Причина 56

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Jojo no Kimyou na Bouken

Пэйринг и персонажи:
Ризотто Неро/Винегар Доппио, Дьяволо/Винегар Доппио, Леоне Аббаккио/Джорно Джованна, Бруно Буччеллати/Джорно Джованна, Джотаро Куджо/Нориаки Какёин, Наранча Гирга/Триш Уна
Рейтинг:
R
Размер:
Миди, 60 страниц, 8 частей
Статус:
закончен
Метки: AU ER Hurt/Comfort Ангст Воспоминания Драма Инсценированная смерть персонажа Невзаимные чувства Нецензурная лексика ООС Смерть основных персонажей Современность Счастливый финал Упоминания наркотиков Элементы гета Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Ризотто никогда не пытался расспрашивать о своей цели: лишняя информация могла помешать выполнить работу. Но, глядя в заплаканные глаза возлюбленного, он не мог избавиться от чувства, что вновь всё испортил.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
https://vk.com/club175281106?w=wall-175281106_191&z=photo-175281106_457239159%2Fwall-175281106_191 - некоторые коллажи к работе!
Предупреждение: много Оос-ной слащавости. Иногда она нужна хоть где-то :')

Часть 3

4 октября 2019, 20:09
       Часы показывали пять утра, когда Ризотто, вынырнув из тёплых объятий, отправился на кухню заваривать кофе. Будильник Доппио должен был сработать только через несколько часов, поэтому тот сладко сопел, раскинув руки по всей освободившейся кровати. На улице было темно и пусто, но прогноз погоды обещал сегодня достаточно тёплый, хоть и пасмурный день. Самое то, чтобы не приходилось мёрзнуть в ожидании момента.        Мужчина успел быстро умыться, пока вскипал чайник. Влажными руками он потянулся к шкафчику, намереваясь вытащить баночку с быстрорастворимым напитком, как вдруг громко зазвонил телефон, оставленный вчера Доппио на кухонном столе. От испуга Неро чуть не сломал дверцу, которую успел немного приоткрыть. Удивлённо взглянув на мигающий экран, мужчина раздражённо выдохнул. Единственный, кто имел совесть звонить Доппио в такое время, был, конечно же, его начальник. Ризотто бы давно сбросил надоедливый звонок, но быстро шлёпающие по полу босые ноги уже приближались к кухне. Взъерошенный сонный парень извиняющимся взглядом скользнул по любовнику, хватая телефон.        — Да, босс?        Неро, повернувшийся к чайнику в ещё одной попытке приготовить кофе, подавил в себе ревнивые мысли. Подумаешь, начальник звонит ранним утром своему секретарю. Не впервые. Внезапно наступившая тишина заставила мужчину вновь развернуться к столу, за которым пристроился Доппио. Карие глаза больше не казались сонными, парень внимательно вслушивался в слова босса, покусывая до сих пор припухшую после вчерашней ночи губу. По его сменившемуся выражению лица можно было догадаться, что он получает очень важную информацию. Ризотто протянул ему маленькую записную книжку и карандаш, которые прятались под пепельницей на подоконнике. Благодарно улыбнувшись, Винегар принялся что-то старательно выводить на бумаге.        — Хорошо, я понял. Да, всё записал. Обязательно сожгу после.        Белоснежные брови лишь немного приподнялись — начальник Доппио отличался ужасной паранойей, поэтому просьба сжечь листок с некоторой информацией была не в новинку. Здесь Ризотто чувствовал некую схожесть с неизвестным мужчиной. Работа обязывает их держать многое в секрете, доверяя лишь единицам.        Когда Доппио отложил телефон, разглядывая написанное на листке, Неро наконец сделал глоток. Обжигающая горечь скользнула по горлу, плохо размешанные песчинки сахара захрустели на зубах.        — Ляжешь спать?        — А сколько времени… — Парень растерянно разблокировал телефон и застонал. — Я бы мог спать ещё два часа!        Винегар широко раскрыл рот, зевая, и Ризотто собрал пальцем слёзы, собравшиеся в уголках его глаз.        — Так и сделаю, посплю немного. — Доппио приподнялся, привычным движением руки приглаживая растрёпанные волосы. — Ты, как я понимаю, уже на работу собираешься? Так рано?        Неро пожал плечами, с любопытством поглядывая на выведенные аккуратным почерком возлюбленного адреса.        — Что это?        — Не особо понял, но босс просит заказать ему несколько номеров в разных отелях. Звучал он испуганно, поэтому встречных вопросов я не задавал. Узнаю детали на работе.        Парень провёл тёплой ото сна ладошкой по бледной щеке возлюбленного и потянулся за поцелуем.        — Кофе без молока, ну что за гадость ты пьёшь.        — Я ещё и курю гадость. — С этими словами мужчина подцепил длинными пальцами пачку сигарет с подоконника.        — Всё-всё, ухожу спать.        Ризотто проводил взглядом удаляющегося в спальню любовника, который демонстративно зажал двумя пальчиками нос, и ухмыльнулся своим мыслям. Ревнивый настрой из-за нежданного звонка постепенно затихал, испаряясь в воздухе вместе с табачным дымом. Последний заказ обещает не только спокойную семейную жизнь: Неро больше не будет считать себя недостойным Доппио, а номер вездесущего начальника вовсе пропадёт с телефона. Конечно, парень вряд ли захочет расставаться с любимой работой, но Ризотто что-нибудь придумает.

***

       Мелоне поглядывал на экран смартфона, выуживая из сообщения Иллюзо те крохи информации, которые могли бы пригодиться товарищу. Ризотто уже несколько часов находился в номере отеля, который был этажом выше номера Дьяволо. Через несколько минут немногочисленные камеры в коридорах должны отключиться, а это значило, что нервы у всей организации на пределе. Прошутто в последний раз молчаливо проверил готовность каждого и, наконец, хлопнул по плечу Мелоне.        Отложив телефон, парень склонился к мониторам и нажал на несколько кнопок.        — Мы можем начинать?        Ризотто тихо выдохнул, поправляя серую жилетку, которую Формаджо «одолжил» у работника отеля. По размерам она не очень подходила, дышать было трудно, а кое-как застёгнутые пуговицы отвратительно скрипели, готовые вот-вот оторваться. Но выбирать не приходилось, а напрягать Дьяволо с первых же секунд означало отвратный исход. Джорно предупредил, что мужчина очень беспокоится о своей безопасности — впускать неизвестного человека он точно не станет. По крайней мере, если тот не является заурядным работником, который пришёл лишь удостовериться, что уважаемый посетитель отеля доволен своим номером.        Оказавшись у нужной двери, Ризотто окинул взглядом погасший огонёк в стене и попытался расправить плечи, чтобы выглядеть как можно более спокойным. Не успел он поднять руку, чтобы постучать, как дверь с шумом раскрылась.        — Наконец-то, я думал, мне придётся спускаться самому. — Мужчина кивнул, пропуская Неро в номер.        Тот напрягся, понимая, что Дьяволо ждал кого-то другого. Этот человек мог испортить все планы, зайдя в неподходящий момент.        — Сюда принимают и с такими…линзами? — Грубый голос Дьяволо слегка подрагивал. — Эта странная мода… В любом случае, раз уж ты будешь здесь до вечера, то постарайся, не знаю, не так широко раскрывать глаза при мне. Пугают до чёртиков.        Мужчина одёрнул рукава дорогой чёрной рубашки и потянулся к пузатому бокалу с коньяком, который был оставлен на придиванном столике. Его движения были несколько неестественными, будто поднятие руки или поворот головы в сторону причинял боль. Подметив это, Ризотто бегло оглядел двухкомнатный номер: он не сильно отличался от того, в котором пару минут назад находился наёмник. Нагнетающее тиканье наручных часов подталкивало к исполнению заказа, и мужчина чувствовал, как по спине пробегает привычный холодок. Не стоит жаловаться в данной ситуации, но Дьяволо совершенно не имеет вокруг себя той устрашающей атмосферы, о которой так любил говорить каждый, кто был хоть как-то знаком с ним. Да и по описаниям Джованны мужчина являлся чуть ли не монстром, поэтому, увидев напряжённого обыкновенного человека, Ризотто даже разочаровался.        Дьяволо слепо прищурился, когда солнце на мгновение показалось из-за туч. Зелёные глаза оказались темнее, почти что болотными.        — Не боишься? — Он оскалился, отворачиваясь от окна.        Наёмник хотел было иронично приподнять бровь, но, спохватившись, вежливо переспросил, улыбнувшись уголками губ:        — Не боюсь?        — Тебе ведь ничего не объяснили, когда послали за мной присматривать? — Мужчина наконец немного расслабился, отчего походка стала плавной.        — Время. — Прозвучал голос Мелоне в наушнике.        — Верно. — Подобие улыбки исчезло с лица Ризотто, пока тот наблюдал за целью, которая прошла мимо него. Опустошённый бокал перекочевал в его руки, а Дьяволо направился в ванную.        — В этот номер в любую секунду может войти мой убийца. Кое-кто решил купить мою голову.        Если бы Неро не обладал сильнейшей выдержкой, то, наверняка, уронил бокал от неожиданности. Небольшой штык-нож с лёгкостью скользнул в его свободную руку, мужчина даже не старался его прятать: бизнесмен стоял у раковины, спиной к Ризотто, совершенно не понимая, что ситуация складывается не в его пользу. Длинные пальцы с покусанными короткими ногтями прошлись по длинным розовым волосам и остановились, словно желая почесать кожу головы, но почему-то отказываясь делать это. Вместо этого он расстегнул пару верхних пуговиц на рубашке. Наёмник смог увидеть, как отличается цвет загорелого лица от бледной кожи оголившейся шеи. Дьяволо уже знал о том, что Джованна или кто-нибудь из организации Буччеллати захочет отомстить за своего лидера, поэтому готовился к нападению. Мужчина, с которым он спутал Ризотто, наверняка, должен был быть телохранителем. Фортуна улыбалась Неро, словно тот был её возлюбленным: зайдя в номер чуть позже, он мог оказаться в серьёзнейшей ловушке. «Сквадра» не особо скрывала своё существование, и мужчина подозревал, что Дьяволо может знать о нём что-либо, по крайней мере, внешность. Либо различать лица мешал выпитый алкоголь, либо он действительно не удосужился проверить город на наёмных убийц. В любом случае, Ризотто уже закончил.        Дьяволо вымыл руки и поднял глаза к зеркалу. Телосложение мужчины, несмотря на то, что он был высок и достаточно мускулист, не могло сравниться с крепким телосложением наёмника. Поэтому бизнесмен и позволил себе немного расслабиться — с такой защитой можно не бояться грубой силы.        Идеально наточенное лезвие резко и до рукояти вошло в одно из самых уязвимых мест — защищённый лишь несколькими длинными прядями волос висок — и мужчина успел только обессиленно раскрыть рот.

***

       Джорно беззвучно сидел на дорогом диване, голубые глаза опустошённо остановились на неподвижном теле. Длинные розовые волосы разметались по белоснежному кафелю, смешиваясь с небольшой лужицей крови — по словам Ризотто, мужчина погиб не сразу, как и просил Джованна. Муки в широко раскрытых глазах не подарила блондину никакого спокойствия, заставляя его сердце сильнее колотиться в грудной клетке. Он не раз удивлялся, сколько всего можно получить с помощью денег. Прямо сейчас он сидел в номере человека, который ради этих денег и своего статуса был готов на всё. Сейчас же никакие ценные бумаги ему помочь не могли. Через несколько минут должен приехать Фуго и помочь «Сквадре» избавиться от тела.       Ризотто выполнил свою работу так чисто, как только возможно. Когда Джорно встретился с ним, мужчина до сих пор держал пустой бокал из-под коньяка. Он не касался руками ничего в этом номере, кроме своего ножа и этого бокала. Сняв неудобную и слегка запачканную жилетку, он обернул тканью ладонь и повернул ручку двери, выходя в коридор. Голос Мелоне поторапливал лидера поскорее вернуться в свой номер, так как камеры наблюдения должны были вернуться в рабочее состояние с минуты на минуту. Забрать чью-то жизнь с каждым разом оказывалось всё легче, и это очень пугало мужчину, хоть он и не подавал виду. Возвращаясь в свой номер, он перечислял в голове всех богов, о которых когда-либо слышал, моля их больше не заставлять его проливать чужую кровь. Тщательно вымыв бокал в ванной комнате, он оставил его на подносе, словно это было его место с самого начала. Представляя, какой тяжёлый вечер его ожидает в компании горячего душа и пачки сигарет, Ризотто прикусил губу. Он никогда не расскажет об этом Доппио, ради его же спокойствия.

***

       Тучи оседали над городом всё ниже, отчего казалось, что давно наступил вечер. В такую погоду Абаккио любил прерывать постоянно играющую музыку, в надежде услышать первые капли дождя. Балконная дверь открывалась, впуская холодный воздух, и мужчина с наслаждением чувствовал покалывания кожи от соприкосновения с замерзающим полом. Иногда к нему присоединялся Бруно, и друзья некоторое время молча лежали на холодном полу, пока Буччеллати, дрожа всем телом, не вставал за тёплым пледом, чтобы подложить его под себя. Он не любил мёрзнуть, но понимал, насколько важны для Леоне такие редкие моменты. Они не разговаривали, даже не переглядывались, изредка толкая друг друга локтями или коленями. Когда наконец в квартиру залетали маленькие капли дождя, мужчины поднимались с пола и продолжали заниматься своими делами, как ни в чём не бывало. Балконная дверь захлопывалась до следующего раза.        Абаккио действительно любил холод и реакции своего тела на низкую температуру, но мурашки, которые пробежались по его спине, когда он заглянул в испуганные голубые глаза, показались ему самыми отвратительными. Джорно тяжело дышал, его руки крупно дрожали, а брови почти сошлись на переносице. Мужчина никогда не видел на лице парня столько эмоций, как в тот момент. Он не ожидал, что Джованна появится на пороге его палаты так скоро, да ещё и в таком виде. Золотая коса оказалась растрёпанна, резинка почти сползла с кончика волос. Бледные щёки стали совсем белыми, а дрожащие губы посинели.        — Я всё испортил. Нужно было подождать, а я заказал его убийство так скоро…        Блондин приблизился к постели, сжимая ладони в кулаки — Леоне был уверен, что сам почувствовал острую боль от ногтей. Дикий страх окутывал Джорно, пока он пробегался глазами по привставшему на локтях мужчине. Это была их первая встреча после того ужасного дня, и каждый представлял её не так. Поддавшись внезапному порыву, Джованна находился рядом с тем человеком, которого боялся и желал всем сердцем.        - Что ты сделал? — Как можно более спокойно спросил Абаккио, готовый в любую секунду вскочить с постели.        Раны всё ещё ныли, особенно на них влияла плохая погода за окном, но он совершенно абстрагировался от боли, сам того не замечая. Джорно, услышав его голос, застыл. Туман в голове рассеивался, и парень начал медленно понимать, где именно находится. Он обещал себе не действовать, ведомый эмоциями и страхами, но то, что он узнал перечеркнуло всё его сознание, заставляя бежать к Леоне. Он ждал, что мужчина прогонит его в ту же секунду, как увидит в палате, но тот молчал, обеспокоенно вглядываясь в его лицо. Когда пелена пережитого испуга спала, блондин принялся ещё раз бегло разглядывать Абаккио, в этот раз уделяя внимание его неудобной позе и слегка подрагивающим бровям — каждое движение причиняло ему некую боль, но Джорно не мог знать, какую именно. Грудь мужчины, которая приподнималась и опускалась от глубокого дыхания, и блеск в его глазах доказывали присутствие в нём жизни.        Джованна внезапно ощутил, как защипало глаза. Удивлённо моргнув, он смахнул тёплую слезу, которая тут же покатилась по щеке. Простое осознание того, что Леоне действительно жив и, скорее всего, будет в привычном порядке через какое-то время, окончательно вернуло его на землю. Блондин не понимал своих эмоций: ему было очень страшно от ситуации, в которой он оказался замешан, но и одновременно приятно от присутствия Абаккио.        Джорно готов был отдать все деньги мира, свою жизнь и даже жизни многих других, лишь бы мужчина был в порядке. Он не прятал от себя своих чувств и давно принял происходящее между ними двумя, хоть и скрывал это от другого мужчины, предпочитая быть заживо сожжённым. Поэтому парень замешкался, не зная, стоит ли рассказывать Леоне обо всём, что случилось за последний час. Любого здорового человека было опасно вмешивать в это дело, не говоря уже о прикованного к больничной койке. Джованна не готов потерять и его.        Почувствовав лёгкое соприкосновение тёплой руки Абаккио со своей холодной и дрожащей, Джорно встрепенулся. Не разрывая зрительного контакта, мужчина сжал в своей ладони чужую и нажал свободной рукой на одну из кнопок, расположенных на небольшой панели. Головная часть кровати немного приподнялась, помогая мужчине устроиться поудобнее. Раскрыв ладонь Джованны своими пальцами, Леоне позволил ему прикоснуться к своей груди. Блондин непонимающе молчал некоторое время, пока, наконец, его брови не приподнялись. Под его ладонью громко билось сердце.        — Миста рассказывал, как ты проверяешь по ночам всех. Проверяешь, дышат ли они, не так ли? Они все живы, пацан. Как и я. А теперь успокойся и расскажи, что ты там испортил.        В его глазах Джорно казался сейчас совсем ребёнком. Ребёнком, которому слишком рано показали, как устроен мир.

***

       Ризотто докуривал предпоследнюю сигарету из оставшейся с утра пачки, когда услышал звук открывающейся двери. Доппио сегодня возвращался домой достаточно поздно, но мужчина был слишком занят своими мыслями, чтобы позвонить и удостовериться, что с возлюбленным всё в порядке, отчего он чувствовал себя немного виноватым. Парень сам не звонил ему в дни заказов, так как думал, что мужчина занят сложным клиентом. В какой-то степени он был даже прав. Короткие белоснежные волосы всё ещё были влажными, а телефон лежал на столе экраном вниз — Ризотто не мог заставить себя вновь взглянуть на то, что перечёркивало все его мечты.        Мужчина ожидал, что Винегар, как обычно, зайдя на кухню, обнимет его со спины и примется жаловаться на тяжёлый день. Но вместо привычного щебетания рядом, Неро лишь услышал глухой стук из коридора. Вскочив со стула, он через мгновение оказался перед сидящем на полу Доппио. Парень беззвучно рыдал, прислонившись спиной к стене, и прятал лицо в коленях.         — Ризотто, это, блять, важно, я же сказал! — Голос Гьяччо раздавался из телефона, словно пытаясь разорвать барабанные перепонки мужчины. — Ты должен послушать.        — А я сказал, что это уже неважно. — Лидер «Сквадры» болезненно поморщился, когда смартфон чуть не выскользнул из мокрых ладоней.        — Пацан в конверте приложил фото Дьяволо?        Раздражённо выдохнув, Неро потянулся свободной рукой за висящим рядом полотенцем. Ему не хотелось разговаривать сейчас ни с кем, но разъярённо-испуганный голос Мелоне на фоне встревожил его. Мужчина не смог разобрать, что тот пытается передать, поэтому решил всё же дослушать Гьяччо.        — Приложил. Я пока не избавился от него, всё завтра…        — Подожди! Доппио рядом? На работе?        — Доппио? На работе. Что?..        — Мы в полнейшей жопе. И ты сейчас поймёшь, почему.        С этими словами вызов завершился. Ризотто напряжённо взглянул на меню телефона. На секунду ему показалось, что ребята угрожают, но сейчас он начал догадываться, что они были просто испуганны, особенно Мелоне. Не понимая, что могло довести «Сквадру» до такого состояния, мужчина обратил внимание на засветившуюся иконку нового сообщения. Как ни странно, но отправителем оказался Прошутто; видимо, он тоже был в курсе. Сообщение содержало лишь одну фотографию — ту самую, что лежала в конверте с описанием. Но на этот раз она не была обрезана. Невидимая рука сжала горло Ризотто, мешая ему выдохнуть.        Доппио всегда хорошо получался на фотографиях. Неро постоянно удивлялся, как ему удаётся быть настолько фотогеничным: его лицо оставалось привлекательным во время любого дела. Возможно, это говорила беспрекословная любовь, но многие разделяли удивление мужчины. В первый раз Ризотто пожелал не видеть веснушчатого лица: кого угодно, только не его. Но сколько бы раз наёмник не моргал и не тёр сухие глаза, улыбка любимого человека не исчезала с фотографии. Дьяволо держал ладонь на плече парня, грозно глядя в камеру. Доппио, видимо, не заметил, когда была сделана фотография, поэтому беззаботно улыбался, глядя куда-то в сторону. Выражение его лица отчётливо говорило, что мужчина, бездыханное тело которого теперь находилось в неизвестности, был ему знаком, а убирать чужую руку со своего плеча он не торопился. Что общего могли иметь такие разные люди?        Ризотто никогда не пытался расспрашивать о своей цели: лишняя информация могла помешать выполнить работу. Нет, ему было без особой разницы, убивать ли грешника или невинного. Он не знал, зачем ему когда-либо может пригодиться информация о месте работы цели или возрасте, если остальные члены организации всё равно дают ему точные координаты. Может показаться глупым, но он всегда надеется, спустя достаточное время после убийства, забыть о том, что сделал.        — Босс… Он оставил прощальную записку в своём кабинете… — Опухшее от слёз лицо Доппио повернулось к Ризотто. — Неужели он и правда… Он же звонил утром, ты слышал…        Глядя в заплаканные, красные глаза возлюбленного, мужчина не мог избавиться от чувства, что вновь всё испортил. Ужасные догадки роем кружились в голове, выстраивая логическую цепочку, но Неро готов был отдать всё, чтобы она не оказалась правдой. Он прижал к себе рыдающего парня, вновь возвращаясь к мысли о том, что без него Доппио было бы лучше. Фортуна действительно улыбалась наёмнику: язвительно и жестоко.         — …И в чём же дело? Была допущена ошибка или что?        — Весь план оказался большой ошибкой. Я захотел отомстить быстро и жестоко, поддался эмоциям. Он ждал этого.        — Уезжая из больницы, Фуго сказал, что «Сквадра» разобралась с…        — Не с ним. Дьяволо жив.