Феникс и северные реки 34

Natary_Ch автор
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 99 страниц, 17 частей
Статус:
в процессе
Метки: Драма Древний Китай Исторические эпохи Мистика Попаданчество Приключения Романтика Фэнтези Этническое фэнтези Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Действия романа разворачиваются на просторах мира альтернативного Древнего Китая. Главная героиня по имени Лю Сяо Мин погибает в автокатастрофе и ее душа попадает в параллельный мир, в тело едва не погибшего молодого заклинателя, которого в последний момент спасли от неминуемой смерти. Придя в себя она мало что понимает, вокруг совершенно незнакомый ей мир, в котором придется учиться жить заново, принимая свой новый мужской облик, и силу, которой обладает ее новое тело.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
"Иногда, перед сном, прикрыв глаза, он вспоминает свою прошлую жизнь. Было время, когда все было по-другому: другой дом, другая работа, семья, друзья, время и даже мир. Когда-то его окружали шумные улицы города Чунцин, наполненные гулом автомобилей и поездов, спешащими, каждый по своим делам, людьми, тянущимися к небу новенькими небоскрёбами и прижимающимися к ним у самой земли старенькими торговыми лавочками и закусочными. И он когда-то был одним из этих тридцати с лишним миллионов человек, населяющих этот улей".... Но жизнь такова, что в любой момент может все измениться, кардинально. Что и случилось с героем этого романа, заставив его учиться многому по новой, познавая дружбу и предательство, приключения и тяготы, смерть и ценность жизни...

Глава 10

27 марта 2020, 10:44
Еще раз, извинившись за вторжение, Чен Лэнг переступил через порог и вошел. Просторная комната с большим окном. Из-за створок, затянутых желтой рисовой бумагой, комнату наполнял теплый приглушенный свет. Довольно сдержанное убранство, спокойные тона и стойкий аромат сандала, полностью отражали характер хозяина комнаты. Простая мебель, из черного дерева, не лишенная изящества в прямых и строгих линиях. Шкаф, низкий письменный столик у окна, секретер, над ним на стене висел красивый длинный лук и колчан со стрелами. А в дальнем углу комнаты стояла невысокая широкая кровать, скрытая красным пологом. Откинутая полупрозрачная ткань открывала само ложе. Постель была пуста. И даже следа, что на ней сегодня спали, не присутствовало. "Да что же происходит?! Где Фэн Син Цзюэ? Могло ли с ним что-то случиться? Ведь он не мог уйти надолго, ничего не сказав мне?", вопросы рождались в голове один за другим, но ответов не было. Уйти на поиски Чен Лэнг не мог, оставалось лишь ждать. Стараясь занять себя чем-нибудь полезным, чтобы не изводиться понапрасну, он искал себе кучу занятий по дому: подмел, вымыл полы, наколол дрова, не с первой попытки, правда, но все же это у него получилось. Сел читать в библиотеке, но прочитанные строки не откладывались в голове. Тогда он решил попробовать поупражняться с мечом, может тело подскажет, что нужно делать. После десятка попыток, не выходило ничего, кроме бездумного размахивания мечом налево и направо. В итоге он просто решил вспомнить упражнения из каратэ с бамбуковыми мечами. Теперь это стало походить на более изящный стиль владения мечом. Кролики выстроились на краю опушки и внимательно следили за мужчиной, изредка подрагивая ушками. Солнце было в зените, и начиналась полуденная жара. Стянув с плеч верх шеньи, и повязав рукава на талии, Чен Лэнг продолжал тренироваться. Однако никакое занятие уже не помогало унять ледяную тревогу, впившуюся в сердце острыми когтями. Совершенствование тела и тем более духа требовало концентрации, внимания и душевного спокойствия, о чем сейчас даже речи быть не могло. Он лишь впустую тратил физические силы и сильнее выматывался на жаре. Умывшись и напившись чистой ледниковой воды из речки, Чен Лэнг нахмурив брови принял решение. Повесив на пояс ножны с мечом и приведя в порядок одежду и растрепанные волосы, он решил все же проверить ученический домик и ближайшую округу. Плотно притворив все двери и окна и придя к выводу что в таком далеком от поселений месте вряд ли найдутся случайно забредшие чужаки, мужчина оставил дом позади, решительно зашагав вниз по склону в сторону маленькой хижины. Вокруг царила тишина, свойственная только высокогорным долинам. Но не дойдя до домика всего дюжины шагов, до слуха донеслись чьи-то голоса. - Может оставим его тут, а сами быстро наведаемся в главный дом? - Ну уж нет, дело до конца довести надо, или ты хочешь, что бы он потом прибил нас, когда в себя придет? - Но у меня уже просто нет сил, мы слишком долго с ним боролись. Стараясь двигаться бесшумно и оставаться незамеченным, Чен Лэнг приблизился к стене хижины и осторожно заглянул за угол и похолодел от представшей перед его глазами картины. Посреди небольшой полянки, перед входом в дом, находилось четверо человек. Двое юношей стояли и переругивались, третий сидел на корточках, а между ними на траве лежал в бессознательном состоянии Фэн Син Цзюэ: волосы растрепаны, одежда в некоторых местах порвана и весь он был в крови и грязи. В полузабытьи мужчина что-то бормотал, но вместо слов из гортани вырывались лишь хриплые всхлипы, а правя рука слабо блуждала по траве, словно что-то искала. Внезапно Син Цзюэ приподнялся на локте, но тут же был опрокинут подсечкой под локоть и с силой бухнулся обратно на траву, гулко приложившись затылком об утоптанную землю и тут же притих, видимо потеряв сознание. - Что тут происходит? - ледяным голосом произнес Чен Лэнг, показавшись из-за угла, его левая рука красноречива лежала на рукояти меча. Трое юношей разом смолкли и уставились на него в недоумении. На несколько мгновений все замерли. Юноши, видимо понимали, какая картина предстала перед глазами этого чужака и, что объясниться будет довольно тяжело. Чен Лэнг же в свою очередь хотел поскорее забрать у них своего друга и выяснить насколько сильно тот ранен. Син Цзюэ снова, что-то промычал и разлепив веки, уставился на Чен Лэнга: - Ты кто? - прохрипел он. Несмотря на все старания сохранять внешнее спокойствие, в этот миг брови Чен Лэнга взметнулись вверх от удивления и потрясения. - Хаа..? - Он было открыл рот, желая что-то ответить, но Син Цзюэ уже снова закатил глаза и провалился в забытье. - Эм... Это должно быть тот самый даочжан, которого наш мастер спас в начале весны, - нарушил повисшую тишину один из юношей. - Думаю да. Раз уж он одет в мою одежду, - скрестив руки на груди, отозвался парень, до этого сидевший на присядках. Выглядел он старше остальных: высокий, стройный, его длинные волосы были собраны в тугой высокий хвост сложенный в несколько раз, так что пряди не закрывали длинную, по девичьи изящную шею. Лицо у него было хмурое и для юношеского возраста слишком серьезное. - О! Как хорошо! Даочжан, Вы пришли в себя! Это радостное событие! - весело, будто у его ног и не лежало обездвиженное тело его мастера, воскликнул третий юноша. Его лицо осветила искренняя улыбка, от чего на щеках появились озорные ямочки. - Да, это я, - взяв себя в руки и приведя разрозненные мысли в порядок, Чен Лэнг повторил свой вопрос, - Так кто-нибудь объяснит мне, что случилось с Фэн-с... с господином Фэн Син Цзюэ? - Нуу, это долгая история. Можем мы попросить Вас о помощи? Нам надо дотащить мастера до верхнего дома, но если честно мы уже выбились из сил. - Я так понимаю, вы те самые три ученика господина Фэна? - Мастер рассказывал Вам о нас? - Немного, лишь то, что вы сейчас помогаете на полях крестьянам и должны были вернуться дня через четыре. - Мы так и планировали, но встретив мастера, не смогли оставить его, дабы не случилось какой беды. - Ты много болтаешь шисюн [1] Ли, - пробурчал высокий парень, - так даочжан поможет нам или нет? - Не будь таким грубым, шиди [2], - упрекнул его юноша с ямочками на щеках. - Я и не грубил, - огрызнулся высокий парень. - Да, конечно, я помогу! - поспешил прервать их перепалку Чен Лэнг. Он подошел ближе и присел на колени перед Син Цзюэ. В близи он выглядел еще хуже. И только молодой человек собирался приподнять плечи друга, чтобы удобней ухватиться за него, как вдруг оказался в крепких, словно стальные кольца, объятиях, от чего уткнулся носом в шею Син Цзюэ на которую налипли спутанные волосы: - Да это же мой дорогой дагэ! - хриплым голосом воскликнул ему прям в ухо Син Цзюэ. От неожиданности, Чен Лэнг сперва растерялся, а потом все же попытался вырваться из объятий, но тот лишь усилил хватку, окончательно повалив приятеля себе на грудь: - Я так скучал дагэ! Все еще обвивая всего друга сильными руками, Син Цзюэ чуть повернул голову и взглянул прямо в глаза Чен Лэнга: - Сяо Чен заплел свои прекрасные волосы в косу, это выглядит так мило! - его грязное, вымазанное кровью и какой-то грязью лицо, находящееся совсем близко, озарилось счастливой улыбкой. - Нечем... дышать... - кое-как выдавил из себя Чен Лэнг. Син Цзюэ чуть ослабил хватку, и молодой мужчина сделал глубокий вдох. - ...?! - глаза Чен Лэнга широко распахнулись и он уставился на приятеля. В нос ударил крепкий запах алкоголя. - Фэн-сюн, да ты пьян?! - воскликнул он, - Черт возьми, ты хоть представляешь, как я волновался? Ты! Что с тобой произошло? Где ты так надрался? - Что ты! Я же стёкл, как трезвышко!!! Хи-хи... Сяо Чен так красив, когда злится, я таким тебя еще не видел, - будто не слыша вопросов, Син Цзюэ продолжал улыбаться и протянул руку, что бы погладить Чен Лэнга по щеке, - но тебе больше идет, когда ты улыбаешься. У тебя такие милые ямоч... Больше не в силах выслушивать этот хмельной бред, Чен Лэнг извернулся и нажал на три акупунктурных точки на груди мужчины, что полностью лишило сознания Син Цзюэ и обездвижило его тело. Теперь понятно почему ранее, ученик оглушил Син Цзюэ, как только тот пришел в себя. Наконец вырвавшись из объятий, все еще пребывая в растерянности и крайнем возмущении, мужчина вскочил на ноги и стал оправлять помятую и безнадежно испачканную одежду. Почувствовав на себе пристальный взгляд трех пар глаз, он глубоко вздохнул и уже более спокойно произнес: - Кхм. Прошу простить меня. Я... просто немного удивился. Я думал, что господин Фэн ранен. Но я рад, что это не так, - и несколько засомневавшись в своих выводах, он переспросил, - это же не так? - Уважаемому даочжану не стоит волноваться. Мастер действительно просто пьян. - А кровь? - настороженно уточнил Чен Лэнг. - Это не его. Если кратко, то уважаемый шифу угодил в чан со свиными потрохами в лавке господина мясника, когда тот разделывал молодых кабанчиков для продажи, - пояснил молчавший до сего момента юноша, он говорил очень тихо и в крайне вежливой форме. - А когда выбрался из чана, грохнулся в лужу пропитанную свиной кровью, - продолжил парень с ямочками. Чен Лэнг только прикрыл глаза и приложил ладонь ко лбу, не в силах хоть как-то прокомментировать услышанное. Комичность и трагичность этой сцены, представшей перед его внутренним взором заставляла его то ли плакать, то ли смеяться. - Ладно, давайте все таки отнесем его в дом, - потерев переносицу, предложил Чен Лэнг. - Шиди Лю, беги в дом, приготовь воду, - распорядился парень с ямочками. - Хорошо, - коротко кивнув, мальчишка тут же умчался вверх по склону. Чен Лэнг и веселый парень, видимо старший среди учеников, подхватили Син Цзюэ под руки и закинули их себе на плечи, а высокий юноша взялся за ноги. Так, потихоньку они втроем стали подниматься к главному дому. Тишину нарушал лишь шелест шагов трех пар ног. Внезапно парень, что шел впереди пробормотал себе под нос: - Дагэ... Сяо Чен... Фэн-сюн... Когда это вы только успели так сблизиться? Пребывая в своих мыслях, Чен Лэнг даже не сразу понял, что тот обратился к нему с вопросом, и только когда юноша обернулся и устремил на мужчину пытливый взгляд, осознал, что от него ждут ответ: - Эм... Я и сам не заметил. И не сказать, что мы близки, просто господин Фэн очень легок в общении, он сам настоял на неформальном обращении. К тому же мы с ним почти ровесники. - Угу, - только и промолвил в ответ высокий парень. Дойдя до дома и остановившись на полянке у крыльца, троица аккуратно уложила пьяное тельце господина Фэна. - Пойду приготовлю отвар для мастера, - с этими словами высокий парень удалился в дом. - Даочжан, этот ученик пойдет поможет шиди Лю с подогревом воды, а Вы пока разденьте мастера, - последние слова он бросил уже из коридора, словно боясь, что его остановят. Застыв на месте Чен Лэнг успел лишь прошептать вдогонку: - Что прости? Я? Раздеть? Глянув на безвольно валяющееся тело приятеля и обреченно вздохнув, мужчина все же понял, что деваться ему некуда. - Прошу меня простить, - еле слышно промямлил он. С этими словами, Чен Лэнг расстегнул широкий жесткий пояс, и стянул изорванные верхнюю накидку и шеньи, когда же он добрался до нижней рубашки, веки Син Цзюэ чуть дрогнули и он открыл глаза, устремив на Чен Лэнга вопросительный взгляд: - Сяо Чен настолько нетерпелив, что не может потерпеть до дома? Обязательно делать это на улице? - в глазах его плясали озорные огоньки, но к счастью акупунктурный паралич еще не отпустил остальное тело. Делая вид, что ничего не слышит, молодой мужчина продолжал свое смущающее дело с каменным непроницаемым лицом. - У нас было столько време... - внезапно его рот был прикрыт тонкой белой ладонью. - Если Фэн-сюн сейчас же не прекратит этот поток пьяных бредней, я засуну ему в рот кляп, - ровным холодным тоном отчеканил Чен Лэнг, сверкнув глазами, и для наглядности повертев у него перед глазами скомканным белым платком, выуженным из широкого рукава. - Какой же ты все таки мил... *** Когда вода была согрета, а лекарства приготовлены, ученики разом высыпали на крыльцо, чтобы забрать своего мастера. Чен Лэнг спокойно сидел в тенечке на скамье и поглаживал черного крольчонка, пристроившегося у него на коленях, и равнодушно глядел в сторону реки. Син Цзюэ же по прежнему лежал, не в силах пошевелиться и мог только слабо крутить головой, он не сводил блуждающего взгляда с Чен Лэнга. - Эмм, простите, уважаемый даочжан, а почему у мастера заткнут рот? - ... - Чен Лэнг. И брови его чуть сдвинулись к переносице. - И штаны. Почему Вы их не сняли? - Вот уж с этим вы и сами справиться сможете, - ответил мужчина, медленно повернув голову к юношам, старательно избегая смотреть на Син Цзюэ. Скрывая свое смущение за напускным равнодушием, Чен Лэнг все же не мог не отметить, что пока раздевал Син Цзюэ, сам наглядно убедился, что друг не ранен и вполне цел и невредим. А еще... что у него великолепное тело! Поэтому о каких штанах может вообще идти речь? Все предыдущие действия итак стоили ему слишком многих нервных клеток! - Эй, даочжан, это, кстати, тебе, - окликнул Чен Лэнга высокий парень, протягивая ему полотняный мешок, висящий до этого у юноши на плече, - Вам бы это, тоже переодеться не помешало, а то на одежде всюду следы ваших с мастером бурных приветствий. - Эмм... спасибо, и прости за беспокойство, - только и смог выдавить из себя мужчина, крайне смущенный последним замечанием про объятья. - Только давайте сначала отнесем мастера в комнату для купания, - предложил "тихий" юноша. Все молча согласились и вчетвером перетащили Фэн Син Цзюэ в дом, а там ученики уже сами стали заниматься его мытьем. Молодой мужчина же отправился в свою спальню и быстро переоделся в шеньи, который Син Цзюэ дал ему в первый вечер. Слушая из коридора, как мальчишки переговариваются и сетуют на то, что из-за мастера даже позавтракать не успели, Чен Лэнг решил накрыть для них обед. Так какое-то время гремя посудой, варя, жаря и паря, он был погружен в собственные мысли и не сразу заметил, что в доме тишина. Он выглянул из кухни, но в коридоре, как и в ванной комнате никого не было. Затем голоса донеслись с улицы. Оказалось, что ученики успели за это время привести Син Цзюэ в приличный вид, отнести его в спальню, одеть и даже напоить лекарственным настоем. Да и себя успели привести в порядок. - Идите обедать. Я не успел приготовить никаких изысков, но хоть немного голод заморить вы сможете, - выглянув через окно во двор, Чен Лэнг пригласил троицу в кухню. Трое переглянулись и высокий парень с сомнением поинтересовался: - Даочжан умеет готовить? Я думал, Вы изнеженный аристократ, который даже сам очаг развести не может. - Шиди, ты снова грубишь?! - отчитал его старший, - Простите его, даочжан, он со всеми такой, никаких манер. Судя потому с какой жадностью ребята накинулись на еду и с каким аппетитом они поглощали нехитрые блюда, Чен Лэнг убедился, насколько те были голодны. Сам же он едва притронулся к своей тарелке, перекусив рисом и выпив чай с лепешкой. - Ммм, это очень вкусно! Господин, Вы буквально спасли нас. - Не преувеличивай, шисюн Ли, - в своей манере проговорил высокий юноша. - Но это действительно недурно. Для белоручки. Спасибо за еду. Чен Лэнг молча, с легкой улыбкой на устах, наблюдал за троицей, слушая их похвалы и пререкания. И как-то уютно на сердце стало. Он немного кашлянул и прервал их щебетание: - Уважаемые, могли бы вы все же поведать мне, что стряслось с господином Фэном? Он не особенно похож на заядлого выпивоху. - Признаться честно, мы и сами не все знаем, только то, что ночью кто-то угостил нашего мастера выпивкой... А он, ну совсем не умеет пить. - Точнее сказать, его уносит со второй-третей чарки и дальше он начинает искать приключения, - перебил старшего ученика высокий юноша. - Стойте! Хотите сказать, что Фэн Син Цзюэ в таком состоянии всего от трех чашек вина?! - удивился мужчина. - Может и так. Мы наткнулись на него примерно на рассвете, когда пришли в город за провиантом и позавтракать. Уже к этому времени он там много шума наделал: сломал забор хозяину небольшой птичьей фермы, пытаясь спасти "заключенных" и "обреченных" кур; выпустил в реку весь ночной улов местных рыбаков; проломил крышу лапшичной лавки, намереваясь помочь старой хозяйке починить кровлю; а когда влез на дерево спасая маленького котенка, который оказался застрявшим в ветвях бумажным воздушным змеем, сорвался и угодил прямо в чан с потрохами, там то мы его и застали. -... - и снова смех сквозь слезы. Прикрыв рукой лицо, Чен Лэнг со всех сил старался не рассмеяться. Как ни странно, все это так подходило характеру Син Цзюэ, и эти "медвежьи услуги", казались поистине милыми, для такого большого и грозного воина, если бы только не оказались плачевными для жителей поселка. - И как часто с ним такое приключается? - На нашей памяти всего второй раз, - ответил юноша с тихим голосом. - И как думаете, он долго проспит? - Думаю до утра. Травяной отвар очищает кровь от алкоголя, но и действует, как снотворное, - вмешался в разговор высокий юноша. - Что ж, тогда думаю мы вполне можем спокойно отдохнуть до утра. Вы вернетесь в поселение или останетесь? - А разве мы можем оставить нашего мастера с совсем не знакомым человеком? Мы даже не знаем кто Вы и как Вас зовут, таинственный даочжан, - с вызовом высыпал свои упреки высокий юноша. - Шиди, ну как ты так можешь? Где же твои манеры? Требовать от старшего подобное, когда мы сами еще даже не представились. Когда же я тебя уже манерам научу? - старший из учеников, начал неистово кланяться Чен Лэнгу и извиняться за младшего товарища. - А что не так? - не унимался его шиди, - разве он не кажется вам слишком подозрительным? - Ха...ха-ха-ха! - Чен Лэнг все же не сдержался и залился звонким смехом, - ха-ха... простите... пфф... Какие же вы забавные, ребята. И вы так заботитесь о своем наставнике, это так мило. Все нервное напряжение, державшее его сердце добрую половину дня, уже совсем растаяло и теперь мужчина от души смеялся, утирая тонкими изящными пальцами выступившие от смеха слезы, а лицо его светилось счастливой и искренней улыбкой. - ....? - .... - ....?! - Что ж, много о себе рассказать я не смогу, но можете звать меня Чен Лэнг, я заклинатель, как и ваш наставник. Рад знакомству. Вы вполне можете мне не доверять, но надеюсь мастеру своему вы доверяете? Мужчина склонил голову в уважительном жесте приветствия. - Рад знакомству, даочжан Чен. Я - Ли Вень Гуан [3]. Спасибо, что заботитесь о нашем мастере в наше отсутствие, - представился улыбчивый старший ученик. - Цз... Фэн Ли Лин [4], - коротко поклонившись, отчеканил высокий парень. - Рад знакомству, уважаемый господин Чен, - склонившись в глубоком почтительном поклоне, представился третий ученик, - этого ученика зовут Лю Ян Юй [5], я самый младший из подопечных уважаемого шифу. Спасибо, что позаботились о нас сегодня. Оглядев каждого ученика и удовлетворенно кивнув, мужчина предложил: - Сегодня был долгий и напряженный день. Давайте разойдемся отдыхать? Юноши согласились, хоть и не единодушно. Ли Лин продолжал бросать на Чен Лэнга подозрительные взгляды, пока его шисюн не утащил того за шкирку вниз по склону к их хижине, не забыв прихватить несколько лепешек на вечерний перекус. Оставшись наконец-то в одиночестве, мужчина вспомнил, как Син Цзюэ жаловался на излишний шум от своих учеников и тихонько хихикнул, мысленно согласившись с товарищем. Впрочем, эти юноши произвели на него очень положительное впечатление, каждый имел свою индивидуальность, они были настолько разные, что внешне, что по характеру, но при этом все трое очень хорошо ладили между собой, и действительно уважали своего наставника и дорожили им. Это не могло не восхищать. Возвращаясь к своей спальне, Чен Лэнг задержался у двери в комнату Син Цзюэ. "Будет ли нормально, если я загляну и проверю как он там?" топчась на месте в нерешительности, он все же легонько постучал и приоткрыв дверь тихо спросил: - Фэн-сюн, ты спишь? Ответа не последовало. Стараясь ступать не слышно, Чен Лэнг прошел к кровати и заглянул за полог. В отсветах заходящего солнца, смуглое лицо спящего Син Цзюэ выглядело очень спокойным и умиротворенным, будто и не было всего сегодняшнего переполоха. Он был одет в чистую белую рубашку, длинные волосы тщательно расчесаны и перекинуты на одно плечо, перевязанные лентой, что бы не рассыпались по подушке. Чистый, опрятный, тихо посапывающий, лежащий в благопристойной позе [6], он являл собой образец благонравственности и благородства. Постояв пару минут, прислушиваясь к ровному и спокойному дыханию друга, Чен Лэнг, со спокойным сердцем, покинул комнату и вернулся к себе в спальню, решив остаток вечера посвятить медитации, как прошлым вечером учил его Син Цзюэ.
Примечания:
[1] Шисюн — старший соученик, со стороны учеников, обращение младших к старшим. Старший (некровный родственник) брат в Ордене Заклинателей.
[2] Шиди - вежливое обращение к младшему по возрасту соученику, младший (некровный родственник) брат в Ордене Заклинателей.
[3] Ли Вень Гуан - (Ли 李 - сливовый; Вень 文- хороший, положительный, Гуан 光 - свет).
[4] Цзян Ли Лин - (Цзян 江- река; Ли 力 - сила; Лин 靈 - дух).
[5] Лю Ян Юй - (Лю 柳- ива; Ян 燕- ласточка; Юй 瑜- нефрит).
[6] Китайские мудрецы утверждали, что на спине спят святые. Среди монахов и конфуцианских последователей благопристойной для сна считалась поза: лежа на спине, голова на жесткой подушке, руки вытянуты вдоль тела. Так открыты все духовные каналы.
Реклама: