Окна напротив

Слэш
NC-17
Завершён
8362
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
32 страницы, 6 частей
Описание:
Примечания:
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
8362 Нравится 160 Отзывы 2737 В сборник Скачать

Лестница

Настройки текста
Примечания:
С тех самых пор, как Чимин узнал, кто жил с ним по соседству, пары по американской литературе стали просто невыносимы. Парень то не мог поднять взгляд на своего профессора, пристыженно смотря на собственные ноги, то наоборот, слишком откровенно пялился. Он часто подвисал на рубашке Юнги, вспоминая, как тот выглядел без этой ненужной вещицы, засматривался на изящные тонкие пальцы, представляя, что же они могли бы творить с ним, когда никто не видел. Парень следил даже за тем, как двигались чужие губы, произнося сложные предложения, при этом совершенно ничего не слыша. Но в этот конкретный день все произошло совсем не так, как Чимин к этому привык. Он не сидел на своем месте в углу аудитории. Не ожидал, когда же профессор Мин переступит порог, и не вторил всему классу, приветствуя преподавателя. Нет, он опаздывал. Пак задержался в студии, отрабатывая несколько сложных связок, и в итоге потерял счет времени. Все бы ничего, другие студенты тоже иногда задерживались, и Мин Юнги обычно игнорировал входящих после звонка, но, черт. Чимин не успел принять душ или даже переодеться, находясь в спортивных штанах и майке со слишком большими вырезами для рук, открывающими вид на его ребра (иногда мог показаться даже сосок). Волосы были влажные от пота, который покрывал его всю тренировку, а теперь лился с удвоенной силой из-за бега. И это не говоря о красных, после практики, щеках. В общем и целом, когда Чимин открыл дверь аудитории через минуты три после звонка, он выглядел как самый настоящий кошмар. Сердце стучало о грудную клетку, а пот стекал по оголенной коже. Взгляд Юнги, когда за ним громко хлопнула дверь, — вот, что Чимин никогда не забудет. То, как на него устремилась пара кофейных радужек, моментально пригвоздило парня к полу. Что он должен был сделать? Молча сесть на свое место? Или извиниться и клясться, что больше никогда не посмеет опоздать вновь? — А вы не особо беспокоитесь о моих лекциях, раз позволяете себе врываться в аудиторию после начала, не так ли? — голос Мина как обычно низкий и хриплый, но на этот раз он не был направлен куда-то вдаль кабинета. Нет, преподаватель обращался напрямую к Чимину. — Н-нет, что вы… — парень хотел оправдаться, но язык заплетался от ощущения десятков глаз, смотрящих на него, а дыхание все еще не выровнялось после бега. — Я так понимаю, ваша специальность никак не связана с литературой, — перебил его Мин. — Нет, я учусь на хореографическом. Юнги обвел его взглядом, оставляя ожоги на коже. По какой-то непонятной причине Паку сразу захотелось прикрыться, словно он стоял посреди аудитории совершенно без одежды. — Это объясняет ваше пренебрежение моими лекциями. Он хмыкнул, направляясь к своему столу, пока отключенный от розетки мозг Чимина пытался найти способ оправдаться. Парень повернул голову, находя взглядом явно сдерживающего смех Тэхена. Вот же ж говнюк с актерского, мог хотя бы притвориться, что сочувствует, это ж, как-никак, его специальность! — Имя? — вырвал из мысленного сожжения друга низкий голос. Чимин резко повернул голову обратно на преподавателя, пытаясь вспомнить, какое у него, черт возьми, имя. По аудитории прошлись легкие смешки, когда он, замявшись, ответил: — Чимин. П-пак Чимин. А дальше произошло нечто странное: брови Юнги сошлись на переносице, а сам он, задержав взгляд на парнишке буквально на пару секунд, склонился над стопкой бумаг, перебирая их. Чимину понадобилась минута, чтобы догадаться, что это были их работы по одному из произведений. Преподаватель наконец отыскал нужное эссе в стопке прочих и вновь впился в Пака взглядом. Как ни странно, теперь его губы были изогнуты в кривой усмешке, а в зрачках играла легкая нотка веселья, заставляя захотеть тут же провалиться под землю. Он помнил, как забвенно писал эту работу, и теперь страх, что Мин Юнги посчитает ее глупой или смешной, накрыл с головой. Вот это позор. — Беру свои слова обратно, П-пак Чимин, — спародировал его неловкое заикание преподаватель. Он вновь отошел от стола, направляясь прямо к парню. У последнего аж колени затряслись, будто это не обычный человек решил подойти поближе, а рысь или тигр. Пак отчетливо видел что-то нечеловеческое, почти животное во взгляде профессора Мина, когда тот остановился в каком-то шаге от него, протягивая эти несчастные бумажки. Не осмеливаясь отвести взгляд, парень взял работу, ощущая себя как на сеансе гипноза. Будто у Мин Юнги были чертовы часы, которыми он раскачивал из стороны в сторону, не давая Чимину и шанса отвести взгляд. Вот только то был не магический маятник, а его собственные зрачки. Пак нервно сглотнул, когда Юнги, усмехнувшись, отступил в сторону, произнося: — Садитесь, Пак Чимин, вы и так украли у нас слишком много времени. Внутри все горело. Казалось, что где-то совсем рядом глупые студенты развели костер, и жар от него пробирал до костей. Парень не удивился бы, если бы кто-то сказал, что по лбу вновь потекли капли пота, а щеки раскраснелись от повышенной температуры. Интересно, кто-нибудь еще ощущал то же самое? (Интересно, Мин Юнги ощущал то же самое?) Он перевел взгляд на пару листов в собственной руке, натыкаясь на высший балл, с пометкой: «Лучшая работа на потоке. Новые и интересные мысли, продолжайте в том же духе». Чимин не мог скрыть улыбки, шагая к своему месту. В это воскресенье Чимин снова решил остаться в стенах съемной квартиры и провести вечер в компании книг. Апрель двигался к своему логичному завершению, и Пак начал часто проводить время, перелистывая страницы и облокачиваясь на подоконник. Он даже перетащил туда кресло, чтобы время от времени подглядывать за своим соседом из-за угла или щелки между штор, которые помогали оставаться незамеченным. Но в этот вечер, когда солнце уже начало прятаться за горизонтом, а небо медленно сменяло красный и оранжевый на тёмно-синий, окна в квартире напротив были так же завешены плотной тканью, давая Чимину возможность спокойно разместиться у форточки и почитать новую рекомендованную Юнги книгу. Парень наблюдал за своим преподавателем уже около полутора месяцев и начал запоминать некоторые особенности режима Мина. По воскресеньям его обычно не было дома, и Пак со спокойной душой мог открыть окно без какого-либо риска. Он сидел, облокотившись на подоконник и переворачивая страницу за страницей. Парень так погрузился в абзацы, что не заметил, как алый вечер уступил место темноте ночи. Глазам стало сложнее различать узоры букв, пропечатанных на бумаге, опираясь лишь на свет луны и редких фонарей с улицы. Чимин закрыл книгу и отложил ее в сторону. Он поднял взгляд на здание напротив, замечая, что шторы уже не мешали обзору, но в комнате было все так же темно; во мраке наступившей ночи ничего не разглядишь. В этот момент его телефон загорелся и послышалось уведомление из Какао. Парень подхватил гаджет, замечая плюс два сообщения от Тэхена. ТэТэ Чем занимаешься? Нет, дай угадать… сталкеришь Мин Юнги Чимин усмехнулся, вспоминая стратегию Ким Тэхена по соблазнению их преподавателя. Друг заставил удивляться своей извращенностью и прошаренностью в гейских делах, а он, для справки, натурал. Чимин Я бы решил что ты осуждаешь, но все еще помню ту твою тираду ТэТэ И я бы на твоем месте прислушался И что же наш горячо любимый препод сейчас делает? Пак поднял взгляд, замечая движение в квартире Юнги. Парень вытащил что-то из заднего кармана джинс, но Чимин не мог ничего разглядеть в кромешной темноте комнаты напротив. Вскоре Мин принялся расстегивать штаны, скидывая футболку и хватая новую. Чимин Раздевается Тэтэ Ула-ла я смотрю ты часто попадаешь на его домашний стриптиз Чимин Ну, он часто ходит по дому без верха Резко его телефон вновь завибрировал, уведомляя о сообщении от неизвестного номера. Пак быстро скрыл их диалог с Тэхеном, открывая входящие. Глаза Чимина быстро округлились, а ладони принялись потеть. Прямо с горящего экрана на него пялились черные буквы, собирающиеся в достаточно пугающее сообщение Неизвестный номер Ты хоть яркость убавь на телефоне. Слишком заметно. Парень моментально поднял глаза к окну и заметил, что Юнги сидел на подоконнике с мобильником в руках. В квартире было все так же темно, но свет гаджета подсвечивал острые черты лица, и губы, меж которых покоилась сигарета. Смотря, как белый играет на его скулах, Чимин сразу понял, что собственный телефон так же компрометировал его слежку в темной квартире. Это, считай, вешало на Пака огромную, горящую всеми цветами радуги табличку «Сталкер». Не нужно было раскладывать карты таро, чтобы понять, от кого пришло сообщение. Но вот по-настоящему настораживал тот факт, что Мин даже не повернулся в его сторону, словно не в курсе, что прямо напротив за ним молчаливо наблюдают. Чимин Я ничего не делал Честно Неизвестный номер Тебе не кажется, что эти слова говорят как раз об обратном Пак вновь посмотрел на Юнги, находящегося в каких-то двадцати метрах и ухмыляющегося в мобильник. Между пальцев парня была зажата горящая сигарета, а он сам выдыхал дым в открытое окно. Мин все еще не поднимал на него глаз, хотя скрываться Паку было уже поздно. Чимин Смотреть в окно не преступление Его сердце колотилось. Он тот самый вор, который забыл надеть маску и его лицо засветилось на камерах. Нет, хуже, он преступник, который ходил с висящей на шее карточкой со всеми паспортными данными. Чимин откровенно не знал, что делать. Он пришел к выводу, что защищаться до последнего — единственный выход из этой ситуации. Юнги А мне кажется, что подсматривать, как люди переодеваются вполне тянет на что-то незаконное Чимин Может, если бы кто-то не устраивал стриптиз прямо у окна, то за ним бы не подсматривали Похоже на совращение, не находите? Юнги Ого, это точно тот Пак Чимин, который и имя то свое без заикания произнести не может Пак усмехнулся, вспоминая это фиаско (он оправдывается изнурительной тренировкой и бегом до аудитории, из-за чего язык и отказывался говорить членораздельно). Парень вновь поднял глаза на окно напротив. Сигарета уже почти дотлела, покоясь между чужих тонких губ, пока их обладатель смотрел на Чимина прямо в упор. Последний аж воздухом подавился, возвращаясь к телефону в руках. Он понимал, что как бы там ни было, Мин Юнги был его преподавателем, за которым он наблюдал неделями напролёт. Если Пак не хотел проблем в университете, лучше притвориться, что ничего не произошло и, по возможности, бросить его занятия со следующего семестра. Чимин Прости Он посмотрел на своё ужасное «Прости», быстро спохватившись и добавляя: Те Юнги Ахахах Ничего В конце концов я знал что делаю когда разгуливал по квартире в одних шортах Глаза парня вновь приняли форму блюдец. Он правильно понял, или его мозг уже отказал от спермотоксикоза? Пак взглянул на Юнги по ту сторону стекла. Ухмылка на подсвеченном телефоном лице не говорила ничего хорошего. Чимин отказывался впутываться во что-то подобное. Его сердце стучало, а пульс в ушах оглушал. Страх каким-то непонятным образом захватил тело, вынуждая откинуть мобильник подальше, подорваться с кресла и задернуть шторы. Он не должен сейчас заниматься чем-то подобным. Все, что делают нормальные студенты в такой час ночи — спят, а не пытаются понять, флиртуют ли с ними преподаватели. Чимин забрался под одеяло с головой и надеялся, что рентген зрение из фильмов — не больше, чем глупая выдумка.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования