Застывшие в вечности

Гет
R
В процессе
2
автор
Размер:
планируется Макси, написано 166 страниц, 17 частей
Описание:
Маргарет Томпсон молчит о происхождении своих синяков. Она терпит, не зная, что дальше будет только хуже. А он продолжает молчать, что раскусил её с первой же секунды.
Примечания автора:
Некая попытка начать писать в не совсем привычном для меня формате, но эта идея у меня возникла достаточно давно, преобразовалась в то, что имеется сейчас, и я стараюсь работать над ней.
Прода будет беспорядочная, зависящая исключительно от моего внутренного состояния и безумного графика.

UPD 23.08.2021 Изменила направленность на Гет, хотя изначально я даже не думала сводить главных героев, а теперь их отношения стали центром всего повествования.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 14 Отзывы 0 В сборник Скачать

Глава 13.

Настройки текста
      - … И потом он сказал, что помнит его таким же мудаком, - шептала Маргарет в трубку, нервно поглядывая на приоткрытую дверь кухни дальше по коридору. – Тебе не кажется всё это очень странным?       - Может, Хеймур его в детстве видел? – задумчиво пробормотала Эйми, жуя тянучку на другом конце провода. – Мужик всё-таки с его отцом знаком.       - Нет, тот Брендон решил, что я отпрыск Гуннара, следовательно, он не знал, что у Гуннара сын! Тут что-то не чисто.       - Окей, я загуглю, что смогу на этого Гуннара… Хеймирссона.       - И Хеймира Торстейнссона тоже.       - Это ещё кто? – судя по тону Эйми, она уже начинала материться про себя из-за сложности исландских имён.       - По словам айсберга, это его дедушка, и они жесть как похожи. И раз уж старый друг Гуннара говорит, что Хеймур и Гуннар – идентичные копии, я начинаю предполагать, что все они – это один и тот же человек. Или же… не человек.       - Не думала, что ты у нас веришь в потусторонние силы, - подруга фыркнула. – Ты точно там ещё не успела хряпнуть чайку Хеймура?       - Эйми, он открытым текстом говорил мне, что не в ладах с богиней смерти, и это жутко пугает, - прошипела Марго. – Так что пусти свои пальчики в дело и нагугли мне всё, что сможешь!       - Ладно, успокойся, дорогуша, натяни свою лучшую улыбку и постарайся не паниковать, - по-матерински ласково протянула Эймс. – Ты ведь не хочешь спугнуть рыбку с детективного крючка?       - Всё, пока, спасибо, - Маргарет прервала звонок, покрепче сжала телефон в руке и, медленно выдохнув и выпрямившись, уверенной походкой направилась на кухню.       Когда она прошмыгнула в дверь, Джейн уже расставляла на столе тарелки и бокалы, а Хеймур, зажав нос, перемешивал салат. Если раньше от его вида подкашивались ноги, теперь же коленки тряслись от страха, с каким же существом она связалась.       - Извините за задержку, Эйми совсем плохо, - извиняющаяся улыбка мигом возникла на губах девушки. Врать она научилась складно.       - Начинаю думать о том, что ей стоит подкинуть телефон доверия, - айсберг отпустил нос и отодвинул салатницу. – Мне надо отлучиться.       - Уже? – Джейн бросила взгляд на часы. – Но ведь…       - Я НЕ контролирую свой желудок, а от запаха еды меня тошнит ещё больше, - взрывной характер исландца проявился в слабом огоньке раздражения в глазах. – Я скоро вернусь.       Он проскользнул мимо Марго в коридор, отклонив плечо, чтобы её не задеть, и скрылся в темноте. Звук громко хлопнувшей двери туалета заставил девушку подпрыгнуть на месте.       - Даже представить не могу, каково это, когда тебя выворачивает от запаха овощного салата, - неловко пробормотала Маргарет.       - Овощной салат – это ещё ничего. Когда он готовил десерты, вот это было нечто, - мягко улыбнулась Джейн. – Слишком сильный запах, и если у одних слюнки текут…       - То у него рвотные позывы? – закончила за неё Марго. – Бедняга. Неужели нет никакой терапии?       Доктор Саттон как-то уклончиво пожала плечами.       - Отвары ему немного помогают, и если ему этого достаточно, то и мне тоже, - ответила опекун, схватившись за торчащую в салате ложку, оставленную айсбергом. – Если мы разопьем бутылочку вина, твои родители не будут против?       - Думаю, мой отец этого не одобрит… Хотя чем чёрт не шутит!       Без алкоголя в крови было тяжело не сбежать оттуда, сверкая пятками.       - Не больше двух бокалов, Маргарет, - Джейн подошла к холодильнику и выудила наружу охлажденную бутылочку Кьянти. – Или ты предпочитаешь, когда тебя зовут Марго?       - Не принципиально, - девушка сжала кончики своих пальцев, чтобы скрыть нервозное состояние. – Хеймур вообще зовёт меня по фамилии.       - Это лишь попытка дистанцироваться, не обращай внимание, - доктор Саттон махнула рукой, выставляя бутылку на стол и возвращаясь к кухонному гарнитуру в поисках штопора. – Дурная привычка Гуннара.       - Гуннара?       Джейн кашлянула, слишком уж пристально разглядывая содержимое одного из ящиков.       - Дети ведь перенимают привычки родителей, не так ли? – она натянуто улыбнулась, наконец вытаскивая штопор с характерным звоном металлической утвари. – Гуннар был немного резковат, постоянно избегал людей, мог вместо обращения просто щёлкнуть пальцами, в духе «эй, ты, иди сюда». Со временем смягчился.       - А как звали маму Хеймура?       Опекунша задумчиво пожевала губу.       - Не имею ни малейшего понятия, - она развела руками. – Почему бы тебе самого Хеймура не спросить? Я не сильна в истории его семьи.       - Но вы ведь дружили с его отцом, неужели не знаете, на ком он женился и всё такое? – Марго нахмурилась, ещё больше убеждаясь, что тут не всё чисто.       - Не-а, говорю же, он был скрытным и избегал людей, - Джейн встряхнула волосами, решительно взяла штопор и грубо вкрутила его в пробку. – Тебе плеснуть?       - Я, пожалуй, подожду Хеймура, - девушка смущенно опустила взгляд вниз. – Или, может, стоит его проверить?       - Валяй, туалет направо по коридору и до конца, но ты и так услышишь, - доктор натянуто улыбнулась и щедро налила себе красного вина чуть ли не краёв. Марго положила сумочку на стул и пошла в указанном направлении.       Не то чтобы она собиралась смотреть, что там делает Хеймур. Может, вместо отваров он на самом деле заливает в себя людскую кровь? Или прямо сейчас совершает какой-то ритуал вечной жизни? Маргарет была до жути напугана, но не могла просто взять и уйти, не выяснив детали. «Твоё неуёмное любопытство тебя погубит», - ехидно заметил внутренний голос, - «ты же в курсе, что в любом фильме ужасов именно в этот момент тебя бы прикончило это неясное нечто?».       Марго лишь нахмурилась, затыкая голос совести.       - Ку-ку, - она легонько постучала по прикрытой двери, из-за которой виднелся свет. – Ты в порядке?       - На столе бутылка с экстрактом сальвии, принеси, - прохрипел по ту сторону двери айсберг, прежде чем снова закашляться.       - Эээ, хорошо, она в твоей комнате? Я её ни с чем не перепутаю?       - Только со своим дилдаком на присоске, - злобно прорычал Хеймур. – Джейн, все отвары в моей комнате с тех пор, как Молли начала ими поливать твои цветы в горшках. И я их всегда подписываю. Мы прожили в одном доме больше двадцати лет, ты серьезно меня спрашиваешь о таком?       Глаза Марго удивлённо распахнулись, и она нервно сглотнула.       - Просто уточнила на всякий случай. Скоро принесу.       «Больше двадцати лет», - эхом звучал его голос в её голове, пока она стремительно поднималась по ступенькам на второй этаж. – «Мы прожили в одном доме больше двадцати лет…». Паника захлестывала по самую макушку, словно замедляя всё пространство вокруг. Мозг лихорадочно цеплялся за каждую деталь в интерьере, которая могла бы спасти её из этой ловушки, захлопнувшейся вокруг неё несколько секунд назад. «Он поймёт, кого на самом деле попросил принести отвар», - нашептывал внутренний голос. – «Беги, дура!».       - Марго? – окликнула её Джейн, когда она была готова перепрыгнуть последние несколько ступеней и либо сигануть в ближайшее открытое окно, либо скрыться в комнате Хеймура. – Что-то случилось?       - Да, он попросил меня принести ему экстракт сальвии, - постаравшись успокоить дыхание и пульсирующий шум в ушах, ответила Маргарет, застыв на лестнице, как загнанная в угол дичь. – Сказал, что бутылочка подписана и стоит на его столе.       - Первая дверь налево, дорогая, - опекун улыбнулась, возможно, из вежливости, но в таком состоянии было сложно понять, так как от паники всё плыло перед глазами. – На случай, если этот дебил забыл сказать, что такое сальвия – это шалфей. И если он опять подписывал на исландском, то vitringur.       - Витрингур, поняла, - она решительно кивнула, перепрыгнула через оставшиеся ступени, распахнула дверь в комнату и резко закрыла её за собой, прислонившись к ней спиной в попытке отдышаться.       Ба-дум, ба-дум, ба-дум.       Сердце качало кровь по всему телу как после стремительного спринта. Приложив руку к груди, Маргарет медленно вдохнула и выдохнула в надежде, что медитативное дыхание позволит ей на время замедлить пульс и прекратить паническую атаку. Но адреналин, выброшенный в кровь, никак не хотел никуда исчезать и настойчиво склонял девушку к бегству. Даже если это будет выглядеть странно, даже если ей придётся придумать глупую отмазку…       Свет от включенной на столе лампы мягко освещал половину комнаты. Мельком оглянувшись, она заметила большой шкаф, небольшую комфортабельную кушетку с несколькими подушками, заваленную одеждой и книгами, обычный стул, на спинке которого повис школьный пиджак, пушистый ковёр и странного вида кресло в форме шара с воткнутой книгой под подушкой. Книгами также был завален и стол, некоторые были раскрыты, некоторые же были свалены покачивающимися стопками. Среди них торчали и рисунки на знаменитой зеленой бумаге из скетчбука Хеймура, и на паре из них Марго безошибочно углядела женскую фигуру. Инстинктивно шагнув к столу, она схватила первый попавшийся рисунок и поднесла его ближе к глазам.       Пожалуй, так он видел её на менгирах в тот вечер, когда они впервые заговорили. На рисунке Марго лежала на боку, подложив руку под голову, а её волосы свесились ей практически на шею. Он даже пририсовал свою куртку, которую тогда надел на неё! Перевернув листок, она увидела короткую надпись – М. Томпсон, одноклассница Х.Г.       «Х.Г.?» - удивился внутренний голос. – «Это же его рисунок, зачем такие приписки?»       - Потому что Хеймур Гуннарссон – это не его имя, - тихо высказала вслух она, откладывая рисунок и переходя к следующему.       Явно просто фантазия, нежели реальность – бородатый парень с длинными волосами, убранными назад лентой. На плечи накинут мех, перетянутый кожаным ремнем крест-накрест на груди, на поясе подвешены ножны, а на длинной рукояти меча лежит ладонь мужчины. Рисунок заканчивался на линии бедёр, а в верхнем уголке размашисто было написано Ég. Детализация поражала. Да и выражение лица парня было каким-то неуловимо знакомым…       - Неужели так сложно найти одну единственную бутылку? – дверь распахнулась, и на пороге обнаружился зажмурившийся Хеймур, устало сжавший переносицу пальцами. Он опирался рукой о косяк в попытке удержать равновесие. – Я же не просил тебя в твоём собственном баре найти бутылку Совиньон Блан девяносто шестого года среди таких же бутылок Совиньон Блан. У меня они все разные.       Его пальцы скользнули по носу вниз, и когда ладонь прикрыла нижнюю часть лица, Марго наконец поняла, на кого похож этот нарисованный викинг.       - Извини, я не сильна в биологии, - она как можно незаметнее подбросила листок обратно на стол, натягивая одну из самых ласковых улыбок на своё лицо. – Сальвия – это на латинском, да?       Глаза Хеймура широко распахнулись, но затем подозрительно прищурились.       - Что ты здесь делаешь? – спросил он, выпрямляясь и шагая внутрь комнаты. Хоть его и слегка покачивало, внезапно ощущение опасности поглотило Марго.       - Ты попросил меня принести тебе бутыль экстракта сальвии, - продолжила она. – Она ведь тут, на столе, я за ней и пришла.       - А ещё ты занимаешься на курсе продвинутой биологии.       - У тебя бутылки подписаны по-исландски.       - И?       - Вот это похоже на сальвию, - Марго схватила бутылку с витиеватой S на этикетке. Остальной набор букв был нечитаемым. – Но, подозреваю, что это не шалфей.       Хеймур перевёл взгляд на бутылку в её руках и рассмеялся как-то облегченно, словно она только что сняла огромный груз с его плеч. Он шагнул к ней и нежно притянул в свои объятия, поглаживая по волосам и словно не замечая, что она остаётся напряжённой, как натянутая струна.       - Я обязательно подпишу их по-английски для тебя, - он осторожно взял её лицо в свои ладони и мягко поцеловал в лоб. – Или научу тебя исландскому.       - Мне для этого понадобится целая вечность, - постаравшись прозвучать не сильно нервно, ответила Маргарет.       - Выучить десяток слов не так уж и сложно, - айсберг отпустил её и шагнул к столу, поворачивая на свет стоящие там несколько бутылок. Одним пальцем откупорив нужную, он сделал несколько глотков и со стуком поставил её на столешницу. Небрежно брошенный Марго рисунок упорхнул вниз, на пол, но парень не обратил на это внимания, скользя взглядом по раскрытым книгам, лежащим на столе. – Шалфей – это vitringur, а svartgreni – это ёлка.       - Ёлка? – удивление насколько её поразило, что страх умудрился забиться куда-то вглубь сознания.       - Да, настой на шишках, здесь такую ёлку не достать, - он взял бутылку из её рук и открыл пробку. – На юге вырастить чёрную ель нереально, так что это с моей последней поездки домой.       Он аккуратно поднёс горлышко к её носу, чтобы она могла почувствовать аромат. Пахло свежо, как в хвойном лесу, и если закрыть глаза, то комната растворялась в этом аромате. Марго живо представила себя среди высоких сосен, уходящих в небо, пожелтевших иголок, усыпающих землю, почувствовала легкий ветер, разносящий запах на мили вокруг…       - К счастью, мне не нужно применять его слишком часто, и условия хранения я соблюдаю, - Хеймур бесцеремонно выдернул её из мира фантазий, закупорив бутылку и поставив её на полочку среди схожих ёмкостей. Шалфей переместился по соседству, а вот пара маленьких бутыльков перекочевала в карман брюк исландца, практически бездумно сдёргивающего их с полки. Было очевидно, что он знает местоположение каждой вещи в своей комнате. – Пойдём?       - Ты знаешь, мне что-то нехорошо… Я присяду? – Марго практически обессилено рухнула в вертящееся кресло-шар, едва спросив разрешения. В голове всё смешалось.       «Беги, дура!» - воскликнул внутренний голос как-то приглушенно. – «Ты не знаешь, что он из себя представляет. У тебя предостаточно доказательств, что он не человек. Что тебе ещё надо?!».       При этом всём в голове билась мысль, что даже если айсберг всё-таки не человек, он относился к ней человечнее многих людей, которых она встречала на своём жизненном пути. Его грубость граничила с прямолинейностью, и ей даже начинало это нравиться. Он становился предсказуемым, она могла понять, что он чувствует, по его выражению лица, пусть он и был лишен эмоциональности. Он вряд ли собирался поступать с ней как Блантер или как её отец. Почему же всё так сложно?       - Марго, ты… расскажи мне, что происходит, - он решительно пододвинул стул с повисшим на нём пиджаком и сел, сжав её ладони в своих пальцах в качестве поддержки. Девушка перевела взгляд на его тёплые руки с белеющими шрамами на костяшках и фалангах, пытаясь понять, есть ли разница между его руками и руками обычного человека.       «Нет», - пришла к выводу она. – «Разве что шрамов побольше будет».       - Мне страшно, - честно ответила она. Он видел сквозь её ложь с первых минут их общения, так что врать было бесполезно.       - Хорошо, - мягко произнёс Хеймур, придвинувшись чуть ближе, из-за чего стул скрипнул. – Чего ты боишься? Или кого?       - Я боюсь за свою жизнь, - несколько уклончиво сказала девушка, опустив взгляд в пол. Не говорить же ему, что она боится именно его?       - Тебе угрожал твой отец? Дрочеры? – в голосе прозвучала злость, приперчённая решимостью. – Мне стоит вызвать полицию?       Она покачала головой.       - Просто… просто скажи, что… - Маргарет подняла на него взгляд, против воли сморгнув одинокую слезу, покатившуюся по щеке. Хеймур моментально среагировал, вытирая её большим пальцем. – Скажи, что никогда не причинишь мне вреда, так ведь?       - И в мыслях не было, Томпсон, - он улыбнулся ей, как улыбаются детям в попытке заверить, что всё хорошо. – Я не умственно отсталый.       - Знаешь, я мало в своей жизни встречала агрессивных умственно отсталых, зато полноценных людей-агрессоров хоть отбавляй, - она прикусила губу, вчитываясь в мелькающие на его лице эмоции. Вот уголок губ дёрнулся в знакомой усмешке, вот брови сползли к переносице, заставляя лицо окаменеть, вот взгляд переместился на их ладони, словно он о чём-то размышляет.       - Ты мне нравишься, и я не причиню тебе боль преднамеренно. Будь это физическая боль или эмоциональная.       - Что в твоем понимании эмоциональная? – Марго нахмурилась.       - Я не планирую ходить по бабам, - он бросил взгляд на неё и по-хулигански улыбнулся. – Всё, что мне нужно, находится прямо передо мной.       «Беги, дура…» - пошелестел где-то совсем глубоко в душе голос разума, который Марго успешно заткнула, наклонившись вперед и поцеловав терпкие губы Хеймура.       Эйми Ричардс очень сильно удивилась, получив от Марго сообщение с командой отбой по поискам. Тем более что она уже успела нарыть кое-что на отца Хеймура.       - Ты уверена? – чиркнула смс своей подруге сыщица.       - Более чем, - пиликнул ответ. – Захочет – сам расскажет, нафига ему такой ареол таинственности. Судя по тому, что я увидела, он самый обычный парень.       Эйми скептически хмыкнула на это и вновь вернулась к изучению статьи об эндопротезировании тазобедренного сустава при болезни Бехтерева под авторством Гуннара Хеймирссона. Статья эта была интересна тем, что помимо общедоступной аннотации ей удалось найти и видео с конференции, для которой эта статья и готовилась. А видео – уже полноценная улика.       Бородатый мужчина выходит на сцену, мимолетным движением поправляет манжеты, вытягивает руки вперед и кладет на трибуну. В пальцах мелькает пульт (причём движение очень схоже с тем, как его сынишка играет ключами от машины). Он слабо улыбается, излагая факты, щелкая слайды, от него исходит уверенность, он знает тему во всех мельчайших деталях и…       Уверенно презентует её на немецком, так как конференция проходила в Берлине.       Несколько минут поиска по просторам сети привели Эйми к небольшому репортажу с конференции и фотографиям, где уже можно было изучить Гуннара получше. Он стоял несколько отрешенно, заложив руки за спину, и, несмотря на наличие бороды, Эймс видела очевидное сходство между ним и Хеймуром. Одинаковое строение лба (сходство только подчёркивали откинутые назад волосы, как иногда делал айсберг), схожие дуги бровей, яркий блеск голубых глаз. Борода была добротной, поэтому искажала восприятие нижней части его лица, но при этом было очевидно, что они всё-таки являются родственниками.       - И что же с ним не так? – пробормотала детектив Ричардс под нос и открыла вкладку с фейсбуком.       Там уже давным-давно была открыта страница некого Гуннара Хеймирссона, где из всех информации было указано лишь, что он обучался в университете Лидса с 1990 года, даже без указания года окончания. Никаких фотографий, дней рождений, постов на странице не было, а в друзьях были лишь десяток-другой человек, среди которых мелькнула и Джейн Саттон, взявшая опеку над Хеймуром.       Если айсберг был скрытным, то его папаша явно его в этом перегнал.       На странице Джейн, если отлистать вниз с десяток постов с фотографиями дочери (лицо которой было удачно отвернуто от объектива), виднелась короткая запись – «Сегодня узнала о кончине своего дорогого кузена Гуннара. Ты был самым невероятным человеком в моей жизни. Скучаю по тебе».       - Немного наигранно? – спросила Эйми у пустоты, соглашаясь, впрочем, что горе каждого проявляется по-разному.       От нечего делать она кликнула на комментарии и замерла.       «Помню, как мы тусили с ним на вечеринке в девяностых, очень душевный парень» - написала некая Моника Уимбли с приложенной отсканированной фотографией, где виднелась компания молодых людей. – «Он так и остался один? Мои соболезнования семье».       Ответ Джейн был лаконичен – «Спасибо. В данный момент оформляем опеку над его единственным сыном».       Фотография была несколько расплывшейся, с очень затемненным задним фоном и ярко освещенными объектами на переднем плане. Компания одетых по моде того времени молодых людей расположилась на диване, салютуя камере бокалами с напитками, из которых торчали футуристические разноцветные трубочки. На подлокотнике расположилась молодая Джейн, тогда, возможно, еще не Саттон, она практически свесилась на парня блондина с растрепанной причёской. Эйми открыла в маленьком окне фотографию с прошлогоднего вручения медалей. Сердце обливалось при взгляде на стоящую рядом с Хеймуром Марго, словно уменьшившуюся в размерах, сжавшуюся в комочек, в то время как исландец широко расправил плечи и заложил руки за спину, встав несколько по-военному.       Одно лицо. Чёртово одно лицо, разве что с разными эмоциями – отрешенности у Хеймура было хоть отбавляй, но в этом было сходство с более поздней фотографией его отца с конференции. Нельзя было сказать, что эта отрешенность омрачала его, сволочь был красавчиком и с улыбкой на лице, и с задумчивой физиономией, но сходство было слишком сильным. И что там Марго говорила про то, что айсберг – копия дедушки?       «Твой бойфренд либо клон своего папки, либо исландцы детишек штампуют на конвейере», - Эйми быстро склепала коллаж из старой фотографии из девяностых, обрезав лишнее, и фотографии со школьного награждения, отсылая данные подруге.       Телефон на столе молчал с минуту, а затем несколько раз пиликнул, уведомляя о входящих сообщениях в мессенджере.       «Я тоже похожа на свою маму до такой степени, что шутки про копировальную машинку в моей семье не стихают», - ответила Марго, прикрепив к сообщению эмодзи, закатывающего глаза. – «Я ведь сказала отбой, неужели всё ещё копаешься?»       Эйми удовлетворенно откинулась на спинку стула, закинула ноги на стол и удобно расположилась с телефоном в руках, уверенно печатая в диалоге с лучшей подругой.       «Ну ты же меня знаешь, если эти пальчики пустились в дело, то дело должно быть завершено», - девушка прикрепила подмигивающий смайлик. – «Только вот фотографий дедушки я не смогла найти, так как не знаю ни направления его военной деятельности, ни номер полка. А как у вас там семейный ужин проходит? Всё скучно, раз в телефоне мне письмена строчишь?»       «Набираю одним пальцем под столом», - пришел ответ с высунувшим язык эмодзи. – «Мамочке его я не очень понравилась, но пока всё путём».       «С чего бы это не понравилась?!» - возмущенно написала Эйми, даже выпрямившись на кресле.       «С того, что сыночка-корзиночка любимого кузена, ни одна женщина не достойна срывать эту розочку. Я начинаю думать, что Джейн вообще когда-то была влюблена в Гуннара».       «Эй, ты фотку видела? Даже ты на Хеймуре так не висишь, а я считаю, что ты в него влюбилась, как дурочка!»       Какое-то время Марго молчала, пусть сообщение и было отмечено прочитанным.       «Мне пригрозили, что у меня отберут телефон, если я не прекращу с тобой чатиться посреди ужина. Самое обидное, что в качестве угрозы даже не пообещали отшлёпать», - прислала она, наконец, ответ, прикрепив и грустный смайлик, и смеющийся. – «Я тебе позже напишу, когда уже дома буду, расскажу подробнее. Чмоки-чпоки».       «Оки-доки» - ответила Эйми, перебираясь с телефоном в кровать. – «Буду ждать подробный отчет засланного в стан врага разведчика, а не краткую записку, что всё было хорошо. Договорились?»       Марго прислала лишь эмодзи поднятого пальца вверх, лаконично завершая переписку. Детектив Ричардс, завершившая своё дело, лишь безрадостно вздохнула, зная, что отчёта разведчика ей не видать.       Она была абсолютно счастлива, шагая по опустевшим улочкам их города с накинутым на плечи пальто своего парня, идущего рядом в пиджаке. Их пальцы переплелись, и ощущение теплой ладони согревало Марго изнутри, несмотря на все страхи, которые её окутывали буквально несколько часов назад. Даже кислое выражение лица Джейн на фразу Хеймура, что он проводит Маргарет, не могло омрачить этот вечер.       - Тебе не холодно? – уточнила она, бросив взгляд на исландца, задумчиво опустившего взгляд под ноги.       - Не-а, я закалённый, - он резко выдохнул, поднял глаза и вышел из состояния прострации. – А тебе достаточно тепло? Погоди, я подниму тебе воротник.       Он остановился, отпустил её руку и принялся укладывать воротник таким образом, чтобы он достаточно прикрывал шею от прохладного ветерка. Марго хихикнула, наблюдая, с каким сосредоточенным выражением лица он это делает.       - Что? – Хеймур усмехнулся, сводя полы пальто ближе, чтобы закрыть больше её тела.       - Ну и где тот хвалённый отрешенный исландец, который завоевал моё сердце матами и бессердечным отношением к моим проблемам? – спросила она, поднимая руку и нажимая на кончик его носа. Айсберг шутливо клацнул зубами, будто в попытке схватить палец.       - А кто тебе сказал, что это было бессердечное отношение? Я тебе свою фляжку отдал в первый же вечер!       - Я сначала думала, что там бухло.       - Буду я на тебя переводить своё бухло, вот ещё, - он фыркнул, приобнял её за плечи, и они снова двинулись по направлению к её дому. – Тебя Эйми спаивает отлично. Кстати говоря, что это у них с Картером произошло, что она тебе сегодня весь вечер написывает?       Марго неопределенно пожала плечами, отводя взгляд в сторону. Ложь уже стала слишком привычной частью её жизни, но приходилось себе напоминать, что Хеймуру врать нужно осторожно, так как он мигом выводил её на чистую воду.       - Вкратце – мужики козлы, давай организуем лесбийский кружок по интересам, - ответила она, обнимая его за талию, из-за чего пальто чуть не свалилось. – У них всё очень сложно и проблематично. Если быть честным, думаю, их отношения были проще, когда они были вместе.       - Им надо вдвоем в них разбираться, а не привлекать туда сторонних экспертов.       - Не спорю, но вы, мужчины, не горите желанием обсуждать отношения, - она бегло глянула на него, из-за разницы в росте имея возможность лицезреть лишь шею и подбородок. – Если спрятать голову в песок, то и проблема сама исчезнет.       - Не обобщай, - Хеймур недовольно нахмурился. – Мы просто не про обсуждение проблем, мы про их решение.       - Окей, проблема наших отношений – мы редко видимся.       Исландец резко остановился, поджал губы, оглядывая её лицо, покачал головой и снова продолжил путь, в этот раз сцепив ладони перед собой. Марго, чертыхнувшись, ускорилась, чтобы хотя бы идти с ним вровень.       - Одна женщина, очень нехорошая женщина, узнала о том, что мой отец умер, оставив мне достаточно вкусное состояние, - сквозь зубы начал рассказ айсберг. – Решила, что её шестнадцатилетняя дочь, рожденная хрен знает от какого придурка, вполне себе может прокатить за непризнанного ребенка Гуннара, и теперь можно и отсудить часть состояния вкупе с невыплаченными алиментами. Проблема в том, что невозможно сделать ДНК тест, так как я всё сделал по заветам моего отца – кремировал его и развеял прах. Вот мы и страдаем.       Маргарет слабо улыбнулась, прекрасно понимая, что он частично врёт, но всё равно аккуратно сжала его ладонь в попытке приободрить.       - Судебные процессы – это долго, я не думаю, что если ты будешь бегать с высунутым языком 24/7, то ты как-то ускоришь это всё, - мягко сказала она в попытке его успокоить. – Тем более, я уверена, что у вас с Джейн всё на мази, и вы с этим справитесь.       - У меня есть чёртово нотариально заверенное завещание, где чётко прописано, что я его единственный наследник и единственный сын, но эта сука решила придраться, что у него может быть и единственная дочь! – он злобно зарычал, выдергивая свою ладонь из её пальцев. – Вроде как формулировка расплывчатая. Господи, я клянусь, что во время составления своего завещания буду прописывать наследников по штукам с полными данными и чуть ли не геолокацией!       - К тому времени, возможно, и геолокацию можно будет прикрепить, - хихикнула Марго.       - Ты просто не представляешь себе, как меня это бесит! И есть ведь люди, которые верят, что Гуннар мог так поступить! Это просто… аргх!       Он зарылся в волосы в некоем отчаянии и шумно дышал сквозь зубы, позволяя гневу выходить из него с каждым выдохом. Взгляд метался в попытке зацепиться хоть за какой-нибудь объект, чтобы выйти из этого состояния «крушить, ломать». Маргарет испуганно икнула.       - Насколько большое состояние тебе досталось? Может, лучше выплатить отступные? – осторожно спросила она.       - Я не отдам ни копейки кровно заработанных. И когда я говорю кровно, я имею в виду кровь пациентов моего отца, когда тот их штопал пачками, спасая одного за другим. Боже, как только вспомню…       Хеймур устало провёл ладонями по лицу, и наружу вырвался стон разочарования, утраты и мучений, вобравший в себя те эмоции, которые исландец не мог выразить словами.       - Мы не можем видеться чаще, чем сейчас, потому что я пытаюсь спасти репутацию отца, следовательно, и семьи, - изнеможенно произнес он, откидывая волосы назад. – И как только я отвоюю всё обратно, как только я докажу, что я единственный человек, который может открыть дверь с ноги в его доме, который может снять в банке с его счетов все деньги и спустить их в барах и клубах, тогда я смогу тебе отдать всё своё время. Ты даже взвоешь и попросишь меня реже тебя донимать.       - Ты ведь в курсе, что с таким подходом к делу у тебя крыша поедет очень быстро? Ты просто выгоришь, - Марго обеспокоенно коснулась его плеча, но он снова потёр лицо и уже вернулся к своему обычному состоянию айсберга.       - Я в порядке, всё хорошо, - исландец слабо улыбнулся, притворяясь, что всё действительно в норме. – Есть еще что-то, что ты хотела обсудить?       - К сожалению, мы уже пришли, - девушка махнула рукой в сторону калитки её дома. – Но мы ведь можем вечером списаться и всё такое? Ты не против?       - Нет, конечно, я всегда для тебя свободен, - его руки скользнули ей на плечи, притягивая в нежные объятия. – Если помощь понадобится, тоже пиши. Решу за тебя домашку по физике.       - Пока вроде и сама справляюсь, - Маргарет практически впилась ладонями в его спину, надеясь продлить это короткое мгновение. Запах его одеколона уже почти впитался в её кожу, дразня сознание, подкидывая непрошенные воспоминания о той совместной ночи. – До встречи, Хеймур.       Она приподнялась на носочках и неуклюже клюнула его в щеку. Айсберг шутливо поморщился и в ответ мягко прижался губами к её лбу. Тепло словно потекло по венам от места его поцелуя по всему телу, спускаясь до самых пяточек. Бабочки в животе снова затрепетали.       - Спокойной ночи, Томпсон, - выдохнул он, отступая на шаг и приглашающе открывая перед ней калитку. Марго хихикнула совсем как глупая девчонка, отдала ему его пальто, напоследок отблагодарив неловким книксеном, и вскоре скрылась за дверью дома.       Это был самый прекрасный вечер в её жизни…       - Ты где шлялась? – откуда-то сбоку прилетел кулак, и девушка присела, уходя от удара. – Опять со своими подружками алкашками шаталась по городу?! Я тебя спрашиваю!       Отец пошатывался, стоя перед ней в домашнем халате с пустой бутылкой виски в руках. Его взгляд тяжело сфокусировался на ней.       - Я хочу спать, папа, - максимально нейтрально сказала она, выпрямляясь. – Я пойду к себе в комнату.       - Я с тобой ещё не договорил! – он поставил бутылку на пол и шагнул к ней, выдыхая ей в лицо стойкий запах алкоголя. – Ты должна быть дома после школы. Я за тобой, как твоя полоумная мамаша, ходить по городу не собираюсь, вытаскивать тебя пьяную из кустов тоже.       - Я потрезвее тебя буду, - произнесла Маргарет и сразу же прикусила язык. Удар наотмашь заставил её потерять равновесие, и она осела на пол.       - Дерзить мне вздумала, сука?! – удары сыпались ей на голову, она автоматически закрыла её руками, получая крепкими кулаками по локтям. – Дерзить вздумала?! Ты ещё у меня получишь!       Удар ступнёй по рёбрам окончательно повалил её на пол, и пьяный отец резко опустился на неё, седлая и прижимая её руки одной ладонью. Пальцы свободной вцепились в её подбородок, и он заставил её смотреть ему в глаза.       - Ты, чёртова потаскуха, доигралась.       Широкие ладони сомкнулись на её шее.       «Надо что-то делать!» - панически кричал внутренний голос у неё в голове, пока она изо всех сил вцепилась в его руки и пыталась ослабить хватку. Извиваясь в попытке его сбросить, Марго коленкой задела стоящую бутылку, и та покатилась по полу. – «Оглуши его, блядь! Оглуши и беги!»       В глазах начало темнеть, пальцы судорожно скребли по полу в поисках бутылки или чего-то достаточно тяжелого, чем можно было бы его ударить. Ноги неистово молотили по полу, но Гарри Томпсону словно было наплевать, что происходит – с выражением чистого гнева он сдавливал её шею, пытаясь выдавить все жизненные силы из собственной дочери.       Зацепив рукой напольную вазу, Марго вслепую ударила ей там, где должна была быть голова отца. Хватка ослабла, она оттолкнула его, освобождаясь, и, покачиваясь, поднялась. Схватив сумочку с телефоном и ключами, девушка рванула к лестнице, перепрыгивая через ступеньки и долетая до комнаты за несколько секунд. Спасительная дверь хлопком оградила её от всего произошедшего внизу, и, яростно задвинув две защелки, Маргарет бессильно сползла на пол.       Охрененный вечерок.       Белый пёс обнюхал очередной куст практически на границе участка и осторожно куснул тоненький лист. Он не раз видел, как подобным промышлял его хозяин, но вкус листа Хейлу не понравился. Фыркнув, он попытался его выплюнуть, но это было не так просто. Когда он справился с этой задачей, то почувствовал, что кто-то за ним наблюдает.       Принюхавшись, пёс приветственно ухнул и направился к фигуре, улавливая знакомый запах. Только вот оказалось, что это не Хеймур, а кто-то меньше в росте, но ведь не может же кто-то просто так пахнуть хозяином?..       - Привет, лапочка, - рука со струпьями потянулась к нему, и Хейл позволил незнакомке его погладить. – Хороший пёс.       Он яростно замолотил хвостом, показывая, что да, он хороший пёс, он самый лучший пёс для друзей своего хозяина!       - Ингвар по тебе скучает, - засюсюкала с ним девушка, почёсывая его двумя руками (одной здоровой, другой разлагающейся) за ушами. – Но ты его попозже увидишь, сейчас у тебя другой папка, любишь своего другого хозяина?       Хейл гулко ухнул.       - Молодец, хороший мальчик, - погладив его по носу, Хель выпрямилась. – Беги домой, лапочка. Мы ещё увидимся.       Пёс радостно помахал хвостом и вернулся к изучению кустов хозяина на заднем дворе. Ведь должно же быть там хоть что-то съедобное?..
Примечания:
да, Хель в мире живых. почему Хейл чувствует сходство между ней и Хеймуром, будет объяснено позже.
и
псс, Хеймур, тебя спалили, хехе
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты