Солнечный Дом: Ад в Раю

Джен
NC-17
Заморожен
16
автор
Размер:
49 страниц, 6 частей
Описание:
Что есть Ад? Что есть Рай? Что есть ложь? Что есть правда? Кто враг? А кто друг? День заканчивается ночью, встреча — расставанием, а рождение неминуемо ведёт к смерти. Так будет ли в конце тьма, если всё начиналось со света?
Продолжение истории "Солнечный Дом: Райский дом". Покинув Арену вместе с друзьями, Эрену предстоит вступить в очередное сражение. Новые встречи, тяжёлые расставания и раскрытая правда, положившая начало конца.
Примечания автора:
Nika Lenina - JINGO JUNGLE [Youjo Senki Opening]

Приквел: "Солнечный Дом: Адский дом"
https://ficbook.net/readfic/5943863

Первая часть: "Солнечный Дом: Райский дом"
https://ficbook.net/readfic/9028805
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
16 Нравится 8 Отзывы 5 В сборник Скачать

Глава 5. Бункер

Настройки текста
      Жан бы душу продал за горячую ванну. Пропитанное солёным кисло пахнущим потом и искусанное комарами тело зудело от макушки до пят, распаренные плотными кроссовками ступни распухли подобно гелиевому шарику, кожа на них размокла и сморщилась, и в некоторых местах уже начала сходить тонкими белыми слоями. Глаза слипались от усталости и недостатка сна, и только мысль о том, что впереди их ждёт временный пункт остановки, построенный человеком, а не поляна в лесу, держала на подкашивающихся ногах — фантазии о мягких кроватях и горячем питании уже не казались такими нереальными. Жан даже размышлял, как долго смогли бы продержаться Чистые, но потом бросал взгляд на Кристу, которую почти всегда тащила на себе Имир, и вопрос отпадал. Вся их процессия больше походила на шествие инвалидов: Саша в руках Конни в себя не приходила, выглядела ужасно измученной и держалась лишь на лечебной «микстуре» Ханджи, Майк хоть постепенно и привык к боли и мог идти без поддержки Леви, всё ещё сильно хромал, да ещё и Армин. Тот долго упирался и настаивал на том, что пойдёт самостоятельно, до дрожи в голосе просил, чтобы никто не трогал его, но в нынешнем положении просьба для остальных звучала абсурдной. Тут и зрячий вечно спотыкается о какие-нибудь кочки, кусты да корни, а слепому и двух шагов нормально не сделать. Казалось бы, зашли в тупик, но тогда Жан, сам от себя не ожидая, внёс предложение и связал себя нитями обязательств. И теперь Армин брёл позади своего провожатого, крепко держась за его куртку и прислушиваясь к каждому предупреждению о препятствиях и спусках впереди.       Задерживаться на одном месте они более не рисковали. Перебегая зигзагом от одной точки к другой, они преодолели ещё десяток-другой километров ночного леса. От зелёного пейзажа вокруг уже тошнило. Это было похоже на бесконечное запутанное колесо лабиринта, из которого не существовало выхода. Жан дал себе клятву, что если им каким-то чудом удастся выбраться из этого Ада, то он до конца своей жизни будет обходить лес стороной за несколько миль. Мысли иногда возвращались к предыдущему дню, к последнему разговору с Марко, его изуродованному трупу и маленькой могиле с сплетённым папоротником крестом. Чувство вины, преследовавшее Жана на Арене, вновь вцепилось в него мёртвой хваткой. Он должен был заставить Марко отказаться идти с ним на игры, любой ценой уберечь его, а не потакать его желанию помочь другу. Да и какой из Жана теперь друг; чёртов эгоист и недотёпа — вот он кто. Кирштайн сжал челюсти и поджал губы.       — Ты всё ещё переживаешь из-за того, что случилось с Марко?       От тихого и ровного голоса Армина кожа покрылась мурашками. Жана поражало и даже пугало то, с какой точностью тот мог чувствовать других. Кирштайн, конечно, слышал о том, что при потери одного из чувств у человека обострялись другие, но происходящее с Арлертом выходило за все возможные рамки реальности. Иногда Жан сомневался, что Армин вообще слепой.       — Тебе-то что до этого? — не оборачиваясь, отмахнулся Жан. — Хочешь побыть моим личным психологом?       — Прозвучит эгоистично, но мне легче от того, что не я один переживаю подобное.       Жан вздёрнул бровь и перешагнул через ветку с широкими сучьями-лапами.       — Тут ветка, — предупредил он.       Армин остановился, сделал широкий высокий шаг, с большим запасом огибая препятствие, и продолжил следовать за Жаном, опустив голову и рывками дёргая на себя его куртку при каждом шаге.       — Я ведь тоже потерял их, — продолжил Арлерт. — Я думал, что смогу помочь Эрену с Микасой, став сильнее, но приобретённая сила только больше ослабила меня. В итоге я оказался бесполезен и причинил им неприятности.       Жан задрал голову и прищурил глаза, спасаясь от ярких лучей полуденного солнца, изредка проскальзывающего сквозь листву.       — Марко считал тебя сильным. Он увидел в тебе что-то, что я не смог разглядеть, так что, думаю, для Эрен с Микасой ты не был обузой.       — Неожиданно слышать от тебя слова поддержки, — ответил после небольшой паузы Армин. — Спасибо.       Жан цыкнул и смущённо почесал голову; вот уж и то верно, чего это он вдруг? Так, гляди, совсем от чувств размякнет. Небольшой разговор отвлёк от созерцания пейзажа вокруг, и Кирштайн не сразу заметил, что низкорослые лиственные деревья сменились высокими широколапыми соснами. Влажный воздух наполнился горько-сладким запахом смолы и хвои, а жаркое солнце, ещё совсем недавно терявшееся в густой листве, наконец озарило подлесок, окрасив его золотисто-коричневым цветом. Покрывало из длинных сухих иголок мягко пружинило под подошвой кроссовок, превращая землю в невесомое облако. Леви остановился и сверился с электронной картой.       — Мы на месте, — сообщил он, и по группе прошёл громкий вздох облегчения.       Жан огляделся по сторонам, но не увидел ничего, кроме толстых сосновых стволов. Он даже прошёлся по верхушкам деревьев с глупой идеей о том, что их пункт находится наверху, прямо как домик на дереве, но и там было пусто. Это уже было даже не смешно, ещё одну ночёвку на голой земле под открытым небом он не выдержит, тело и так уже было похоже на один большой синяк. Леви присел на корточки, расчистил место и указал на что-то. Жан долго всматривался в кучу мусора, пока не разглядел очертания рельефной металлической двери. Умели же люди раньше развлекаться, подумал тогда Жан. Надо было неплохо постараться, чтобы найти это место, не знай о нём изначально, так и пройдёшь мимо.       — А она вообще откроется? — скептически поинтересовалась Имир.       Вопрос не безосновательный, как-никак сто лет прошло, механизм мог заржаветь, или энергия закончиться, да мало ли что.       Все столпились вокруг капитана плотным кольцом, в ожидании уставившись на дверь. Леви очистил сенсорный экран и долгим нажатием кнопки привёл его в действие. Чёрный экран вспыхнул голубой вспышкой и замигал курсором над рядом цифр.       — Круто! — щёлкнула пальцами Имир. — А код знаете?       Леви цокнул языком и поднял критический взгляд на девушку. Имир примирительно развела руками и заткнулась. Бледные пальцы ввели несколько цифр, раздался звуковой сигнал, и две створки двери, натужно скрипя и дребезжа, разъехались в стороны, обнажая мрачный зёв бункера.       — Я проверю. Спускайтесь, как подам сигнал.       Леви закинул автомат на плечо, спрыгнул на металлическую ступень узкой винтовой лестницы и скрылся в глубине убежища. Прошло не больше минуты, когда под землёй вспыхнул яркий белый свет галогеновых ламп, и Леви призвал спускаться. Внутри бункер оказался относительно большим и насчитывал в себе пять каменных комнат с низкими потолками, обшитыми для прочности толстыми стальными листами. Пущенные по стенам толстые кабели сплетались в запутанную чёрную сеть и расходились по бункеру паучьими лапами. Где-то наверху гудела старая система вентиляции, сотрясая стены и пол мелкой вибрацией. Несмотря на древность этого места, выглядело оно вполне опрятно и даже было практически не тронуто плесенью. Как позже выяснилось, после столетней войны оно не раз использовалось повстанцами для стратегических целей и в качестве перевалочного пункта для таких же «вербованных». Здесь был и запас медикаментов — по большей части перевязочные и антисептики, — и оружейная с огнестрельным и холодным оружием, включая несколько полок с коробками патронов, и, что впечатлило и обрадовало всех больше всего, несколько стеллажей с продовольствием, правда, радость быстро сошла на нет — ассортимент почти не отличался от того, чем располагала их походная сумка. Ещё одним пунктом разочарования было отсутствие душевой, точнее, она была, только портативная станция очистки и фильтрации оказалась нерабочей, посему из старых облезлых леек, покрытых толстым слоем белого налёта, текла дурно пахнущая мутная вода из подземных источников. Но хотя бы можно было помыть руки и обтереться влажным полотенцем.       Жан сидел на кровати возле Армина и неподвижным взглядом смотрел на то, как на соседней койке Ханджи перевязывает сквозную рваную рану на груди Саши. Почему-то это зрелище завораживало. Жан уже не чувствовал ни страха, ни удовольствия, ни какой-либо жалости и сочувствия, вид чужих внутренностей и крови нисколько не коробил его. С таким же абсолютно бесстрастным взглядом он в детстве смотрел на то, как мать с лёгкой полуулыбкой разделывала для супа тушу подгнивающей курицы. Может, потому он и был сейчас спокоен — просто уже не идентифицировал себя и окружающих как живых людей.       — Она умрёт? — надломленным голосом спросил Конни, склоняясь над подругой и крепко сжимая её бледную руку.       Жан буквально на физическом уровне ощутил всю гамму его эмоций. В сравнении с пустотой, сжимающей его внутренности словно в вакуумный пакет, переживания Конни накатывали разрушительным цунами.       — Все мы рано или поздно умрём, — спокойно отозвалась Ханджи и поспешно добавила: — Но наша красавица ещё поживёт. Не переживай, она выкарабкается, до свадьбы заживёт.       Зое лукаво подмигнула Конни, и парень моментально залился краской. Спрингер бросил быстрый взгляд на Жана и отвернулся, пряча смущение. А вот для самого Кирштайна весь этот разговор звучал крайне странно, обыденные вещи вдруг стали для него какими-то абсурдными и нереальными. Тут не знаешь, что с тобой через час будет, а они спокойно рассуждали о далёких перспективах. Хотел бы он иметь хоть капельку их оптимизма.       — Так, Армин, теперь займёмся тобой.       Жан моргнул и встал с кровати, давая Ханджи больше места для осмотра. Армин вздрогнул и попятился, когда женские пальцы коснулись его припухшего горла.       — Обещаю, я не причиню тебе вреда, — мягко успокоила его Ханджи.       Арлерт с секунду хмурился, взвешивая все «за» и «против», а затем неуверенно кивнул, задирая голову и подставляя потемневшую от обширной гематомы шею. Жан молча смотрел на то, как тонкие пальцы аккуратно надавливали на фиолетовую кожу, как морщилось лицо Армина и покрывались мурашками его руки, и ловил себя на мысли, что всё ещё, чёрт возьми, зачем-то торчал здесь, как маменька с больным ребёнком на приёме у врача.       — Связки не повреждены, — заключила Ханджи, — но пройдёт некоторое время, прежде чем восстановятся мягкие ткани. Как общее самочувствие? Тошнит ещё? Бок болит?       — Немного, но особо не беспокоит.       Ханджи схватила с полки стеллажа две баночки из белого пластика, бинты и вернулась на кровать.       — Я наложу на горло повязку с гепариновой мазью и дам немного успокоительного. Постарайся поспать, пока есть возможность. Да и вам, парни, тоже бы не помешало немного расслабиться, — громко обратилась она к Конни с Жаном и рукой указала на дверь. — Идите-ка, отдохните, нечего здесь куролесить, над душой стоять.       И оба парня, как послушные собачки, на ватных ногах поплелись к выходу из «лазарета».       Оставшиеся комнаты разделили на спальни для парней и девушек, одну отдали команде Леви, а последняя, она же радиорубка, использовалась в качестве своеобразного кабинета и комнаты связи.       — Удалось связаться с кем-нибудь из штаба?       Майк придвинул стул и тяжело опустился на него, вытягивая раненую ногу вперёд. Леви снял наушники и кинул на стол.       — Передатчик сдох, успел сообщить только наше местоположение и текущую обстановку. — Аккерман откинулся на спинку стула и закрыл глаза. — По крайней мере, они будут знать, где искать наши тела в случае чего.       Майк даже бровью не повёл, чёрный юморок капитана он никогда не понимал.       — Можно считать, что преимущества внезапной атаки мы лишились?       Леви приоткрыл один глаз и глянул на товарища.       — Сдаётся мне, лишились мы его уже давным-давно. С нами игрались, а мы этого даже не замечали. Эрвин, скорее всего, и сам это уже понял.       Аккерман вздохнул и встал на ноги.       — Что теперь будем делать?       — План не меняется. До базы около двух дней пути, отправимся завтра рано утром, перед рассветом, а пока поговорим с детишками. — Леви оттянул затвор пистолета и сунул оружие за спину. — Узнаем, кто из нас тёмная лошадка.       Леви бесцеремонно зашёл в спальню к девушкам, подвинул тяжёлый, видавший виды табурет к кровати, прерывая разговор Имир и Кристы, и уселся прямо напротив них. Майк, подперев стену, остался стоять у двери.       — Позвольте мне вклиниться в вашу скромную беседу, — начал Аккерман, сверля девушек мрачным прищуренным взглядом. — Не соизволите ли вы рассказать мне немного о себе: кто вы, откуда и с какой целью заявились на Арену?       Имир настороженно переглянулась с подругой и усмехнулась:       — Вы же сами хвастались при всех, что знаете о нас всё. Неужели ваш источник оказался ненадёжным?       — Послушай меня, деточка, — гортанно прорычал капитан, — я сейчас не в настроении.       Леви не врал, он чертовски устал, и меньше всего ему хотелось сейчас играть в «угадайки» с бестолковыми сопляками.       — Мы согласились на игры по той же причине, что и остальные, — поспешно подключилась Криста. — Ради денег.       — Ты же знаешь имя Чистого, кто привёл вас на Арену?       Криста замялась, вновь бросила взгляд на Имир и неуверенно ответила:       — Кенни, кажется.       — Кажется, — на выдохе вторил Леви. — И наверняка знаешь причину, по которой он захотел ввязаться во всё это дерьмо и даже нашёл ради этого двух несчастных нелегалов, одна из которых совсем неожиданно, по чистой случайности оказалась Чистой?       Имир напряглась, Леви краем глаза заметил, как она тихонько кивнула подруге.       — Он, вроде, ставки делал на победителей.       — А, так он беттор. Нет, Майк, ты слышал? Оказывается, мой дядюшка не только людей резал в подворотнях, но и в нелегальные игры играл между делом.       Майк без особой радости дёрнул уголками губ, растягивая их в подобии улыбки. Леви вздохнул, покачал головой и резко вытащил пистолет из-за спины, приставляя дуло к голове Кристы. Ренц от неожиданности вскрикнула, Имир подорвалась с места, но тут же остановилась.       — Э, вам не кажется, что тыкать пушкой в маленькую девочку как минимум невежливо? — прохрипела она, сжимая ладони в кулаки.       — А я предупреждал — я не в настроении. Ну так что, продолжим наши пантомимы?       Леви слегка надавил на спусковой крючок. Топот ног заполнил бункер, парни с ошалевшими глазами вломились в женскую комнату и уставились на девчонок.       — Кто кричал?.. — вопросил Конни и охнул, когда увидел обстановку дел.       Криста зажмурилась, глубоко вдохнула и без страха уставилась большими голубыми глазами на капитана.       — Я буду говорить только с мистером Смитом, — заявила она.       — Что ж, будем считать, что мы сдвинулись с мёртвой точки. — Леви отодвинул пистолет в сторону и нажал на спусковой крючок; раздался короткий щелчок — не заряжен. — Выдвигаемся завтра рано утром, так что используйте отведённое вам время с пользой.       У них не было другого выхода, кроме как продолжать путь. Но драные кошки не переставали скрести на душе — Леви не сомневался, прямо в сердце их оппозиции он приведёт крота. У него было много времени на размышления, Леви рассмотрел множество вариантов того, как при всех мерах предосторожности их всё равно смогли выследить, и вариант с военным разведчиком пока оставался самым вероятным, хоть Аккерман и пытался всеми силами свести эту вероятность к минимуму. Он не был до конца уверен, что конкретно двигало Меченными отказаться от своей прошлой жизни и пойти против закона. Жизнь тех, чьего тела коснулось клеймо «прокажённого», и так была не сладкой, а приняв предложение Чистых, они и вовсе отрезали себе путь к будущему. По сути, Леви сам лишил их его. Именно он, по указу Эрвина, затащил детей в котёл, в котором сам варился уже много лет. Они потеряли уже троих. Леви не смог их защитить, как не смог в прошлом защитить своих друзей.       Система вентиляции неустанно работала, заполняя «спящий» бункер протяжным гулом. После сытного ужина, который по вкусу, впрочем, никак не отличался от всех предыдущих приёмов пищи, все разбрелись по комнатам и улеглись спать. Накопившаяся за несколько дней усталость в буквальном смысле приковывала к кроватям. Световой поток ламп уменьшили, и теперь бункер напоминал мрачную пещеру. И среди этих каменных бездушных стен подобно стражу стоял на посту Майк. После разговора с Леви и обсуждения догадок о лазутчике с Ханджи, было решено на ночь устроить караул. Дежурили втроём по очереди, чтобы каждый смог отдохнуть. Майк похлопал по раненому бедру, снимая напряжение с задеревеневших мышц. Боли уже практически не было, пулю Ханджи ловко извлекла ножом, но нога по-прежнему плохо двигалась.       — Да что ж за пули вы используете? Чёртовы военные разработки, — негодовал он, растирая бедро.       В министерство обороны вкладывались огромные деньги, на вооружение шло около половины внутренних денежных и человеческих ресурсов страны, так что наличие в арсенале военных каких-нибудь специальных пуль с наводкой исключительно на Меченных даже не казалось уже чем-то абсурдно-фантастическим.       Со стороны выхода из бункера послышались шорохи, Майк поднял голову и всмотрелся в темноту, только крыс им здесь не хватало. Но источником звука оказалось отнюдь не помойное зверьё, а уже знакомые лица, и лица эти явно куда-то спешили. Райнер с Бертольдом и Энни быстро перебежали от одной комнаты к другой и метнулись к винтовой лестнице.       — Куда-то спешите? — позвал их Майк и вышел на свет. — Поздновато для прогулок.       Подростки остановились и быстро обернулись к Захариусу. Майк бросил взгляд на Райнера и напрягся — предчувствие не подвело Леви.       — Парень вам на кой? — Майк кивнул на оглушённого Армина на плече у Брауна.       Те так и молчали, обмениваясь таинственными взглядами. Энни потянулась рукой за спину и двинулась вперёд, но Райнер преградил ей путь.       — Я сам. — Он передал Армина Бертольду и вышел к Майку. — Мы не хотим проблем. Давайте сделаем вид, что никто никого не видел, и по-тихому разойдёмся, хорошо?       Майк усмехнулся. Наглости мелким было не занимать.       — Значит, это вы работаете на пару с военными? Честно, из всех тебя, Райнер, я подозревал меньше всего.       — Уверен, это просто какое-то недоразумение.       Захариус бросил взгляд на стену, где за помутневшем от времени стеклом алела аварийная кнопка, и сделал несколько шагов в сторону. Райнер проследил за его взглядом и покачал головой.       — Не стоит этого делать, — предупредил он.       Майк кинулся к кнопке, Райнер рванул ему наперерез и сшиб с ног. Майк перекувыркнулся и быстро поднялся. Похоже, ночка будет тяжёлой. Райнер присел и ринулся вперёд, Майк блокировал хук с правой, увернулся от апперкота левой, перехватил руку противника и ударил ногой в живот. Райнер согнулся пополам и закашлялся. Но и для самого Майка эта атака не обошлась без последствий — рана в бедре открылась, тупая боль снова вернулась. Дело осложнялось, — Майк глянул на Бертольда и Энни, — со всеми он не справится, надо было как можно скорее предупредить остальных. Отвлёкшись на свои мысли, лейтенант совершил огромную ошибку — Райнер успел прийти в себя и вновь броситься на противника. Мощный удар ногой пришёлся в плечо, Майк отлетел в сторону и врезался в стену. Сила Райнера была колоссальной, даже по меркам Меченного, сильнее противником был разве что только Леви. Майк встряхнул головой и едва успел увернуться от чужого кулака. Удар пришёлся в стену в нескольких сантиметрах от его головы, камень пошёл трещинами и посыпался на пол мелкой крошкой. Майк тут же перевернулся на спину, сделав подсечку, свалил Брауна на пол и насел сверху, занося кулак для нового удара. Райнер зарычал, сжал кулак противника в ладони, упёрся ногой в торс Майка и перекинул через себя. Тяжело дыша, оба одновременно поднялись на ноги. Время стремительно ускользало, Майк начинал уставать, боль в ноге усиливалась. Бертольд и Энни по-прежнему стояли возле лестницы, но если они решат помочь своему товарищу, то у лейтенанта не будет и шанса. Майк глубоко вдохнул, вытер пот с подбородка и, в мгновение ока сократив между ним и Райнером расстояние, нанёс удар коленом в живот. Но Браун среагировал достаточно быстро и блокировал атаку предплечьями. Захариус сжал челюсти и применил удар головой. Райнер отступил назад, хмыкнул и исподлобья глянул на Майка.       — Неплохо.       — Не подействовало?! — воскликнул лейтенант. Райнер будто и вовсе не почувствовал этот удар. Майк вложил в него всю свою силу, а Райнера не то чтобы не свалило замертво, но даже не оглушило. — Да кто вы, чёрт возьми, такие?       Райнер распрямился и шмыгнул носом.       — Мы — воины.       — Чт?..       Не успел Майк опомниться, как недюжинная сила пробила его грудную клетку, ломая кости и отбрасывая назад. Кровь хлынула в глотку, острая боль тисками сдавила грудь, Майк закашлялся и засипел в попытках сделать хоть один глоток воздуха. Нет, ему с ним не справиться. Майк попытался позвать на помощь, но смог издать лишь глухой хрип. Райнер навис сверху и устремил на него хищный взгляд.       — Все демоны «Элдии» должны быть уничтожены.       И сказав это, Райнер обхватил крепкими мускулистыми руками шею поверженного Майка и одним резким движением свернул её. Всё было кончено.       — Идём, Райнер, — позвала Энни, — ты провозился слишком долго.       Все трое направились к выходу, но тут в помещение ворвалась Ханджи. Она бросила взгляд на Майка, затем на ребят.       — Стоять! — завопила Зое, выхватывая из-за пояса пистолет.       Но Энни оказалась быстрее. Девушка подцепила пальцами нож и метнула его в Ханджи до того, как та успела выстрелить. Острое лезвие сбило очки и полоснуло по левому глазу. Майор выронила пистолет и осела на пол.       — Уходим, — скомандовала Энни и поспешила вверх по винтовой лестнице.       Ханджи, зажимая ладонью кровоточащую рану, встала на ноги и ударила кулаком по аварийной кнопке. Лампы замигали красным, бункер заполнился оглушающим воем сирены.       — Ханджи, что произошло?       Подоспел Леви. Он бросился к Майку и проверил пульс.       — Райнер, — простонала Зое. — Они забрали Армина.       Леви цыкнул, снял с плеча автомат и помчался к лестнице. Стоило ему только выбраться наружу, как его тут же ослепил яркий свет прожектора, а кожу обдало холодным ветром от нисходящего потока зависшего в воздухе вертолёта-штурмовика. Враг наконец показал себя. Леви прицелился и сделал несколько выстрелов по поднимающимся на подъёмнике парням. Ребята пригнулись и поспешили забраться в вертолёт. Ответный огонь военных не заставил себя долго ждать. Леви отпрыгнул в сторону и спрятался за ближайшую сосну. Кровавое пятно быстро растеклось по рукаву — всё же задели. Леви отдышался и выглянул из-за ствола, вновь обстреливая врага быстрой очередью. Но как только Райнер с остальными погрузились на борт, вертолёт взмыл вверх.       — Ханджи, немедленно уводи всех из бункера, — быстро проговорил Леви в передатчик на запястье.       — «Поняла».       Теперь, когда их раскрыли, живыми их не отпустят.       Напуганные и потерянные, оставив в убежище почти все свои вещи, они снова бежали в чаще тёмного леса. Звук лопастей громом сотрясал воздух. Яркая оранжевая вспышка озарила чёрный лес, звук взрыва вибрацией прошёл по телу. Бункер навсегда был погребён под слоем земли и камня.       Их осталось семеро.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты