Застывшие в вечности

Гет
R
В процессе
2
автор
Размер:
планируется Макси, написано 165 страниц, 17 частей
Описание:
Маргарет Томпсон молчит о происхождении своих синяков. Она терпит, не зная, что дальше будет только хуже. А он продолжает молчать, что раскусил её с первой же секунды.
Примечания автора:
Некая попытка начать писать в не совсем привычном для меня формате, но эта идея у меня возникла достаточно давно, преобразовалась в то, что имеется сейчас, и я стараюсь работать над ней.
Прода будет беспорядочная, зависящая исключительно от моего внутренного состояния и безумного графика.

UPD 23.08.2021 Изменила направленность на Гет, хотя изначально я даже не думала сводить главных героев, а теперь их отношения стали центром всего повествования.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 14 Отзывы 0 В сборник Скачать

Глава 14.

Настройки текста
      Почувствовав прикосновение к шее, она резко распахнула глаза и наугад двинула кулаком вперед.       - Ай! – сидящей на краю кровати парень потёр ушибленную скулу. – Хороший рефлекс, но не меня!       Марго в шоке огляделась вокруг и обнаружила себя на кровати, переодетую в пижаму, а рядом с ней сидел уже привычный Хеймур в свободных джоггерах и футболке в противовес тому, каким он был чинным в костюме на ужине. Парень помешивал странную белую субстанцию в баночке при помощи деревянного шпателя. Единственным источником света в комнате была настольная лампа, освещавшая также приоткрытое окно.       - Как?.. – прохрипела она, почувствовав ужасную боль в горле при попытке заговорить.       - Неужели ты думаешь, что я не слышал всего происходящего в прихожей? – исландец нахмурился, крепче сжав баночку. – Я был от дома в десяти метрах. Скажем так, нос твоему отцу сломала совсем не ты.       - Что?.. – она честно старалась выдавить из себя хоть что-то, но получалось так себе.       - Он был в отключке, ему было пофиг. Мне же – нет.       - Ты… ударил…       Хеймур закатил глаза.       - Я должен был убедиться в твоей безопасности до того, как пойду за лекарствами. Уберем твои прекрасные волосы, прежде чем я начну лечить шею?       Решив, что говорить – это не её, Марго кивнула, но и это было ошибкой. Движение отдалось болью по всей шее, и она зажмурилась.       - Так, учу британскому жестовому языку, - парень уверенно взял её руку и собрал пальцы в кулак. – Качай кулачком как головой, если хочешь сказать да, и из стороны в сторону, если хочешь сказать нет. Я не хочу травмировать твои голосовые связки еще больше. Понятно?       Она качнула кулаком вверх-вниз, и он улыбнулся. Потянувшись к её волосам, он осторожно убрал копну с подушки, слегка приподняв её голову, чтобы собрать волосы и с затылка. Практически умело скрутив их в пучок на макушке, он ловко закрепил его резинкой.       - Мазь от синяков, но я ещё принёс кучу всего, на случай, если поможет, - Хеймур убрал шпатель из баночки, щедро подцепил густую субстанцию пальцем и принялся аккуратно наносить на кожу. – Больно?       Кулачок качнулся из стороны в сторону. Затем ладонь разжалась, и Марго жестом показала процесс написания.       Парень взял со стола её ежедневник (при мысли о том, что там записан план охмурения айсберга, Маргарет хотелось расхохотаться), ручку и положил под ладонь. Она не глядя начала выводить буквы на чистом листе, пытаясь вернуть хотя бы часть коммуникации. Не всё ведь скажешь через да и нет.       - Твой отец специалист в медицине, - бормотал себе под нос написанное Хеймур. – Может, стоит использовать типа ошейник… Тебе воротник Шанца или сразу головодержатель?       По расширившимся глазам девушки он понял, что шутка не зашла.       - У тебя просто синяки, тебя душили, позвонки в порядке, болят мышцы, всё хорошо, - как ребенку объяснил ей он. – Хотя, конечно, я не мой отец, но даже я понимаю, что тут надо вылечить гематомы и немного горло.       «Я не хочу притворяться, что не понимаю, кто ты».       - И что это значит? – айсберг продолжил осторожно наносить мазь на места темнеющих под кожей синяков.       «Не стесняйся своего медицинского прошлого хотя бы со мной, Гуннар».       - Я не Гуннар, - даже не изменив интонации, произнес он, слегка поворачивая её голову набок и нанося мазь с другой стороны. – Я тебе говорил, что у меня был очень авторитарный отец, который заставлял меня зубрить кости на латыни в возрасте восьми лет, и…       - Не ври… - выдохнула она, почувствовав теплое прикосновение пальцев ближе к затылку. – Я не вру…       - И далеко в своей «не лжи» ты не продвинулась, - зашипел Хеймур, возвращая её голову на место. – Теперь он тебя еще и душит, да? Раньше были только ребра, теперь лицо, шея, дальше-то что?!       - Я… ударила его… вазой, - Марго сглотнула в попытке успокоить пожар в горле. – До этого… не била.       - Отлично, есть маленький прогресс, но если ты будешь двигаться так же медленно, то к Рождеству умрёшь!       Зловещая тишина повисла между ними, но Маргарет просто слабо улыбнулась, протянула ладонь и нежно погладила его по щеке, пока он порывисто дышал.       - Ты сделаешь меня… такой же… как ты?       - Циничной сволочью? Да без проблем, - он злобно закрутил баночку и со стуком поставил её на тумбу. – Твоя жизнь – целиком и полностью в твоих руках, и только от тебя зависит, выберешься ты из этого болота с минимальными потерями или же вообще не выберешься живой. Тебе уже надо определиться с тем, что происходит между тобой и твоим отцом, я тебя предупреждал, что я не рыцарь, и я не полезу тебя спасать, коль ты всем видом показываешь, что спасения не хочешь. И мы не в чертовых «Сумерках», чтобы я оказался вампиром и мог даровать тебе вечную жизнь для решения всех твоих проблем!       - Но ты бессмертный.       - Но это тебе не гонорея, которую можно передать, переспав с кем-то. Поверь мне, я пробовал.       Хеймур отвернулся, мысленно пакуя чемоданы и сваливая в Исландию. Знал ведь, что это того не стоит! Знал же, что рано или поздно его кто-то вычислит! Поэтому в предыдущих жизненных циклах дружил только с семьей, потому что верил в них, верил, что не предадут… А теперь что? Побег длиною в сотню лет, пока все не забудут о шумихе? А как же обещание Ингвару приглядеть за Джейн и Молли?..       - Я никому… не скажу.       - Ты даже не сотый человек, кто говорит мне это, а в итоге всё равно разбалтывает, - он с силой сжал переносицу. – Я оставлю тебе лекарства и уйду. Я инсценирую свое самоубийство, так что если начнешь рассказывать всем направо и налево, все равно некому будет это предъявить. Мы больше никогда не увидимся. Прощай.       - Стой! – сквозь боль она вскочила с кровати и повисла на нем, не давая ему встать и уйти. – Останься!       - Томпсон, отпусти.       - Мне не важно, кто ты, - прохрипела Марго, напрягая голосовые связки. – Не важно. Просто… не уходи.       - И что это изменит? – он отцепил её руки и силой усадил на кровать. – Я должен уйти, у меня нет выбора. Ты думаешь, мне понравилось пятнадцать лет быть пленником у чувака, который узнал о моем состоянии? Да меня сейчас закроют до скончания времен, если моё бессмертие станет общественным достоянием!       - Тогда ты можешь меня убить для сохранения своего секрета.       - Не могу.       - Почему?       Он обреченно рыкнул.       - Потому что я к тебе привязался, - исландец устало опустился на столешницу, упирая ноги в стул. Прохладный ветер трепал занавески, щекочущие его руку, но он не обращал внимания. – Мне проще просто уехать.       - Я не хочу, чтобы ты уезжал, - Маргарет переползла на другую часть кровати и села напротив него. – Как мне доказать, что ты… можешь мне доверять? Я не рассказывала Эйми… про нас, хотя она была готова меня пытать, думаю, и с твоим… бессмертием я справлюсь.       Хеймур прищурился.       - Дай свой телефон.       - Мой… что?       - Телефон, быстро.       Она кивнула на сумочку, лежащую совсем рядом с его ногой. Средство коммуникации было моментально извлечено, разблокировано услужливо подставленным пальчиком, и его пальцы лихорадочно заскользили по экрану.       - Сейчас узнаем, умеешь ли ты в самом деле хранить секреты, - сказал айсберг, перебрасывая ей телефон. Девушка поймала его и уставилась на экран.       Диалог с Эйми, их предыдущие сообщения, которые он явно успел пролистать. И короткое «Айсберг сделал мне куни», отмеченное прочитанным.       - Ну ты и!..       Входящий вызов.       - ОХРЕНЕТЬ! – послышался из трубки визг. – Твой первый сексуальный опыт, и начинается так ярко! Мне нужны все подробности!       Мозг Маргарет лихорадочно соображал, пока взгляд был прикован к жутко самодовольному Хеймуру, скрестившему на груди руки.       - Вообще-то, - прошептала она в трубку, специально придерживая телефон двумя руками, чтобы шепот был лучше слышен. – Я всё ещё с ним. Он пока отлучился, и я вообще не ожидала, что ты позвонишь, надеялась на письменный совет. Я просто в шоке. Думаешь, он надеется на большее?..       - Я не знаю, не знаю, но ты ведь кончила, да? Он был хорош? Господи, насколько же был шикарен этот ужин?       - Эйми! – прошипела Марго, наблюдая, как на лице айсберга расползается улыбка Чеширского кота.       - Главное, помни – никто тебя ни к чему не принуждает, делай только то, что хочешь, - затараторила подруга. – Самое чувствительное место – это головка и…       - Он уже идёт, пока!       Маргарет сбросила вызов и отбросила телефон на подушку, словно это была ядовитая змея.       - Это просто… пиздец, - выдавила она, прислонив руку к груди. Сердце колотилось как бешеное.       - Значит, ты не стала ей тогда говорить про нас, и она не знала о том разе, - хмыкнул Хеймур, прокручивая в руках деревяшку.       - Нет, конечно, ты же просил.       - Ну, теперь у тебя не будет выбора, придется что-то наплести, врешь ты складно, - он прикусил клыком кусочек дерева. – Пойдёшь ва-банк и расскажешь про яркую бурную ночь. Сделали мы это… у меня дома, после того как Джейн вызвали на экстренную операцию. Можешь даже сказать, что я взял тебя на столе, едва она вышла из дома.       - Ты хочешь, чтобы я соврала о своем лишении девственности? – удивленно уставилась на него Маргарет.       Исландец вздохнул и прислонился спиной к оконной раме.       - Жизнь человека, посвященного в мою тайну, связана с такой тонной вранья, ты просто не представляешь, - он шутливо сложил пальцы пистолетом и изобразил выстрел у виска. – И если ты сумеешь соврать своей лучшей подруге о такой важной вещи, как первый раз, я поверю, что ты вынесешь это бремя.       - Ладно, хорошо. Я сделаю это. Завтра подойдёт?       Он кивнул, убирая деревяшку в карман.       - Тогда… ты можешь мне всё-таки помочь? – она указала на свою шею. – И ты ведь останешься?..       - Ну и угораздило же тебя связаться со мной, - поворчал он, сползая со стола и возвращаясь к ней на кровать. К ней и его сумке с лекарствами.       Маргарет выглядела как самый довольный кот, когда он в итоге вымазал на её шею половину банки.       Она проверила, что вызов на телефоне всё ещё идёт и сунула его в сумочку. Микрофон был прочно закреплен на ремешке сумки, и исландец мог слышать каждое слово, которое будет скоро сказано в комнате Эйми. «Чёртов извращенец», - вынес вердикт внутренний голос, и Марго с ним согласилась, добавив, что у айсберга явно склонность к вуайеризму.       - Я знала, что ты захочешь услышать это лично, - она фактически ворвалась в комнату подруги и резко захлопнула дверь. Эймс, сидящая на кровати с тарелкой мороженого и смотрящая какую-то сопливую мелодраму, удивлённо встрепенулась.       - Ну-у-у? – протянула детектив Ричардс, оглядывая ту с ног до головы. Водолазка закрывала горло, под глазами легкие тени, кричащие о бессонной ночи, спутанные волосы. – Ты же не просто так приперлась ко мне в десять утра в выходной?       - Я покинула лагерь девственниц с бурным фейерверком и фанфарами! – Марго раскинула руки, сбросила сумку в кресло и рухнула на кровать рядом с подругой.       - Да ладно?! Ты серьезно? Боже мой! Ааа! Да ты шутишь! – Эйми радостно скакала на матрасе, заставляя тело Маргарет качаться как на волнах. Про тарелку мороженого в руке она совершенно забыла. – Как?!       - Джейн вызвали на экстренную операцию. Я вызвалась помочь помыть посуду. И потом он подходит ко мне со спины и…       - Охренеть, - Эймс перестала прыгать, отставила тарелку на тумбу и улеглась на кровать рядом с подругой, смотря на неё с невероятным восторгом. – И?..       - Там такая страсть была, ты бы знала, - Марго прикусила губу, для достоверности вспоминая тот реальный кунилингус. – Он просто усадил меня на стол и начал приставать, в итоге это вылилось в то, что…       - Он тебе отлизал, ага, - широкую улыбку гордой за свою девочку Эйми сейчас ничего не могло заставить исчезнуть. – Потом он куда-то ушел. Куда?       - Ему Джейн позвонила, чтобы до утра не ждал, - Томпсон повернулась на бок и откинула волосы назад. – Вообще он был очень вежлив и уточнил, согласна ли я и всё такое. Чёрт возьми, мне просто башню снесло.       - Как всё было? – подруга протянула руку и начала поглаживать её волосы.       - Мы чуть не сломали его стол. Я думала, что скончаюсь там же, сорвала голос, вся шея в засосах, у него вся спина исцарапана…       - Так, а член-то у него какой? Прямой, в форме банана, длинный, короткий, узкий? Тебе было больно?       Марго усмехнулась про себя, живо себе представляя, как именно в данный момент Хеймур набрасывает лист сексуальных перверсий Эйми Ричардс.       - Да нормальный член, не вот тебе дубинка, но о-го-го как ощущалось, - Маргарет мечтательно улыбнулась для вида. – И так как у нас прелюдия была только на час, там просто потопы были, особого дискомфорта я не испытала. Но ты сама знаешь, что айсберг у нас опытный парень.       - А защита? Вы предохранялись?       «Угу, от бессмертного-то залетишь», - хихикнул внутренний голос. – «А что если он может быть носителем древних венерических заболеваний, которые уже и забыли, как лечить? Боже…»       - Он был как истинный джентльмен, при полном параде, - она широко улыбнулась. – Господи, это была просто невероятная ночка!..       - Да я вижу, ты прям вся светишься, - Эйми чмокнула её в макушку. – Так, я звоню Эмбер, и мы срочно собираем вечеринку «прощай, плева»!       - Слушай, без обид, но… Я не хочу сейчас тусить с Эмбер.       Рука подруги замерла в паре сантиметров от телефона.       - С ней как будто что-то не так, - бегло затараторила Томпсон. – Она очень болезненно любой факт о Хеймуре воспринимает, как ты думаешь, что будет, если она узнает, что он переспал со мной? Я не хочу ей делать больно.       - Твоя правда, это действительно будет так себе, - Эйми закивала, убирая руку от телефона. – Но в любом случае, мы обязаны это отметить. У меня здесь где-то был джин от Картера…       - Только учти, что через тридцать минут у меня романтический пикник с айсбергом, и хрен его знает, во что это выльется!       Исландец действительно её ждал. В машине, за углом. Без какой-либо корзинки фруктов и бутылки шампанского, скорее с БДСМ набором для пыток, если что-то пойдёт не так.       - Ты только не переусердствуй, да и не помешает записаться к гинекологу поскорее, - из ящика были вытащены две знакомые стопки и початая бутылка джина. – Девочка моя, я так за тебя рада, ты не представляешь! Но если айсберг тебя обидит…       - То ты ему самолично голову открутишь, знаю, - Маргарет приняла из её рук стопку и выставила руку вперед. – Свободу вагинам?       - Свободу вагинам! – Эйми стукнулась с ней шотом и опрокинула его в себя. Марго не оставалось другого выбора, кроме как повторить за ней. – Ух! Теперь-то мы сможешь обсуждать мужиков во всех аспектах!       - Он всё ещё придерживается политики «личные отношения – не место сторонним экспертам», - прохрипела Томпсон, возвращая пустую стопку. – Но если есть совет, то делись со мной чем угодно!       - Тогда совет номер один – оседлай эту глыбу и покажи ему, что тоже о-го-го, - рассмеялась Эймс. – Беги давай, и если будет что-то новенькое, пиши, я так счастлива за тебя!       - Спасибо, - Маргарет чмокнула её в щёку, подхватила сумку с кресла и вихрем понеслась к двери. – Пока-пока!       Первая вещь, которую ей сказал Хеймур, когда она рухнула на пассажирское сидение, было:       - Свободу вагинам?       - Ох, заткнись, - она в смущении закрыла лицо руками. – Это шутка такая, вполне себе в духе старой веселой Марго Томпсон. Эйми такое по душе.       - Я вообще выписал это в сборник лучших тостов для юбилея в доме престарелых, - он вырулил на улицу и направился к выезду из города. – Как и «прощай, плева».       - Уже выписал примерный лист диагнозов для сексопатолога мисс Ричардс?       - Нет, но рад узнать, что мой член о-го-го.       - Ну, я же не могу быть в восторге от микропениса, а… Твой член я не видела, и я даже не уверена, что увижу, - ещё щёки заалели от стыда. – Как неловко-то.       - Зато теперь я в тебе уверен хотя бы на пятьдесят процентов.       - А что так мало?! – возмутилась Маргарет, отмечая, что они подъезжают к тому месту, где смотрели на звезды. – Я нагло врала своей лучшей подруге в лицо! А она, между прочим, меня по-любому затащит к гинекологу на обследование, где выяснится, что я врунишка.       - Во-первых, ни один гинеколог в здравом уме левому человеку информацию о тебе не расскажет, - он отогнул палец, сворачивая с главной дороги. – Во-вторых, не всегда плева рвётся при первом акте. В-третьих, ты хочешь, чтобы у тебя было реальное подтверждение твоей истории что ли?       - Что? Нет! – она стукнула его по плечу, но он никак не отреагировал. «Он, поди, боли не чувствует», - отметил внутренний голос. – Тем более, я вообще не в курсе, способен ли ты…       - Ох, никогда в жизни не говори мужчине, что он не способен на что-то… - Хеймур искренне рассмеялся и остановился посреди поля. Теперь оно выглядело уже более осенним, засохшим, без какой-либо травы. Сейчас они просто стояли посреди пустыря, по сути.       - Мне так тебя хочется избить, ты бы знал, - обессилено прорычала Марго.       - А ничего больше тебе не хочется? Может, оседлать меня?       И он шаловливо поиграл бровями, положив руку ей на бедро.       - Охреневший айсберг, - Маргарет стукнула его по груди, но он тоже на это не отреагировал, только рассмеялся. – Ещё какие-то проверки от тебя ожидать?       - Вся твоя жизнь теперь проверка, дорогуша, - ответил он, удачно подражая голосу Эйми. – Ну всё, не дуйся. Ползи ко мне.       - Чего? – она удивленно уставилась на него, а он приглашающе похлопал себя по коленям. – Ты вроде как предлагаешь мне к тебе на колени сесть? Что за извращенский Санта Клаус?       - Хо-хо-хо.       - Я сяду только потому, что после всего произошедшего мне нужны хорошие обнимашки. Вот и всё.       Марго скинула ботинки, убрала подлокотник со своего пути и перебралась на колени к Хеймуру, моментально оказываясь в кольце из его рук. Поджав ноги поближе к себе и прижавшись к его груди, она расслабленно выдохнула.       - Так ты была хорошей девочкой в этом году? – начал он, поправляя выдуманную бороду.       - Заткнись, Санта, у меня экзистенциальный кризис, - проворчала она, но всё-таки улыбнулась.       - Быть может, последнее время вас мучают потопы или преследуют сломанные столы…       Она определенно знала, что он, будучи сволочью, запомнит весь разговор с Эйми в мелочах. Осталось ещё пошутить про…       - Как видишь, ещё и седлаю всяких красавчиков, - она поёрзала на нём, почувствовав, как исландец напрягся. – Определенно плохая девочка.       И она снова поёрзала, устраиваясь поудобнее.       - Не шевелись, - прорычал Хеймур, и волосы на затылке привычно встали дыбом от ощущения опасности.       - Тебе неудобно? – Марго встрепенулась. – Мне сесть иначе? Я могу пересесть…       - Я же сказал…ах! – он вскинул руку и вцепился в подголовник. Девушка испуганно замерла, вглядываясь в его лицо. – У нас тут вообще-то милые посиделки, не надо меня возбуждать.       - Я тебя… возбуждаю? – ей пришлось проморгаться, чтобы убедиться, что перед ней действительно Хеймур.       Бессмертный исландец, вцепившийся в подголовник и закусивший губу.       - Не так-то просто слышать рассказ о страстном сексе на столе и оставаться равнодушным, - он отпустил несчастный подголовник, покачал головой и сфокусировал взгляд на ней. – Ты просто сиди и…       Марго стремительно качнулась вперед, впиваясь в него губами. Его руки какое-то время нерешительно застыли в воздухе, но когда её язык уверенно скользнул по его губе, какие-либо силы, удерживающие его на месте, испарились. Ладони жадно исследовали каждый сантиметр тела, перемещаясь то на лопатки, то на бедра, её же пальцы зарылись в его волосы. Самозабвенное трение языков, вскипающая в жилах кровь, желание обладать…       - Я не смогу остановиться… - прошептала она ему в рот, уверенно перекидывая ногу через него и всё-таки оказываясь сверху. Руки Хеймура сразу же оказались на бёдрах, прижимая девушку к его паху.       - Да ты хотя бы понимаешь, насколько живым я себя чувствую с тобой? – его губы спустились ниже, к подбородку, нежно очертили линию челюсти и почти перешли на шею, но дальше воротника не заходили.       - Ты и есть живой, - она запрокинула голову назад и притянула его к себе ближе. Его рука опустилась вдоль сидения, и вскоре спинка была откинута.       Он увлёк её за собой в лежачее положение и на какое-то время сбавил темп, возвращаясь к легким поцелуям.       - У меня всё иначе, чем у простых парней, - начал Хеймур, поглаживая её по волосам. – Я не могу иметь детей, я не испытываю оргазмы, я просто чёртов кусок мяса.       - Звучит грустно, - Марго поудобнее устроилась у него на груди.       - Так что я могу дать тебе всё, что ты хочешь, сколько ты этого хочешь, и когда заканчивать тоже решаешь ты.       «Он только что предложил побыть твоим живым вибратором?»       - Прям вот всё, что я хочу? – она прищурилась и нажала на кончик его носа.       - Ну, насколько моё тело мне физически позволяет это сделать.       - Тогда я хочу… - девушка задумчиво постучала пальчиком по подбородку, - переночевать сегодня у тебя!       - Я так-то по субботам травы собираю, пока моя восьмилетняя праправнучка не способна помешать мне заниматься делами бабки-знахарки, - Хеймур скептически поджал губы.       - Ну не в машине же мне с тобой вечно обжиматься, в конце-то концов.       - Справедливо, - он пожал плечами, соглашаясь. – Организую. Ещё пожелания?       - Да, - она выпрямилась, практически задевая головой крышу автомобиля. – Раздевайся.       - А как же не обжиматься в машине? – усмехнулся парень, послушно расстегивая пуговицы на рубашке. Его исполосованная шрамами кожа теперь приобретала совсем другое значение.       - Я и не думала об этом, - Марго раздвинула полы рубашки пошире, оголяя больше кожи. – Итак, откуда у тебя столько шрамов?..       Судя по закатившимся глазам Хеймура, история будет очень долгой.       Джейн заблокировала телефон, снова разблокировала, щёлкнула на иконку контакта, отправившего сообщение, сверила цифры в номере телефона, но всё ещё не верила, что сообщение было от дорогого прапрадедушки. Повторив цикл несколько раз, она свято уверовала, что его телефоном завладел злоумышленник, и нажала на вызов, чтобы подтвердить информацию.       - Алло, - томно прозвучал его голос. – Что это ты мне звонишь посреди дня? У тебя же сегодня свидание с тем красавчиком из отделения кардиологии, надо брить ноги, искать кружевные труселя на дне комода, экстренно наносить маски на лицо в надежде, что морщины рассосутся к вечеру под влиянием китайской медицины…       - Ты в шутку меня попросил свалить из дома на ночь, это какой-то развод на лоха или что? – с одной стороны, она облегченно выдохнула, услышав на конце провода Хеймура, в другой стороны, вся ситуация была слишком нетипичной.       - Скажем так, меня вычислили.       Сердце пропустило удар, а затем замолотило с удвоенной силой.       - Мы валим из страны? Нам что-то угрожает? – Джейн мысленно начала перебирать в голове список из необходимых для жизни вещей, которые можно собрать в течение двух часов.       - Успокойся, это Марго. Я ей доверяю.       - Она подозрительная.       - Ну мама-а-а…       Опекун фыркнула.       - И для чего тебе пустой дом на всю ночь? – против воли, она прищурилась, оглядывая окружающее её пространство гостиной в поиске улик бессмертия дражайшего дедули.       - Я бы хотел рассказать ей о себе без твоих едких комментариев, курочка-наседка.       - Ты хотя бы предохраняйся, а?       На том конце провода прозвучало витиеватое исландское ругательство, которое не перевёл бы ни один знаток древнескандинавского за неимением записей о подобных положениях человеческого тела.       - Вспомни, как тебе рассказывали про то, что со мной не так, и осознай, что её вырубит к трём ночи от перегруза информации, - ответил Хеймур. – А насчёт предохранения – это уж тебе совет. Ты ведь ещё не вошла в пременопаузу?       - Хеймур!       - А что, нам случайные залёты не нужны, тебе и нас троих с головой хватит, - он хохотнул. – Всё, я сваливаю, у меня тут сбор дневных травок.       Джейн убрала от уха телефон и попыталась осознать произошедшее. Её давний друг, фактически, первая детская симпатия, оказавшийся бессмертным предком, собирался привести домой нового посвященного, никак не связанного с их семьей. При этом всём по голосу он был предельно счастлив. Это ведь то, чего она хочет, так ведь? Чтобы он был счастлив?..       Нагло отодвинув стул ногой и рухнув на него, она уставилась на дедушку, сосредоточенно ссыпающего сахар в чашку. Её фактически вырвали с тусовки с друзьями, сказав, что это связано с наследством и семьей, а этот старый хрыч тут сидит и чаи гоняет с сыночкой своего военного друга! Гуннар, конечно, красавчик, все дела, ещё и старше на четыре года, но совсем уж замкнутый.       - Чего надо? – Джейн закинула одну ногу на стол и скрестила руки на груди. Ингвар же даже не поднял на неё взгляд, складывая третью ложку и приступая к помешиванию чая.       - Будешь хамить – нахер отсюда покатишься, - ответил Гуннар, задумчиво смотрящий в окно.       - А ты не охренел ли условия мне тут выставлять? Разговор вроде бы семейный, так что сам катись отсюда, - она поморщилась. И вот этот парень ей нравился два года назад, когда только переехал к ним в город?       - Я тебе говорил, что ей ещё рано это знать, - парень закатил глаза, обернулся к Ингвару и уселся на подоконник. – У неё на уме только пьянки-гулянки. Разболтает ещё кому.       - А мне кажется, что Джейн достаточно ответственная, чтобы принять тайну семьи и держать её в секрете, - наконец-то подал голос дедушка, уже бездумно покачивая ложкой в чашке. – Хотя не спорю, что некоторые вопросы безопасности меня беспокоят…       - Блядь, вопрос идёт о моей безопасности вообще-то! – Гуннар вспыхнул, но быстро успокоился. Это было его характерной чертой – он мог вот так запросто разозлиться, но потом огонек агрессии быстро подавлялся, и он снова становился обычным замкнутым парнишкой. Разве что матерился он нещадно, особенно при деде. – Учти, старый пердун, я тебе доверяю в этом вопросе. Учудит что – я сваливаю из этой страны нахрен.       - Ого, так есть компромат? – Джейн вяло улыбнулась. – Буду рада его использовать, чтобы не видеть твою кислую рожу.       - Тебе мою кислую рожу видеть ещё до конца твоей жизни, - бросил он, спрыгивая с подоконника и перебираясь за стол к Ингвару. Теперь они сидели напротив неё совсем как плохой коп, хороший коп: один молодой исландец с причёской в духе молодого принца Филиппа* и единственный оставшийся в живых дедушка, который даже со старостью не утратил острых нордических черт. Если не знать истории семьи, то можно было подумать, что Гуннар на самом деле внук Ингвара, а не поздний сыночка старого соратника.       - Как ты помнишь, до моего переезда в Англию незадолго до войны, вся наша семья жила в Исландии, и даже если ты не выглядишь как… ну, мы… ты всё равно являешься носителем достаточно древнего наследия, - начал дедушка, наконец-то перестав мучить чай в чашке. – Мы говорим о тысячелетней истории нашей семьи, и не всегда там всё было радужно.       - Ну, будь там всё радужно, ты бы не свалил в Англию, - прокомментировала Джейн, убирая ногу и придвигаясь ближе. Мысленно приготовившись слушать дедовскую нудятину ещё три часа, она притянула сахарницу и начала играть с крышкой. – Ты сейчас будешь мне рассказывать о климате, о том, как там всё было плохо, но при этом мы все чёртовы викинги, чья кровь, как спирт, не замерзает при сильном минусе, и мы все великие потомки Хеймдалля?       - Не Хеймдалля, - Гуннар достал из-под стола толстый фолиант и бережно положил его на стол, любовно отряхивая пылинки. – Тут история нашей семьи примерно с девятьсот семьдесят третьего года. Я говорю приблизительно, потому что хрен его знает, как считать года настолько глубоко.       - Круто, ты молодец, увлекаешься историей, - она откинула форзац и увидела выцветающие чернила с перечнем имён, все на исландском. – Мне это не очень интересно, так что если это всё, что вы хотели сказать, я, пожалуй…       - Стоять!       Никогда ещё голос любимого дедушки не был таким стальным, таким жестким, и Джейн от испуга приросла к стулу, в ужасе уставившись на него. В глазах горел похожий огонёк агрессии, часто вспыхивающий в радужке Гуннара. Неужели он всё-таки не поздний сын друга, а родня?..       - Проявляй уважение, иначе я тебя закрою в доме на три года, а в школу будешь ходить под присмотром, - он выразительно ткнул в первую страницу. – Эта книга – последнее, что переписал мой дед, это родословная нашей семьи, идущая от нашего родоначальника, и я тебе по губам надаю, если будешь дурно отзываться о нашем наследии!       - Именно о таком подходе я и говорил изначально, - Гуннар закатил глаза, пока Джейн в шоке смотрела на них. Казалось, его подобное поведение деда не удивляло. – Я ещё предлагал демонстрацию с топорами…       - Никаких топоров в моём доме! – возмутился Ингвар.       - Эй, не кипятись, у тебя скоро пар из ушей пойдёт, - парень фамильярно похлопал дедушку по спине и вернулся к книге. – Здесь есть записи о людях, их описания, некоторые портреты. Вот, например, - он перевернул страницу, - это Гуннар Хеймирссон, замечательный парень, вошёл с ноги в этот мир, умер в преклонном возрасте. Сигрун, его сестру, нарисовать не удалось, а по памяти это та ещё загвоздка…       - Здесь даже о тебе запись есть, - Ингвар подвинул фолиант ближе к себе, отлистал книгу на три четверти вперед и ткнул в наполовину заполненную страницу. На странице рядом был нарисован его портрет, ещё молодого парня в военной форме. – А когда у тебя появятся дети, то и о них будет запись.       - Предлагаешь мне вести эту книгу, а потом передать её моим потомкам? – тихо поинтересовалась она. Так себе перспектива – ухаживать за старым фолиантом!       - Это его книга, и он с ней неплохо справляется, - дед позволил себе ухмылочку.       - И?..       Гуннар уверенно перевернул все страницы обратно на самую первую и ткнул пальцем в самое начало книги.       - Я Ég.       Джейн недоумённо уставилась на него.       - Он имеет в виду, что он наш родоначальник, и он бессмертен, - вклинился Ингвар. – Если ты не поверишь, у нас есть определенные доказательства и…       - … мне всё ещё нравится моё драматичное представление…       - … и мы будем рады их предоставить.       - У вас сезонное обострение шизофрении, у обоих? – она прервала их жестом.       Парень взял со стола нож, повертел его в руках, резким движением разрубил лежащее яблоко, легко его располовинив, и…       - Ты с ума сошёл? – Джейн дёрнулась вперёд, чтобы остановить его, толкнуть, что угодно, в то время как он принялся тыкать себя ножом в руку в разных местах. Однако с его кожей ничего не происходило, и она вновь застыла. Фокусы что ли какие?       - Нож не бутафорский, - для подтверждения своих слов он легонько ткнул её кончиком ножа, и на коже выступила капелька крови. С ним же всё было в порядке. – Я бы еще предложил испробовать на мне револьвер Уэбли, но твоего дедулю за это очень наругают.       - Я на войне на тебя патроны тратить не стал, хотя прибить хотелось сильно, стал бы в мирное время? – Ингвар отобрал у него нож, взял салфетку и бережно вытер кровь с руки Джейн.       - Правильно, я за тебя пули ловил, таскал на себе твою раненую тушу, а ты меня прибить хотел? – парень закатил глаза, но ей было всё равно на эту дружескую перепалку между ними. Она в прострации села обратно на стул и вперилась взглядом с книгу, пытаясь осознать произошедшее.       Глаза сами собой нашли на странице издевательское Ég.       - Меня сегодня не будет дома.       Отец, в этот момент достававший из пакета Теско продукты и алкоголь на вечер, застыл. Его сломанный нос был переклеен пластырем, под глазами были синяки, кровоподтёки в результате, видимо, не самого точного удара Хеймура, но, тем не менее, сильного. Волосы торчали дыбом, и он уже облачился в свой любимый проспиртованный домашний халат.       - Я разрешения не давал, - сказал он, одним движением открывая баночку пива и припадая к ней.       - Если ты ещё не понял, я тебя ставлю перед фактом, а не прошу разрешения.       - Ты, сука, еще так поговори со мной в этом доме!       Марго встала у порога и пнула один из осколков вазы, которые она даже не собиралась убирать.       - Я разбила эту чёртову вазу о твою голову, - начала она, вспоминая события вчерашнего вечера. – Я пришла домой после прогулки с другом, а ты начал меня душить. У тебя серьезные проблемы с башкой, Гарри.       - Хватит нести чушь! – он взял закрытую банку пива и кинул в её направлении, но Марго уже привычно увернулась от летящего снаряда. Банка с шипением приземлилась на пол, но не рванула. – Совсем все мозги пропила, блядь?       - Нет, это ты, мудак конченный, уже пропил всё! – сорвалась она на крик, чувствуя вернувшуюся боль в горле. – Я терпела полгода все твои выходки, думая, что ты ещё можешь вернуться. Но это бесполезно! Так что либо запишись в клуб анонимных алкоголиков и к психотерапевту, либо вали отсюда к чёртовой бабушке!       - Это мой дом! – взревел он, приближаясь к ней, и хоть всё её тело хотело отступить к двери и сбежать, она силой заставила себя стоять на месте. – Я тебя содержу! Ты живёшь здесь на моих условиях!       - Ну тогда я больше не хочу здесь жить!       - Ну и катись на все четыре стороны, шалава!       - С радостью, придурок! – она подхватила рюкзак, бросила ключи на тумбу в прихожей и потянулась к дверной ручке. – Надеюсь, твой труп обнаружат не раньше, чем через неделю после твоей алкогольной смерти!       Маргарет как раз хотела открыть дверь и свалить в закат, как произошло что-то совершенно невообразимое.       Отец упал к её ногам и вполне натурально разрыдался.       - Не уходи, прошу, - он вцепился в её колени, не обращая внимания на разбросанные вокруг осколки вазы-спасительницы. – Мне так плохо без неё… Ты права…       - Это не повод меня бить, знаешь ли, - тихо произнесла Марго, больше обращаясь к двери, чем к отцу, прижавшемуся к её бедру в попытке остановить. Но сердце всё равно болезненно сжалось.       - Мне нужна помощь, я без тебя не справлюсь… Останься… Если уйдёшь и ты, я не смогу…       - Я пока никуда не ухожу, это просто ночёвка, - она неуверенно протянула руку и потрепала его по голове. Под пальцами сразу нашлась шишка от удара вазой. – Я вернусь утром, и мы организуем тебе терапию, идёт?       - Спасибо, - отец поймал её руку, поглаживающую его волосы, и прижался к ней губами. – Я буду тебя ждать.       Хеймур, встретивший её на пороге собственного дома и выслушавший эту историю со сведенными к переносице бровями, вынес вердикт:       - Ебучий манипулятор.       Он перевёл взгляд на кастрюльку, в которой помешивал отвар, и начал добавлять туда травы по граммам, расписанным в потёртой книге с коричневой кожаной обложкой.       - Эй, это лучше, чем было до этого, - она обняла его со спины, прижимаясь щекой к лопаткам и принюхиваясь к приятному аромату знакомых отваров. – Может, мы действительно сдвинулись с мёртвой точки. Терапия и отсутствие алкоголя в его жизни значительно повлияют на ситуацию в моем доме. Ну и он прав – он действительно меня содержит.       - Если в определенный момент у тебя возникнет выбор между твоей жизнью и твоими финансами, ты всегда можешь прийти ко мне, - он нежно погладил её по сцепленным вокруг его талии ладоням. – С психологией твоей я разбираться не собираюсь, но выделить некую сумму на жизнь могу.       - А у тебя откуда деньги, если тебя тоже содержат?       Хеймур загадочно улыбнулся, оглядываясь на неё через плечо.       - Ой. Забыла.       - Привыкнешь со временем, - он отключил плиту, развернулся в кольце её рук и положил руки ей на плечи. – Это непросто, но все пока справлялись хорошо, никто не чокнулся. В среднем, у каждого уходит примерно неделя на хотя бы частичное принятие. Ингвар в этом плане рекордсмен – уже на следующий день он перестал тыкать меня ножом в попытке проверить, что я действительно неуязвим.       - А ты неуязвим? – она удивленно заморгала, вглядываясь в его лицо.       - Марго, меня жгли в доменной печи, - его бровь насмешливо дёрнулась вверх. – И это я не говорю о том, как в тринадцатом веке целый год каждый день пробовал новый способ самоубийства, настолько мне было нечего делать.       - Надеюсь, сейчас нет суицидальных мыслей? – девушка с заботой погладила его по голове.       - Даже если бы и были, ничего бы не изменилось. Я всё ещё застрял здесь.       - Со мной.       - С тобой, - его губы против воли расплылись в улыбке.       - И ты не против… застрять здесь со мной?       Странно уточнять о симпатии бессмертного существа к твоей скромной персоне. «Он столько баб за время своего существования повидал, а выбрал тебя», - прокомментировал внутренний голос. – «Прошляпил? Или критерии выбора уже настолько низкие?»       - Только с тобой и хочется застрять, - он нежно прижался губами к её лбу. – Так, ну тут ещё настаивать часа два или три, можем пока… порыться в архиве.       - В архиве? – переспросила она, с сожалением наблюдая, как он расцепляет её руки и переставляет кастрюли с плиты на разделочный стол, оставляя какие-то пометки на листе.       - Да, это шкаф с моими документами, - Хеймур захлопнул книгу с рецептами и сложил её в шкафчик на самый верх. – Там много всего разного, думаю, тебе будет интересно.       Его пальцы переплелись с её, и айсберг мягко потянул её в направлении лестницы.       - Это и есть твои скелеты в шкафу? – усмехнулась она, следуя за ним по ступеням по лестнице. В этот раз бежать никуда не хотелось.       - До смешного – это ведь действительно мои скелеты, и они действительно в шкафу, - исландец усмехнулся, толкая дверь в свою комнату. Теперь здесь было намного чище, книги были сложены аккуратными стопками, а кушетка была полностью освобождена от бесконечных стопок, и на ней даже лежал комплект постельного белья. – Не в плане, что я храню там чьи-то кости… Но каждая моя личность, каждое имя, каждая выдуманная история – они здесь, и для всех остальных это просто когда-то жившие, но уже умершие люди.       - Точно, можно перестать тебя жалеть, что ты потерял отца в столь раннем возрасте.       Он любезно усадил её в кресло-шар, а сам начал возиться у дверцы шкафа. Щёлкал сейфовый замок, Марго осматривала комнату в лучах пока ещё яркого вечернего солнца, и она не казалась обителью какого-то ужасного монстра. Коричневые плотные шторы были одёрнуты, на подоконнике ровные стопочки школьных учебников с тетрадями, мрачноватые тёмно-серые обои… Немного устаревший дизайн, но это была уютная комната вечноживущего писаки.       - Большая часть книг – это мои дневники, переписанные много раз с пергамента на пергамент, из книги в книгу, - он вытащил из шкафа несколько старых талмудов и увесистую коробку. – Они скучные, и почти все они на исландском, чтобы в случае чего было практически невозможно понять, что там написано.       - Думаю, что они всё же очень даже интересные.       Айсберг усмехнулся в духе «говоришь это только из вежливости».       - Я собирал очень много данных о семье, и все они в книге родословной, - он похлопал по самому крупному фолианту из той стопки, что он достал. – Я не могу найти информацию о семье до меня, поэтому автоматически считаюсь родоначальником.       - Сколько тебе лет? – выпалила Марго интересующий её вопрос, а потом прикусила язык. Возможно, не самый тактичный вопрос.       - Примерно тысяча сорок шесть, но когда меня убили, мне было двадцать три, и, собственно, мне навечно двадцать три, - он почесал подбородок, открыл коробку и принялся рыться в бумагах. – Есть рисунок, как примерно я выглядел в то время. Постфактум бороду пришлось сбрить, да и волосы тоже отстриг. В сорок втором году, - уточнил он, протягивая ей листок.       Знакомый рисунок.       - Я его вчера видела, - Маргарет с улыбкой вернула ему рисунок викинга.       - И давно ты в курсе?       - Какое-то время, - она пожала плечами, укладывая ноги по-турецки. – Но я подумала, что даже если ты всё-таки бессмертный, ты очень даже безобидный.       - Я владею тремя видами холодного оружия, и ты действительно считаешь меня безобидным?       - И давно ты этими тремя видами пользовался? – подколола она его.       Хеймур вздохнул и рассмеялся.       - Справедливо, - парень достал из коробки накладную бороду и приложил её к лицу. – Так я выгляжу более устрашающим?       Он поиграл бровями, но это не возымело никакого эффекта. Девушка лишь прыснула, но сквозь хохот постаралась уверить его, что он хотя бы выглядит старше с этой бородой, и что она очень даже ничего.       - А как вообще ты живёшь? – спросила Марго, отсмеявшись. – Путешествуешь по миру, исследуешь всякие интересные места, общаешься с людьми?       - После пятнадцатилетней пытки я надолго осел в Исландии, - он задумчиво опустился на стул. – Я всегда был замкнутым, знаешь. И мне было проще держаться подальше от людей. Однажды я нашёл у себя в записях один рецепт отвара, но мне никак было не достать парочки ингредиентов. Вспомнил, где ближайший город, отправился на рынок, иду от прилавка к прилавку, ищу свои травки, а ко мне все обращаются по имени – Стейнар, Стейнар… Я думаю – что за хрень? Оказалось, что мой потомок вышел практически идентичной копией меня самого. Рецепт, тот, кстати, оказался нерабочим.       - И? Ты нашёл этого Стейнара? – от любопытства она заёрзала в кресле.       - Делать мне было ещё нечего, - бессмертный фыркнул. – Я пытался держаться подальше от людей, так, иногда мимо города гулял, если видел, что город стоит, в потоках лавы не утонул, значит, всё хорошо. Но если вокруг города периодически бродит фигура в капюшоне, начинают создаваться определенные слухи и фантастические истории…       - А ты-то у нас ни разу не любишь напустить загадочности, угу.       - В итоге, ко мне в дом завалилось десять вооруженных до зубов мужиков, которые выследили меня, пока я собирал лекарства. И так как им не понравилось объяснение «я просто отшельник, никому не мешаю, дайте спокойно быть бабкой-травницей», пришлось подраться. Двое особо настырных погибли в результате потасовки, сам Стейнар получил глубокую рану, которую я же и обработал.       Парень зашипел от боли, когда ткань, насквозь пропитанная кровью, была грубо отодвинута в сторону, чтобы открыть обзор.       - Загноится – ты труп, - сухо ответил Хеймур, перебирая мутные склянки в шкафчике. Нужные лекарства, как всегда, будто собирались в коалицию и прятались по самым потаённым уголкам дома.       - Ты что-то вроде духа, который перевоплощается в людей? – тяжело дыша, спросил потомок.       - Нет. Я проклят Хель, но чужие лица не перенимаю, если ты переживаешь, что я выбрал твою физиономию для явления людям, - он с ворчанием захлопнул шкафчик только для того, чтобы перейти к другому. – Не советую сюда соваться. В следующий раз отделаетесь большими потерями.       - Проклят Хель? – Стейнар заметно слабел.       - Бессмертен, - обыденно произнёс это Хеймир впервые за всё это время. Это вроде как было и так очевидно, раз за столько столетий с ним ничего не произошло, но произносить это вслух было странным. – Я понимаю, что ты хочешь защитить свою семью, поэтому и кинулся на чужака. Я сам когда-то был отцом, и наш долг – это забота о близких. Но я могу быть опаснее любого другого заблудшего путешественника.       - И чего ты хочешь?       - Просто жить в покое, - он, наконец, нашёл нужные ему лекарства и вернулся к почти отключившемуся больному. – Так что придумай какую-нибудь красивую легенду о том, что сюда лучше не стоит ходить. Иначе я заявлюсь у тебя на пороге и совсем не с добрыми намерениями.       - Ты всегда был кем-то вроде лекаря, целителя, врача? – поинтересовалась Марго, вырывая его из воспоминаний.       - Нет, только последние лет триста или четыреста, - Хеймур неопределенно покачал в воздухе рукой, демонстрируя неточность информации. – До этого в основном топорами махал. И так как не очень приятно, когда ты всегда остаёшься один из отряда в живых, начал потихоньку подлечивать своих сослуживцев. В этом цикле я решил заниматься чем-то другим, а то как Гуннар очень сильно наследил в медицине, и я даже к Джейн на работу не могу зайти, чтобы не попасть на какого-нибудь старого знакомого.       - Но ты очень хорошо разбираешься в медицине.       - Что не мешает мне стать художником или фотографом или учителем математики, - айсберг достал из коробки фотографию с потёртыми уголками. – Господи, как же давно это всё было…       На фотографии он обнимал искренне смеющего Ингвара, явно нашептывая ему что-то на ухо. Это фактически были молодые парни, ничем не отличающиеся от её ровесников, хихикающие над какой-то глупой шуткой с улыбкой на всё лицо. Разве что форма на них была военная, и у каждого было несколько медалей. Совсем не мальчишки…       - Для меня один год пережить – это целая вечность, а для тебя…       - О, я просто в этой вечности застыл. Если жить вне людей, на своей волне, можно моргнуть – и десятилетие прошло мимо, - он горько усмехнулся. – После войны я пытался вернуться к своей старой жизни, вот так потерял пятнадцать лет, а вернуться толком не мог. А потом еще десять лет пытался организовать свою тайную жизнь здесь, чтобы можно было общаться с ним, - Хеймур помахал фотографией в воздухе, но скоро вернул в коробку. – Всё это не сработало. А так как я задолбался придумывать имена на каждой новой работке во времена наёмничества, просто пошел по списку в родословной. Был сын Гуннар, назвался Гуннаром. Был у него сын Хеймур – буду Хеймуром.       - А на самом деле ты… Эг? Так подписан рисунок.       Исландец удивлённо распахнул глаза и рассмеялся почти как на той фотографии.       - Это переводится как «я», я не стал себя обозначать, - ответил он, просмеявшись. – В этом есть что-то очень странное, вроде как… Я не совсем я, когда я Гуннар или Хеймур или какой-нибудь Сигурд. Я как актер, который торчит на сцене театра уже не одну сотню лет и отыгрывает заказанные роли, пока зрители сменяют друг друга. Я не понимаю, где в этом я, а где придуманная легенда, поэтому у меня вечные экзистенциальные кризисы, Джейн подтвердит. Если постоянно врать, ты начинаешь растворяться в этой лжи, терять самого себя. Ég – это воспоминание о парне, который был истинным, верным человеком, а не… тем, чем я являюсь сейчас.       - И кто же ты? – она протянула руку и осторожно коснулась его колена в попытке выдернуть из печальных мыслей.       - Застывший. В этой чёртовой вечности, - Хеймур устало потёр лицо, зарываясь пальцами в волосы.       Марго задумчиво покусала губу, размышляя, стоит ли об этом говорить.       - И я всё равно тебя люблю, - просто призналась она, в очередной раз прыгая в омут с головой, решая жить здесь и сейчас, а не откладывая что-то в дальний ящик из-за перспективы испытать боль. Маргарет влюбилась в него, пожалуй, слишком внезапно, чтобы пытаться это проанализировать. Кажется, всё началось с его выводящих на ярость шуток, или со спасения от пьяного Блантера, или с фляжки, или с отодвинутого локтя на награждении… Всё было слишком сложным, чтобы рефлексировать над прошлым, ведь приходилось ещё и рефлексировать над настоящим.       «Итак, ты призналась в любви тысячелетнему деду», - резюмировал внутренний голос. – «Тебе было мало того, что вам нужно теперь как-то выстраивать отношения в контексте смертный – вечный, так ты ещё и добавила лишнего своей никчёмной любовью. А может ему и нафиг не сдалась твоя любовь? Что вообще испытывают вечные по отношению к другим? Не усложняй ты всё!»       Хеймур же с довольной улыбкой взял её ладонь со своего колена и поднёс к губам, запечатлевая скромный поцелуй.       - Теперь всё будет проще.       Встретившись с ним взглядом, Марго успешно заткнула свой внутренний голос, потому что даже если вечные не любят, не просто так он смотрел на неё с такой всепоглощающей теплотой.
Примечания:
К сожалению, по сюжету вообще никак не впихнуть историю волос Хеймура, так что:
По моде 42го года у него были не самые короткие волосы, которые он укладывал назад. Гуннар подобным тоже промышлял, но во время перехода от Гуннара к Хеймур наш дедуля немного сменил имидж, укоротив виски и затылок.
Ради интереса гляньте фотографии принца Филиппа в молодости, такой красавчик, просто муа, конфета.

"тебе и нас троих с головой хватит" - имеется в виду волшебное трио Хеймур, Молли и псинка.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты