дане спиной, Олег подошёл к своему столу и сел в кресло, задумавшись о чём-то своём. — Мне Анастасию Юрьевну позвать или сами справитесь? — Даня решил проявить хоть каплю милосердия и помочь своему начальнику. Ведь Драгни подарочком не был, а довести Олега Николаевича до приступа бешенства, для него было самым простым делом. — Просто она единственная, кто сможет вправить ему мозги и успокоить, если придётся. — Спасибо, но я справлюсь с ним сам, — ответил Олег, даже не посмотрев на Бурцева. Даня, пожав плечами, вышел из кабинета. Свою миссию он считал выполненной.

***

В кабинет нового начальника Драгни шёл на негнущихся ногах. Серёжа никогда и никого особо не боялся, насколько он помнил, но то, что рассказал ему Бурцев о новом боссе, немного настораживало. Или много. Драгни пока не решил. В любом случае, ему не помешает быть начеку. Перестраховка ещё никому в этой жизни не навредила. — Бурцев, блять, — еле слышно прошипел Серёжа, когда увидел Олега. Терновой совсем не был похож на Шварценеггера и, уж точно, он не выглядел как Гена из нашумевшего сериала на ТНТ. Драгни, конечно, знал, что Даня тот ещё шутник, но за такое обычно бьют. Серёжа сам бить Бурцева не собирался, для этого у него был Банкес. — Вы что-то сказали? — поинтересовался Олег, с интересом глядя на парня, по-прежнему стоявшего у двери, который не казался наглым и дерзким. А именно такой образ выстроился у Олега в голове после рассказа Трущёва и Бурцева, но Терновой знал, что первое впечатление практически всегда было обманчиво. — Да так, мысли вслух. Не так уж и важно, если сравнивать с тем делом, ради которого я пришёл сюда, — прежняя дерзость и смелость вернулась к Серёже в тот самый миг, как он воочию увидел своего босса, который не пугал его от слова совсем. Трущёв и то выглядел более пугающим. — Я наслышан о Вашем деле, Сергей, но не думаю, что сейчас подходящий для этого момент, — произнёс Олег, откинувшись на спинку кресла. Терновой чувствовал легкую усталость, и ему не помешал бы кофе, который он попросил у Даниила, но тот явно не торопился. — Первое: я Серёжа, и это не обсуждается. Второе — мне очень нужен этот канал. Я уже пообещал своим поклонникам, что через месяц выйдет первый выпуск шоу. Я не могу их подвести! — Драгни как мог сдерживал свои эмоции, вот только он никогда не был особо терпеливым, поэтому сорвался на крик, который на Олега не произвёл никакого впечатления. С подобным «неуважением» Серёжа сталкивался впервые. — Мне абсолютно всё равно, как Вы привыкли себя называть. Я делаю то, что считаю необходимым — это во-первых. А во-вторых — я не уверен, что сейчас подходящее время для проектов такого формата. Не думаю, что будет целесообразно выделять на это средства. Если говорить простыми словами, то, как мне кажется, на ютубе полно подобных шоу, и это не будет так востребовано. И, наконец, в-третьих — не стоит давать людям обещаний, которые Вы не сможете выполнить. Ещё вопросы есть? — Олег не ставил себе цели унизить Драгни, ему это было не нужно. Он просто говорил то, что думал. Естественно, Терновой понимал, что такой поворот событий Драгни совсем не устроит, но, что поделать, в этом мире не всем мечтам суждено сбываться. Олег это знал, а Серёже только предстояло узнать об этом. Как говорится: учиться никогда не поздно. — Почему просто не дать мне попробовать? — крикнул Серёжа и, подойдя к столу, стукнул по нему кулаком. Сохранять спокойствие Драгни уже не мог. — Не вижу смысла выделять деньги на заранее провальный проект, — устало протянул Олег и потёр пальцами виски. Он не понимал, почему должен всё так подробно разжёвывать взрослому, казалось бы, человеку. А ещё ему очень нужен был кофе, который Бурцев ему всё ещё не принёс! И из-за этого всего Олег начинал злиться, что было совсем лишним в данный момент. — Предлагаю на этом закончить обсуждение. — Да я... Да Вы... Вы ещё об этом пожалеете! — Драгни бросил на Олега взгляд полный ненависти, и выскочил из кабинета, громко хлопнув дверью. Терновой лишь покачал головой и, недолго думая, вышел вслед за ним. Ему всё ещё хотелось выпить кофе.

***

Вернувшись в приёмную, Даня молча указал Серёже на дверь в кабинет, а сам плюхнулся в кресло. Закинув ноги на стол, он вытащил из ящика батончик-мюсли и откусил огромный кусок. Его нервная система переживала не самые лучшие времена. Даня начинал задумываться о том, что долго это терпеть не сможет, и тогда он либо взорвётся, что чревато последствиями, либо спокойно уйдёт, но это маловероятно. К тому же, менять работу особо и не хотелось, ведь ему здесь нравилось, да и со всеми ребятами он сработался. Ну, почти со всеми. Значит, придётся запастись терпением. И вкусняшками, конечно же. Лишь спустя несколько минут Даня заметил, что напротив него сидит Лёша и смотрит так, будто пару лет не видел сладкого. Сжалившись над ним, Бурцев открыл ящик и кинул Банкесу сникерс, который тот ловко поймал. — Эх, Лёша... Раньше только ты у нас страдал под гнётом высокомерного идиота, а теперь и я к тебе присоединился. Как ты вообще Драгни терпишь? Я бы уже давно стукнул его чем-нибудь тяжёлым, — заявил Бурцев, разглядывая ягоды клюквы в батончике. — Да я уже привык. К тому же, не на публике он ведёт себя намного спокойнее. Хотя это зависит от того, в каком он настроении, — произнёс Банкес, который не особо хотел обсуждать Драгни. Особенно с Даней, который умел вытягивать из людей все тайны и секреты. — Мне заранее жаль его будущую девушку. Интересно, а у него вообще были девушки? — задумчиво протянул Даня, глядя, почему-то, на дверь шефа. Внезапно наступившую тишину нарушил громкий кашель Лёши, который подавился сникерсом. — Я что-то не так сказал? — спросил Бурцев и заинтересованно посмотрел на Банкеса, который то краснел, то бледнел, но кашлять не переставал. — Всё нормально, — прохрипел, наконец, Лёша и нервно облизнул губы. — Можешь налить мне воды? — Без проблем, — подозрительно быстро откликнулся Даня и, встав с кресла, подошёл к кулеру, который неприметно стоял в углу. Некоторое время в приёмной стояла тишина: Лёша неторопливо пил воду, глядя в пластиковый стаканчик, а Даня внимательно на него смотрел. Ему хотелось узнать причину столь бурной реакции на его вполне безобидные слова. У Дани было несколько версий, и он пытался понять, какая из них выглядит более правдоподобно. Торопиться Бурцев не любил, вот только времени у него было не так уж и много: Драгни мог выйти из кабинета в любой момент, и тогда ему ещё не скоро представится шанс всё разузнать. Поэтому Даня, взвесив все «за» и «против», заявил: — Он тебе нравится. Лёша, услышав его слова, странно дёрнулся и выронил стаканчик, который, к этому времени, уже был пуст. Бурцев не ожидал такой реакции, но и увиденное его вполне устраивало. Это подтверждало одну из его теорий и давало пищу для новых размышлений, а Даня подумать любил. Особенно когда тема такая интересная. — И насколько всё это серьёзно? — задал вопрос Бурцев, которого интересовали все детали. Ответом ему был долгий взгляд Банкеса, полный обеспокоенности и лёгкой злости. — Подожди-ка... Ты что, влюблён в него? Серьёзно? — Лёша лишь кивнул. — Охренеть, — с волнением в голосе прошептал Даня, и рука сама потянулась к заветному ящику со сладостями. — Я надеюсь, что ты никому про это не расскажешь. Терять работу я не хочу, мне деньги очень нужны. Пожалуйста, Даня, — попросил Лёша, в глазах которого теперь плескался страх. — Не боись, я буду нем, как рыба. Мне нет смысла вредить тебе, — произнёс Даня, в глазах которого горел странный огонёк, который пугал Банкеса. И не зря. — А у вас было что-нибудь? Услышав вопрос Бурцева, Лёша покраснел, но ответить ничего не успел, из кабинета начальника выскочил злющий Драгни и быстро покинул приёмную. Банкес побежал за ним, даже не посмотрев на Даню, который сиял, словно начищенный самовар. Но радовался он недолго. Олег, появившийся в приёмной спустя пару секунд, с легкой злостью в голосе, спросил: — Бурцев я кофе дождусь или нет? — Бляяять... — протянул Даня и быстро вскочил с кресла, чудом не навернувшись, второго падения на сегодня его пятая точка уже не выдержала бы. Про кофе, который просил Терновой, он благополучно забыл, ведь это было не так интересно, как то, что поведал ему Лёша. — Сейчас всё будет. Дайте мне пять минут! — крикнул Бурцев и побежал в сторону кухни. — И не забудьте про три ложки сахара, Даниил! — прокричал Олег ему вслед и скрылся в своём кабинете. Он надеялся, что на сегодня с происшествиями покончено. Потому что Терновой не был уверен в том, что его нервная система переживёт ещё хоть одну встряску. Даня же, доставив Олегу кофе, который тот принял, ничего не сказав, вернулся на своё рабочее место. Недолго думая, он вытащил из кармана пиджака смартфон и набрал номер, который всё ещё знал наизусть. Его собеседник поднял трубку после четвертого гудка, и Бурцев спокойным голосом произнёс: — Я хочу, чтобы ты приехал ко мне сегодня. Жду тебя в девять. Завершив звонок, Даня откинулся на спинку кресла и сделал глубокий вдох. Он понимал, что не стоило звонить этому человеку, ведь между ними всё давно было кончено, но никого другого в свою постель жизнь Бурцев пока не готов был впускать. Прогнав не слишком радостные воспоминания, Даня переключился на свою работу, ведь кроме него, никто её делать не будет.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.